0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конец ордена тамплиеров, или Неудавшаяся попытка первой буржуазной революции

Конец ордена тамплиеров, или Неудавшаяся попытка первой буржуазной революции

В предыдущих статьях «Орден тамплиеров: Первая попытка финансовой интеграции Европы» и «Как тамплиеры пытались поставить Европу под свой финансовый контроль» профессор кафедры международных финансов МГИМО доктор экономических наук Валентин Катасонов рассказывает об истории ордена тамплиеров и его влиянии на Церковь и государство.

В начале XIV века Римский престол возглавлял папа Климент V. Он, конечно, осознавал угрозы, исходящие от ордена, но был вялым, нерешительным. А вот тогдашний король Франции Филипп IV Красивый (находился на престоле с 1268 по 1314 год) не только понимал угрозу, но также действовал. Кстати, историки утверждают, что самым крупным должником ордена на начало XIV века был именно Филипп IV. Причём часть долгов король сделал сам, а часть получил по наследству от предыдущих правителей. Если поначалу он хотел вводить какие-то ограничения на деятельность тамплиеров, то в один прекрасный (точнее ужасный) момент времени понял, что орден надо ликвидировать. Историки пишут, что в ликвидации ордена принимали участие и папа, и король, но в этом тандеме ведущим оказался Филипп IV, а Климент V — ведомым.

В 1307 году Филиппу Красивому доложили, что один заключённый, находящийся в тюрьме, упорно добивается аудиенции у короля для того, чтобы сообщить какие-то секреты государственной важности. Опуская многие детали, отмечу, что встреча состоялась. Король узнал от этого заключённого многие детали о деятельности ордена тамплиеров. В том числе — что он уже давно перестал быть христианским, более того, целенаправленно подрывает христианские устои Европы. Кроме того, орден постепенно с помощью кредитов, а также взяток и подкупов взял под контроль едва ли не половину знати и дворянских родов Франции, Италии и Испании. Фактически орден создал своё государство в других государствах и имел планы уничтожения европейских монархий.

Филипп Красивый. Фото: World History Archive/Globallookpress

Потрясённый услышанным, король связался с Римом. Получил от папы благословение на подготовку операции по ликвидации ордена. Со своими самыми приближёнными людьми разработал план ареста руководителей и членов ордена (заседание Королевского совета 22 сентября 1307 г.). Примечательно, что чуть ранее Филиппу Красивому удалось получить от ордена большой кредит. Как отмечает российский и советский историк С.Г. Лозинский, накануне операции по ликвидации ордена задолженность короля тамплиерам составляла гигантскую сумму в 500 тысяч фунтов («Средневековые ростовщики. Страницы из экономической истории церкви в Средние века». Петроград, книгоиздательство «Сеятель», 1923).

Из королевской канцелярии чиновникам и военным в разные уголки Франции были разосланы запечатанные конверты с инструкциями, которые все должны были быть вскрыты в один и тот же момент — 13 октября 1307 года. В этот день были арестованы около тысячи членов ордена. Говорят, что операция была беспрецедентной в мировой истории по широте своего действия. При этом не произошло ни одной утечки секретной информации. Тамплиеров при всей их хвалёной сети осведомителей удалось захватить врасплох.

Многие европейские монархи получили в тот же день (13 октября) извещения о разгроме ордена и призывы провести аналогичные операции у себя. Нерешительный папа Климент V, как всегда, медлил, но под давлением Филиппа Красивого он всё-таки 22 ноября издал буллу. Она предписывала всем христианским монархам арестовывать тамплиеров с конфискацией принадлежащих ордену земель и имущества.

Задержания проводились в Англии, на Кипре, в Испании, Италии, Лотарингии, Германии. Где-то они были формальными: подозреваемых допрашивали и отпускали на свободу. На Кипре были арестованы более 100 братьев ордена, но затем выпущены на свободу. В Германии также было полное оправдание (что вызвало большое недовольство папы). А где-то всё было очень серьёзно. В Италии, например, по некоторым данным, были сожжены 44 тамплиера. Были сожжения в Лотарингии. Что касается Англии, то там значительной части тамплиеров удалось бежать в Шотландию, где в те годы правил отлучённый от церкви Роберт Брюс (кстати, изданная позднее папская булла, объявлявшая деятельность ордена незаконной, в Шотландии не действовала).

Самый главный удар был нанесён, конечно, по тамплиерам Франции. Казни там проводились почти исключительно через сожжение на костре при большом стечении народа (для назидания). Вот только статистика сожжений: 54 тамплиера в Санской епархии 12 апреля 1310 года; там же позднее сожгли ещё 4 тамплиеров; в апреле 1310 года 9 тамплиеров в Санлисе; 3 тамплиера в Пон де Л`Арк. Завершающая казнь произошла в 1314 году: были сожжены последний магистр ордена Жак де Моле и командор Нормандии Гийом де Шарнэ.

Как происходили аресты, допросы, суды и казни во Франции, я рассказывать не буду. Всё это подробно описано и в исторической, и в художественной литературе. Снято бесконечное количество фильмов и сериалов. Назову только последние: телесериал «Тайна замка тамплиеров», реж. Дидье ле Пешор (Франция, 2010); «Железный рыцарь», реж. Джонатан Инглиш (Великобритания, США, 2011); «Ночь тамплиера», реж. Пол Сэмпсон (США, 2013); «Кредо убийцы», реж. Джастин Крузель (США, Франция, Великобритания, 2016); телесериал «Падение ордена» (Knightfall), реж. Дон Хэндфилд, Ричард Рэйнер (США, Чехия, 2017-2019).

Тамплиеров обвиняли в содомских грехах, в том, что они плевали на крест, и тому подобных святотатствах. До сих пор идут споры, насколько эти обвинения были оправданными. Но было ещё одно, которое тамплиерам нечем было крыть, — занятие ростовщичеством. Видимо, под влиянием этого в 1311 году Римский престол издал специальную буллу, в которой лишний раз напомнил, что взимание процента по ссудам считается страшным грехом. Климент V постановил, что занятие ростовщичеством будет наказываться отлучением от Церкви. По ходу отмечу, что этот запрет во Франции сохранялся до середины XVI века, когда уже началась Реформация. Тогда запрет сняли, но был определён верхний потолок — 5% годовых.

Папа Клеменс V поддерживает Филиппа IV, отказываясь от поддержки тамплиеров, тем самым обеспечивая их уничтожение. Фото: Mary Evans Picture Library/Globallookpress

В 1312 году орден был упразднён и распущен папой Климентом V, согласно изданной им специальной булле (примечательно, что изданию этого документа противились все действовавшие на тот момент под эгидой Римского престола ордена; видимо, опасались, что и до них доберутся). В том же году появилась ещё одна булла, согласно которой вся собственность ордена тамплиеров передавалась их соперникам госпитальерам. Вскоре после этого Филипп IV изъял у госпитальеров крупную сумму денег как компенсацию затрат на ведение судебных процессов.

Кстати, когда Тампль в Париже и другие хранилища тамплиеров были вскрыты после арестов в октябре 1307 года, обнаружилось, что денег в них крайне мало. Согласно одной версии, деньги у ордена были, но они находились в работе (были выданы в кредит, инвестированы, переведены за рубеж для проведения чековых операций и др.). Люди короля, проводившие обыски и вскрытия, не очень разбирались во всех тонкостях финансовых операций тамплиеров. Вместо ожидаемого золота они обнаружили массу каких-то бумаг с непонятными записями, состоявшими в основном из цифр. Основная часть таких бумаг была уничтожена.

Недавно были опубликованы документы Ватикана о процессе над тамплиерами. Но и в них нет даже намёка, куда вывезли легендарные сокровища ордена. Это не смущает историков, они уверены, что тамплиеры всё-таки подозревали о грозящей угрозе и заблаговременно вывели свои сокровища в более безопасные места, куда не могла дотянуться рука французского короля и папы. Историки и писатели называют страны, где осело золото тамплиеров: Англия, Швейцария, города-полисы Северной Италии (Флоренция, Венеция, Генуя и др.) и даже Россия.

Нашим отечественным историкам очень нравится следующая версия, которая складывалась веками. Она исходит из того, что накануне арестов сокровища из Тампля были вывезены в порт Ла-Рошель. Там они были погружены на 18 судов, которые отплыли в неизвестном направлении. Это то, что известно французам. А из российских летописей известно, что в том же году (1307) князь Московский Юрий Данилович с почётом встречал в Новгороде какие-то иностранные суда числом 18. В летописях указывается, что иностранцы привезли «несметное многое множество золотой казны, жемчуга и камения драгоценные», которые принесли в дар князю и его подданным, пожаловавшись при этом на «всю неправду князя галлов (французов. — Прим. автора) и папы». Историки обращают внимание и на такие интересные детали: с 1307 по 1340 год Москва постепенно богатеет и превращается в великое княжество. Кроме того, летописи свидетельствуют, что с 1305 по 1314 год в Москву прибывали рыцари «на коне в доспехе полном». Съезжались они с разных концов Европы — «из орды», из Литвы и «от немец». Заключительный аккорд версии: рыцари-храмовники получили в России политическое убежище в обмен на сокровища Тампля.

Фото: Gorev Evgenii/Shutterstock

Наверное, намного более важным является вопрос не о возможном выводе сокровищ за пределы Франции, а о том, удалось ли сохраниться ордену после судебных процессов и казней в начале XIV века. Большинство историков сходятся на том, что тамплиеры были истреблены лишь во Франции. Английский король Эдуард II отправил рыцарей Храма в монастыри, чтобы они искупили свои грехи. Шотландия даже предоставила убежище тамплиерам из Англии и, возможно, Франции. Германские храмовники после роспуска ордена перешли в состав Тевтонского ордена. В Португалии рыцари Храма были оправданы судом и в 1318 году лишь изменили своё название, став рыцарями Христа. Под таким названием орден сохранился до XVI века. Корабли ордена плавали под восьмиконечными тамплиерскими крестами. Под этими же флагами плавал в Индию Васко да Гама. Дальше следы тамплиеров теряются. Но, по мнению многих историков и конспирологов, тамплиеры, обладая серьёзными тайными знаниями, оккультными практиками и ритуалами, передали всё это нематериальное богатство масонским организациям, которые сначала находились в подполье, а в начале XVIII века легализовались. Наиболее полно и последовательно эту версию излагают новозеландец Майкл Бейджент и англичанин Ричард Ли в книге «Храм и ложа. От тамплиеров до масонов» (пер. с англ. — М.: Эксмо, 2006).

Любопытно, что после операции по ликвидации ордена Европа в одночасье оказалась без возможностей получать деньги взаймы. Ведь тамплиеры быстро стали монополистами в сфере кредитных операций. Евреи-ростовщики оказались, выражаясь современным языком, неконкурентоспособными. Их за полной ненадобностью стали изгонять за пределы своих стран. Тот же Филипп IV изгнал их из Франции в 1306 году. И вот уже в 1315 году пришедший на смену Филиппу IV король Людовик Х даёт евреям разрешение вернуться на старую родину во Францию и обещает им особое королевское покровительство. Такого обещания, между прочим, до Людовика X не давал ни один представитель династии Капетингов.

Кстати, итогом драматических событий в Европе в начале XIV века стало и радикальное ослабление позиций Римского престола. Решительный и смелый Филипп Красивый показал Клименту V, «кто в доме хозяин»: конечно же, не папа, а король Франции. Примечательно, что период с 1309 по 1378 год вошёл в историю как «Авиньонское пленение пап», когда резиденция предстоятеля католической церкви была перенесена из Рима во французский Авиньон.

Авиньон. Фото: Matej Kastelic/Shutterstock

Итак, попытка Римского престола по построению под своей эгидой общеевропейского дома с помощью международной финансовой сети тамплиеров оказалась неудачной. «Бедные» рыцари на глазах превратились в успешных финансистов, создавали и наращивали свои денежные капиталы и очень скоро поставили монархов и феодалов Европы под свой финансовый контроль. У тамплиеров неожиданно появился соблазн завершить создание общеевропейского дома, но уже под своей эгидой. Это уже была бы не Священная Римская империя, а общеевропейская буржуазная республика.

Коварные замыслы тамплиеров-финансистов папе и французскому королю удалось сорвать. По сути, это было превентивное нанесение удара по нарождавшейся европейской буржуазии, которая небезуспешно прикрывалась привычными для европейцев формами христианства и рыцарства. Некоторые историки считают, что папе Клименту V и королю Филиппу Красивому вообще удалось предотвратить готовившуюся тамплиерами буржуазную революцию. По мнению современного английского историка Десмонда Сьюарда, «самым длительным занятием тамплиеров, их вкладом в разрушение монополии Церкви на ростовщичество, было занятие экономикой. Ни одно средневековое учреждение не сделало большего для развития капитализма» (Seward D. The monks of war: the military religious orders. — Archon Books, 1972. P. 214.).

Читать еще:  От протестантизма к Православию: 30 лет спустя

Нарождавшийся в Европе капитализм тогда, в начале XIV века, проиграл. И символом этого проигрыша стала казнь 18 марта 1314 года двадцать третьего и последнего магистра ордена тамплиеров Жака де Моле. Но в XVIII веке маятник качнулся в обратную сторону — крупная французская буржуазия в союзе с новым дворянством отправила 21 января 1793 года на плаху короля Людовика XVI. Примечательно, что перед казнью этот король был заточён в Тампльскую башню, некогда бывшей твердыней тамплиеров.

Победа духовных потомков тамплиеров спустя пять веков привела к окончательному переходу Франции на рельсы капитализма. В 1800 году был учреждён Центральный банк, в 1860-е годы были отменены ограничения по процентным ставкам. Полностью было легализовано ростовщичество, правда, ростовщики в республиканской Франции отныне стали называться банкирами.

Сегодня строительство единой европейской республики, называемой Европейским союзом, близко к своему завершению. В строительстве участвуют в первую очередь финансисты, создавшие Европейский центральный банк (ЕЦБ), учредившие единую европейскую валюту (евро), выстраивающие европейскую банковскую систему и другие финансовые институты единой Европы. Некоторые из них даже не задумываются, что они повторяют путь тамплиеров, другие осознанно считают себя духовными последователями тех средневековых рыцарей.

Между прочим, а почему рыцари того ордена называли себя храмовниками? Некоторые думают, потому, что они охраняли храм Гроба Господня. Нет, они назывались храмовниками, потому вдохновлялись идеей воссоздания храма Соломона. Идея, чуждая христианству, но близкая разного рода оккультным и эзотерическим теориям и учениям. Возникает вопрос: новый храм Соломона для чего и для кого? Христиане знают: для того, чтобы на его троне мог воссесть антихрист. Семь веков назад Господь посрамил тогдашние попытки храмовников (предтеч более поздних масонов), ибо в Европе ещё не исчез дух христианства. Сегодня этого духа нет. И Господь может попустить завершение современными «храмовниками» (разных мастей масонами) проекта. А что дальше? А дальше читайте Апокалипсис. Вот такие мысли навеяла мне «круглая» дата — 900-летие рождения ордена тамплиеров.

Почему пятница, 13-е стала для рыцарского ордена тамплиеров роковой датой? Часть 1

Во времена крестовых походов рыцарский орден тамплиеров (храмовников) был одним из самых крупных и уважаемых. В 1118 году, еще во время первого крестового похода, французский рыцарь из Шампани Гуго де Пейн предложил иерусалимскому королю Болдуину II создать небольшую рыцарскую организацию, которая бы занималась охраной дорог и защитой паломников, идущих поклониться святым местам, связанным с жизнью и смертью Иисуса Христа.

Первые девять рыцарей во главе с Гуго приняли обет перед патриархом Иерусалимским и приступили к почетному, но трудному и опасному служению. Орден получил официальное название «Тайное рыцарство Христово и Храма Соломона». Сколь высок был религиозный фанатизм рыцарей Храма, сказать трудно, но вояками они были отменными и с возложенными на себя задачами справлялись вполне успешно, чем завоевали уважение и короля, и церковных властей, и простых паломников. За рыцарями молодого ордена закрепилось название «тамплиеры» (temple — от французского «храм»).

Через десять лет рыцари получили устав, в составлении которого принял участие знаменитый подвижник Бернар Клервоский, и специальную белую одежду (цвет невинности и воздержания), на которую через несколько лет нашили красные кресты (цвет мученичества). Авторитет ордена стремительно рос, одновременно увеличивалось его богатство и количество братьев-рыцарей. Возвращающиеся в Европу паломники разнесли славу о новом ордене, рыцари которого благородны и храбры, хранят обет бедности и воздержания, а главное — всегда готовы бескорыстно прийти на помощь.

После того, как Римский папа благословил новый орден, в Европе прошло несколько сборов средств на его поддержку. Средства были собраны громадные, отдельные дворяне и даже монархи дарили или завещали ордену не только деньги, но и земли, острова, поместья, замки. Вскоре практически во всех европейских странах у ордена оказалась крупная земельная собственность и сеть замков.

В 1139 году (всего через 20 лет после создания) римский папа даровал ордену полную автономность, выведя его территориальные организации (провинции) из подчинения местным монархам. Теперь орден подчинялся только Папе и своему Великому магистру. Пока шли крестовые походы и основные силы ордена сражались на Святой Земле, это не вызывало противодействия европейских монархов, продолжавших поддерживать тамплиеров и пользоваться их услугами.

Любопытно, что орден оказался крайне нужен и в самой Европе. Благодаря разветвленной сети своих территориальных структур он стал главным европейским ростовщиком и финансистом. Теперь, отправляясь в Палестину, рыцарям или паломникам не было необходимости брать с собой большие суммы денег (золото весит много, да и путешествовать с ним опасно). В любом орденском замке золото можно было сдать, получив на руки расписку, по которой в любой стране Европы или на Святой Земле можно было без задержек получить у тамплиеров всю сумму.

На рубеже еков рыцарские государства на Святой Земле были окончательно разгромлены сарацинами, эпоха крестовых походов подошла к концу. В тяжелых боях погибла значительная часть тамплиеров, которые в соответствии со своим уставом не могли отступать без приказа даже перед многочисленно превосходящим противником. Оставшиеся в живых храмовники обосновались в Европе и на Кипре, куда перебралось руководство ордена.

С потерей Святой Земли орден тамплиеров утратил главную цель своего существования. Теперь богатства и автономность ордена вызывали неприязнь у европейских монархов. У ордена начался разлад с Ватиканом, тамплиеры стали активно ввязываться в междоусобные европейские войны, демонстрируя собственную мощь. Если в небольших европейских государствах монархи и епископы вынуждены были мириться со вседозволенностью тамплиеров, то в крупных странах над орденом стали сгущаться тучи.

Первым решил покончить с орденом тамплиеров на своей территории король Франции Филипп IV. К разгрому ордена он готовился тщательно. Видимо, не обошлось без формального одобрения от Римского папы, которому тамплиеры стали порядком досаждать. Не в последнюю очередь и французский король, и Римский папа имели виды на несметные богатства ордена, одних крепостей, замков и поместий у него было более 9 тысяч.

Слухи о сгущающихся над тамплиерами тучах доходили до Великого магистра Жака де Моле, но он от них отмахивался, уверовав в несокрушимость ордена. А стоило бы призадуматься, ведь Филипп IV уже пытался прибрать к рукам богатства ордена, настойчиво добиваясь возможности возглавить его на территории Франции. К тому же, в тот период рыцарей в ордене тамплиеров было относительно немного, большинство его членов составляли братья-служители.

22 сентября 1307 года Филипп IV добился от Королевского совета принятия решения об аресте во Франции всех тамплиеров. Была назначена и окончательная дата — пятница 13 октября. Любопытно, что вся подготовка была проведена в условиях жесточайшей секретности. Все задействованные в операции люди знали только, что под руководством короля готовится какая-то серьезная акция, получив конверты с предписаниями, вскрыть которые позволялось только в ночь на 13 октября. Одновременно по стране усиленно распространялись слухи о царящих в ордене непотребствах и процветающей в нем ереси.

Незадолго до роковой даты во Францию прибыл Великий магистр и практически все орденское руководство, которых Римский папа Климент V, получивший престол Ватикана не без помощи Филиппа IV, вызвал с Кипра для обсуждения возможности похода в Сирию. Видимо, он и посоветовал Великому магистру временно обосноваться во Франции.

В ночь на 13 октября во Франции прошли массовые аресты тамплиеров. В парижской резиденции ордена, замке Тампле, было схвачено 140 человек, включая Великого магистра. Но рыцарей там оказалось всего несколько человек. Буквально за несколько часов до арестов из замка спешно вышел большой обоз с сильной рыцарской охраной. Что он вез и куда подевался — так и осталось тайной. Но значительную часть сокровищ и атрибутов, упоминаемых позднее арестованными в ходе допросов, в Тампле не нашли. Как не нашли и многие орденские документы, которые Великий магистр успел спрятать или уничтожить.

Именно с 1307 года оставшиеся в живых тамплиеры стали отмечать 13 октября как роковую для ордена дату. А со временем «черной датой» стала считаться пятница 13 числа любого месяца. И теперь, с опаской встречая роковую дату, многие и не догадываются, что началось все с разгрома тамплиеров королем Филиппом IV в далеком ХIV веке.

Действия короля Фипиппа IV

Только ли затея Филиппа Красивого погубила рыцарей-храмовников или были и другие причины, слабости внутри их организации, нам трудно судить. Архив ордена Тамплиеров, как и их золотые запасы, по официальной версии изчезли. Король Франции от ордена избавился, но богатства их не нашел. Возможно Филипп IV, будучи современником событий, увидел что-то еще, например, внутренние расприи в Ордене, противостояние каких-то сил, борящихся за власть и влияние, и воспользовался ситуацией.

Устранение оредна Тамплиеров было явно спланированной акцией, и планы эти формировались не спонтанно. Для начала орден умышленно обвинили в ереси. Неподвластность местным королям, подчинение только Папе (и то формально), освобождение от налогов только добавляло ненависти к храмовникам.

Ночью на 13 октября 1307 года по приказу короля Франции все тамплиеры на территории страны были подвергнуты аресту, причем под него попало и все их имущество. Следствие велось несколько лет, и было бы даже странно, если бы за это время большинство рыцарей не признались в самых ужасных для христианина деяниях: в том, что они поклонялись дьяволу, в осквернении святого причастия, надругательстве над распятием, убийстве новорожденных младенцев, содомском грехе и многих других, столь же мерзких, грехах.

Палачам ничего не оставалось иного, как отправить рыцарей на костер. В отношении тамплиеров не работал ни один из законов королевства. Если ведьму, отказавшуюся от ереси, как правило, щадили и отпускали, то тамплиера, отказавшегося от ереси, приговаривали к сожжению на костре.

Проклятие Жака де Моле

Упорно рассказывается, что магистр ордена тамплиеров Жак де Моле перед сожжением на костере призвал на Суд Божий короля Франции Филиппа IV, папу Климента V и ближайшего советника монарха де Ногаре. Жак де Моле проклял их и их потомство: «Папа Климент! Рыцарь Гийом де Ногарэ! Король Филипп! Не пройдет и года, как я призову вас на суд Божий и воздастся вам справедливая кара! Проклятие!! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена. »

Через две недели внезапно от болезни скончался папа Климент V. Почти в то же время смерть настигла и соратника французского короля де Ногаре. Говорят, что смерть Ногаре ускорила графиня Матильда Артуа, которая не скрывала своего отвращения к Ногаре и говорила: «Бог милосерден и если он не торопится исполнить проклятье магистра тамплиеров, я ему помогу!». И Филипп Красивый недолго прожил – в ноябре того же года, когда он совершил разгром ордена, он внезапно скончался от инсульта.

Судьбу короля разделили и три сына Филиппа – в народе их называли «проклятыми королями». На протяжении 14 лет они поочередно погибали при очень загадочных обстоятельствах, не оставив после себя потомство. Смерть последнего из них — Карла VI, прервала правление династии Капетингов. Но и новая французская династия Валуа, вступившая на французский трон, столкнулась с неслыханными бедствиями. В 1337 году началась известная Столетняя война.

За время войны один из Валуа – Иоанн Добрый скончался в плену у англичан, другой – Карл V потерял рассудок. Трагическая судьба постигла всех представителей династии Валуа:

  • убит на турнире Генрих II (1547—1559),
  • в результате врачебной ошибки умер Франциск II (1559—1560),
  • был отравлен Карл IX (1560—1574),
  • погиб от руки фанатика Генрих III (1574-1589).

Не удалось избегнуть проклятия Жака де Моле и династии Бурбонов, сменивших на троне Валуа: первый из Бурбонов – Генрих IV погиб от ножа убийцы, а последний Людовик XVI закончил жизнь на эшафоте. Интересен следующий факт: перед казнью король был заточен в Тампльской башне, считавшейся ранее твердыней ордена тамплиеров. Очевидцы казни утверждают, что после казни короля какой-то человек крикнул: «Жак де Моле, ты отмщен!».

Тамплиерам приписывали занятия эзотерикой, оккультными и магическими практиками и алхимией. Вот что говорит Шарпантье об их символике: «Встречается “фламма-крест”, где фины прямых “бра” образуют бинарные пламена. В алхимии этот крест означает тайный огонь философского карбункула — вполне вероятно, алхимией занимались в Тампле».

Своих таинств тамплиеры непосвященным не открывали, что давало повод для всяческих слухов и домыслов. И, возможно, небезосновательно. «…Вероятие скрытой активности тамплиеров нельзя исключить априорно, — считает Шарпантье. — Вполне возможна функциональность “тайной коллегии дигнитариев”, хранящих не только секреты организации и политики Тампля, но и принципы эзотерической инициации».

Читать еще:  Казанская икона и благодарность русского народа

Если верить историческим свидетельствам, то перед смертью на костре Великий Магистр ордена де Молэ выкрикнул проклятие, сулившее близкую гибель его главным врагам – папе Римскому Клименту V, канцлеру Гийому де Ногарэ и, наконец, королю Филиппу. Кроме того, магистр проклял их род до тринадцатого колена. Пророчество сбылось: не прошло и года, как все трое скончались. Климент и Гийом не имели потомства, а в отношении потомков короля проклятие свершилось: никто из троих сыновей Филиппа не оставил после себя детей мужского пола, и прямая ветвь Капетингов прервалась. Во всяком случае, насчет черной магии – скорее всего, инквизиторы не переборщили…

Вместе с тем Луи Шарпантье подчеркивает цивилизаторскую функцию Ордена тамплиеров. «Можно ли вообразить общественное устройство при конечном успехе рыцарской миссии Тампля? Трудно, ибо нам неизвестна секретная философия ордена. В распоряжении Тампля находились армия и финансы — движущие силы всякого социального преобразования, причем ни один член ордена не мог извлечь приватную пользу из общего могущества. При этом орден действовал в духе свободы и справедливости, поощряя цивилизаторскую активность», — пишет он. Однако история не знает сослагательного наклонения. После гонений XIV столетия Орден пришел в упадок, и, хотя последователи его существуют и теперь, о былом могуществе тамплиеров вспоминать не приходится.

Почему на самом деле уничтожили тамплиеров?

По этому поводу в стране начали служить торжественные молебны, глашатаи разносили благую весть по городам и весям, но народ вместо радости лишь сжимал кулаки и тихо сыпал проклятьями. Почему? О, так ведь человеческая жадность не знаете границ, вы все и сами это прекрасно знаете. Тут же после объявления новости начинают выясняться презабавные подробности – налоги надо платить теперь новой полновесной монетой; арендодатели тут же начинают требовать аренду полновесной монетой, так как ей им платить налоги; лавочники требуют тоже полновесную монету, так как им же тоже надо платить налоги. И проблем может быть и не было бы, если бы ставки налогов и цены были скорректированы, но нет: платил 10 ливров налога в неполновесной монете – заплати теперь столько же в полновесной. И тут у народа начало подгорать, настолько, что по стране прокатилась череда восстаний, причём когда бомбануло в Париже король оказался в довольно пикантной ситуации. Начиналось всё вполне буднично – король любил побродить по городу в простолюдинском одеянии, чтобы, аки халиф Гарун аль Рашид из сказок тысячи и одной ночи, походить и послушать что о нём говорят в народе. Но вот хорошего он в этот раз не услышал, а когда, оказавшись на площади около замка тамплиеров, он был узнан кем-то из толпы, после чего тут же в монарха полетели всякие предметы, ситуация совсем вышла из под контроля. Спасли положение рыцари-храмовники – они взяли в кольцо короля и увели его в замок, где он дожидался конца волнений. Эти выступления ещё не были полноценным бунтом, типа развернувшейся 50 лет спустя Жакерии, но действовать требовалось быстро.

Идею, как снять напряжение в народе и немного снизить накал страстей, часто приписывают канцлеру Ногарэ, хотя ничего нового в этом ходе не было. Разгорячённый народ мог не заметить определённых послаблений в сборе налогов на время устаканивания финансовой ситуации, а потому требовалось найти козла отпущения, такого в злочинность которого все поверили бы сразу и который был бы напрямую связан с реформой. Вы уже, наверное, догадались о ком речь. Ещё одной категорией по которой «ударила» реформа были ростовщики, которые предпочитали возвращать долги в полновесной монете, не корректируя сумму долга. А из-за определённых религиозных запретов, наиболее развита эта сфера была среди евреев. Легисты короля довольно споро проводят несколько судов над ростовщиками, которые пытались нажиться на страданиях народа (по странному совпадению все они были евреями), а на Еврейском острове Сены запылали костры, на которых жгли нехристей. Но мало того, указом короля было предписано изгнать евреев из Франции, разрешив взять только минимум одежды – всё остальное имущество переходило казне, равно как и долговые обязательства. Итальянские и французские банкиры начали массово перекупать долговые обязательства у евреев, брали их деньги на хранения, выкупали дома в обмен на туманные гарантии, пользуясь тяжелейшим их положением. Но народу израилеву было некуда деваться – с одной стороны указ короля с другой разбушевавшиеся по стране погромы, устраиваемые чернью, скрывшие многие преступления.

Итогом этой операции стали всего-то 200 тысяч ливров дохода казны, что было соизмеримо с теми суммами, что во время войны удавалось снимать с евреев чуть ли не каждый год. То есть масштаб утёкших сквозь пальцы прибылей короны вам должен быть понятен. Филипп получил четверть годового бюджета за пару недель, в обмен на довольно туманные перспективы повышения сборов налогов в дальнейшем. Но, однажды начав экспроприации, сложно остановиться. А Филипп всё ещё жаждал наполнить казну полновесной чеканной монетой. Он победил церковь в борьбе за деньги, обобрал до нитки ростовщиков, но была одна организация, которая сочетала два этих качества в себе – да, да — это тамплиеры. Орден рыцарей-воинов, взявших на себя во время крестовых походов сохранность финансов паломников, как в дороге, так и оставленных дома – папская булла о защите собственности крестоносцев это хорошо, но паскудное диаволово начало в человеке всё же слишком сильно. Рыцари-тамплиеры не были ростовщиками в полноценном смысле — они брали лишь комиссию за обслуживание личного счёта, как бы сегодня выразились, а не маржу. Но, это было не столь важно, куда важнее, что последующие события создали столь причудливо превратный образ тамплиеров, что многие обыватели находясь в его плену не могут осознать всю глубину трагедии ордена. Тамплиеры не были ни слугами Сатаны, ни сторонниками идеологии абсолютизма и тоталитаризма, как нам говорит серия игр Assasin’s Creed, не были всесильными ростовщиками, державшими за горло монархов Европы, точно так же, как и не были невинными овечками.

Положение тамплиеров в экономической и политической системе Европы было очень разным. С началом крестовых походов они быстро распространили свои командории по всей Европе, так как спрос на их услуги был чрезвычайно велик. Внезапно выяснилось, что услуги тамплиеров по хранению наличных, их транспортировке и передаче, востребованы и в самой Европе – согласитесь, что гораздо лучше передоверить сохранность ваших средств вооружённым рыцарям, которые в случае их пропажи ещё и вам всё возместят. Поэтому, скованные обязательствами по сохранению вверенных им богатств, храмовники стали вкладывать средства в бизнес разной степени «разрешённости». Да, они стали финансово-военной корпорацией, но добывавшей финансы не ради их накопления или самого процесса, а ради высшей цели, той ради которой орден был создан – отвоевания Святой земли. По крайней мере, руководство ордена стремилось донести эту мысль до его рядовых членов.

Но, в то же время, хотя орден и был нужен, но его положение было довольно шатким – с одной стороны военно-монашеские ордена действовали с благословления и вспомоществления Папства, с другой же – без доброй воли властителей земель их права в Европе были настолько же малы, насколько велики в Святой земле, хотя и там рыцари-храмовники нередко сталкивались с хамским попранием их прав и святой миссии. Вполне обычным было, что мирской владыка при нужде мог залезть в казну тамплиеров – сначала добровольно, а потом и силой. Особенно правовым нигилизмом в отношении храмовников страдали германские княжества, где одни князья отнимали у рыцарей земли в пользу других орденов (например, в Барнденбурге в пользу Тевтонцев), другие и вовсе конфисковывали их имущество себе в казну за мнимые и не очень проступки. Так, что случившееся с ними позже во Франции не было чем-то из ряда вон выходящим, если бы не само положение ордена в государстве французов.

С самого своего появления в землях Франции орден Тамплиеров занял значимое положение в его финансовой системе, так как именно из Франции отправлялось большинство крестоносцев на отвоевание Святой земли, то и услугами храмовников пользовались в первую очередь именно в землях Франции. Многочисленные командории открывались в королевстве при покровительстве монарха и его вассалов, так как каждый из них был вынужден пользоваться услугами монахов-воинов. Тесная и плодотворная деятельность светской власти Франции и тамплиеров привела к тому, что орден оказался встроен в систему управления государства – именно в их Парижском Тампле долгое время хранились самые ценные сокровища короны, например международные договоры. Тамплиеры брались на высокие должности при дворе, выступали посланцами и порученцами. И к началу XIV века это сближение, которое усилило позиции ордена внутри страны, превратилось из его силы в слабость. Орден кредитовал корону, выступал донором кадров и источником информации и был при этом полностью неподотчётен королю. Двойная верность – Папе и короне таила в себе угрозу, и даже то, что в противостоянии с Папством орден встал на сторону Филиппа не прибавило доверия к рыцарям – слишком могущественны они были внутри Франции, слишком тесно их финансовые интересы переплетались с королевскими. И Филипп, главная цель которого была – централизация государства, сбросив ярмо конфликтов решил избавиться от последней крупной проблемы.

Взаимоотношения между рыцарями Храма и французским королём никогда не были гладкими. Орден не вписывался в картину мира монарха, особенно с учётом того, что из-за потери Святой земли он перестал выполнять свою основную функцию. Но, Филипп сначала попытался договориться с орденом и предложил сделать его почётным членом, вероятно, считая, что в будущем сможет стать и его главой. Но Верховный Магистр храмовников Жак де Моле отказывает монарху, мотивируя, что королям нечего делать среди «бедных» братьев-рыцарей. И тогда на сцену снова выходит неутомимый Ногарэ. В христианском мире уже давно ходили споры о дальнейших действиях в связи с падением Иерусалима. Христианские монархи, лидеры рыцарских орденов и просто неравнодушные граждане присылали в Рим свои проекты того, как надо отвоевать восток. Так в 1306 году появляется план Дюбуа, предполагающий объединение духовно-рыцарских орденов в единую секулярную структуру, которая станет армией нового Иерусалимского королевства, на финансирование которой будут пущены средства от секуляризации имущества ордена. Этот план не был плодом творчества Ногарэ, более того, возможно, он появился даже без участия кого-либо из приближённых короля, но как же удачно он ложился в чаяния французской монархии. Даже если Ногарэ и Филипп не знали о трактате Дюбуа, что весьма сомнительно, их следующие действия настолько хорошо ему соответствовали, что можно утверждать, что Дюбуа выражал не лично свои идеи, а настроения всей политической элиты Франции.

«Видите, они не хотят вкладываться в общее дело, не хотят вставать под знамёна наихристианнейшего короля-крестоносца Флиппа, а только наживаются на горе и страданиях людей, как евреи» — примерно такого содержания пропаганда против ордена велась в те дни. Наконец в 1307 году у Ногарэ всё было готово – собраны доносы, показывающие, что орден погряз в ереси, исповедует то ли дьяволопоклонничество, то ли, о Господь всемогущий, ислам, и именно тамплиеры виновны в сдаче Иерусалима сарацинам. Именно эти доказательства станут ключевыми в обвинении, выдвинутом Ногарэ против де Моле. Папа Климент V, избранный при непосредственном участии французов, согласился на проведение арестов тамплиеров и процесс над их лидерами. Дальнейшие события всем известны – тайный приказ, разосланный по всей стране, и предписывающий в один и тот же час провести аресты рыцарей, пытки и нечестивый суд, а потом сожжение Жака де Моле и изречённое им проклятие, которое погубит короля. Но за всем этим скрывался конкретный расчёт, опять не реализовавшийся в полной мере.

Хотя принято считать, что все тамплиеры во Франции были арестованы – это далеко от истины: в основном были арестованы лишь члены парижского отделения ордена и капитаны командорий, в то время, как рядовым членам ордена было обещано снисхождение при вступлении в другие рыцарские ордена или локальные церковные структуры. Филипп рассчитывал добиться от Климента V буллы о создании на основе тамплиеров нового чисто французского ордена, главой которого стал бы он сам, но эта идея встретила значительное сопротивление во всё ещё довольно независимом Папстве, поэтому временно идею положили под сукно и если бы не гибель Филиппа, возможно через несколько лет он бы вернулся к этой идее. Более того, Папа Климент сумел, пользуясь законами Франции и древними правами церкви, вывести многое из имущества тамплиеров во владение церкви и ордена Госпитальеров. Таким образом французская казна пополнилась лишь третью миллиона ливров от этой акции, что опять таки было много меньше ожидаемых доходов и послужило основанием для мифа о спрятанных тамплиерами тоннах золота.

Читать еще:  «Нам людьми некогда заниматься, а вы – кошками»


Сожжение Жака де Моле

К чему это привело? Вместе с де Моле погиб не только орден Тамплиеров, но и надежды на отвоевание Иерусалима – сил и средств оставшихся орденов было бы недостаточно для организации серьёзного похода, а европейские короли всё больше втягивались в войны друг с другом, нежели с сарацинами. Филипп смог на время поправить финансовое положение в стране, но уже 4 года спустя расходы вновь перестанут сходиться с доходами и вновь начнётся процесс порчи монеты, который уже не будет остановлен в следующие десятилетия – на пороге Франции уже маячил сильнейший внутренний кризис и тяжелейший внешний в лице Столетней войны.

Автор — Владимир Герасименко
отсюда

Крест тамплиеров: 5 причин, почему был уничтожен орден Храма

120-е годы аббат Бернар Клервоский, мистик и духовный авторитет, главный вдохновитель Второго крестового похода, пишет о братьях ордена Храма:

«Они ненавидят шахматы и кости; им отвратительна охота; они не находят обычного удовольствия в смешной погоне за птицами. Они избегают мимов, фокусников и жонглеров и питают отвращение к ним, к песням легкомысленным и глупым. Они стригут волосы коротко, зная, что, мужчине не пристало ухаживать за своими волосами. Их никогда не видят причесанными, редко — умытыми, обычно — с всклокоченной бородой, пропахшими пылью, изможденными тяжестью доспехов и жарой».

В пятницу 13 октября 1307 года последний великий магистр тамплиеров Жак де Моле арестован в Тампле — парижской резиденции ордена. Следом идут аресты храмовников по всей Франции. Их бросают в темницы, подвергают пыткам, добиваясь признаний в ереси, содомии и прочих смертных грехах.

18 марта 1314 года Жака де Моле по приказу короля Франции Филиппа IV Красивого сжигают на костре. Двухвековая история ордена тамплиеров, самого богатого и самого могущественного из военно-рыцарских орденов, подошла к концу. Их деньги и имущество перешли в королевскую казну, при этом огромные ценности не найдены до сих пор, что до сих порождает множество захватывающих мифов.

Почему же так быстро рухнула влиятельнейшая организация, которая была богаче и могущественней многих королевств? Почему против храмовников ополчился не только французский король, но и римский папа? Как святые воины-монахи, которых превозносил Бернар Клеровоский, превратились в «плюющих на крест» слуг дьявола? Причин несколько. Некоторые из них послужили основой обвинительного приговора храмовникам и по сути явились не причинами, а поводами для расправы над орденом. О других же современники ничего не говорили, а если и говорили, то только шепотом, но по прошествии веков стало ясно, что благодаря им, а вовсе не обвинениям в сатанизме, в 1307 году ордену был подписан смертный приговор.

Но обо всем по порядку.

Орден стал не нужен

В 1291 году с падением Акры крестоносцы в сущности потеряли все, что имели на Ближнем Востоке. История латинских государств на Святой земле бесславно завершилась. Орден Храма изначально создавался как боевая организация, противостоящая неверным. Вначале воинствующие монахи помогали паломникам, путешествующих к Гробу Господню, затем они стали бастионом, защищающим завоевания крестоносцев на Востоке. А после падения Акры орден по сути стал не нужен. Что защищать, если ничего не осталось? Цели больше нет, она растворилась в красном песке сирийских пустынь.

Оставался еще Пиренейский полуостров, где полным ходом шла Реконкиста и где у ордена также были прочные позиции, но разве может сравниться освобождение Иерусалима с какими-то внутрииспанскими делами? К тому же на Пиренеях и без тамплиеров было кому воевать.

Как бы то ни было, но тамплиерам, как минимум, дважды предлагали объединиться с другим могущественным духовно-рыцарским орденом — Госпиталя Святого Иоанна. Храмовники решительно отказались.

Предали дело крестоносцев

Орден Храма упрекали в том, что на протяжении десятилетий он вел политику в ущерб делу крестоносного движения — великие магистры заключали союзы с мусульманскими эмирами, предавая тем самым дело Христово, объединялись с одними европейцами против других, распыляя и так скудные силы христиан.

«Если бы тамплиеры хотели этого, Святая земля давно была бы завоевана», — восклицал с обидой граф д’Артуа.

Конечно, на храмовниках лежит большая доля ответственности за поражение на Востоке. Однако в одиночку орден при всем желании не мог противостоять мусульманской буре, начавшейся с приходом к власти в Египте султана Бейбарса. Винить в произошедшем европейские монархи должны в первую очередь себя. За то, что в сущности ни один из крестовых походов не закончился большой победой (кроме самого первого), за то, что идея освобождения Святой земли всякий раз тонула в бездне противоречий между теми, кто собирался ее освобождать. Тамплиеры точили зуб на госпитальеров, французы на немцев, и те, и другие — на итальянцев, Генуя воевала с Пизой и Венецию и так далее. Этот раздрай мог привести только к краху. Он и случился. А главными виновниками провала назначили тамплиеров.

И еще. Кроме недостаточного рвения в борьбе с неверными и заигрывания с мусульманскими эмирами, упрекали тамплиеров и в жадности. Мол, имея крупные ресурсы, и денежные, и имущественные, храмовники крайне неохотно тратили их на «правое» дело. Например, после взятия Саладином Иерусалима в 1187 году тамплиеры отказались платить за жителей города, которым султан подарил жизнь, и 16 тысяч христиан отправились в рабство. Последней же каплей стал отказ тамплиеров внести выкуп за попавшего в плен к сарацинам французского короля Людовика IX Святого — сверхпопулярного и крайне уважаемого монарха, причем не только во Франции. Впоследствии великий магистр Рено де Вишье на коленях вымаливал прощения у Людовика. Король вроде как простил, но остаток, как говорится, остался.

Плевали на крест

Но это все цветочки. Самое грозное обвинение (во всяком случае, в глазах у средневековой аудитории) было иным — в сатанизме. Когда на судах озвучивались некоторые детали жизни и быта тамплиеров, у «почтенной» публики волосы на голове вставали дыбом. Можно было простить нечеловеческую жесткость, убийство ближнего, но такое. Вот что говорил первый и ключевой свидетель по делу храмовников, горожанин из Безье Эскен де Флуарак (сам, между прочим, в прошлом тамплиер):

«Во время вступления в орден каждый кандидат должен был трижды отречься от «пророка, то есть Господа нашего Иисуса Христа», и трижды плюнуть на крест.

Затем его освобождали от одежды, и тот, кто его принимал «целовал его в копчик, ниже пояса, затем в пупок, затем в рот, а затем говорил ему, что если один из братьев ордена захочет переспать с ним плотски, он должен это вынести по уставу ордена».

Каждый брат носил шнурок, который обвязывали «вокруг шеи идола, имевшего форму мужской головы с большой бородой»; этой же голове поклонялись в капитулах провинций».

Кроме клятв сатане обвиняли тамплиеров и в содомии, особенно же — в страсти к мальчикам. Говорили, что если устав не позволял воину-монаху прикасаться к женщине, то он не сообщал ничего подобного по поводу мужчины. Тут трудно сказать, правда это или нет. Однако пиар, как сейчас бы сказали, был такой, что публика ни на йоту не сомневалось: Святой престол и лично папа римский пригрел на груди самых настоящих бесов.

Все это — страшные обвинения (особенно последнее). Но каждое из них — лишь повод для того, чтобы поставить крест на ордене Храма.

А теперь перейдем к причинам. Очевидно, что против ордена была организована и реализована очень серьезная кампания. Инициатором ее был король Франции Филипп IV Красивый. В роли своего рода духовной «крыши» (извините за такой сравнение) выступил римский папа Климент V. А основным исполнителем стал советник Филиппа и хранитель королевской печати Гийом де Ногаре. На троих они организовали блестящую кампанию, оставившую от ордена, еще вчера мощного и неприступного, как скала, одни лишь воспоминания (при этом чаще всего неприятные).

Были слишком независимы

Орден Храма изначально был независимым. Великий магистр подчинялся только папе и не сильно прислушивался к мнению архиепископов, епископов, графов, герцогов или королей. Орден был освобожден от церковной десятины, мало того, — сам ее получал. Крестьяне стремились работать на землях, принадлежащих ордену Храма, поскольку условия там были лучше. На Ближнем Востоке орден и вовсе вел совершенно самостоятельную политику, здесь даже папа иной раз был не указ, что уж говорить о короле Иерусалима и тем более о его вассалах. Временами именно великий магистр тамплиеров определял политику всех восточных государств крестоносцев.

Были слишком богаты

Кроме независимости, орден обладал богатством. В 1118 году Гуго де Пейен и восемь его соратников, облаченные в грязные рубища, начинали с того, что просили милостыню. А уже через 20 лет, благодаря обширным пожертвованиям — землей, недвижимостью, деньгами, — стали очень богаты. Тамплиерам передавали целые фьефы — феодальные владения — причем немалые. В 1131 году король Арагона Альфонс I на смертном одре завещал ордену Храма треть своего королевства! Тамплиеры, не желая ввязываться в политическую борьбу на Пиренеях (по уставу им было запрещено обнажать меч на христиан), отказались.

Но несильно обеднели. Потому что кроме пожертвований существовали и другие источники дохода. В XIII веке орден Храма — это могущественная финансовая организация, для которой не существует границ. Настоящая транснациональная корпорация!

«Именно тамплиеры придумали вексель на предъявителя, чек и все виды кредита. Ему доверяли огромные вклады, через его посредничество оплачивали приобретения за границей», — пишет французский историк Марсель Лобе.

Словом, за два столетия орден превратился в сказочно богатую организацию, имеющую недвижимость в разных точках Европы — на Востоке, в Греции, в южной Италии, в Испании, Португалии во Франции, в Англии и других странах. И одновременно он стал лакомой добычей для того, кто смог бы заполучить. Король Франции смог.

Печальный конец

После падения Акры главную резиденцию орден перенес в Париж — в Темпл. Филипп Красивый ежедневно мог наблюдать братьев в белых плащах с красными крестами у себя под окнами. Он занимал у них деньги, хранил в Тампле королевскую казну, а однажды, в 1306 году, за год до ареста де Моле, даже прятался в резиденции храмовников от разъяренной толпы.

Трудно сказать, когда у короля возник замысел по поводу тамплиеров. Ясно, что он вынашивал его несколько лет. С этой целью — разрушить орден и присвоить его богатства — Филипп сделал все, чтобы папой римским был избран француз — Раймон Бертран де Го, занявший Святой престол под именем Климента V. Тамплиеры подчинялись только папе, но с восшествием Климента так получилось, что они подчинялись и французскому королю. 14 ноября 1305 года в Лионе в присутствии французского короля состоялась коронация нового понтифика. А ровно через два года в один день во Франции были арестованы все влиятельные тамплиеры. Папа вяло повозмущался, исключительно для вида, но в целом не возражал.

Остальное все было делом техники. Подключив святую инквизицию в лице Гийома Эмбера, а позже и Генеральные штаты (чтобы все выглядело абсолютно легитимно!) Филипп организовала масштабнейший процесс. Храмовники сидели на хлебе и воде в темницах, подвергались бесчисленным пыткам. И, конечно, признавались. Во всем, включая сатанинские ритуалы. Потом, бывало отказывались от показаний, но только, чтобы ухудшить свое и так кошмарное положение — судьи смотрели на них как на раскаявшихся еретиков, повторно впавших в ересь. А что может быть ужасней?

Большинство влиятельных тамплиеров окончили жизнь на костре. Имущество ордена было растаскано по частям, хотя больше всего досталось, разумеется, королю Франции. Итальянские торговые республики избавились от серьезного конкурента, а Филипп Красивый — от угрозы разрушения своего государства изнутри (хотя о том, что такая угроза существовала, ничего неизвестно). Свободнее вздохнули и сарацины. Известно, что в последние годы своей жизни орден скрупулезно собирал деньги на новый крестовый поход. И есть сведения, что накопил вполне приличную сумму.

Источники: Марион Мелвиль. История ордена тамплиеров/Марсель Лобе. Трагедия тамплиеров

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector