0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как будут причащать во время эпидемии коронавируса

Содержание

Причастие и посещение храма во время эпидемии коронавируса. Отвечают православные священники

Протоиерей Александр Балыбердин, клирик Успенского собора Трифонова монастыря г. Кирова (Вятки), член Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви, кандидат исторических наук:

Мы не можем не переживать за судьбы людей, потому что коронавирус — опасная болезнь, протекает тяжело, особенно у пожилых людей. А именно они, как правило, составляют большую часть наших прихожан.

Я бы обратил внимание, что состоялось заседание Синода, где было принято разумное и взвешенное решение о том, что надо озаботиться состоянием санитарных норм на любом приходе. Это ни в коем случае не связано с лишением церковных таинств. Это значит надо прибираться вовремя в храмах, дезинфицировать ручки входных дверей, пользоваться одноразовой посудой в трапезных храма, одноразовыми стаканчиками для запивки. Мы видим много факторов риска, которые не связаны с таинством Евхаристии.

Надо помнить, голова нам дана не только для того, чтобы шапку носить, а думать. Есть элементарная культура человеческого общения, которая говорит о том, что если ты болен, то надо идти в больницу или вызывать врача на дом, а не подставлять других людей, подвергать их опасности. Это касается всех случаев, а не только посещения храма. Касается не только коронавируса, но и любой другой болезни.

У нас почему-то люди при плохом самочувствии идут на работу и ещё гордятся этим. В школу, садик отправляют детей, когда те кашляют, чихают. Также и в храмы идут, когда болеют. Почему бы не задуматься: если чувствуете себя неважно, если есть подозрение на вирусное или респираторное заболевание, не надо искушать Бога, не надо подвергать окружающих опасности. Лучше остаться дома. А если верующий хочет причаститься в таком состоянии, надо пригласить домой священника. Это не какое-то нововведение, известная практика, когда к больному приезжает батюшка. Священник приедет, исповедует, причастит. Не подвергать близких опасности – это уважение, любовь к ним.

Иеромонах Феодорит Сеньчуков, врач-реаниматолог:

Следует разделить возможность заражения в храме и возможность заражения через Причастие. В храме заразиться, естественно, можно и не только короновирусом, но и гриппом, и любой другой воздушно-капельной инфекцией. Так же, как в храме может обвалиться потолок и поубивать или покалечить людей. Другое дело — Причастие. В Чаше — Кровь и Тело Христово. Мы в это верим, иначе Причастие бессмысленно. Но Бог не может нести зла, а болезнь в любом случае является злом, даже если Господь обращает её к вящей славе Своей (иначе не нужны были бы врачи, которые, как сказано в Священном Писании, «от Бога» — Сир.38 ). Здесь часто возникает недопонимание — мы знаем, что Святые Дары сохраняют свои физические свойства. На основании этого многие предполагают, что они также могут являться переносчиком вируса. Но дело не в том — живёт вирус в Чаше или нет. Он там вполне может оказаться. Но его злотворная способность (собственно возможность заражать) не реализуется. Вирусы и в раю были, и никого не заражали. Причастие — это соединение Бога и человека, причём соединение физическое, поэтому зла оно не приносит.

Протоиерей Андрей Ефанов, благочинный Родниковского округа, секретарь епархиального совета Кинешемской епархии, настоятель храма Воскресения Христова села Болотново:

Тело и Кровь Господня, которым мы причащаемся, — святыня, побеждающая всё, и оставленная нам Господом. Вернее, святыня, которая каждый раз подаётся нам Господом для здоровья наших душ и телес.

И мы, православные христиане, верим в то, что инфекция через Причастие передаваться не может, потому что хлеб и вино на литургии таинственным, непостижимым для человека образом претворяются в Тело и Кровь Господни, а в них никакая зараза и никакой вирус не могут жить.

Также следует помнить, что попечение Бога о нас простирается даже до, казалось бы, мелочей: «Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц»( Лк. 12:6-7 ). Неисчислимо количество случаев исцелений и даже прекращения эпидемий при обращении верующих к Богу, множество чудотворных икон, прежде всего Пресвятой Богородицы, помогали во времена «поветрий и моровых язв».

За годы своего служения я много кого причащал, эти люди имели разные болезни, что не мешало мне потреблять Чашу. Но утверждать, что свойства вина и хлеба, ставшие Телом и Кровью, совершенно лишены способности испортиться, я не стану.
Когда я приехал на первый свой приход, мне пришлось принимать храм от священника, который был изгнан своей старостой.
История была весьма печальная и неправы были обе стороны. Но так уж случилось, что священник не потребил Чашу после своей последней службы, и её содержимое на момент приёма мною прихода превратилось в комок плесени. Епископ благословил сжечь то, что было в потире.
Когда я слышу и читаю критику тех мер, которые предписаны Синодом в связи с пандемией, я думаю о том, что, хотя христианину не нужно бояться заразиться от Причастия, но и придумывать для себя то, чего нет, тоже не стоит.
Например, что в храме можно забыть обо всех предосторожностях. Да, Бог печется о каждом мгновении жизни человека. Но и разум человеку тоже даровал Бог. Как и чувство осторожности.
Нам не запрещено причащаться. Но даны рекомендации, как правильно поступать в период эпидемии. И прислушаться к мнению того, кого мы именуем Великим господином и отцом, думаю, совершенно логично.

В тех храмах, где я несу послушание настоятеля, введены меры безопасности. Закуплена одноразовая посуда, более тщательно протираются иконы, помещения проветриваются. Но мы помним, что «если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» ( Пс 126:1 ), поэтому мы, предпринимая меры безопасности, всё своё упование возлагаем на Бога.

Иерей Святослав Шевченко, клирик Благовещенского кафедрального собора, председатель Комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии:

Эпидемии, экономические кризисы и даже войны — это всё временные явления. А есть то, что приближает к вечности — это молитвы, богослужения и таинства, которые являются для православных христиан мероприятиями безотлагательного характера, подобные походу в поликлинику, лечению в больнице. Верующие люди опытным путем знают, что после таинств многие получают исцеление души и тела. И для многих христиан это жизненно необходимые вещи.
Кстати, даже во время бубонной чумы, пришедшей в Россию в XIV веке, православные храмы не закрывались. Потому что вера для людей в таких ситуациях является сильным мотивирующим фактором, вплоть до укрепления иммунитета, поскольку медики знают, что многие болезни приходят из-за нервных срывов и стрессов. Уже не говорю про укрепляющую силу церковных таинств.
И в те стародавние времена, когда по стране ходили эпидемии оспы, дифтерии и брюшного тифа – Церковь никогда не пренебрегала санитарными мерами. Делается это и сейчас. Более того, известно, что в Благовещенске в начале XX века во время эпидемии тифа, когда над домами реяли черные флаги, указывающие на заражение, после крестного хода с Албазинской иконой Божией Матери – болезнь локализовалась и сошла на нет. И православные благовещенцы верят, что это произошло помощью свыше.
А еще мы верим, что вся наша жизнь в руках Бога. Но также помним заповедь: на Бога надейся, а сам не плошай.

Протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма свт. Николая Мирликийского на севере Москвы, врач-психиатр:

Коронавирус не существует сам по себе, всем управляет Господь! И если попускаются эпидемии и другие скорби, то, вероятно, цель одна – остановить распространяющееся безбожие, привести людей к покаянию. Поэтому и эпидемию коронавируса хорошо бы встретить с покаянной молитвой, постараться оставить греховные привычки. В Таинствах действует Господь, верим, что Он и сохранит от всякого заражения! Но чтобы не искушать Господа Бога нашего, следует принять некоторые меры в храме – например, лучше мыть посуду в трапезной, ввести одноразовые полотенца, запивать после Причастия из одноразовых стаканчиков.

Собрала мнения Александра Грипас

Коронавирус: «Церковь должна быть готова к масштабным катастрофам»

Беседа с архиепископом Феодосием (Снигирёвым)

Сегодня всё информационное поле пестрит темой коронавируса. Как показали последние недели, эта проблема явилась дискуссионной и для церковной среды. На эту непростую тему сегодня наша беседа с архиепископом Боярским Феодосием (Снигирёвым) – викарием Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, управляющим Северным викариатством столицы Украины, доцентом Киевской духовной академии и главой Церковного суда Киевской епархии.

– Владыка, в церковной среде жаркая полемика – следует ли применять санитарные требования светских властей к Церкви? Передается ли вирус через Причастие? Что делать, если от нас потребуют закрыть храмы? Что вы скажете по всем этим поводам?

Читать еще:  «Все! Я от тебя ухожу!»: 1638 венчаний и 901 развод

Церкви всегда нужно быть готовой к внешним вызовам и опасностям

– То, что тема коронавируса стала толчком к церковной дискуссии, – это очень хорошо. Церкви всегда нужно быть готовой к внешним вызовам и опасностям, а спокойное время расслабляет. Коронавирус – хороший повод для нашей Православной Церкви доктринально подготовиться к эсхатологическому времени. Подготовиться богословски, канонически, литургически. Пока то, что озвучивается на эту тему, – по большей части концептуально сыро и недальновидно.

– Что вы имеете в виду?

– Озвучиваются в основном две противоположные позиции, каждая из которых является крайностью. Неразумной крайностью, как мне кажется. Первая – давайте беспрекословно слушать все эпидемические предписания местных властей, закроем храмы, отменим на время Причастие и другие таинства, пока не закончится пандемия. Некоторые Поместные Церкви уже пошли по этому пути, приняли соответствующие решения. А вторая крайность такая: верующим ничего повредить не может, давайте не обращать внимания на эти страшилки, чаще ходим в храм, причащаемся, и всё будет хорошо. Ну, а если и заразимся, то такая наша судьба. Считаю, что обе эти крайности богословски несовершенны и могут быть очень опасны для Церкви, если не сейчас, то в будущем.

Видите ли, князь века сего, противостоящий в лице светского мира Христовой Церкви, всё время проверяет нас на прочность, ищет слабые места, где можно пробить брешь в жизни Церкви. Сейчас, с этим коронавирусом, он тоже пробует нас «на зуб». Может быть, через пару месяцев мы будем с улыбкой вспоминать об этой страшилке, как вспоминаем сейчас о «птичьем» или «свином» гриппе. Но то, что будет сказано и принято Церковью сейчас, будет иметь последствия в богословском, каноническом и литургическом смысле ещё очень долго, а может быть, и всегда. Не вдаваясь в рассуждения, что такое коронавирус – технология влияния или реальная пандемия, скажем лишь, что та доктрина, которая в связи с этой ситуацией будет выработана сегодня Церковью, станет в будущем либо иммунитетом и защитой от более сильных и изощренных ударов по Церкви, либо станет брешью в церковном корабле.

– Как это может произойти, в чем слабость позиций, которые высказываются сегодня верующими?

– Начну со второй крайности – «нам ничего не повредит!» Это как минимум звучит очень самоуверенно и попахивает духовной прелестью. Такая самоуверенность рождается от неофитства выразителей этой позиции, от их незнания церковной истории, православной аскетики, от непонимания на опыте своей немощи, в том числе немощи своей личной веры. Они уверены, что евангельские слова «змия возмут: аще и что смертно испиют, не вредит их» (Мк. 16, 18) сказаны лично о них, об их нынешнем духовном состоянии. Не вдаваясь в детали этой дискуссии, лишь замечу, что священнослужители старшего поколения, а также миряне из коренных православных семей, впитавшие церковность от своих дедов и прадедов, не имеют этого комсомольского запала – «нам ничего не повредит!» Хотя старшему поколению, в силу их веры и смирения, наверное, действительно ничего не повредит. И где грань между «повредит» и «не повредит»? Евхаристическая Чаша – святая вода – чудотворная икона – простая икона – храм – запивка – благословение священника – свечка, просфорка? Как определить грань, где можно заразиться, а где нет? А если при этом помнить заявление Священного Синода о необходимости дезинфекции храмов и использования для запивки одноразовой посуды, значит, можно всё-таки где-то заразиться? А есть ли здесь место чуду? И где же грань между чудом и обыденностью? Лично я думаю, что место чуду, безусловно, есть. Но и грань при этом существует. Только эта грань не может быть так примитивно определена, как нам того хотелось бы и как нам бы удобно было с практической точки зрения: вот, от Чаши нельзя заразиться, а от запивки можно, потому и стаканчики одноразовые. Тут всё намного сложнее, и это поле для работы Синодальных комиссий и мудрых духовников. Но сейчас речь не об этом.

Уверенных в своем праве на чудо людей, отвергающих Божественный дар рассуждения, врагу очень легко сломить – и духовно, и телесно

Если бы гипотетически такая прелестная гипотеза – «нам ничего не повредит!» – без всяких оговорок была бы сегодня принята в качестве общецерковной доктрины, то это могло бы стать в будущем мощным инструментом в руках дьявола для борьбы с Церковью. Ведь уверенных в своей праведности и в своем праве на чудо людей, отвергающих Божественный дар рассуждения, врагу очень легко сломить – и духовно, и телесно. Гордецов посрамляет Сам Бог, а смиренным даёт благодать. Думаю, читатели сами без труда смоделируют возможные ситуации, как противники Церкви смогут отравить/заразить/осквернить целые сообщества таких верующих гордецов. Если, конечно, Господь не умилосердится над Своими глуповатыми и самоуверенными чадами и не пошлёт им на выручку нового великомученика Феодора Тирона.

– А какой может быть вред, если наша Церковь примет за правило полностью следовать предписаниям эпидемиологов, как это уже сделали в ряде Церквей?

– В таком случае мы просто попадём в капкан, который за нами захлопнется. Земная Церковь в любом случае когда-то, ко времени антихриста, окажется в подобном капкане, когда нас лишат свободы в совершении литургии и во многом другом. Но зачем же приближать эти проблемы самостоятельно? Если Церковью будет принята доктрина реагирования на социальные проблемы – «всё, что скажут – исполняем!», то в скором будущем власти в разных странах смогут закрывать наши храмы и лишать верных литургии под любыми гуманитарными предлогами: пандемия, опасность ядерной войны, изменение климата и т.д. Верующие Украины, а сейчас и Черногории, в последнее время очень хорошо поняли, как современная политика, не меняя гуманного выражения лица, может пытаться разорить и уничтожить многомиллионные церковные сообщества, пользуясь своими рычагами управления. Оптимизма это не прибавляет. И нам нужно уже сегодня быть готовыми к существованию Церкви в подобных условиях. Слепо идти на поводу у власти – попасть в расставленные сети.

Слепо идти на поводу у власти – попасть в расставленные сети

– И какой же видится выход? Какие богословские и канонические основания Церкви необходимо заложить сегодня в решение подобных гуманитарных вопросов, чтобы защититься от проблем в будущем?

– Наша Церковь уже начала это делать. Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с эпидемией, а также местные епархиальные Циркуляры иерархов нашей Церкви в связи с коронавирусом – твердо и однозначно уводят паству от однобокого понимания, а значит, и однобокого решения возникшей проблемы. Думаю, что над этим ещё должны очень хорошо и оперативно поработать профильные церковные комиссии, чтобы найти нужные механизмы для защиты Церкви и нужные слова для объяснения этих механизмов верующим. Озвучу свою точку зрения, которая, возможно, в какой-то части может оказаться несовершенной или ошибочной, – после окончательных церковных определений это станет понятно. Мне кажется, что, с одной стороны, надо разработать внутрецерковную концепцию информационной защиты паствы от всяких лжевирусов, как технологий современной геополитики. При этом нужно учесть неопределенность реальной эпидемической ситуации, когда в будущем будут использоваться такие технологии, а значит, и фактическая санитарная защита верующих при посещении храмов должна быть «быстрого развертывания».

А с другой стороны – надо всегда быть готовыми к исполнению Евангелия:

«Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; всё же это – начало болезней» (Мф. 24; 6–8).

А значит, нужно разработать и иметь литургическую концепцию жизни Церкви, если вдруг на самом деле общество накроет настоящая смертельно опасная инфекция, или заражение территорий ядами, или радиацией без возможности эвакуации. Это не фантазии и не чьи-то страшилки. Сейчас это апокалиптическая реальность будущего. Когда Церковь столкнётся с этой реальностью, не знает никто, кроме Бога. Но её отголоски, так скажем, «репетиции», случаются уже сейчас. Вот, например, коронавирус. И Церковь уже сегодня должна быть готова к возможным масштабным катастрофам и реальным пандемиям.

Какая альтернатива общественному богослужению? Где мера допустимости дезинфекции (дезактивации и т.д.) святыни? Есть ли в условиях тотальной эпидемии альтернатива храмовому Причащению? Может быть, в таких исключительных ситуациях к запасным Дарам позволить прикасаться мирянам и причащаться им на дому, как это было в древней Церкви? В этом случае надо определить, кто настоящий «мирянин», а кто нет. Фиксированные списки прихожан? Одноразовые сжигаемые сосуды для запасных Даров? Дистанционная Исповедь? Всё это вопросы, которые, я уверен, рано или поздно встанут перед нашей Святой Православной Церковью. Дай Господь, чтобы как можно позже. Но готовиться к их решению нужно уже сейчас.

Можно ли причащаться во время эпидемии коронавируса?

Можно ли причащаться во время эпидемии коронавируса? Существуют две позиции – согласно одной из них, сама мысль о том, чтобы заразиться во время причастия Святых Тайн, нелепа и кощунственна. Мы верим, что в Чаше невидимо пребывает Сам Господь, Податель жизни, Который всегда ищет нам только блага спасения, – как мы можем помыслить, что Причастие может оказаться вредоносным?

Читать еще:  «Помощь больным муковисцидозом» — иностранные агенты?

Другая позиция связана со словами еще Ветхого Завета, которые Господь Иисус повторяет, когда подвергается искушению от диавола: «Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего» (Мф 4:5–7).

В самом деле, подвергать себя (и других) опасности, полагая, что Бог обязан вмешаться и предотвратить бедствия, которые мы сами должны были бы предвидеть – значит искушать Бога и идти явно против Писания, в частности, против заповеди “не убий”, которая предписывает нам заботиться о своем и чужом здоровье и жизни. Бог вознаграждает послушание – а не удаль и браваду.

Сторонники первого взгляда обращают внимание на то, что если бы Причастие было опасно с точки зрения заражения, первыми бы вымерли священники, которые потребляют Дары после каждой Литургии. Это верно – причем верно не только во время эпидемий. Верующие составляли бы самую заметную группу риска с точки зрения эпидемиологии, а священники – самую ярко выраженную подгруппу внутри этой группы.

Священник постоянно общается с самым широким кругом людей, близко склонившись ухом к устам прихожанина, принимает исповедь, является, чтобы преподать последнее утешение умирающим, – он должен был бы быть первой жертвой всевозможной заразы. По степени опасности к его служению приближается только служение врача – только у врачей есть дополнительные меры предосторожности, и они все равно часто заболевают.

То, что наше духовенство живо и продолжает служение, говорит о том, что его подверженность инфекционным болезням в среднем едва ли выше, чем у населения в целом.

Однако про священника никак нельзя сказать, что он искушает Господа: он вовсе не лезет подвергать себя опасности без уважительной причины. Он исполняет возложенный на него долг, следует священнической присяге, по примеру Господа несет служение в этом глубоко инфицированном злом и грехом мире. Грешники нуждаются в исповеди, верующие – в Причастии, и священник не может им отказать. Мотивы, по которым он действует, ясны и ему самому, и Богу.

Во время эпидемии, когда люди пребывают в страхе, страдают и умирают, они особенно нуждаются в заботе священника – и он должен им ее оказывать.

В несколько другом положении находится мирянин. Литургия не совершится, если священник откажется совершать ее и преподавать людям Причастие. Но мирянин не сорвет ее, если воздержится от Причастия в этот раз. Как правило, миряне у нас не причащаются за каждой Литургией, – в Церкви давно идут споры о том, хорошо ли частое причащение, но в реальности многие участники богослужения не подходят к Чаше. Благочестивые люди могут какое-то время воздерживаться от Причастия по разным причинам – но чаще всего потому, что хотели бы тщательно подготовься и приступить к Причастию с должным благоговением.

Чтобы идти к Причастию именно во время пика эпидемии, нужно ясно понимать свои мотивы – и вполне ли они угодны Богу. Мы постоянно молимся о том, чтобы причаститься “не в суд и не во осуждение”. Как предупреждает святой апостол Павел, “да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает” (1 Кор 11:28–30).

Обратим внимание – апостол связывает немощь, болезнь и смерть с недостойным причащением. Причастие – не таблетка, оно не работает автоматически, гарантируя человеку физическое и духовное исцеление. И Писание, и молитвы, которые мы читаем перед Причастием, говорят о том, что встреча с Таинством – это встреча с судом Божьим, который испытывает наши намерения и мотивы.

Можно (и необходимо) причащаться из послушания Богу, исполняя свой долг. Не стоит делать этого ради удали и пустой похвальбы, чтобы выказать свое пренебрежение к опасности. Бог испытывает наши сердца и намерения и знает, когда мы ищем послужить Ему, а когда мы искушаем Его. Во втором случае нам не стоит ожидать, что Он сверхъестественным образом защитит нас от последствий.

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Епископ-вирусолог отвечает на возмущенные комментарии про коронавирус

Епископ Калачинский и Муромцевский Петр до принятия сана закончил биологический факультет МГУ, работал в НИИ природно-очаговых инфекций города Омска и защитил диссертацию по специальности «Вирусология». «Фома» попросил его ответить на возмущенные комментарии людей, которые не понимают, зачем нужны серьезные меры безопасности во время коронавируса.

Сейчас много говорят о подвиге святителя Филарета, который ободрял москвичей и собирал на молитву, но это подвиг исключительный. Могу напомнить, что нареченный тем же именем святитель Филарет — но не Московский, а Черниговский, совершая такой же подвиг во время холеры, заразился, и врачи не смогли его спасти. Это было в 1866 году.

Если мы говорим о заразных болезнях, то главный подвиг духовенства чаще заключался в посещении больниц или временных бараков, наполненных заболевшими людьми. Это было и остается огромным риском — свидетельством подвига истинных пастырей. Но от людей часто требовалось иное. Заболевших старались причащать либо отдельно от тех, кого считали тогда здоровыми (поймите, тогда не было современных знаний о передаче вируса), либо на дому или в больницах.

Со времен апостолов нам даны слова о послушании властям. В отличии от гонений на христиан, карантинные меры Церковь воспринимала с пониманием, и никого не смущало, что в законах и установлениях Российской Империи в том числе были предусмотрены и ситуации с временным закрытием храмов на время эпидемий. Нет, это не вероотступничество. Мы с вами почитаем святого праведного Федора Ушакова. А знаете ли Вы, что ему удалось спасти свой флотский экипаж и весь город Херсон во время эпидемии чумы? Причем там был введен жесточайший карантин и были запрещены публичные богослужения.

Адмирал Ушаков ставил патрули на въездах и выездах, всем приказывал оставаться дома, а всех больных изолировал. Болезнь была побеждена, а адмирал награжден орденом Святого Владимира. И мы с вами видим не просто понимание со стороны Церкви его действий как руководителя. Этот глубоко верующий человек стал святым молитвенником за нас у престола Божия!

Многие помнят одного из православных патриархов советского времени — патриарха Пимена (Извекова), и очень его почитают. А знаете ли вы, что в бытность его местоблюстителем патриаршего престола, примерно за год до избрания патриархом, он участвовал в борьбе со вспышкой холеры в южных районах Советского союза? Охвачены болезнью были Кавказ, Астраханский край, Одесса — и беда грозила всей стране.

И тогда был подписан указ, согласно которому категорически запрещалось прикладываться к иконам, а причастие мирян благословлялось исключительно на дому в случае немощи или болезни. Никаких перемен в отношении к патриарху Пимену в церковном сообществе это не вызвало, а совместные действия властей и Церкви позволили победить опаснейшую болезнь быстро и с минимальным числом потерь.

Это лишь некоторые примеры, о которых нам известно. Желающие могут обратиться также к «Настольной книге для священно-церковно-служителей», изданной впервые в конце 19 века.

В «Книге» внимательный читатель обнаружит особые меры предосторожности и для пастырей, и для паствы в связи с эпидемиями. Нынешние события заставят внимательнее изучать историю православия именно в связи с этой темой, вызвавшей у части людей вопросы. Это еще одно реальное свидетельство. Думаю, что нынешние события заставят особо потрудиться историков Церкви, чтобы люди без сомнений слушались голоса священноначалия и проявляли разумное послушание власти.

Очень важно понимать, что богослужения в нашей Церкви продолжают совершаться. Наша страна знала намного более страшные времена с точки зрения возможностей приобщиться к церковным Таинствам и получить пастырское окормление. Мы не должны забыть о временах, когда на территории нашей родины почти все храмы были уничтожены или закрыты, а священнослужителей ждали аресты, а часто и мученическая кончина. Но молитва звучала и тогда, а верующие во всем стремились поддержать своих архипастырей и пастырей, молились тайно, тайно передавали в тюрьмы и ссылки Святые Дары — и это было смертельно опасно.

А сейчас служатся литургии, богослужения транслируются для верующих в прямом эфире, совершаются крестные ходы, священники ходят к старикам и причащают их на дому. Давайте сопоставим нынешнюю ситуацию и то, что мы пережили в 20 веке.

У прихожан есть благословение Патриарха оставаться дома. Это церковный ответ, это помощь нашим властям, нашим врачам и добровольцам, которые борются сейчас с эпидемией. Никто не покушается на нашу веру, единство Церкви проверяется в другом — в осознании, что где бы мы ни молились, на богослужении в храме или у себя дома, келейно, Христос посреди нас. Мы внешне разобщены карантином, но мы можем молиться и быть вместе духовно. Не надо бояться — нас соединяет сам Господь.

Читать еще:  Постная еда с Анной Людковской: Борщ и капуста

«Опасность преувеличена — у нас же и так постоянно эпидемии ОРВИ! И ничего, живы без всяких особых мер!»

Люди, которые так говорят, не владеют полной информацией. Они, в основном, верят тому, что пишется в Интернете. Они сравнивают цифры смертности от разных болезней в момент, когда во многих странах коронавирусная инфекция еще только набирает силу. Серьёзные специалисты не могут сейчас оценить всех последствий происходящего, но им совершенно ясно, что такой эпидемии не было уже давно — это новый неизученный вирус: очень прилипчивый, очень заразный, так как передается воздушно-капельным путем.

Такие драконовские меры предосторожности нельзя объяснить чьей-то выгодой, каким-то мифическим заговором чиновников — все страны мира понесут огромный урон от карантина. Для риска благосостоянием миллиардов людей может быть только одна причина — объективная опасность коронавируса.

От него пока нет лекарства, от него нет вакцины, от него заразились и умерли многие врачи, несмотря на то, что они старались соблюдать все меры безопасности. Врачи сейчас жертвуют собой ради наших жизней и здоровья.

Посмотрите, что творится в Испании, Италии, Великобритании и США. В Китае число заболевших удалось снизить только путем жесточайшего карантина. А в Италии врачи плачут и говорят: «Я должен решать — кому жить, а кому нет».

Это очень опасная болезнь и, если мы не будем реагировать на предписанные меры осторожности, будет еще хуже, чем в Италии. Неужели вы считаете, что 10% смертности — это просто шутка?!

Поверьте, это не просто ОРВИ: по статистике, больной ОРВИ или гриппом человек заражает вокруг себя меньше людей, чем тот, кто болен коронавирусом. Возможно, кто-то пропустил информацию из Южной Кореи о так называемом пациенте 31. Этим 31-ым пациентом с диагнозом коронавирус стала прихожанка Церкви Иисуса культа Синчхончжи, которая не подозревала о своей болезни и успела за три дня посетить несколько общественных мест, инфицировав сотни людей. Среди инфицированных — 544 заболевших, остальные 9000 — помещены в карантин.

Так, всего от одного человека пострадало несколько сотен людей. Все дело в том, что некоторые люди распространяют вирусы более интенсивно. Ученые не знают, почему так происходит — они еще изучают этот вопрос, как и сам вирус — он везде ведет себя по-разному, видимо, быстро изменяется и мутирует.

Я вирусолог, и когда работал по специальности, должен был исследовать новые вспышки болезней и подбирать к ним эпидемиологические меры — это то, что сейчас делает государство. Так вот — у меня сейчас нет никаких оснований государству не доверять.

Повторю вслед за специалистами: сейчас, когда у нас нет вакцины, только карантин может остановить сейчас передачу вируса. Этот вирус паразитирует в основном на людях — и живет пока передается. Некоторые люди не осознают, что могут быть носителями, либо болеть без симптомов (это две разные вещи). Все они будут способствовать передаче вируса. Эта передача может быть остановлена тремя способами: либо человек выздоровел, либо умер, либо находится в затворе, на том самом карантине. При карантине путь распространения вируса останавливается. Не нужно быть специалистом в вопросе, чтобы понять: нам нельзя быть сухой соломой на сеновале. Это, между прочим, и вопрос о нашей ответственности перед ближними, которых мы можем невольно подвергнуть опасности.

«Бояться заразиться в храме, где все священно — это же маловерие!»

По-существу такой вопрос могли бы задать и евангельские фарисеи, требующие у Иисуса Христа знамений или чудес. И Спаситель совершал чудеса, но не ради требующих знамений, а ради веры просящих милосердия. В Его отечестве последних было мало, и чудес там было мало. В любом чуде, совершаемом Богом обязательно участвуют, по крайней мере, двое, — Сам Творец и тот (или те), ради которого чудо совершается. В совершившемся чуде обязательно встречаются всемогущая любовь Божия и пусть самая маленькая, но искренняя и смиренная, основанная на любви вера человеческая. Любовь Божия пребудет с нами до скончания века.

По-существу мы все, все человечество, несмотря на всю нашу греховность, до сих пор буквально погружены в океан Божественной любви. Но если нет встречной любви человеческой, то нет и веры, а значит, тщетна наша молитва, и благодать Божия не коснется нашей жизни.

О значении веры всегда напоминал своим ученикам Христос. Возьмем евангельский отрывок, где отец просил Господа вылечить его сына от падучей болезни. «Если хоть сколько-то можешь веровать, то все возможно верующему» — ответил Христос просящему. И тогда отец сказал: «Верую, Господи, помоги моему неверию!». И этого смиренного «маловерия» оказалось достаточно, чтобы Господь оказал ему милосердие. И вспомним другое место из Евангелия, когда сам апостол Петр обещал даже перед лицом смерти не оставлять Учителя. Можем ли мы сомневаться в вере будущего первоверховного апостола, на которой Христос как на камне основал свою Церковь? Конечно нет. Но, видимо, к великой вере Петра в тот момент прикоснулось некое самомнение, гордость, искушающие Господа. И благодать Божия отступила, и тогда страх вошел в его сердце апостола. И только после его горьких слез благодать вернулась.

Исцеление сына царедворца, Паоло Веронезе

Вспомним апостола Павла, который просил у Господа исцеление от своей болезни? Павел правильно понял волю Божью и смирился, когда не получил исцеления. Он и в последствии с заботой и тревогой писал ученикам и просил беречь свое здоровье. Такие же слова мы можем найти у святителя Иоана Златоуста, который сам тяжело страдал от болезней и прибегал к помощи врачей и советовал другим беречься.

Кому же мы уподобимся, если не будем обращать внимание на реальную угрозу заражения опасной, особенно для пожилых прихожан инфекцией? Кто из нас скажет, что у него большая вера, чем у наших великих святых? Говорить о своей вере и быть уверенным в том, что Господь помилует нас от болезни — большая дерзость и искушение Господа. «Не искушай Господа Бога твоего» — эти слова остаются для нас главными в текущей ситуации.

Критики предохранительных мер наверное не понимают серьёзности нынешней ситуации. В момент, когда мы беседуем с вами, в Церкви трудится специальная рабочая группа по коронавирусу. В первую очередь, конечно, стоит вопрос о всесторонней помощи людям: тут и доставка продуктов, лекарств, сборы пожертвований, где позволяет квалификация — помощь в больнице, но параллельно в группу стекается информация, что у нескольких священников болезнь уже подтвердилась, у нескольких выявлены симптомы, а часть, к сожалению, находится в тяжелом состоянии. И мы молимся о них.

Их болезнь — не свидетельство маловерия. В каком-то случае это недостаточная осторожность, но в целом — это одна из причин, почему священнослужение называется именно служением. И это путь за Христом, а Великий пост нам напоминает о Его страданиях и смерти на кресте. Церковь, святыни, Таинства — все это спасительно, но многие люди, к сожалению, до сих пор не хотят услышать, что речь идет о спасении не ради благополучия в этом мире. Спасение — не в избавлении от болезни и смерти, спасение — в соединении с Богом и следовании Ему уже в этой жизни, попытка войти в вечную жизнь, в Царствие нашего Отца, избежать духовной гибели. Вот ради чего святыни и Таинства.

Требуется мужество признать, что от болезней наша вера сама по себе никого не страхует. Более того, Христос предлагает нам понести по силам свой крест ради нашей вечной жизни.

А отношение к Церкви как к барокамере с особым микроклиматом и обеззараживанием чревато искушениями — такая вера может оказаться очень шаткой. болезнь забирает молодых и старых, врачей и ученых, православных и католиков, мусульман и атеистов. Человек может прийти в храм уже больным, но не подозревать об этом. Вот только он заразит большинство тех, кто находился рядом с ним.В храм часто заходят люди невоцерковленные, которые просто ставят свечки и уходят. Они не знают, что такое духовная общность, что такое молитва и Таинства Церкви. Каждый пришедший в храм может быть потенциальным носителем вируса.

Эта пандемия должна действовать отрезвляюще и напомнить нам, как мы далеко ушли от Бога. В Великий пост мы оказались в ситуации, когда все увеселительные учреждения закрыты, когда мы избавлены от значительной части будничной суеты и отвлекающих привычек. Для многих эта ситуация вынужденная и непривычная, но любой может обратить ее себе во благо. Мне здесь видится промысл Божий для тех, кто должен находиться в режиме самоизоляции. Нам не надо искать, чем заняться дома — надо брать и со смирением молиться. А вот допускать в сердце страх действительно не надо. Все что мы делаем, мы делаем ради Христа, наших ближних. Следуя за Христом, мы просим Его о милости и верим, что Господь везде и всюду рядом. Недаром сказано: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:19-20).

Оригинальная статья находится здесь. При всей адекватности написанного в статье, люди в комментах продолжают задаваться вопросом, почему продуктовые магазины открыты, а церкви хотят прикрыть

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector