1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Упразднение патриаршества 1697 г

Упразднение патриаршества 1697 г.

Удобная навигация по статье:

Упразднение патриаршества при Петре I

Первые преобразования в духовной сфере, которые требовалось провести «из соображений государственной пользы», русский царь Пётр Первый провёл ещё при Патриархе Адриане. Согласно царскому указу от 1697 года были взяты под государственный контроль хозяйства монастырей или же «тунегибельные вотчины», а также архиерейских домов. При этом, первым была запрещена всякая строительная деятельность.

Всего спустя год царь прекращает выплату казённой руги тем церквам, которые имели при себе приходские дворы и угодья. Другие же церкви, не имеющие приходских дворов и угодий, получали отныне половину от прежней руги. Кроме того, все церковные угодья были объявлены оброчными статьями государственной казны. После кончины Патриарха (шестнадцатого октября 1700 года) государь предпринимает следующий шаг для дальнейшего подчинения интересам царского абсолютизма церковного строя России.

Отмена выборов патриарха

В этот период, вопреки ожиданиям духовенства и народа, так и не состоялись выборы Патриарха. Взамен него был назначен Местоблюститель Патриаршего престола, выбранный самим царём. Им стал образованный митрополит Рязанский Стефан. Однако, ему государь поручил только ведение дел «о противностях Церкви, расколе, а также ересях». Касаемо ряда иных церковно-административных вопросов и назначений на церковные должности, то эти духовные дела были поручены приближенным царя (Мусину-Пушкину, Меньшиков и др.).

Восстановление монастырского приказа

В начале 1701 года правитель восстанавливает монастырский приказ, который был упразднён в 1667 году. В его ведение переходит в это время распоряжение сборами (а также нарядами с этих сборов) и управление большей частью церковных вотчин. На содержание монастырей и архиереев царь назначил довольно урезанное жалование на то «без чего невозможно прожить». Остальная часть денег, собираемых со сборов от всех церковных имений, должна была обязательно передана на общественные и государственные нужды. К примеру, некоторая часть средств и в правду пошла на строительство благотворительных учреждений (богаделен для инвалидов войны и нищих, а также больничных дворов) и школ.

Подводя черту под двадцатилетним периодом деятельности учреждённого Петром Первым монастырского приказа стоит отметить, что он привёл духовную сферу в упадок. Из года в год скудели архиерейские дома, в вотчинах сокращалось количество дворов, а монастырские постройки разваливались на глазах духовников, не имеющих права их починить. Как следствие, с каждым годом росли и недоимки по сборам и к 1721-1722 годам их объём превышал сумму в миллион двести тысяч рублей, что было непомерно много даже для государства на тот момент.

Вместе с вышеперечисленным росло и недовольство правителя Церковью. Некоторые историки приводят доказательства того, что такой негативный взгляд мог быть навеян Петру его путешествиями по Европе в составе Великого посольства. Например, в период первого такого странствия он всерьёз прислушивался к речам Вильгельма Оранского, который рекомендовал ему устроить Русскую Церковь по образу Англиканской и объявить себя её единственным Главою.

Хронология отмены патриаршества в России

В 1712 году, будучи проездом в Виттенберге и увидев памятник М.Лютеру, русский царь высказал в его сторону похвалу за наступление Лютера на Папу и всё его общество за своего государя, которые были намного умнее духовников.

В желании общества и церковных деятелей вернуть патриаршество Пётр Первый видел только попытку лишить его самодержавия. Таким образом, к началу 1718 года церковная реформа была частично сформирована в голове. На бумаге её было приказано воплотить епископу Феофану, отличавшемуся большой «скоростью пера».

В 1718 году государь, формируя коллегии для управления различными сферами жизни, решает сформировать и Духовную Коллегию, которая была обязана управлять церковными делами из-под руки Петра. За короткое время был написан «Духовный регламент», тексты которого описывали причины замены Духовной Коллегией Патриаршего управления, а также обязанности и права нового органа и особенности её состава.

В 1721 году царь обращается к Иеремии Третьему (Константинопольскому Патриарху) с прошением о признании Православными Восточными Патриархами нового органа – Святейшего Синода. Пётр получил положительный ответ и осенью 1723 года особой грамотой Синод был признан полномочным совершать те же действия, что и Патриаршие престолы.

В течение всего Синодального периода вышеописанные петровские церковные преобразования всё же отрицательно воспринимались в духовных кругах. Из всех иерархов того времени церковной реформой был доволен только архиепископ Феофан Прокопович, являвшийся фактически её идеологом.

Церковная реформа Петра I. Отмена патриаршества

С момента своего возникновения в 1589 г. институт патриаршества стал вторым после светской власти политическим центром Московского государства. Отношение Церкви к государству до Петра не было точно определено, хотя на церковном соборе 1666–1667 гг. было принципиально признано главенство светской власти и отрицалось право иерархов вмешиваться в светские дела. Московский государь считался верховным покровителем Церкви и принимал активное участие в церковных делах. Но и церковные власти призывались к участию в государственном управлении и влияли на него. Борьбы церковной и светской властей, знакомой Западу, Русь не знала (не было ее, строго говоря, и при патриархе Никоне). Громадный духовный авторитет московских патриархов не стремился заменить собой авторитет государственной власти, и если раздавался со стороны русского иерарха голос протеста, то исключительно с позиции нравственной.

Петр вырос не под таким сильным влиянием богословской науки и не в такой благочестивой обстановке, как росли его братья и сестры. С первых же шагов своей сознательной жизни он сошелся с «еретиками немцами» и, хотя остался православным по убеждениям человеком, однако свободнее относился к церковно-православной обрядности, чем обыкновенные московские люди. Петр не был ни ругателем Церкви, ни особенно набожным человеком, — в общем, «ни холоден, ни горяч». Как положено, знал круг церковной службы, любил попеть на клиросе, отхватать во всю глотку «Апостол», позвонить на Пасхе в колокола, отметить викторию торжественным молебном и многодневным церковным звоном; в иные минуты он искренне призывал имя Божие и, несмотря на непристойные пародии церковного чина, или, скорее, не любимой им церковной иерархии, при виде церковного нестроения, по его собственным словам, «на совести несуетный имел страх, да не будет безответен и неблагодарен Вышнему аще пренебрежет исправление духовного чина».

В глазах старозаветных ревнителей благочестия он казался зараженным иноземной «ересью». Можно с уверенностью сказать, что Петр от своей матери и консервативного патриарха Иоакима (ум. в 1690 г.) не раз встречал осуждение за свои привычки и знакомство с еретиками. При патриархе Адриане (1690–1700), слабом и несмелом человеке, Петр встретил не более сочувствия своим новшествам. И хотя Адриан не мешал явно Петру вводить те или иные новшества, молчание его, в сущности, было пассивной формой оппозиции. Незначительный сам по себе, патриарх становился неудобен для Петра, как центр и объединяющее начало всех протестов, как естественный представитель не только церковного, но и общественного консерватизма. Патриарх же, крепкий волею и духом, мог бы явиться могучим противником Петра, если бы стал на сторону консервативного московского мировоззрения, осуждавшего на неподвижность всю общественную жизнь.

Понимая эту опасность, Петр после смерти Адриана в 1700 г. не спешил с избранием нового патриарха. «Местоблюстителем патриаршего престола» был назначен Рязанский митрополит Стефан Яворский, ученый малоросс. Управление же патриаршим хозяйством перешло в руки особо назначенных светских лиц. Едва ли Петр решился упразднить патриаршество уже тотчас после смерти Адриана. Вернее думать, что Петр тогда просто не знал, что делать с избранием патриарха. К великорусскому духовенству Петр относился с некоторым недоверием, потому что много раз убеждался в его неприятии реформ. Даже лучшие представители старой русской иерархии, которые сумели понять всю национальность внешней политики Петра и помогали ему, как могли (Митрофаний Воронежский, Тихон Казанский, Иов Новгородский), — и те восставали против культурных новшеств Петра. Выбрать патриарха из среды великорусов для Петра значило рисковать создать себе грозного противника. Малорусское духовенство держало себя иначе: оно само подверглось влиянию европейской культуры и науки и сочувствовало западным новшествам. Но поставить малоросса патриархом было невозможно потому, что во время патриарха Иоакима малороссийские богословы были скомпрометированы в глазах московского общества, как люди с латинскими заблуждениями. За это на них даже было воздвигнуто гонение. Возведение малоросса на патриарший престол вызвало бы поэтому волну протеста. В таких обстоятельствах Петр и решил оставить церковные дела без патриарха.

Читать еще:  Никола Тесла — жизнь гения в одной статье

Установился временно такой порядок церковного управления: во главе церковной администрации стояли местоблюститель Стефан Яворский и особое учреждение, Монастырский приказ, со светскими лицами во главе. Верховным авторитетом в делах религии признавался собор иерархов. Сам Петр, как и прежние государи, был покровителем церкви и принимал живое участие в ее управлении. Но его чрезвычайно привлекал опыт протестантской (лютеранской) церкви Германии, основанной на главенстве монарха в духовных делах. И в конце концов, незадолго до окончания войны со Швецией, Петр решился провести Реформацию в Русской Церкви. Целительного воздействия на запутавшиеся церковные дела он и на сей раз ожидал от коллегий, вознамерившись учредить особую духовную коллегию — Синод.

Домашним, ручным Лютером русской Реформации Петр сделал малоросского монаха Феофана Прокоповича. Это был очень способный, живой и энергичный человек, склонный к практической деятельности и вместе с тем весьма образованный, изучивший богословскую науку не только в Киевской академии, но также в католических коллегиях Львова, Кракова и даже Рима. Схоластическое богословие католических школ поселило в нем неприязнь к схоластике и католичеству. Однако и православное богословие, тогда плохо и мало разработанное, не удовлетворяло Феофана. Поэтому от католических доктрин он перешел к изучению протестантского богословия и, увлекшись им, усвоил некоторые протестантские воззрения, хотя был православным монахом.

Петр сделал Феофана епископом Псковским, а впоследствии он стал архиепископом Новгородским. Человек вполне светский по направлению ума и темпераменту, Феофан Прокопович искренне восхищался Петром и — Бог ему судья — восторженно славил все без разбору: личное мужество и самоотверженность царя, труды по устройству флота, новую столицу, коллегии, фискалов, а также фабрики, заводы, монетный двор, аптеки, шелковые и суконные мануфактуры, бумагопрядильни, верфи, указы о ношении иноземной одежды, брадобритие, табакокурение, новые заграничные обычаи, даже маскарады и ассамблеи. Иностранные дипломаты отмечали в Псковском епископе «безмерную преданность благу страны, даже в ущерб интересам Церкви». Феофан Прокопович не уставал напоминать в проповедях: «Многие полагают, что не все люди обязаны повиноваться государственной власти и некоторые исключаются, а именно священство и монашество. Но это мнение — терн, или, лучше сказать, жало, змеиное жало, папский дух, неведомо как достигающий нас и касающийся нас. Священство есть особое сословие в государстве, а не особое государство».

Ему-то и поручил Петр составить регламент нового управления Церковью. Царь очень торопил псковского архиерея и все спрашивал: «Скоро ли поспеет ваш патриарх?» — «Да уж рясу дошиваю!» — отвечал в тон царю Феофан. «Добро, а у меня шапка для него готова!» — замечал Петр.

25 января 1721 года Петр обнародовал манифест об учреждении Святейшего Правительствующего Синода. В опубликованном чуть позже регламенте Духовной коллегии Петр был вполне откровенен насчет причин, заставивших его предпочесть синодальное управление патриаршему: «От соборного правления можно не опасаться Отечеству мятежей и смущения, каковые происходят от единого собственного правителя духовного». Перечислив примеры того, к чему приводило властолюбие духовенства в Византии и других странах, царь устами Феофана Прокоповича заканчивал: «Когда же народ увидит, что соборное правительство установлено монаршим указом и сенатским приговором, то пребудет в кротости и потеряет надежду на помощь духовного чина в бунтах». По существу, Синод мыслился Петром в качестве особой духовной полиции. Синодальными указами на священников были наложены тяжкие обязанности, не свойственные их сану, — они не только должны были славословить и превозносить все реформы, но и помогать правительству в сыске и ловле тех, кто враждебно относился к нововведениям. Наиболее вопиющим было предписание о нарушении тайны исповеди: услышав от исповедуемого о совершении им государственного преступления, его причастности к бунту или злоумышлении на жизнь государя, духовник обязан был донести о таком человеке светскому начальству. Кроме того, священнику вменялось в обязанность выявлять и раскольников.

Впрочем, к старообрядцам Петр относился терпимо. Говорят, купцы из них честны и прилежны, а раз так, пусть веруют, во что хотят. Мучениками за глупость быть — ни они этой чести не достойны, ни государство пользы иметь не будет. Открытые гонения на старообрядцев прекратились. Петр лишь обложил их двойными казенными поборами и указом 1722 года вырядил в серые кафтаны с высоким клееным «козырем» красного цвета. Однако, призывая архиереев словесно увещевать коснеющих в расколе, царь иной раз все же посылал на помощь проповедникам для вящего убеждения роту-другую солдат.

Среди староверов все шире распространялась весть, что далеко на востоке, где солнце восходит и «небо прилежит к земле» и где обитают рахманы-брахманы, коим известны все мирские дела, о которых им поведывают ангелы, пребывающие всегда с ними, лежит на море-окияне, на семидесяти островах чудесная страна Беловодье, или Опоньское царство; и был там Марко, инок Топозерского монастыря, и нашел 170 церквей «асирского языка» и 40 русских, построенных бежавшими из Соловецкого монастыря от царской расправы старцами. И вслед за счастливым Марко на поиски Беловодья, в сибирские пустыни, устремлялись тысячи охотников увидеть своими глазами всю древлюю красоту церковную.

Учредив Синод, Петр вышел из того затруднения, в каком стоял много лет. Его церковно-административная реформа сохранила в Русской Церкви авторитетный орган власти, но лишила эту власть политического влияния, каким мог пользоваться патриарх.

Но в исторической перспективе огосударствление Церкви пагубным образом сказалось и на ней самой, и на государстве. Видя в Церкви простую служанку государства, растерявшую свой нравственный авторитет, многие русские люди стали явно и тайно выходить из церковного лона и искать удовлетворение своих духовных запросов вне православного учения. Например, из 16 выпускников иркутской семинарии 1914 г. только двое изъявили желание остаться в духовном звании, а остальные были намерены пойти в вузы. В Красноярске ситуация была ещё хуже: никто из 15 её выпускников не захотел принять священнический сан. Подобная ситуация была и в костромской семинарии. А поскольку Церковь стала теперь частью государственной системы, то критика церковной жизни или полное отрицание Церкви по логике вещей заканчивалась критикой и отрицанием государственного порядка. Вот почему в русском революционном движении было так много семинаристов и поповичей. Самые известные из них — Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, И. В. Джугашвили (Сталин), А. И. Микоян, Н. И. Подвойский (один из руководителей захвата Зимнего дворца), С. В. Петлюра, но полный список намного длиннее.

Читать еще:  Памятник русского зодчества в Кадашах. Проверка алгеброй гармонии.

СВЯТЕЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СИНОД

Верховный коллегиальный орган церковно-государственного правления РПЦ с 1721 по 1917 г., период, получивший название синодального. Заменил упраздненное патриаршее управление.

Создание и функции

Государь Петр I после кончины в 1700 г. патриарха Адриана назначил местоблюстителем патриаршего престола митрополита Стефана Яворского, а в 1701 г. вернул к жизни существовавший ранее Монастырский приказ, заведующий землями церкви.

Однако царь пошел дальше. По его желанию петровский сподвижник епископ Феофан Прокопович составил Духовный регламент, то есть устав нового задумывавшегося органа – Духовной коллегии. После процесса подписания регламента иерархами РПЦ в 1721 г. та была учреждена. Появление светского государственного органа, взявшего на себя функции церковного управления, означало окончательное упразднение патриаршества и подчинение церкви власти монарха. Со временем это подчинение только росло. В 1723 г. Синод был признан со стороны восточных патриархов – Константинопольского и Антиохийского.

Изначально главой Синода был президент, в 1721 г. им стал все тот же Стефан Яворский. Вице-президентом был автор Духовного регламента Феофан Прокопович. В 1726 г. президент превратился в первенствующего члена (им стал Прокопович), остальные представители духовенства, заседавшие в Синоде (все они назначались государем), стали именоваться его членами (постоянными членами Синода были митрополиты Московский, Петербургский и Киевский) и присутствующими.

Представителем монарха в Синоде стал назначаемый им государственный чиновник – обер-прокурор (1722). Он был «оком государевым» среди церковников, управлял синодальной канцелярией и участвовал в заседаниях органа. На протяжении XVIII в. роль обер-прокурора не была особо велика, однако уже в начале следующего столетия ситуация начала меняться. Теперь этот чиновник был главным связующим звеном между Синодом и верховной властью. Постепенно обер-прокурор сравнялся по своим полномочиям с министром, он заседал в Комитете министров и Государственном совете, руководил всеми структурами Синода, чиновники в них подчинялись ему. В середине XIX в. у него появился заместитель – товарищ обер-прокурора. Таким образом, с течением времени светское начало в Синоде стало преобладать, церковь все сильнее подчинялась государству.

Синод выполнял функции административной и судебной инстанции РПЦ. В его ведение перешли бывшие патриаршие (теперь синодальные) приказы – духовный, монастырский, казенный, дворцовый и др. Он избирал епископов и учреждал новые кафедры, следил за обрядами и осуществлял церковную цензуру и суд, регламентировал вопросы брака и духовного просвещения. Однако Синод действовал именем царя, именно последний принимал окончательные решения по всем вопросам, и они были обязательны для исполнения.

Дальнейшая история

В екатерининские времена Синод вместо Правительствующего назывался Духовным. Уже в XVIII в. многие его ответвления исчезли, остались синодальная канцелярия, московская синодальная и типографская конторы. С 1888 г. издавался печатный орган Синода – «Церковные ведомости».

Неспокойные времена для Синода начались в 1915 г., когда функции первенствующего члена стал исполнять сторонник Г.Е. Распутина митрополит Питирим. Ставленники Распутина назначались на важные церковные посты, что вызывало скандалы. В 1916 г. обер-прокурором стал считавшийся распутинцем Н.П. Раев.

После отречения от престола Николая II 2 марта 1917 г. Синод сразу признал Временное правительство. Обер-прокурор от новой власти В.Н. Львов обновил состав учреждения в апреле того же года. Он вывел из него распутинцев (митрополитов Петроградского Питирима и Московского Макария и др.) и старых членов, оставив из последних только архиепископа Сергия (Страгородского). Вскоре из ведения Синода был изъят ряд вопросов с передачей их епархиальным управлениям. Была определена и глобальная задача – подготовка и проведение всероссийского поместного собора РПЦ. В августе 1917 г. была упразднена должность обер-прокурора. Последний обер-прокурор А.В Карташев возглавил созданное министерство вероисповеданий.

Всероссийский поместный собор, заседавший в Москве с августа 1917 г. по сентябрь 1918 г., принял важнейшее решение о восстановлении в стране патриаршества (28 октября 1917 г.). Все полномочия Правительствующего Синода, согласно постановлению поместного собора от 31 января 1918 г, переходили к патриарху Московскому и всея Руси (в ноябре 1917 г. им стал митрополит Московский Тихон (Беллавин)), а также к новым органам – Священному Синоду и Высшему церковному совету.

Б.-К. Растрелли. Конная статуя Петра I, 1744

В православном Третьем Риме, преемнике Византийского римского царства, было, согласно православному учению о симфонии, два главы – Царь и Патриарх, имевшие свои области служения: Царь заботился о земной жизни народа и защищал его от внешнего зла, Церковь заботилась о духовной жизни и защищала народ от внутреннего зла и греха. Так, совместно водительствуя и сотрудничая, оба главы вели народ к общей цели – ко спасению к жизни вечной в Царствии Божием. Русская Церковь имела полную свободу и всегда находилась в тесной связи с народом и государством, никогда не отделялась от них и всегда служила их истинному благу. В смутные времена или при временном ослаблении государственной власти Церковь брала на себя порою и бремя государственной ответственности (прп. Сергий Радонежский, многие св. митрополиты Московские, Патриарх Гермоген).

Западническая ломка Петром I традиционной русской жизни, естественно, не была поддержана Русской Церковью. У монарха, подражавшего западному абсолютизму (неограниченному ничем своеволию монарха), начались трения с архиреями, и после смерти в 1700 г. Патриарха Адриана (десятого по счету) Царь воспрепятствовал назначению его полноценного преемника. Рязанский митрополит Стефан Яворский был поставлен лишь Местоблюстителем патриаршего престола (1700-1721); то есть временно заменял Патриарха, будучи зависим от Правительствующего Сената. А в 1721 г. Петр по образцу европейских протестантских государств вообще упразднил патриаршество, учредив взамен «Святейший Синод» и тем самым превратив монархию из русской православной в западную абсолютистскую, что имело очень тяжелые последствия для Русской Церкви и государственности.

Это совершенно неканоничное изменение в управлении Российской Церковью было послушно одобрено и утверждено зависимыми от российской поддержки восточными Патриархами, находившимися под мусульманским владычеством. Они признали «Святейший Синод» своим братом, имеющим равную с ними власть и степень в церковной иерархии; то есть они признали что Святейший Синод имеет ту же власть что и Патриарх, хотя это уже было не церковное, а светское учреждение. Синод сперва назывался «Духовной коллегией», то есть стал чем-то наподобие министерства. Он состоял из: Президента, двух вице-президентов, четырех советников и четырех ассесоров. Первым президентом Синода стал митрополит Стефан Яворский. Позже, светские должности были заменены более подходящими названиями: первенствующий член, члены Синода и присутствующие в Синоде.

Большую роль в этой реформе сыграл молодой архиепископ Феофан Прокопович, получивший западное образование в Риме и ставший видным сподвижником Петра в государственных преобразованиях в сане митрополита. Уже в одной из своих первых проповедей, произнесенных им по прибытии в Петербург, по случаю рождения царевича Петра Петровича (28 ноября 1716 г.), Прокопович в присутствии Петра доказывал преимущества абсолютной монархии и ее необходимость и целесообразность в светских и церковных делах (отдельным изданием эта речь вышла под заглавием «Надежда на добрых и долгих лет российской монархии»). На эту же тему последовала его ставшая знаменитой речь 6 апреля 1718 г. «О власти и чести царской», где он еще резче сформулировал свои абсолютистские воззрения. Он был преданным приверженцем всех петровских реформ и официальным апологетом правительственных мер, что проявлялось неоднократно, особенно же в его трактате «Правда воли монаршей». Взгляды Феофана на взаимоотношения между государством и Церковью целиком совпадали со взглядами Петра: оба искали подходящий образец в церковных установлениях Пруссии и других протестантских стран.

Читать еще:  Сущность духовной жизни общества культуры. Духовная жизнь общества: понятие и структура

Тем не менее Петру было ясно, что все это новшество выглядело нечестивым переворотом в глазах духовенства и народа, и потому он пожелал дать своей реформе доходчивое обоснование. По приказу Петра Феофан написал «Духовный регламент», призванный стать основным законом церковного управления. Получился рациональный политический, во многом даже сатирический трактат, в котором древние церковные правила, которые остались в силе, были с неимоверной натяжкой применены к современному подчиненному положению Русской Церкви как государственной структуры. Созданная вместо Патриарха «Духовная коллегия» была подчинена Царю через специального чиновника-министра – оберпрокурора. Таким образом Русская Церковь лишилась независимости и самостоятельности.

«Духовный регламент» заканчивается подписями Петра I, далее – семи сенаторов, шести митрополитов, одного архиепископа, двенадцати епископов, сорока семи архимандритов, пятнадцати настоятелей монастырей, пяти иеромонахов; итого 87 подписей духовных лиц – столько было собрано за год. В инструкции Сената стояло: «А буде кто подписыватца не станет, и у того взять на письме за рукою, какой ради притчины оной не подписываетца, чтоб о том показал имянно. ». Как видим, большинство архиереев не осмеливалось возражать, опасаясь репрессий (которые последовали против несогласных), лишь ходатайствовали перед Царем о переименовании нового органа в «Святейший Правительствующий Синод», так как название «Духовная коллегия» непонятно народу и может вызвать недоумения во время публичной храмовой молитвы. Царь согласился с этими доводами и немедленно одобрил переименование. Так высшее русское духовенство беспрекословно подписало «Духовный регламент» о капитуляции Церкви перед абсолютистским государством.

Брожение и несогласие, однако, долго не утихало в низовом духовенстве и церковном народе. Поэтому уже 7 июля 1721 г. Феофан счел необходимым выпусть свое новое сочинение «Розыск исторический», представляющее собой апологию антицерковной реформы.

Разумеется, для историков Церкви несомненна неканоничность этой реформы Петра, как и то, что смиренно принятая иерархией и паствой, новая церковная власть стала все же законной в глазах народа. При этом синодальный период явился эпохой небывалого внешнего роста Церкви. При Петре I население России составляло около 15 млн. человек, из них 10 млн. были православными. В конце синодальной эпохи, согласно переписи 1915 г., население империи достигло 180 млн., а РПЦ насчитывала уже 115 млн. чад. Столь стремительный рост Церкви явился, конечно, плодом самоотверженного подвижничества русских миссионеров и следствием расширения пределов России, роста ее могущества. В синодальный период происходит расширение духовного образования в России; к концу XVIII в. в России существовали четыре духовные академии, 46 семинарий. Правда, качество духовного образования нередко оставляло желать лучшего, ибо находилось под сильным влиянием как католической, так и протестантской школ, что отразилось, к сожалению, и в становлении церковной науки – и это тоже прямое следствие петровских реформ.

Тем не менее, несмотря на этот внешний рост Церкви и на многих явленных в синодальную эпоху великих подвижников благочестия на Руси, Церковь как духовная власть не смогла сыграть должную водительскую роль в наступившее новое смутное время начала ХХ века. Позорное поведение большинства высших архиереев в дни антимонархической революции в марте 1917 года показывает всю глубину духовного безсилия Церкви, обезглавленной Петром. Но в условиях последовавших после революции кровавых богоборческих гонений несомненным духовным вождем России вновь стал обретенный в 1917 году предстоятель Церкви — св. Патриарх Тихон.

Таблица «Содержание и ход церковной реформы»

Год/СобытиеЦельСодержание
1700

Назначение «Блюстителя и управителя Патриаршего Престола»

Секуляризация крестьян и земель

Увеличение эффективности использования земель и налоговых поступлений

Запреты касающиеся монашества

Контроль со стороны Сената над делами церкви

Указ об ограничении численности священников и дьяконов

Подготовка главной части реформы

Монастырский приказ переходи под управление Синода

Введение надзорно-охранительной функции церкви

Введение при Синоде должности обер-прокурора

Церковная реформа. Отмена патриаршества и учреждение Синода

Важную роль в утверждении абсолютизма играла церковная реформа. Преобразования Петра I вызывали протест со стороны консервативного боярства и духовенства. Глава православной церкви патриарх Андриан открыто высказывался против ношения иноземного платья и бритья бороды. Во время казни бун- товщиков-стрельцов на Красной площади патриарх, моля об их пощаде, с крестным ходом пришел к Петру в Преображенское, но царь его не принял. После смерти патриарха Андриана в 1700 г. Петр I запретил избирать ему преемника, вокруг которого могли бы сосредоточиться противники преобразований. Он назначил «местоблюстителем патриаршего престола» рязанского митрополита Стефана Яворского, но не предоставил ему прав, принадлежавших патриарху.

В проведении церковной реформы деятельно участвовал псковский епископ, умный и образованный Феофан Прокопович (1681—1736). В 1719 г. им был написан Духовный регламент, тщательно отредактированный самим Петром I. В Духовном регламенте отмена патриаршества объяснялась несовершенством единоличного управления церкви и политическими неудобствами, происходившими от возвеличения церковной высшей власти как «равносильной царской власти и даже выше ее». Духовный регламент утверждал: «Монархов власть есть самодержавная, которым повиноваться сам Бог повелевает». В 1721 г. патриаршество было ликвидировано, учреждена Духовная коллегия (будущий Синод).

В Синод входили назначенный президентом Стефан Яворский, два вице-президента и восемь членов из представителей высшего черного и белого духовенства. После смерти Стефана

Яворского Петр не назначил ему преемника, а фактической главой Духовной коллегии являлся светский обер-прокурор Синода, который должен был следить за действиями Духовной коллегии.

Учреждением Синода Петр подчинил церковную власть светской. Петр отрицательно относился к монашеству. По его словам, монахи «поедают чужие труды»; он старался сократить их число, устанавливал для монастырей определенные штаты и запрещал переход из одного монастыря в другой. Петр распределял по монастырям отставных солдат, больных и престарелых, нищих, которых монахи должны были содержать.

К протестантам и католикам Петр относился терпимее и разрешал им совершать свои богослужения. Терпимо относился Петр вначале и к раскольникам, но близость видных сторонников раскола к царевичу Алексею резко изменила отношение царя к ним. Раскольники были обложены двойным подушным окладом, не допускались к государственной службе и должны были носить особое платье.

Петр вел борьбу с раскольниками, посылая «увещателей», предписывая в то же время в случае «жестокого упрямства» предавать суду. Иначе сложились отношения с умеренной частью раскола, отказавшейся от оппозиции правительству. Петр терпимо относился к знаменитому раскольному скиту на реке Вы- ге, основанному Денисовым. Обитатели скита работали на Олонецких железоделательных заводах.

Раскольники видели в бородобритии ересь, искажение лика человека, созданного по «божью подобию». В бородах и длинных одеждах они видели отличие русского человека от «бусурмана» — иноземцев. Теперь, когда и сам царь, и его приближенные брились, носили иноземное платье, курили «бого-мерзкую антихристову траву» (табак), среди раскольников возникли легенды, что царь подменен иноземцами. В 1700 г. пытали в Преображенском приказе книгописца Григория Талицкого за составление письма, в котором излагалось, «будто настало последнее время, и антихрист в мир пришел, и антихрист тот — государь».

В рукописных сочинениях начетников, в лицевых апокалипсисах изображали антихриста похожим на Петра, а антихристовых слуг — в виде петровских солдат, одетых в зеленые мундиры.

Церковная реформа означала ликвидацию самостоятельной политической роли церкви. Она превращалась в составную часть чиновничье-бюрократического аппарата абсолютистского государства.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector