0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как я справилась с травлей в классе моего сына

«Моему терпению пришёл конец»: Как я остановила буллинг в классе сына

ТЕКСТ: Наталья Цымбаленко

Проблема травли в школах стоит остро, в том числе и потому, что взрослые — учителя и родители (как агрессоров, так и жертв буллинга) — по-прежнему предпочитают закрывать на неё глаза. Но это не значит, что с порочной практикой не нужно бороться или что эта борьба не может быть успешной. Сотрудница правительства Москвы Наталья Цымбаленко рассказывает, как ей удалось остановить травлю в школе, где учится её сын.

«Крутые» и «некрутые»

Мой сын Петя после младшей школы поступил в гимназию. В его классе быстро сформировался костяк так называемых «крутых», которые стали цепляться к «некрутым». В число «некрутых» попал и Петя. Принёс в школу лего и пластилин — «фу, некрутой». Уходишь от конфликтов, боишься драк и громких разборок — значит «некрутой». Теперь, изучив множество книг на тему буллинга, я знаю, что повод для травли может быть абсолютно любым: убрав якобы причину травли, буллинг не остановишь.

После того как я наняла сыну персонального тренера по фехтованию, мечевому и рукопашному бою, боязнь конфликтов у него пропала: драться Пётр теперь не боится и может. От него понемногу отстали — а от остальных «некрутых» нет. У них отнимали личные вещи (учебники, портфели прятали — это считается не разбоем, а шуткой), им подкладывали бутылки с мочой в портфель. С них стягивали штаны, в таком виде фотографировали, а фото выкладывали в интернет. Мало того, осенью прошлого года его лучшего друга Мишу, с которым он сдружился на почве «некрутости», «крутые» одноклассники дважды «разводили на деньги»: обещали купить вейп (ведь если хочешь быть крутым, ты должен курить вейп!) и не покупали его. Маме Миши, которая пыталась вмешаться в ситуацию, «крутые» просто хамили и рассказывали, что её сын «гидроцефал».

Реакция учителей и родителей

Когда Петя и несколько таких же мальчишек пошли за помощью к классному руководителю, та не стала вмешиваться. Самое большее — проводила беседы на тему «давайте жить дружно», а в разговорах с родителями рассуждала, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам».

Родители зачинщиков все как один кричали в родительском чате, что их дети «святые», на них наговаривают, и вообще «ваши сами спровоцировали». Мама ученика, взявшего деньги на вейп, отреагировала ещё «прекраснее», заявив маме Миши следующее: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп?»

Я долго слушала классную руководительницу и родителей, что «дети сами должны разобраться». Но после того, как один из одноклассников сына на своей странице вывесил фотожабу на Петра, издеваясь над тем, что сын стал «качаться», моему терпению пришёл конец.

«Вы не докажете!»

Я встретилась и списалась с родителями учеников, которых травили в классе. Кто-то боялся вмешиваться в ситуацию, кто-то хотел просто перевести ребёнка из школы. В итоге только три мамы (включая меня) решились писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала факты, убрала эмоции, вспомнила старый добрый канцелярит и села писать заявление.

Я собрала конкретные доказательства: переписку участников истории с вейпом и аккаунт одноклассника, где было видно, что он не только состоит в группах, торгующих вейпами, но и сам их продаёт; фотожабы на Петю и скриншоты аккаунта, где эти фотографии были размещены.

Затем я попросила классную руководительницу о встрече с директором школы и родителями учеников, которые травят одноклассников. Классная впала в истерику, стала писать в родительском чате, что не справляется с руководством и отказывается от класса. Родители «святых детей» стали там же возмущаться и требовать линчевать меня за то, что довела классную.

Встречу с директором не назначили — руководительница утверждала, что та очень занята, но вызвала психолога и соцработника. Мы с мужем и ещё две мамы пришли на встречу, будучи уверенными, что это только для проформы. Лейтмотивом встречи, на которой родители «крутых» кричали на меня, хватали мои вещи со стола и переходили на личности, стала фраза «Вы не докажете!». Тогда я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду требовать официального расследования.

Представители школы делали круглые глаза и говорили: «Какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится?» А потом произнесли сакраментальное: «Вы не докажете!» Я посоветовала им приберечь эту фразу для прокуратуры, которая придёт по моему заявлению проверить, почему школа бездействует, когда в её стенах торгуют вейпами. Представители школы сказали, что доложат директору о ситуации.

Я позвонила на телефон директора школы, указанный на сайте, и выяснила, что она вообще не знала ни о собрании с родителями, ни о ситуации в классе. Я это предвидела, поэтому сказала, что принесу заявление. Это прекрасное произведение на двадцать с лишним страниц я отправила по электронной почте на адрес школы, на адрес председателя управляющего совета школы, а заодно отнесла его в управу своего района и в комиссию по делам несовершеннолетних, которую глава управы же и возглавляет.

Я твёрдо решила идти до конца: даже если потом мы решим уйти из школы, мы уйдём, предварительно «раздав всем сёстрам по серьгам», а не с культивированным чувством вины. Всё это мы проговорили с сыном — он не хотел уходить из школы из-за Миши.

Остановить буллинг

В итоге школа включилась и начала разбираться в ситуации. В классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Деньги за вейп в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами, поставили на учёт. Про фотожабы говорили: «Мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд».

Читать еще:  Господи, благослови детей, зверей и пьяных Дедов Морозов

Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться — может тогда с ним дружить будут», а пойду прекрасным бюрократическим путём писем и жалоб. Все мгновенно научились культуре — одёргивают желающих рисовать фотожабы. Буллинг в классе моего сына прекратился. Надолго ли — посмотрим.

С мальчишками мы всё обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более что агрессия «крутых» даже усилилась после нашей встречи с родителями. «Крутые» обсуждали как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки «1000 рублей, или твоя собака умрёт». Но занятия мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А ещё я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа, тем больше класс понимал, что всё это всерьёз. И успокоился.

Буллинг не зависит от статуса школы. Всё-таки гимназия, в которой учится мой сын, на хорошем счету. У моих коллег проблемы социального расслоения даже в элитных школах: ребёнок очень богатых родителей (ходит в школу с телохранителем) третирует весь класс детей просто богатых родителей.

И ни одна травля не закончится, пока в неё не вмешаются взрослые. Пока травящие не научатся ответственности. Главный мой месседж был таков: «Я не приходила в школу все эти три года — сделайте так, чтобы я и дальше не приходила».

Как я справилась с травлей в классе моего сына

Буллинг. Как остановить травлю ребенка

«Ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы…»

Я всегда была уверена, что в одиночку человек может многое, но не всё. Эту книгу я тоже писала при огромной поддержке моих друзей и коллег.

Спасибо Наталии Араповой – за ее анализ и экспертизу. Кате Мельниковой – за помощь в переводе из иностранных источников. Кажется, нет языка, с которого ты не могла бы перевести и на котором не могла бы написать.

Ольге Коваленко – за то, что внимательно вычитывала тексты.

Алексею Иоршу – за самые эмоциональные иллюстрации. Никто не может передать чувства так точно, как ты!

Алексею Чмелю – за готовность поддержать и подхватить в самый трудный момент.

Спасибо всем друзьям, которые помогали своими советами в нашей сложной ситуации, всегда поддерживали и спрашивали, как дела.

Моей семье, где каждый горой стоит друг за друга.

И спасибо всем неравнодушным, кто читал и комментировал мои посты в соцсетях. Которые делились своими историями и ради которых я сначала написала памятку (вы найдете ее в конце книги), а потом и саму книгу.

Отдельное спасибо Джуду Лоу, Джулии Робертс, Виктории Бэкхем и другим знаменитостям, которых травили в детстве. Вы помогли мне понять, что для травли не нужны причины, повод может быть любым, и только тот, кто борется, обязательно станет личностью!

18 декабря 2017

#буллинг в школе. Кто сталкивался? Как решали? Решили? Увы, у моего сына в классе. Вот такая тема для понедельника.

22 декабря 2017

#буллинг в школе. Познакомилась с инспектором по делам несовершеннолетних: красивая, строгая и в форме. «Ух ты, а я раньше инспекторов только в кино видела!» – почему-то сказала я вместо приветствия))

#буллинг в школе. Продолжение истории про #буллинг в классе моего сына.

Самое важное, что я поняла в этой ситуации, – во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классную руководительницу и родителей (мол, дети сами должны разобраться). Забегая вперед – на конец января у нас в классе нет проблем с буллитом. Нет потому, что в ситуацию вмешались родители. Ну, то есть я. Это анонс финалочки, а сейчас сам рассказ и своеобразная памятка для тех, чьи дети попали в аналогичные ситуации.

Когда я разбирала записи для этой книги, то оказалось, что вот так неожиданно буднично выглядит хронология тех событий в социальных сетях. Узнали о буллинге, познакомились с инспектором по делам несовершеннолетних и спустя месяц, за вычетом новогодних праздников, проблемы как не бывало. К сожалению, все было далеко не так легко и просто. За кадром остались и эмоции, и панические мысли – «что мы сделали не так?», и перелопачивание интернета в поисках юридических оснований для пресечения агрессии со стороны несовершеннолетних (да, да, такие основания есть), и консультации с юристом, и общение со школой, инспектором по делам несовершеннолетних, родителями одноклассников, и еще раз эмоции, эмоции, эмоции.

Буллинг – совсем не страшное слово ровно до того момента, пока ваша семья не столкнется с этим явлением напрямую. То есть вы, конечно, читали про случаи травли и насилия в школах, видели ролики в соцсетях, возможно, даже в вашей школе проводили какие-нибудь профилактические мероприятия. Но все это не имеет никакого значения до того момента, пока ваш ребенок не оказывается вовлеченным в этот процесс. И вот тогда приходят шок, гнев, обида, которые очень мешают адекватно оценить ситуацию и понять, какие меры следует предпринять, куда обращаться, что говорить ребенку и как удержаться от применения к обидчикам физических форм воздействия. Для тех, кому все же придется оказаться в такой ситуации, я и постаралась систематизировать свой опыт в книге, которую вы держите в руках.

Как наша семья столкнулась с буллингом

«Я знаю, повод может быть абсолютно любой»

Мой сын после младшей школы поступил в гимназию. Дети разные: кто-то активный, кто-то стеснительный – обычное дело. Быстро сформировался костяк класса, так называемые «крутые», которые стали цепляться к «некрутым». Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу лего и пластилин – «фу, некрутой». Это стало поводом для насмешек, обзывательств. Имя сына – Петя, его начали обзывать «Педя», сын тушевался и не знал, что сказать в ответ. Он уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок – «некрутой». Но, как я теперь (изучив большой объем литературы на тему буллинга) знаю, повод может быть абсолютно любой, и даже если убрать якобы причину травли, буллинг не прекратится.

Читать еще:  Святитель Николай — бывают ли такие епископы?

Какие есть способы решения конфликтных ситуаций в 11–12 лет? Сын и несколько таких же мальчишек стали просить помощи у классного руководителя. Реакция? Классный руководитель в разговорах с родителями рассуждает на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам». Родители зачинщиков все как один кричат в родительском чате, что их дети «святые», на них наговаривают, а «ваши сами спровоцировали».

Я верю педагогу, не вмешиваюсь. НО – нанимаю сыну персонального тренера по фехтованию, мечевому и рукопашному бою. И, знаете ли, сработало, удалось убрать боязнь конфликтов. Драться Петр теперь не боится и может. От него понемногу отстали. А от остальных «некрутых» нет. Мало того, осенью прошлого года лучший друг Пети, с которым он сдружился на теме «некрутости», попал в ситуацию уже денежного развода со стороны «крутых» одноклассников.

До этого в анамнезе класса уже были истории с кражей вещей (учебники, портфели прятали – и вроде как это не разбой, а шутка); их порчей; подкладыванием бутылки с мочой в портфель; стягиванием штанов в раздевалке, фотографированием и выкладыванием в соцсети. Классная руководительница все так же не видела проблемы. Ну, максимум проводила беседы на тему «давайте жить дружно».

И тут нашего лучшего друга Мишу дважды «разводят на деньги» одноклассники, обещая купить тому вейп и не покупая его. Ведь если хочешь быть крутым – ты должен курить вейп! Маме Миши «святые дети» просто хамят и рассказывают, что ее сын «гидроцефал». Реакция мамы ученика, взявшего деньги, еще прекраснее: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». В общем, ситуация великолепна. А тут еще один из одноклассников сына на своей странице вешает фотожабы на Петра, веселясь на тему того, что сын стал «качаться». И Остапа понесло.

Шаг первый: Я списалась и встретилась с родителями учеников, которых травили в классе. Кто-то боялся вмешиваться в ситуацию, кто-то хотел просто перевести ребенка из школы. В итоге нас стало трое – три мамы, которые были готовы писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала все факты, убрала эмоции, вспомнила старый добрый канцелярит и села писать заявление. Фактов, к которым я могла предъявить конкретные доказательства, осталось два. Во-первых, переписка участников истории с вейпом и аккаунт одноклассника, где было видно, что он состоит в группах, торгующих вейпами, и мало того – сам их продает. Во-вторых, фотожабы на Петю и скриншоты с аккаунта, где эти фотографии были размещены.

«Встретимся в суде!»: москвичка рассказала, как победила буллинг в классе сына

Дамир Матюхин

По словам Натальи Цымбаленко, началось все с насмешек и издевательств — поводом послужили интересы ее сына, которые другим ребятам показались «некрутыми». Ребенок не знал, как правильно отреагировать на оскорбления, пытался уйти от конфликтов и боялся драк, написала Наталья Цымбаленко. Тогда ее сын вместе с другими «некрутыми» ребятами решили попросить помощи у учителя.

Реакция? Классная в разговорах с родителями рассуждает на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам». Родители зачинщиков все как один кричат в родительском чате, что их дите «святое», на них наговаривают, а «ваши сами спровоцировали»

В результате, чтобы защитить ребенка, Наталья Цымбаленко наняла для сына персонального тренера по фехтованию и рукопашному бою. На этом история могла бы закончиться, ведь от ребенка, наконец, отстали. Но остались другие дети, которым по-прежнему доставалось от «крутых» ребят. Среди них был и лучший друг сына Натальи Цымбаленко.

И тут нашего лучшего друга Мишу дважды «разводят на деньги» одноклассники, обещая купить тому вейп и не покупая его. Ведь если хочешь быть крутым — ты должен курить вейп! Маме Миши «святые дети» просто хамят и рассказывают, что ее сын «гидроцефал». Мама ученика, взявшего деньги говорит еще прекраснее: «Объясните мне как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». Ну, в общем ситуация великолепна

Последней каплей для Натальи стали фотожабы на ее сына, которыми ребята издевались над его тренировками. «Остапа понесло», — заключила Наталья Цымбаленко.

«Мы пойдем прекрасным бюрократическим путем»

Как рассказала Наталья Цымбаленко, вместе с родителями других учеников, подвергшихся буллингу, она начала писать заявления в связи с издевательствами. Доказательства были и по факту торговли вейпами одним из школьников, и по факту фотожабы на сына Натальи.

Также женщина попросила о встрече с директором, но вместо этого получила истерику от классного руководителя и родителей школьных хулиганов. Все закончилось шумной встречей в присутствии психолога и соцработника.

Я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду запускать его официально. Представители школы делали круглые глаза и говорили — какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится. Сказали, что доложат директору о ситуации.

Директору школы суть встречи никто так и не передал — Наталья Цымбаленко сама связалась с ним и предупредила, что принесет официальное заявление. В результате, документ был отправлен не только в школу, но и председателю Управляющего совета школы, в Управу района и в Комиссию по делам несовершеннолетних.

Вот после таких бюрократических процедур «процесс и пошел». Для школьников провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних. Он же потом пообщался с родителями учеников, чьи имена были указаны в заявлении.

Деньги в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами поставили на учет. Бормотали «мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд» — это на фотожабы. На мой вопрос маме — понимает ли мама, что если я говорю, что пойду в суд, то это значит я туда пойду, а не просто сотрясаю воздух — кивали и угукали.

Читать еще:  Альфа и Омега Марины Журинской : эссе, статьи, интервью

По словам Натальи Цымбалюк, сейчас ее сын общается с одноклассниками спокойно, хотя во время разбирательств агрессия только усилилась. Представители школы теперь регулярно интересуются, как в классе обстоят дела.

«Вывод — ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной», — считает Наталья Цымбалюк.

Психолог разобрал пост москвички о травле ее сына в школе

«Без помощи взрослых справиться с буллингом ребенок не сможет никогда. »

01.02.2018 в 22:31, просмотров: 11805

Соцсети взорвал пост москвички Натальи Цымбаленко, которая рассказа, как ее сына и еще нескольких школьников травили «крутые» пятиклассники. У ребят отнимали портфели, подкладывали им в рюкзаки бутылки с мочой, публиковали на мальчиков фотожабы. Но тронул соцсети этот пост не описаниями жестокостей, а тем, что москвичка пошагово описала, как она смогла справиться с буллингом. В комментариях пользователи соцсетей советуют брать пример с автора поста и защищать детей по той же схеме.

«МК» попросил детского психолога прочитать пост Натальи и оценить каждый ее шаг. Но главное, мы хотели получить ответ на вопрос: может ли ребенок самостоятельно справиться с травлей в школе? Или чтобы разрешить подростковый конфликт, обязательно должны вмешаться взрослые.

Проблемы у сына Натальи Цымбаленко начались после того, как мальчик перешел после младшей школы в гимназию, где дети делились на «крутых» и «некрутых». Новенький и еще несколько ребят попали в последнюю категорию. Причем, как всегда бывает в социуме, где практикуют буллинг — совсем по формальному поводу.

«Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу лего и пластилин – «фу, некрутой». Это повод для насмешек, обзывательств. Имя сына – Петя, его стали обзывать «Педя», сын тушевался и не знал, что сказать в ответ . Он уходил от конфликтов, боялся драк, и громких разборок – «некрутой», — пишет в посте Натальи Цымбаленко.

— Очень часто явного повода для буллинга нет, — говорит детский и подростковый психолог Максим Прохоров. — Вовсе не обязательно, что подростка с излишней массой тела будут травить, а спортивно сложенного мальчика сделают лидером. Часто повод для травли подростки могут найти в странных увлечениях одноклассника, в его странной мимике, странных фантазиях. Меня, например, в школе травили по абсурдному поводу — за то, что я любил читать книги. Ну и конечно благосостояние всегда остается одной из главных причин для буллинга.

По словам психолога, главное, что нужно усвоить родителям — самостоятельно справиться с травлей ребенок не может.

— В случае буллинга всегда требуется вмешательство взрослых — родителей или педагогов, — объясняет Максим. — И Наталья все правильно сделала, вмешавшись в ситуацию. Все ее действия действительно были очень грамотными. И могут стать кратким пособием родителям по борьбе с буллингом.

Наталья пишет, что первое, что сделал ее сын и еще несколько подвергшихся травле одноклассников — это обратились к классному руководителю. Но «классная» решила не вмешиваться, рассуждала на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам».

— Я всем родителям советую перво-наперво обратиться за помощью к классному руководителю и директору. Но без претензии — именно за советом. У учителей сложная профессия, они часто эмоционально выгорают, могут не замечать важных вещей. Им нужно показать, рассказать.

Параллельно Наталья отправила сына на занятия по фехтованию и рукопашному бою.

Из поста:

«И, знаете ли — сработало в части убрать боязнь конфликтов. Драться Петр теперь не боится и может. От него понемногу отстали. А от остальных «некрутых» нет. »

— Да, иногда это срабатывает, ребенок понимает, как можно постоять за всегда. Но это отнюдь не панацея. Например, ко мне на прием приводили мальчика, который 10 лет занимался карате. Но это не спасло его от буллинга.

Затем Наталья нашла единомышленников из числа родителей других детей, подвергшихся травле. Вместе они составили коллективное обращение на имя директора.

— И это очень правильно, что мама этого мальчика объединилась с другими родителями. Права она и в том что все это время она была в контакте со своим ребенком: обсуждала с ним все свои действия, дала ему прочитать пост в соцсети, спрашивала, готов ли мальчик ходить в школу во время всех этих разбирательств, узнавала, не хочет ли он перейти в другую школу.

— Кстати, перевод в другое учебное заведение поможет при травле?

— Есть большой риск, что история повторится в следующей школе и в следующем классе. Ребенок привыкает к роли жертвы и начинает вести себя так, что провоцирует агрессию. Поэтому очень важно говорить с ребенком и убедить его, что он не виноват в том, что его травят.

Наталья в итоге обратилась в полицию, а родителям, которые изначально стали защищать своих детей- агрессоров, пообещала обратиться в суд. И это помогло.

Из поста:

«На мой вопрос маме – понимает ли она, что если я говорю, что пойду в суд, то это значит я туда пойду, а не просто сотрясаю воздух – она кивала. И надо же – теперь уже не хамила. »

Но переломным моментом в истории , которую описывает Наталья, стало общее собрание, на котором присутствовало руководство школы, представители департамента образования, родители.

— Меняться ситуация начинает лишь тогда, когда она будет озвучена. — говорит психолог. — Нужны родительские встречи, собрания с руководством школы, с учениками. Нужно подключать к ситуации психолога, чтобы тема была обсуждаема. Но главное не пытаться играть в медиаторов, когда ребенка, над которым издевались, сажают в кружок и начинают конфликт обсуждать. В этот момент жертва буллинга подвергается повторным унижениям. Последствия могут быть непредсказуемы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector