1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Интеллектуал с биографией супермена. Памяти Теодора Шанина

Содержание

Этномир :

4 февраля, немного не дожив до 90 лет, скончался выдающийся историк, социолог, крестьяновед, общественный деятель, основатель Московской высшей школы экономических и социальных наук («Шанинки») Теодор Шанин.

За месяц до его смерти писатель и телеведущий Александр Архангельский выпустил книгу «Несогласный Теодор: история жизни Теодора Шанина, рассказанная им самим» и снял фильм, который размещен на образовательном ресурсе «Арзамас». Архангельский рассказал о своем герое и о том, почему этот человек останется с нами навсегда.

Русский крестьяновед в Англии


Шанин – редчайший пример интеллектуала с биографией супермена, с приключениями, в которые иногда трудно поверить, если не знать что оно так, собственно, и было, с героизмом, с отчаянием. Люди обычно либо хорошо думают, либо ярко живут. А это человек, ярко живший, и при этом очень хорошо думавший, поэтому про него знать интересно. И важно. Потому что человек на территории Польши, затем на территории Советского Союза, опять на территории Польши, во Франции, в Израиле, в Англии, затем уже в перестроечном Советском Союзе подавал нам пример того, как можно сделать в невозможных обстоятельствах то, что ты считаешь правильным.

Он с начала 70-х годов жил в Англии, а вы представляете, что такое стать русским крестьяноведом в Англии? Ну, попробуйте. Не было же никакого русского крестьяноведения. Последним был великий утопист и при этом великий знаток крестьянства Александр Чаянов, которого погубили при Сталине. А дальше – пустыня. Сплошной академик Лысенко, борьба с генетикой («вейсманизмом-морганизмом») и доктора сельскохозяйственных наук, рассуждавшие про посевные, – это вот это мы понимали под крестьяноведением.

А на самом деле, это наука, которая объясняет, как жила русская цивилизация и почему перестала так жить; в чем ее отличие от советской от мировой. Шанин дал эту емкую формулу. Обычно крестьянские цивилизации – это такие цивилизации, где нет университетской жизни. Обычно в аграрной стране нет мощных университетов, движение к ним означает отход от архаической модели. Так было в Индии, так было во Вьетнаме. Но русская цивилизация – это цивилизация массового крестьянства и развитой университетской культуры.

Да какое там, он же Теодор Зайдшнур – эта фамилия была у него при рождении. Он был из семьи обувщиков и торговцев тканями, соприкоснувшийся с крестьянами только на Алтае, когда они были в ссылке. И этот человек сумел через свой минимальный человеческий опыт и огромную научную интуицию объяснить то, что было не объяснено никем никогда до него и помимо него. Без всякой школы, не на что было опереться.

А его социология третьего мира? Он фактически с нуля ее создал. Все занимались «золотым миллиардом», и конфликты, типа войны во Вьетнаме, рассматривались всегда с позиции американцев. Но почему у Вьетнама получилось победить великую Америку, какие для этого существовали цивилизационные предпосылки? Или, скажем, Хо Ши Мина, который пытался проводить политику «раскрестьянивания» страны и создания коллективного хозяйства, часто сравнивали со Сталиным. Отличие одно. Когда Хо Ши Мину стало понятно, что задача проваливается, он не стал уничтожать свое крестьянство, а поехал по деревням просить прощения.

Почему Шанинка устояла


Он мог бы сидеть у себя в Англии, уйти на английскую академическую пенсию. Но, как только началась перестройка, он решил создать образовательный проект для высшей школы. Советский опыт в этой области уже не годился. У нас давали хорошее академическое образование, но количество лекций было невыносимым, студенты все время сидели в аудитории, вместо того чтобы работать самостоятельно. Не было целых университетских дисциплин – например, сколько-нибудь приемлемой современной социологии.

А еще Шанин – создатель первого в России (такого и в Англии на тот момент еще не было, только в Шотландии) факультета культурного менеджмента. Тут тоже надо было начинать с нуля. Были попытки просто взять американскую, немецкую, французскую модель и насадить ее на здешнюю почву. Ну и где эти все попытки? Ничего не осталось. А он хотел в русской университетской традиции найти то, что может соединиться с английской, и прорастить из этого зерна нечто новое – тоже по-своему крестьянский подход. И получился сильный вуз, умеющий выстоять даже в неблагоприятных условиях.

Но она устояла и даже вышла из этого в новом качестве, сумела конфликт превратить в позитивное созидательное начало. Так всегда было в жизни Шанина. Любой кризис может нас раздавить, а может сделать более сильными. Но и вовремя принять поражение – тоже важно. Свой университет он создавал, прежде всего, ради факультета социального действия, социальной работы. И это же был первый факультет, который он закрыл. Потому что российские ведомства имеют свои аналогичные факультеты и берут на работу своих выпускников, а у выпускников «Шанинки» практически не было шансов.

Вовремя отступить, уйти в тень – великое качество. Обычно те люди, которые создают университет, держатся за свою должность до последнего. А Шанин, когда ему исполнилось 80 лет, сам ушел из ректоров в президенты, это номинальная должность. Как он говорил: «Я стал английской королевой».

Конечно, и XXI век он захватил в полной мере, но какие-то ключевые поворотные эпизоды его жизни напрямую связаны с XX столетием. Главной задачей для большинства было выжить в этом водовороте, но ему этого было мало. Ему нужно было и не утонуть, и реализоваться. Не в книжках, которые писались «в стол», а в жизни, в действии. Сегодня трудно понять, насколько эта задача трудно выполнима. Для самореализации приходилось идти на сделку с эпохой. Многие говорили: «Я пойду в ту систему, которая есть, и буду менять ее изнутри». Но у Шанина никаких иллюзий никогда не было, он шел напролом. Как в русской сказке, вышиб дно и вышел вон.

Читать еще:  8 эпизодов из жизни преподобного Серафима Саровского

«Я был тем самым «террористом»


Речь не революционном насилии. Ты просто отказываешься сотрудничать с системой в тот момент, когда она начинает требовать от тебя изменить планы. Причем любая система, не только советская. Потому что шанинская биография такова, что он родился в Вильно, когда Вильно был польским, потом был в ссылке на Алтае, потом каким-то образом получил обратно польский паспорт и жил в Самарканде. Дальше через Польшу уехал во Францию, успел в последнюю секунду, когда это было легально возможно. Из Франции в 17 лет поехал воевать за только что созданный Израиль.

Есть великолепный эпизод, который Теодор любил устно рассказывать, но в книгу он не вошел. На вручении ордена Британской империи он ждал вместе с другими награжденными принца Чарльза, и они между собой знакомились, разговаривали. Один из профессоров сказал Шанину: «Да, жизнь у меня была бурная. Самый яркий эпизод – это когда мы во время боев за Иерусалим всем Арабским легионом удерживали дорогу от еврейских террористов». Шанин смеялся: «Я уж не стал ему говорить, что я лежал по другую сторону от этой дороги и был тем самым «террористом».

Где бы он ни был, он действовал дерзко и решительно. Был знаменитый эпизод в его жизни в Израиле. Шанин, занимаясь социальной работой, узнал, что центр реабилитации за взятку собирались построить прямо на территории госпиталя для лежачих больных. А это будет никакая не реабилитация, а профанация. Реабилитация для людей с особенностями развития возможна только в среде обычных людей. А если тебя помещают к больным, то ты среди них и останешься. И Теодор – еще совсем мальчишка на тот момент – пробился к заместителю министра и сказал ему: «Мы же с тобой воевали. Ты фронтовик и я фронтовик. Как ты смеешь?». Тот попытался возразить – и тогда Шанин бросил свою должность, хотя у него были большие перспективы. Он же должен был возглавить этот центр. И не то что гордыня в нем взыграла, а просто центр в таком виде – это бесполезное, неправильное дело.

Вот так он вел себя всегда и в большом, и в малом – выясняя отношения хоть с отцом, хоть с сионистским движением, в котором принимал деятельное участие.

Шанин был разочарован миром, которого ждал

Он, конечно, понимал, кто он. Но был при этом человеком открытым. Я с ним как познакомился? Позвал как-то в передачу «Тем временем», которую веду на канале «Культура». Это было лет 15 назад. В той передаче также принимали участие философ Александр Пятигорский и пушкинист Валентин Непомнящий. И вот сидит левак Шанин, правый православный консерватор Непомнящий и интеллектуальный буддист Пятигорский. Вдруг я с интересом обнаружил, что они – друзья. Они называли его Федей, потому что в России его называли либо Федя, либо Федор Матвеевич.

Теодор – атеист, Непомнящий верит в одно, Пятигорский в другое, и никто из них, ничем не жертвуя и не поступаясь ради другого никакими своими взглядами и убеждениями, говорят о главном. Потому что все трое сходятся на том, что смысл в жизни есть, только они видят его по-разному. На этом была основана его дружба и общение со всеми людьми. Когда к нему приходили брать интервью, он частенько сам превращался в интервьюера: «Что ты думаешь об этом, ты как считаешь? Согласен ли? Расскажи о себе».

Я, конечно, был не первый, кто решил написать о нем книгу. Были блестящие интервью с ним у Натальи Деминой, у Любови Борусяк. Там много бесценной информации, это важный источник для последующего познания, но образ человека создает только книга. Мне было просто обидно, что информация есть, а образа нет. Поэтому в книге информационно не так много нового, но есть его портрет.

Он, кажется, именно этого и хотел. Договорились мы легко, но потом долго готовились и много работали, выстраивали книгу. Она должна была быть короткой, стремительной, и при этом не поверхностной. В итоге он книжкой остался доволен. Кое-что снял, запретив это печатать до своей смерти, потому что слишком личное. Но теперь, к сожалению, можно.

Шанин был разочарован миром, которого ждал. Он жил в уверенности, что мир будет улучшаться, а он часто ухудшается. При этом Теодор Шанин всегда продолжал работать. Он мыслил тем, что нужно здесь и сейчас, и ставил это в гигантский мировой контекст. Этим Шанин отличался от обычного интеллектуала. Для интеллектуала история – в прошлом. Практик интересуется только настоящим. А для Теодора история всегда разворачивалась здесь и сейчас. Это человек, живший в истории, не прячущийся от истории, и тем самым во всем подающий нам пример. Мы оплакиваем его, но это слезы благодарности.

Блоги журнала «Семь искусств»

Блоги журнала «Семь искусств» — наука, культура, словесность — всё, что интересно интеллигентному человеку

Main menu

Sub menu

Свежие комментарии

  • Александр Биргер к записи заметки т’алька
  • Виктор (Бруклайн) к записи МАРИНА ГАРБЕР. КРУГЛОСУТКА
  • Александр Биргер к записи ВЫПИСКИ. ЧЕХОВ. «СВИРЕЛЬ»
  • Виктор (Бруклайн) к записи Рита Бальмина. «Уличные музыканты». 2000
  • Виктор (Бруклайн) к записи Вадим Жук. Два стихотворения

Метки

Рубрики

  • Блог Benny (9)
  • Блог vitakh’a (4)
  • Блог yury kam (62)
  • Блог Ал Еф (6)
  • Блог Алекса Манфиша (9)
  • Блог Александра Бархавина (8)
  • Блог Александра Биргера (440)
  • Блог Александра Винокура (69)
  • Блог Александра Габовича (51)
  • Блог Александра Дьячкова (1)
  • Блог Александра Избицера (2)
  • Блог Александра Пиявского (3)
  • Блог Александра Рашковского (518)
  • Блог Алексея Аксёнова (2)
  • Блог Алексея Борычева (14)
  • Блог Анастасии Краун (6)
  • Блог Анатолия Берлина (2)
  • Блог Анатолия Добровича (2)
  • Блог Анатолия Стеклова (1)
  • Блог Анатолия Ясеника (7)
  • Блог Андрея Монголова (1)
  • Блог Аркадия Шустерова (3)
  • Блог Артура Шоппингауэра (447)
  • Блог Артура Штильмана (5)
  • Блог Архивариуса (38)
  • Блог Аси Крамер (22)
  • Блог Аси Ямпольской (2)
  • Блог Беллы Розенблат (62)
  • Блог Бориса Аарона (4)
  • Блог Бориса Вайнштейна (109)
  • Блог Бориса Дынина (3)
  • Блог Бориса Рушайло (89)
  • Блог Бориса Тененбаума (414)
  • Блог В. Гершензона (3)
  • Блог Вадима Давыдова (2)
  • Блог Валерия Ганского (14)
  • Блог Валерия Когана (281)
  • Блог Валерия Лесова (2)
  • Блог ВЕКа (444)
  • Блог Вероники Долиной (29)
  • Блог Виктора (Бруклайн) (2 177)
  • Блог Виктора Гопмана (147)
  • Блог Виктора Жука (1)
  • Блог Виктора Снитковского (1)
  • Блог Виктора Соколовского (14)
  • Блог Виктора Финкеля (1)
  • Блог Виктора Френкеля (33)
  • Блог Виктории Орти (27)
  • Блог Виталия Аронзона (1)
  • Блог Влада Голь-де-Шмидта (38)
  • Блог Владимира (Зээва) Гоммерштадта (2)
  • Блог Владимира Ароновича (11)
  • Блог Владимира Вершинина (7)
  • Блог Владимира Владмели (1)
  • Блог Владимира Гарматюка (16)
  • Блог Владимира Меркуловича (1)
  • Блог Владимира Минкова (14)
  • Блог Владимира Плетинского (67)
  • Блог Владимира Сенненского (28)
  • Блог Владимира Янкелевича (23)
  • Блог Галины Подольской (4)
  • Блог Гарика Мазора (23)
  • Блог Генриха Тумаринсона (33)
  • Блог Генриха Шмеркина (5)
  • Блог Георгия Калюжнера (1)
  • Блог Григория Вольфа (15)
  • Блог Григория Глейзера (13)
  • Блог Григория Писаревского (2)
  • Блог Григория Рубинштейна (1)
  • Блог Давида Малкина (2)
  • Блог Давида Эйдельмана (29)
  • Блог Дмитрия Гаранина (37)
  • Блог Евгения Айзенберга (2)
  • Блог Евгения Берковича (253)
  • Блог Евгения Гершмана (26)
  • Блог Евгения Майбурда (103)
  • Блог Елены Аксельрод (55)
  • Блог Елены Минкиной (24)
  • Блог Елены Тамаркиной (56)
  • Блог Елены Ханиной (3)
  • Блог Елены Цвелик (4)
  • Блог Ержана Урманбаева (53)
  • Блог Ефима Богомольного (1)
  • Блог Ефима Левертова (1 859)
  • Блог Зиновия Кане (1)
  • Блог Зои Мастер (13)
  • Блог Игоря Файвушовича (22)
  • Блог Игоря Фунта (5)
  • Блог Игоря Юдовича (4)
  • Блог Ильи Войтовецкого (96)
  • Блог Ильи Криштула (1)
  • Блог Инны Беленькой (115)
  • Блог Инны Гуревич (21)
  • Блог Инны Иохвидович (1)
  • Блог Инны Костяковской (441)
  • Блог Инны Ослон (620)
  • Блог Иосифа Келейникова (7)
  • Блог Иосифа Рабиновича (1)
  • Блог Ирины Афанасьевой (1)
  • Блог Ирины Лейшгольд (3)
  • Блог Ирины Шейнкман (1)
  • Блог Каролин Одас (4)
  • Блог Константина Басковича (3)
  • Блог Леонида Ветштейна (40)
  • Блог Леонида Ейльмана (23)
  • Блог Леонида Зуборева (1)
  • Блог Леонида Климовича (1)
  • Блог Леонида Сокола (7)
  • Блог Леонида Цальмана (51)
  • Блог Леонида Шустера (406)
  • Блог Лики Кнубовец (1)
  • Блог Лорины Дымовой (433)
  • Блог Лорины Ликворник (2)
  • Блог Льва Мадорского (105)
  • Блог Люсьена Фикса (2)
  • Блог Максима Черняева (1)
  • Блог Максима Штурмана (1)
  • Блог Марии Прейгер (2)
  • Блог МАРИР (87)
  • Блог Марка Когана (1)
  • Блог Марка Фукса (7)
  • Блог Марка Цайгера (1)
  • Блог Михаила Бруштейна (17)
  • Блог Михаила Генина (1)
  • Блог Михаила Лайтмана (9)
  • Блог Михаила Моргулиса (1)
  • Блог Михаила Носоновского (94)
  • Блог Михаила Сипера (37)
  • Блог Михаэля Заборова (1)
  • Блог Надежды Кожевниковой (36)
  • Блог Натальи Лайдинен (2)
  • Блог Натана Фаншиля (10)
  • Блог Наума Клеймана (5)
  • Блог Олега Векслера (31)
  • Блог Олега Конуша (1)
  • Блог редактора (36)
  • Блог Роланда Кулесского (69)
  • Блог С.Л. (12)
  • Блог Семена Талейсника (2)
  • Блог Семы Давидовича (1)
  • Блог Сергея Беседина (1)
  • Блог Сергея Чевычелова (102)
  • Блог Соломона Воложина (51)
  • Блог Софьи Гильмсон (1)
  • Блог Татьяны Разумовской (41)
  • Блог Ф.Ф.Мендельсона (75)
  • Блог Фиры Карасик (1)
  • Блог Хаима Соколина (3)
  • Блог Эдуарда Шехтера (4)
  • Блог Эдуарда Шехтмана (212)
  • Блог Эдуарда Штейнгольца (2)
  • Блог Элиэзера Рабиновича (3)
  • Блог Эллы Грайфер (24)
  • Блог Юлия Герцмана (12)
  • Блог Юрия Магаршака (111)
  • Блог Юрия Мартишина (3)
  • Блог Якова Гринберга (2)
  • Галерея Александра Кауфмана (1)
  • Гостиная (3 514)
  • Здоровье и медицина (3)
  • Лариса Миллер «Стихи гуськом: новые и старые» (1 363)
  • Новости (542)
  • Отзывы читателей (381)
  • Переводы Игоря Файвушовича (42)
  • Статьи и сообщения (167)
  • Техсовет — блог жалоб и предложений (13)
  • Фотогалерея сайта (10)
Читать еще:  Я — алкоголичка и наркоманка. А люди вокруг не догадывались

Блог Виктора (Бруклайн)

Интеллектуал с биографией супермена. Памяти Теодора Шанина. Александр Архангельский — о человеке, жившем в истории

by Виктор (Бруклайн) • 6 февраля 2020 • 1 Comment

За месяц до его смерти писатель и телеведущий Александр Архангельский выпустил книгу «Несогласный Теодор: история жизни Теодора Шанина, рассказанная им самим» и снял фильм, который размещен на образовательном ресурсе «Арзамас». Архангельский рассказал о своем герое и о том, почему этот человек останется с нами навсегда.

Статья просматривалась 164 раз(а)

Post navigation

1 comment for “ Интеллектуал с биографией супермена. Памяти Теодора Шанина. Александр Архангельский — о человеке, жившем в истории ”

Интеллектуал с биографией супермена. Памяти Теодора Шанина. Александр Архангельский — о человеке, жившем в истории

4 февраля, немного не дожив до 90 лет, скончался выдающийся историк, социолог, крестьяновед, общественный деятель, основатель Московской высшей школы экономических и социальных наук («Шанинки») Теодор Шанин.

За месяц до его смерти писатель и телеведущий Александр Архангельский выпустил книгу «Несогласный Теодор: история жизни Теодора Шанина, рассказанная им самим» и снял фильм, который размещен на образовательном ресурсе «Арзамас». Архангельский рассказал о своем герое и о том, почему этот человек останется с нами навсегда.

Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

«Мы продолжим делать то, чему он учил». Декан факультета социальных наук «Шанинки» Виктор Вахштайн о Теодоре Шанине

В Москве 4 февраля на 90-м году жизни умер основатель Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинка») Теодор Шанин. О своем учителе, коллеге и друге «Снобу» рассказал декан факультета социальных наук «Шанинки» Виктор Вахштайн

5 февраля 2020 9:40

Теодора часто называли «ученым, работающим на стыке наук». Социологии, антропологии, истории. Отголоски шанинских работ мы найдем сегодня и в политической науке. Чтобы понять широту профессиональных интересов Шанина, нужно посмотреть на его домашнюю библиотеку, которая не умещается в одной комнате. Тем не менее объект его исследований всегда был предельно конкретен — крестьянство («неудобный класс», как он его называл). И тот способ анализа, который Шанин демонстрировал в своих исследованиях, тоже не «междисциплинарный», а последовательно социологический. Именно Шанин «открыл» нам Александра Чаянова (репрессированный в 1937 году экономист и социолог, о котором Шанин написал книгу в 1980-е годы. — Прим. ред.). Если бы не труд «Три смерти Александра Чаянова», возможно, и не было бы в Москве, рядом с метро «Белорусская», улицы, названной именем расстрелянного в СССР ученого. По иронии судьбы Теодор жил как раз неподалеку от этой улицы.

Теодор Шанин был больше «Шанинки». Его жизнь словно поделена на отрезки. В Израиле его помнят как одного из создателей системы социальной защиты и как бойца спецподразделения «Пальмах», участника нескольких арабо-израильских войн. В Англии — как декана и профессора (Шанин преподавал в Манчестерском, Оксфордском, Бирмингемском и Шеффилдском университетах. — Прим. ред.). В России — как создателя Московской высшей школы социальных и экономических наук. Те, кто много с ним общался 20 лет назад, помнят, что к «Шанинке» он изначально относился как к своему последнему, подытоживающему жизнь проекту. Его предельная цель: создать новое поколение ученых, исследователей и преподавателей. В миссии Московской школы так и было написано: «формирование нового поколения». В единственном числе. К счастью, Теодор еще при жизни убедился: Московская школа сформировала не одно поколение. И продолжает это делать.

Читать еще:  Елена Зелинская: 11.09.2001 – мир стал маленьким и беззащитным

Путь, который выбрал Теодор, требовал соединения в одной институции российских и британских образовательных традиций. От первых — фундаментальность и ориентация на историю, от вторых — свобода выбора курсов, личная ответственность студентов и преподавателей, интенсивная работа с текстами в малых группах, культ текста. В 90-е Теодор надеялся, что вскоре и другие российские вузы возьмут на вооружение эту модель. Жизнь распорядилась иначе. Видимо, ценности «Шанинки» и Шанина плохо вписывались в российский политический контекст.

Впервые я увидел его в апреле 2000 года. Я тогда учился на третьем курсе Пензенского государственного педагогического университета им. Белинского и, приехав в Москву, зашел в шанинскую библиотеку к подруге. Теодор же как раз совершал свой ежедневный обход библиотеки. Подходил к студентам, спрашивал их, что они читают и о чем пишут. Меня он, видимо, тоже принял за магистранта. Спросил, каких книг мне не хватает. (Если кто-то говорил, что ему не хватает литературы, библиотека закупала нужные книги в кратчайшие сроки.) Я промямлил что-то вроде: «Мне не хватает тех книг, которые позволят сюда поступить». Поступил. Окончил. А в 2008 году Теодор предложил мне стать деканом родного факультета. В 27 лет. Тоже знак какого-то невероятного доверия к новому поколению.

Теодор Шанин и Виктор Вахштайн Фото: Из личного архива Виктора Вахштайна

Прошлой осенью я пришел домой к Теодору со своей дочерью. Ходить к нему в гости было чем-то вроде традиции. 12 лет назад, пока он готовил меня к деканству, мы виделись в «Шанинке» чуть ли не каждый день. Потом уже проще было общаться у него дома. Последние годы видеться стали реже, но традиция сохранилась. Сначала мы два-три часа общались, сидя в комнате, потом — если оставались силы — спускались в ресторан. Чаще просто перемещались на кухню за «палачинками».

В тот день дочь было не с кем оставить, переносить встречу не хотелось, и мы пришли вдвоем. Сейчас-то я понимаю, что для семилетнего ребенка она вела себя идеально: перерисовывала картины со стен, рассказывала Теодору про готические соборы, раскладывала книжки. Но тогда я был слегка на нервах и все время пытался ее строить: «Доченька, поставь, пожалуйста, книжки обратно на полку», «Эрночка, слезь с дедушки Теодора, ему тяжело», «Солнышко, отойди от бутылок, сейчас что-нибудь разобьешь» (Теодор не пил, но ему продолжали дарить дорогой алкоголь, который оседал на тумбочке у окна). Шанина, видимо, мои комментарии начали раздражать. «Будь добр, сходи поставь чайник. Справишься?» — спросил он. «С чем? С чайником? Теодор, думаю, разберусь», — я немного удивился. «А я вот с трудом разбираюсь, — продолжил Шанин. — Моя мама очень хорошо смыслила в технике. Каждый раз, когда я пытался что-то починить и отремонтировать, она меня отпихивала в сторону и говорила: “Дай сюда, я сама”. В итоге мне скоро 90, а единственная техника, с которой я нормально управляюсь, — это пистолет, винтовка и итальянское противотанковое ружье. Да и то только потому, что на войне мамы рядом не было. Знаешь, опека и контроль никого не делают лучше».

Сейчас множество людей рассказывают, как многому научились у Теодора: отваге, мужеству, храбрости. Словно всему этому можно научиться. Лично я у него научился не дергать ребенка по пустякам. Уже немало.

Для каждого Теодор — свой. Например, коллеги из Манчестера вспоминают, каким жестким и бескомпромиссным деканом он был. В России его таким никто не знал. Для меня же Теодор останется человеком, к которому можно прийти домой и поговорить об истории, литературе, Артуре Кестлере (мой любимый писатель, с которым Теодор, как выяснилось, дружил), арабо-израильском конфликте, детях, социологии и этике науки. И конечно, об образовании.

Шанин ушел. Но я уверен: что бы ни произошло дальше, мы продолжим делать то, чему он учил. «Шанинка» остается.

Биографию Теодора Шанина можно почитать здесь. В прошлом году он дал два интервью YouTube-каналу «#ещенепознер» и изданию «Арзамас».

Миры Теодора Шанина. Космополит, которого будет помнить его страна

Путь Теодора Шанина пролегал через разные миры и пласты истории. Книгу о своей жизни он так и хотел назвать: «Миры Теодора». Шанин — образцовый космополит, но далеко не «безродный». Родиной для него была и Польша, и Израиль, и Британия — и, конечно, Россия. В каждой из этих стран он боролся за ее благо и воевал с тем, что было в ней злом.

Теодор Шанин родился в Вильно в семье, где говорили на идише и иврите, польском и русском. Он до смерти оставался патриотом Вильно — прежнего, которого не стало после всех оккупаций и смен властей. Его детство прошло в богатой буржуазной семье, но он с юности стал социалистом. А своей профессией Шанин сделал социальную работу, открывая центры помощи беднякам.

Шанин дрался и воевал с польскими погромщиками, но навсегда сохранил польское — он это подчеркивал — понятие о чести. Он воевал с арабами, но затем боролся против дискриминации арабских студентов в израильском университете. Он воевал с англичанами, но стал профессором британского университета и внес большой вклад в британскую науку. Он был идейным сионистом и воевал за независимость Израиля. Но он покинул эту страну, когда счел, что в ее политике господствует национализм.

Советская Россия отправила его подростком в ссылку вместе с матерью, а его — отца в лагерь. Впрочем, это избавило их от участи остальных членов семьи, попавших в виленское гетто. Шанин приезжал в Советскую Россию уже зрелым ученым и стал заниматься судьбами русского крестьянства. Им написана, быть может, лучшая работа по революции 1904-1905 годов в России как революции не городской (о чем мы наслышаны), а деревенской.

Шанин снова приехал к нам в годы перестройки, стал жить и работать здесь. Он много сделал для развития социального знания у нас. Особенно важная часть его деятельности — помощь в воспитании кадров преподавателей и исследователей. Из того, что Теодор Шанин совершил на этом поприще, наиболее известно создание уникального для нашей страны учебного заведения — Московской Высшей школы социальных и экономических наук (МВШСН).

За заслуги в развитии образования и науки — прежде всего в России — он был награжден орденом. Но не нашим, а британским. А наше общество отблагодарило Теодора тем, что МВШСН прозвали — и будут впредь звать — «Шанинкой».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector