0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как бабушка Надежда построила храм на северном острове

Как бабушка Надежда построила храм на северном острове

Мир, где граница между видимым и невидимым зыбка, где истово верят в Бога и боятся колдунов, видят воочию святых и дают коту благословение на вход в алтарь, сохранился на Княжестрове посреди Северной Двины. Здесь живет Надежда – сказочная старушка с голубыми глазами, в которых при мысли о родной Руси блестит слеза. – Просто раба Божия Надежда, – отнекивается бабушка, когда пытаешься узнать ее отчество и фамилию. Просто по имени ее называют архангельские священники, «матушка Надежда» – самые разные люди. Надежда Яковлевна Вишнякова (урожденная Прудова) – если по паспорту.

Всех приходящих она принимает и на пороге кропит крещенской водой – хоть незнакомцев, хоть батюшек-друзей. «Послушание», мол, такое, объясняет на пороге, если кто-то удивляется или даже оскорбляется. Почему оскорбляются? Думаю, что их принимают за колдунов, и Надежда Яковлевна потом делится: что-то их много кругом развелось. Однажды приходил кто-то – никто не заметил ничего необычного, и посетители вроде бы были все из местных, а в «молитвенном доме», при котором живет бабушка Надежда, стало невозможно находиться, пока его не переосвятили.

Переправа с материка на Княжестров. Над рекой напротив острова строит Иоанно-Богословский женский монастырь Княжестров посреди Северной Двины, недалеко от Архангельска и Новодвинска, вмещает как минимум семь (а по другой версии и 15) деревень, где к концу XIX века жили три тысячи человек, а сейчас, как говорят, на зиму остаются занятыми десяток-полтора домов. Но здесь считается, что и это много. Река ограждает остров от городской жизни, от магазинов, от соблазнов, от обычной работы. Ограждает ненадежно: когда в 90-е «началось распущение», то есть развалился колхоз, островитяне тоже стали пить.

Катер к Архангельску когда-то ходил, да сломался, и когда снова пойдет – неизвестно. Зимой реку переходят легко, а сейчас на берегу стоит табличка со словом «переправа» и номером мобильного телефона. Нас везет лодочник-молчун Николай. Местные считают, что он берет освежающе дорого (200 рублей с человека) , но вариантов нет.

Молчун-лодочник Николай Когда-то на Княжестрове был большой деревянный храм. Сегодня он строится заново: ярко-синяя крыша уже видна издалека, но, как говорит матушка Надежда, сделана примерно треть необходимого.

Где родился, там и пригодился Бабушка Надежда родилась на Княжестрове в 1941 году, помнит, как отец пришел с войны – с несколькими ранениями, инвалидом первой группы. – Наш остров считался «благочестивый», храм был в действии. Семьи были очень большие, и все ходили в храм. Я здесь в шестом колене. У моего дедушки Егора было 12 детей, среди них мой папа. У них было правило: один идет в храм и за всех молится Богу, остальные работают. Иначе 12 ртов не прокормить и животных не обиходить: лошадь была, корова была своя. И папа наш очень строгий был до веры: велел молиться, читать Евангелие, мы и Отче наш знали, и Символ веры… А его сестра тетя Груня называлась «богомолкой» – всегда была при храме, при батюшке, пела на клиросе. Я помню из детства, как батюшка по воскресеньям обходил все дома, кого-то благословлял, кому-то давал послушание, – мы его очень ждали. Здесь я родилась, отсюда сбежала по молодости работать – это естественно, сюда потом и вернулась по Божией милости, – рассказывает Надежда Яковлевна.

Бабушка помнит, как праздновали церковные праздники, как в доме родителей останавливались приехавшие на три дня паломники из-за реки. На полу стелили соломенные матрасы, привечали по-деревенски, а паломники – каждый с котомочкой, с рассказами о других местах, о монастырях. На острове проходили «отпевы» (отпевания) , а в городе заносить покойных в церковь в советское время боялись, да и храмов оставалось мало.

Надежда Яковлевна встречает гостей На каждый праздник на Княжестрове собирались в определенной из деревень острова, стелили скатерти на траве, играли на аккордеоне, гитаре, балалайке. На одном из таких праздников в деревне Мардарово Надежда Яковлевна насчитала 75 своих родственников: каждый из 12 детей ее деда родил по 4-5 детей. Многие живут на Княжестрове. Из поколения в поколение передают деревянный домовый крест «по прудовской линии, как продолжается род».

В 1996 году у Надежды (тогда она жила еще не Княжестрове, а в Соломбале, это район Архангельска) случился обширный инфаркт. Она была в коме, это медицинский факт. А дальше – область чудесных рассказов, и бабушка не настаивает, чтобы ей поголовно все верили. – Мне явилась Богородица и сказала: ты Мне еще нужна. Я голос слышала, образа не видела. Но такой дивный голос!

До этого Надежда ходила в храм нечасто, хотя и причащалась.

Храм, который построила Зоя. Деревенскую церковь содержит одна пенсионерка

На пригорке деревни Артемьево по трассе Рыбинск – Ярославль расположился небольшой храм Рождества Христова. Проезжающие мимо не сразу верят, что церковь построена деревенской бабушкой. Семь лет Зоя Попова собирала средства по разным городам, людям и организациям — семь месяцев ушло на строительство храма.

«Стоило прожить жизнь, чтобы узнать, сколько на свете добрых людей. Я всегда была верующей, но только вот на старости узнала, что действительно случаются чудеса, — рассказывает Зоя Александровна. — Храм — это моё второе дитя».

«Побойчее бы кого»

75-летняя Зоя Попова всю жизнь проработала инженером-экономистом на одном из предприятий Рыбинска. Выйдя на пенсию, вместе с мужем приехала в деревню Артемьево.

Читать еще:  “Закрой рот и рожай!” — как не стать жертвой на собственных родах

«В соседней деревне раньше был храм необыкновенной красоты. Едешь на автобусе и дождаться не можешь, когда увидишь его: луговина, речка, высокая гора с ёлками. А на её вершине церковь, как будто поднятая лесом. Аж дух захватывало, — вспоминает Зоя Александровна. — Пришёл к нам в деревню однажды батюшка, исповедал. Потом сказал: «Господи, хоть бы кто-нибудь построил махонькую церковь. Ведь хоронят не отпетых». Все промолчали, а я задумалась».

После этих слов Зое Поповой, на тот момент самой молодой из всех деревенских, стали сниться сны про храм, разрушенный в 54–56 годах, про его внутреннее убранство, хотя она в нём никогда не была. Наконец, решение было принято — строить.

«Ей владыка Кирилл, увидев проект храма, сказал: «Ой, милая, побойчее бы кого. Тебе ничего не построить», — рассказывает муж Зои Поповой Анатолий Дмитриевич. — Они её ещё плохо знали! Я и представить не могу кого-то более бойкого».

Святые деньги

Заручившись благословлением батюшки, бабушка Зоя начала сбор средств. Это был 1999 год. Местные давали кто сколько мог: по 10 рублей, по 50. Со всей округи за четыре года удалось собрать 7632 рубля 6 копеек — сумму, явно недостаточную. В Ярославле тоже не удалось много собрать, многочисленные обращения в разные инстанции эффекта не дали, и решила Зоя Попова отправиться в Москву.

«Куда только ни ходила. И по всем банкам, обращалась к охранникам: «Сыночки, пустите, ради Бога! Вот у меня поручительство от владыки, что имею право собирать пожертвования». Пропустят, напишу прошение, сижу, жду. Ничего. Только в одном банке кто-то пожертвовал 3000 рублей из своего кармана, видимо, верующий, — с горечью вспоминает пенсионерка. — И выкинут, и аферисткой обзовут, из одного дорогого ресторана взашей вытолкали».

Но, как признаётся Зоя Александровна, от грубых слов и «копеек в лицо» не плакала. Зато поступок одной семьи врезался в память.

«Прихожу в один дом соседней деревни, а там трое маленьких детей, бабушка старая и женщина молодая. В доме чисто, опрятно, но такая нищета! Я говорю, простите, не туда я зашла, на храм собираю, — со слезами на глазах вспоминает бабушка Зоя. — А бабушка та достаёт тряпочку, а в ней завёрнуты 4 рубля 96 копеек. 2,96 мне протянула, а 2 рубля только себе оставила. «Берите, берите, мы от чистого сердца! На днях будет пенсия, и у нас есть сухарики». Я, как вышла от них, неделю коровой ревела. Это самый богатый дар, святые деньги!»

И такой случай оказался не единичным: вспомнила Зоя Александровна и про бабушку у кладбища, отдавшую последние 2,20 и возвращавшуюся домой в деревню пешком.

Калькулятор в голове

В московских церквях помогали, чем могли: 100 рублей пожертвовал многодетный батюшка, 300 — в грузинском храме, в храме Христа Спасителя — 50 000 рублей. Да меценат Виктор Тарышкин — 2000 долларов. За все годы насобирала Зоя Попова 182 000 рублей, на них купила кирпич по 4,90, успела как раз до трёхкратного подорожания.

Пенсионерка снова отправилась в Москву. Зашла в маленькую часовню при храме на реконструкции, увидела батюшку, который воскликнул: «Ой, не моя прихожаночка. Чего тебе милая?»

«Я ему и говорю: приехала из глуши, хожу по Москве, деньги на храм собираю, никаких сил нет, пить хочу. Он привёл меня в трапезную, пока сидели, общались, повариха обежала народ и насобирала 3600 рублей. Для меня это огромные деньги, — вспоминает Зоя Попова. — Батюшка пообещал найти спонсора. И слово своё сдержал. Звонит спустя некоторое время, говорит, приезжай скорее. Международный благотворительный фонд выделил мне 4,5 миллиона».

Зоя Александровна демонстрирует фотокнигу, в которой есть снимки процесса строительства храма, от первой сваи до последнего купола. Во время строительства пришлось семье Поповых столкнуться с нечестностью главного инженера, легко запустившего свою руку в деньги на храм. Хотя бабушка отчитывалась за каждую потраченную копейку. После того случая решила руководить всем сама. Храм был построен за семь месяцев, ещё через пару месяцев появились отлитые в Москве купола.

«Купола 550 000 рублей, крыша — 450 000, иконостас — 400 000. Вот с железобетонными сваями для фундамента нам повезло, отдали всего за 10 000 рублей. Выделенных денег хватило для строительства храма и покупки утвари, — легко оперируя цифрами (сказывается рабочий стаж), рассказывает Зоя Попова. — А на чердаке храма я решила сделать трапезную: обшила вагонкой, поставили столы, люди надарили посуды. В праздники помещается 45 человек».

«Храм — моё дитя»

Зоя Александровна открывает ворота и начинает показывать территорию около храма. «Вот сосенки посадила, разговариваю с ними, ухаживаю, они быстро растут. Здесь вот у нас поклонный крест, нам его монахи из Карелии сделали».

Деревня Артемьево достаточно большая, но неблагоустроенная, постоянно живут в ней лишь пенсионеры. Вроде бы близко от дороги, но автобусы останавливаются редко, ещё и остановку перенесли за километр. В селе нет ни газа, ни воды. А вот при строительстве колодца на территории церкви обнаружились ключи на небольшой глубине. Вода в них такая чистая, что паломники увозят её с собой литрами. Выкопан и пруд, вода в котором освящается каждый год — в ней крестят взрослых.

Несмотря на то, что храм построен, хлопот с ним много. Заготовить дрова для печки, зимой убрать снег, летом скосить гектар травы, прибраться, начистить подсвечники, подремонтировать крыльцо, туалет вынести. Из всех помощников: бабушка Зоя с мужем — оба инвалиды второй группы, их дочка с мужем, внук и прихожанка из Москвы, настолько полюбившая маленький храм, что ездит сюда почти каждый месяц.

А недавно случилась новая беда: стала разваливаться и дымить печка. Хорошо владыка Кирилл (раньше был главой Ярославской епархии, ныне — архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский) помогает.

«Он, когда бывает в наших краях, обязательно заезжает. Придёт, посидит в храме, говорит: «Благодать-то какая у тебя, Зоенька». А у меня душа радуется, — говорит бабушка. — Помог он нам и с печкой, поставили новую, самую лучшую. Иконы подарил, дал денег на строительство колодца».

Читать еще:  У нас всегда есть возможность быть святыми

Храм открыт по выходным и праздникам. Приезжают много ярославцев, из других городов страны. А вот из местных — всего один прихожанин.

Чудеса на пригорке

По словам пожилой четы, в небольшом храме постоянно происходят чудеса.

«Сестра привезла икону. Тёмную, не разобрать ни лиц святых, ни надписей. Поставили в храм в киот (рамка для икон), она засияла вся. Другой случай: возвращались рыбинские врачи с форума, рассказали им о моём храме. Был конец ноября, дождик. Засмеялся один из них, ну, и где бабушкин храм? Подъезжают к нашей деревне, а над церковью радуга сияет, — рассказывает Зоя Александровна. — Прошёл год, привезли с Москвы купола и кресты. Приехали ставить их. Разворачиваемся лицом к храму, а там «царские врата» радуги! Мы побежали в деревню, чтобы народу рассказать. С 11:30 до 15:30 радуга стояла над храмом. Я потом владыке рассказываю, а он мне: „Милая, место благодатное“».

В прошлом году Зоя Александровна справляла сразу два юбилея: своё 75-летие и изумрудную свадьбу — 55 лет, как они живут вместе с мужем.

«Старая я стала, толку от меня мало. Сколько сил у меня ещё осталось? Но раз взялась, крест надо нести. Храм — моё второе дитя, — вздыхая, говорит Зоя Попова. — Зато как на душе светло, когда приходят в наш деревенский храм и чувствуют благодать. Уходят с улыбкой и всегда возвращаются».

Как бабушка Надежда построила храм на северном острове

Фото пресс-службы Казанской епархии

Стараниями 81-летней пенсионерки восстанавливается храм Илии Пророка в селе Борисково под Казанью. В минувшее воскресенье здесь прошло освящение установленных куполов.

Различные издания поспешили разнести новость: пенсионерка Мария Потапова в одиночку строит храм на свои средства! Услышав это, Казанский архиерей высказался, что не одна лишь бабушка находит средства, в основном стройка идёт на деньги спонсоров.

Как же всё было? Из газеты «Вечерняя Казань» узнаём, что жительница посёлка Борисково Мария Степановна Потапова в 2010-м году решила восстановить на прежнем месте разрушенную большевиками церковь, благо стены сохранились. Получив благословение митрополита Анастасия, пенсионерка три года ходила по учреждениям и оформляла бумаги. Строительство началось в 2013 году, и первыми вложенными средствами стали накопленные Марией Степановной 300 тысяч рублей. Затем к благому делу жертвования на строительство присоединились местные жители, среди которых и мусульмане, и более крупные спонсоры из Казани. Мария Степановна стала руководить сборами и общим ходом стройки.

Мария Степановна Потапова рядом с митрополитом Анастасием

– Поселок у нас большой, мечеть вон стоит, а церкви не было. Людям далеко ездить приходится. Я сама езжу в Никольский собор на улице Баумана. Полтора часа в один конец, полтора – в другой, – рассказала корреспондентам Мария Степановна.

Предстоит ещё много работы, но основная часть позади, и скоро в храме начнутся богослужения.

– На Руси православные храмы всегда строились благодаря помощи неравнодушных людей. Работы еще много, нужно благоукрашать храм. По копейке собирайте всем миром – и будет храм. Кто не может деньгами помочь, помогайте в уборке территории, – напутствовал верующих владыка Анастасий по завершении освящения куполов возрождённого храма.

Храм Илии Пророка под Казанью

Инициативные бабушки – не редкость для православной Руси. Например Надежда Яковлевна Вишнякова из Архангельской области на свои средства построила церковь Введения Пресвятой Богородицы во Храм на Княжестрове посреди Северной Двины. А участницы первого состава «Бурановских бабушек» из Удмуртии на гонорары с концертов.построили в родном селе храм во имя Святой Троицы.

Храм, который построила Зоя. Деревенскую церковь содержит одна пенсионерка

На пригорке деревни Артемьево по трассе Рыбинск – Ярославль расположился небольшой храм Рождества Христова. Проезжающие мимо не сразу верят, что церковь построена деревенской бабушкой. Семь лет Зоя Попова собирала средства по разным городам, людям и организациям — семь месяцев ушло на строительство храма.

«Стоило прожить жизнь, чтобы узнать, сколько на свете добрых людей. Я всегда была верующей, но только вот на старости узнала, что действительно случаются чудеса, — рассказывает Зоя Александровна. — Храм — это моё второе дитя».

«Побойчее бы кого»

75-летняя Зоя Попова всю жизнь проработала инженером-экономистом на одном из предприятий Рыбинска. Выйдя на пенсию, вместе с мужем приехала в деревню Артемьево.

«В соседней деревне раньше был храм необыкновенной красоты. Едешь на автобусе и дождаться не можешь, когда увидишь его: луговина, речка, высокая гора с ёлками. А на её вершине церковь, как будто поднятая лесом. Аж дух захватывало, — вспоминает Зоя Александровна. — Пришёл к нам в деревню однажды батюшка, исповедал. Потом сказал: «Господи, хоть бы кто-нибудь построил махонькую церковь. Ведь хоронят не отпетых». Все промолчали, а я задумалась».

После этих слов Зое Поповой, на тот момент самой молодой из всех деревенских, стали сниться сны про храм, разрушенный в 54–56 годах, про его внутреннее убранство, хотя она в нём никогда не была. Наконец, решение было принято — строить.

«Ей владыка Кирилл, увидев проект храма, сказал: «Ой, милая, побойчее бы кого. Тебе ничего не построить», — рассказывает муж Зои Поповой Анатолий Дмитриевич. — Они её ещё плохо знали! Я и представить не могу кого-то более бойкого».

Святые деньги

Заручившись благословлением батюшки, бабушка Зоя начала сбор средств. Это был 1999 год. Местные давали кто сколько мог: по 10 рублей, по 50. Со всей округи за четыре года удалось собрать 7632 рубля 6 копеек — сумму, явно недостаточную. В Ярославле тоже не удалось много собрать, многочисленные обращения в разные инстанции эффекта не дали, и решила Зоя Попова отправиться в Москву.

«Куда только ни ходила. И по всем банкам, обращалась к охранникам: «Сыночки, пустите, ради Бога! Вот у меня поручительство от владыки, что имею право собирать пожертвования». Пропустят, напишу прошение, сижу, жду. Ничего. Только в одном банке кто-то пожертвовал 3000 рублей из своего кармана, видимо, верующий, — с горечью вспоминает пенсионерка. — И выкинут, и аферисткой обзовут, из одного дорогого ресторана взашей вытолкали».

Читать еще:  “Я открыл пакет и долго потом чесал голову: там были новые ботинки”

Но, как признаётся Зоя Александровна, от грубых слов и «копеек в лицо» не плакала. Зато поступок одной семьи врезался в память.

«Прихожу в один дом соседней деревни, а там трое маленьких детей, бабушка старая и женщина молодая. В доме чисто, опрятно, но такая нищета! Я говорю, простите, не туда я зашла, на храм собираю, — со слезами на глазах вспоминает бабушка Зоя. — А бабушка та достаёт тряпочку, а в ней завёрнуты 4 рубля 96 копеек. 2,96 мне протянула, а 2 рубля только себе оставила. «Берите, берите, мы от чистого сердца! На днях будет пенсия, и у нас есть сухарики». Я, как вышла от них, неделю коровой ревела. Это самый богатый дар, святые деньги!»

И такой случай оказался не единичным: вспомнила Зоя Александровна и про бабушку у кладбища, отдавшую последние 2,20 и возвращавшуюся домой в деревню пешком.

Калькулятор в голове

В московских церквях помогали, чем могли: 100 рублей пожертвовал многодетный батюшка, 300 — в грузинском храме, в храме Христа Спасителя — 50 000 рублей. Да меценат Виктор Тарышкин — 2000 долларов. За все годы насобирала Зоя Попова 182 000 рублей, на них купила кирпич по 4,90, успела как раз до трёхкратного подорожания.

Пенсионерка снова отправилась в Москву. Зашла в маленькую часовню при храме на реконструкции, увидела батюшку, который воскликнул: «Ой, не моя прихожаночка. Чего тебе милая?»

«Я ему и говорю: приехала из глуши, хожу по Москве, деньги на храм собираю, никаких сил нет, пить хочу. Он привёл меня в трапезную, пока сидели, общались, повариха обежала народ и насобирала 3600 рублей. Для меня это огромные деньги, — вспоминает Зоя Попова. — Батюшка пообещал найти спонсора. И слово своё сдержал. Звонит спустя некоторое время, говорит, приезжай скорее. Международный благотворительный фонд выделил мне 4,5 миллиона».

Зоя Александровна демонстрирует фотокнигу, в которой есть снимки процесса строительства храма, от первой сваи до последнего купола. Во время строительства пришлось семье Поповых столкнуться с нечестностью главного инженера, легко запустившего свою руку в деньги на храм. Хотя бабушка отчитывалась за каждую потраченную копейку. После того случая решила руководить всем сама. Храм был построен за семь месяцев, ещё через пару месяцев появились отлитые в Москве купола.

«Купола 550 000 рублей, крыша — 450 000, иконостас — 400 000. Вот с железобетонными сваями для фундамента нам повезло, отдали всего за 10 000 рублей. Выделенных денег хватило для строительства храма и покупки утвари, — легко оперируя цифрами (сказывается рабочий стаж), рассказывает Зоя Попова. — А на чердаке храма я решила сделать трапезную: обшила вагонкой, поставили столы, люди надарили посуды. В праздники помещается 45 человек».

«Храм — моё дитя»

Зоя Александровна открывает ворота и начинает показывать территорию около храма. «Вот сосенки посадила, разговариваю с ними, ухаживаю, они быстро растут. Здесь вот у нас поклонный крест, нам его монахи из Карелии сделали».

Деревня Артемьево достаточно большая, но неблагоустроенная, постоянно живут в ней лишь пенсионеры. Вроде бы близко от дороги, но автобусы останавливаются редко, ещё и остановку перенесли за километр. В селе нет ни газа, ни воды. А вот при строительстве колодца на территории церкви обнаружились ключи на небольшой глубине. Вода в них такая чистая, что паломники увозят её с собой литрами. Выкопан и пруд, вода в котором освящается каждый год — в ней крестят взрослых.

Несмотря на то, что храм построен, хлопот с ним много. Заготовить дрова для печки, зимой убрать снег, летом скосить гектар травы, прибраться, начистить подсвечники, подремонтировать крыльцо, туалет вынести. Из всех помощников: бабушка Зоя с мужем — оба инвалиды второй группы, их дочка с мужем, внук и прихожанка из Москвы, настолько полюбившая маленький храм, что ездит сюда почти каждый месяц.

А недавно случилась новая беда: стала разваливаться и дымить печка. Хорошо владыка Кирилл (раньше был главой Ярославской епархии, ныне — архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский) помогает.

«Он, когда бывает в наших краях, обязательно заезжает. Придёт, посидит в храме, говорит: «Благодать-то какая у тебя, Зоенька». А у меня душа радуется, — говорит бабушка. — Помог он нам и с печкой, поставили новую, самую лучшую. Иконы подарил, дал денег на строительство колодца».

Храм открыт по выходным и праздникам. Приезжают много ярославцев, из других городов страны. А вот из местных — всего один прихожанин.

Чудеса на пригорке

По словам пожилой четы, в небольшом храме постоянно происходят чудеса.

«Сестра привезла икону. Тёмную, не разобрать ни лиц святых, ни надписей. Поставили в храм в киот (рамка для икон), она засияла вся. Другой случай: возвращались рыбинские врачи с форума, рассказали им о моём храме. Был конец ноября, дождик. Засмеялся один из них, ну, и где бабушкин храм? Подъезжают к нашей деревне, а над церковью радуга сияет, — рассказывает Зоя Александровна. — Прошёл год, привезли с Москвы купола и кресты. Приехали ставить их. Разворачиваемся лицом к храму, а там «царские врата» радуги! Мы побежали в деревню, чтобы народу рассказать. С 11:30 до 15:30 радуга стояла над храмом. Я потом владыке рассказываю, а он мне: „Милая, место благодатное“».

В прошлом году Зоя Александровна справляла сразу два юбилея: своё 75-летие и изумрудную свадьбу — 55 лет, как они живут вместе с мужем.

«Старая я стала, толку от меня мало. Сколько сил у меня ещё осталось? Но раз взялась, крест надо нести. Храм — моё второе дитя, — вздыхая, говорит Зоя Попова. — Зато как на душе светло, когда приходят в наш деревенский храм и чувствуют благодать. Уходят с улыбкой и всегда возвращаются».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector