1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Индийский доктор, который может уменьшить голову

Содержание

Главный кардиолог Минздрава: чистка сосудов это шарлатанство, а жить с «рабочим давлением» — все равно, что на пороховой бочке

Главный специалист Минздрава России по кардиологии, директор НМИЦ кардиологии Сергей Бойцов выступил в прямом эфире на портале «Будущее России. Национальные проекты». Ученый и врач рассказал, какие ошибки чаще всего совершают россияне, имеющие проблемы с сердцем и сосудами. По большому счету это касается подавляющего большинства из нас. Кардиологи утверждают, что к 40 — 45, а нередко и к 35 годам у многих современных людей встречаются те или иные неполадки в сердечно-сосудистой системе.

ОРГАН, КОТОРЫЙ СТАРЕЕТ БЫСТРЕЕ ВСЕГО

— Первый и главный орган, который с возрастом «сдает» у большинства людей — кровеносные сосуды. Самое частое и значимое их заболевание — артериальная гипертония, — поясняет профессор Бойцов. — У россиян 25 — 65 лет гипертонию имеют 48% мужчин и чуть меньшее количество женщин. То есть почти каждый второй. А у людей старше 65 лет частота гипертонии достигает 70 — 80 — 90% — по мере увеличения возраста.

Гипертония — главный виновник инфарктов, инсультов и преждевременного ухода из жизни, подчеркивают кардиологи. Ее вклад как фактора риска — 45%. То есть почти наполовину вероятность сосудистых катастроф и летального исхода зависит от повышенного давления (остальные факторы — курение, лишний вес, злоупотребление солью, алкоголем).

С возрастом мало кто может избежать развития гипертонии, разводит руками Бойцов. Сосуды становятся более жесткими, почки работают хуже, слабее справляются с нагрузкой по выведению соли из организма. А избыток соли, как известно, одно из основных условий для повышения давления.

Но не все так плохо. Можно и нужно заниматься профилактикой гипертонии (см. ниже «Это пригодится» ), а если заболевание уже началось — то держать его под контролем, говорит главный кардиолог. При этом многие гипертоники совершают главную и очень опасную ошибку — живут с так называемым «рабочим давлением».

МАКСИМУМ, ЧТО МЫ МОЖЕМ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ

— Сейчас в медицине вообще не существует такого понятия, как «рабочее артериальное давление»! Заявление типа «у меня все время рабочее давление 160 на 100, и я себя отлично чувствую» — это глубочайшее заблуждение! — раскрывает глаза больным и их родственникам профессор Бойцов. — Запомните: 140 на 90 — максимальное давление, которое мы можем себе позволить, если не хотим заработать инфаркт или инсульт. А лучше стремиться к давлению 130/80.

Еще одно опасное заблуждение — прием лекарств от гипертонии курсами. «Попринимаю таблетки 2 недели, и давление нормализуется — значит, я вылечился» — одна из самых типичных ошибок, приводит пример главный кардиолог. И просвещает: современная медицина не признает курсовой терапии гипертонии. Потому что это заболевание — навсегда. Оно хроническое, его нельзя полностью вылечить, но можно успешно держать под контролем, продлевая жизнь и сохраняя ее качество. А для этого препараты от гипертонии нужно принимать, как говорят кардиологи, «неопределенно долго». Иначе говоря — постоянно после того, как медобследование покажет необходимость назначения лекарств (в некоторых случаях на ранних стадиях повышенное давление можно корректировать немедикаментозными средствами).

— После того, как вы начнете принимать назначенные лекарства, через какое-то время давление нормализуется. Но как только вы перестанете принимать препараты, оно опять начнет расти, — поясняет профессор Бойцов. Такие «качели» очень опасны.

ОТ БЛЯШЕК НЕ ИЗБАВИТЕСЬ, А ОТ ДЕНЕГ — ДА

— Чем лучше всего чистить сосуды от холестерина? В Интернете столько предложений, препаратов и методик — глаза разбегаются! — забросали вопросами зрители главного кардиолога.

Почистить сосуды на сегодня невозможно, — развеивает иллюзии профессор Бойцов. — Вообще, «чистка сосудов» это бытовой сленг. Мы уже минимум два десятка лет живем в мире доказательной медицины. А препараты, которые якобы «чистят» сосуды, не имеют доказательной базы. Серьезная наука сейчас вообще не занимается такими «чистками». Была в свое время так называемая хелатотерапия, направленная на растворение холестериновых бляшек. Но это направление полностью себя дискредитировало.

Что же предлагает современная медицина ? «Есть препараты-статины, которые могут уменьшить размеры холестериновой бляшки за счет ее уплотнения», — поясняет врач. В этом случае сокращается жировая составляющая бляшки, но полностью убрать сформировавшиеся «наросты» на стенках сосудов на сегодня невозможно. Поэтому важно заниматься профилактикой атеросклероза, замедлением или торможением роста бляшек. Этого можно достичь с помощью здорового образа жизни и приема назначенным врачом препаратов.

ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ ИНФАРКТА: НЕ ОШИБИСЬ!

Зачастую люди не совсем правильно представляют себе первые признаки инфаркта, говорит главный кардиолог. Из-за этого есть риск упустить время, что грозит опасными осложнениями вплоть до летального исхода.

— Первый и главный сигнал — боль. Причем, чаще всего не в области сердца, а посредине грудной клетки. Очень часто отдает в левую руку, плечо, челюсть, шею.

Важно: боль при инфаркте не бывает колющей или режущей, она чаще всего давит, душит, поясняет профессор Бойцов.

— Второй симптом — удушье, резкое ощущение нехватки воздуха.

! Если два этих симптома не проходят в течение нескольких минут, нужно немедленно вызывать Скорую. Тогда есть вероятность не только спасти жизнь, но и минимизировать объем повреждения сердечной мышцы и избежать развития сердечной недостаточности после инфаркта.

НА ЗАМЕТКУ

У Скорой на постановку диагноза «инфаркт» обычно уходит в среднем 10 минут, поясняет главный кардиолог Сергей Бойцов.

Если до ближайшего стационара, где можно провести коронарографию (рентген-исследование коронарной артерии) и стентирование, меньше часа, то больного сразу везут туда.

Если дорога до больницы с необходимым оборудованием занимает больше часа, то Скорая сразу вводит пациенту препарат для растворения тромба, ставшего причиной инфаркта. И потом больного транспортируют. По прибытии в стационар проводится коронарография — для определения места и степени повреждений. И назначается лечение.

Читать еще:  Уроки Страстной: не превратить жизнь в подделку

ЭТО ПРИГОДИТСЯ

Пять советов, как сохранить здоровое сердце

Вот, что рекомендует главный кардиолог Минздрава Сергей Бойцов.

1. Добивайтесь плоского живота. Для этого можно смотреться в зеркало или пользоваться сантиметровой лентой. Для мужчин критически опасная ширина талии — 102 см и больше, для женщин – 88 см и больше. Жир на животе — самый опасный для сердечно-сосудистой системы.

2. Будьте физически активны. Одно из лучших орудий против гипертонии — работающие мышцы. В них активно поступает кровь. Уходит кровь — уменьшается нагрузка на артерии сердца и головного мозга.

3. Не злоупотребляйте солью. Старайтесь недосаливать блюда, когда готовите. И желательно вообще убрать солонку с обеденного стола, чтобы не сыпать соль в готовые блюда.

4. Откажитесь от курения. Полностью, а не перейдя на электронные сигареты, средства нагревания табака и т. п. — все они вредят вашим сосудам, без вариантов.

5. Меньше алкоголя. Полезных доз нет. Можно только минимизировать вред алкоголя, стараясь пить его как можно реже . Самое опасное — если наутро после возлияний у вас похмелье. Это значит, что произошла сильная интоксикация, критически опасная для сосудов и сердца.

Читайте также

Таблетки от похмелья: топ-5 лучших

Разбираемся с наркологом, какие и кому больше всего подойдут

Похудела на 40 кило, не сорвалась на самоизоляции: самарчанка показала, как заменить вредное полезным

Ксения Миленькая весила 115,7 кг, сейчас ее вес 74 кг и это не предел.

Дневник укушенной энцефалитным клещом: «руки сразу повисли, как плети, а потом я перестала ходить»

Красноярка откровенно рассказала, чем может обернуться укус энцефалитного клеща

Ученые: пение – настоящее лекарство от стресса

Так что голосить на балконах хором – отличная идея! Присоединяйтесь!

Лучшие таблетки от грибка ногтей на ногах: рейтинг топ-5 по версии КП

Грибок ногтей — это серьезная проблема, и зачастую одного применения лечебного лака или крема недостаточно

Российские кардиологи создали онлайн-сервис, где можно измерить возраст своего сердца

Врачи-кардиологи рассказали о том, какой толчок новым медицинским технологиям дала пандемия коронавируса

«Жизнь после увеличения груди превратилась в ад»: ижевчанка несколько лет ходила с разорванным имплантатом

Пластическая операция обернулась для девушки тяжелыми болезнями

Признаки и причины обморока

Кратковременная потеря сознания на фоне шока, стресса, переутомления или боли? Расскажем все, что об этом нужно знать

Сезон клещей в Москве и Подмосковье 2020: самые опасные районы на карте

Районы Москвы и Подмосковья, где в нынешнем сезоне-2020 клещи нападали на человека

Крымский диетолог посоветовала не покупать яркие овощи и фрукты правильной формы

Эксперт отмечает, что они могут содержать слишком много нитратов

«Он весь посинел, поднялась температура»: сибиряк умирал от инфаркта, пока у него искали коронавирус

Сейчас его вдова хочет судиться с новосибирскими врачами, которых винит в смерти мужа в больнице

Ученые доказали, что умственные способности падают даже после одного жирного обеда

Исследования подтвердили поговорку «сытое брюхо к ученью глухо»

Не чувствуете запахи? Это не всегда коронавирус, объяснил доктор Мясников

Врач ответил на важный вопрос о COVID-19

Россияне стали предпочитать кофе чаю. Полезно ли это для здоровья?

Врач рассказал, какой эффект на организм оказывают любимые у нас в стране напитки

12 простых советов, как с помощью питания сделать сердце здоровее

Ведь заболевания легче предотвратить, чем потом лечить

Межреберная невралгия: причины, симптомы, лечение, профилактика

Узнаем, в чем отличие невралгии от инфаркта, и как этого избежать в домашних условиях

«Не нужно быть злым»: столетняя россиянка рассказала, что помогло ей победить коронавирус

Домой москвичку Пелагею Михайловну Пояркову выписали в день ее рождения, 13 мая

Пять важных прививок для взрослых

Сделайте их, как только пандемия коронавируса отступит

После пожара в больнице Святого Георгия Росздравнадзор приостановил использование аппаратов ИВЛ, изготовленных в Екатеринбурге

Пожар унес жизни пятерых пациентов

Сергей Безруков назвал героем хирурга Юрия Козлова, который спас еще нерожденную 600-граммовую девочку

В своем инстаграме популярный актер рассказал об уникальном враче, который каждый день спасает жизни малышей

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы для коронавируса

Врач рассказал, как людям с онкологией и тем, кто здоров, поберечь себя в эпоху эпидемии

Перелом лодыжки: симптомы и лечение

Это одна из частых травм, которую можно получить, подвернув ногу

«С ожирением борются все, кроме неё»: психолог рассказала о причинах нервного срыва самой толстой россиянки

Вопросы по адресу: медицинский психолог ответила, как вылечить самую тяжелую женщину России

Чего на самом деле боятся люди в эпоху коронавируса. Не болезни!

Психологи из России изучили страхи периода самоизоляции

Геннадий Онищенко: Перед карантином снизили цены на спиртное. Алкогольную мафию — к ответу!

Первый зампред Комитета Госдумы по образованию и науке ответил на вопросы нашего обозревателя Александра Гамова

Задержка месячных на 2 дня при отрицательном тесте

Задержку месячных на 2 дня легко не заметить. Но если вы давно мечтаете о ребенке, упустить это не получится. Расскажем, что стоит делать при задержке в 2 дня и отрицательном тесте

Возрастная категория сайта 18+

Доктор, который уменьшает головы

В первые дни июня в России по приглашению общественного движения «Ты ему нужен» был Сандип Вайшья, индийский нейрохирург, который умеет делать реконструктивную хирургию черепа, уменьшать огромные головы и спасать детей, страдающих от запущенной гидроцефалии. В России он консультировал нескольких детей, двоих из Дома Ребенка в Рязани, одного – родительского в Москве. И потом он приедет в конце лета и сделает первую в серии операций, после которых выбранный ребенок сможет поднимать голову, садиться, играть и даже немножко разговаривать. Корреспондент МедНовостей встретился с доктором в Москве и поговорил про Дмитрия, счастливчика из Рязани, и Руну, девочку, которая открыла новую главу в истории медицины.

Расскажите, пожалуйста, что вы делали в Рязани?

— Мы ездили туда консультировать в детский приют. Там были два ребенка с очень большими головами из-за гидроцефалии. Одному был примерно год, другому — около двух.

Младшему мы, скорее всего, не сможем помочь. У него практически полностью деградировали когнитивные функции, я не думаю, что там можно что-то сделать. У старшего очень большая голова, которая становится все больше и больше. Он уже сейчас не может ее поднять, не может сесть. Но при этом он очень веселый, играет, дрыгает ногами, кое-какие когнитивные функции сохранены. Он, конечно, никогда не будет «нормальным», но он в гораздо лучшем состоянии, чем я ожидал. После лечения он сможет сам делать какие-то вещи, развиваться.

А что вы можете сделать?

— Ну там самая большая проблема — это размер головы. Из-за притока жидкости она растет до чудовищных размеров и веса. Нужно делать реконструктивную хирургию — просто физически уменьшить голову. И это нельзя сделать за раз, нужно три-четыре операции. Выпилить кости и заново собрать череп.

А каков прогноз для этого мальчика? Вот если вы все хорошо и правильно сделаете, откачаете жидкость и пересоберете череп. Ему ж уже 2 года, развитие его наверняка уже заторможено…

Смотрите, меня регулярно просят делать такие операции, но обычно у таких детей когнитивная функция уже непоправимо нарушена. Даже если я уменьшу размер головы, все равно этот ребенок не будет двигаться и развиваться как следует. А с этим все не так: несмотря на размер головы, он очень веселый, смеется, двигает руками и ногами, хоть и не разговаривает, но издает звуки. Он может даже поворачивать голову! Это очень много, учитывая чудовищное давление жидкости на мозг. Если прямо сейчас уменьшить размер головы и уменьшить давление, он сможет садиться. В лучшем случае он сможет ходить, играть.

А потом он вырастет и станет обычным человеком, как вы или я.

Ну нет. Интеллектуально он никогда не будет развит как следует. Но он сможет себя обслуживать и даже жить независимо.

А другой ребенок, которого вы смотрели в Москве?

Ему четыре года. В этом случае кости уже очень толстые, их очень сложно будет сложить и пересобрать. Мы решили сначала попробовать с Дмитрием из Рязани, и если все получится, то мы подумаем уже об этом ребенке

Как вы это будете сделать тут?

Мы и Дмитрий (Дмитрий Юрьевич Зиненко, зав нейрохирургического отделения НИКИ им Вельтищева, лечащий врач ребенка) сделаем это вместе. Тут очень хорошая операционная, отлично оснащенная. Это точно не будет проблемой.

Читать еще:  Господи, благослови детей, зверей и пьяных Дедов Морозов

Это очень необычные дети, тут всегда есть очень большой риск для жизни, такая большая операция для такого маленького ребенка. Но мы надеемся, что с этим ребенком все будет хорошо, у него будет очень приличное качество жизни.

Расскажите, как будет проходить операция. Вы сначала выкачаете жидкость из черепа?

Нет. У него уже есть дренаж. Но череп очень большой, он не уменьшится сам. Это как воздушный шарик, наполненный водой. Если его сжать, жидкость выйдет. Когда голова такая большая, просто выкачать жидкость недостаточно. А когда мы уменьшим череп, вода уйдет.

Насколько широко распространена эта болезнь? Сколько детей?

Это не очень распространено. Если шунт, откачивающий жидкость из черепа, ставят вовремя, голова не будет расти. А если нет, то ребенок, скорее всего, умрет раньше. И в этом проблема. Когда мы делали первую такую операцию, мы вообще не обнаружили статей, описывающих такие операции, нам не на что было ориентироваться.

В западном мире, в богатых странах эти дети сразу получают лечение. В бедных странах они умирают. Поэтому никто не знает, как лечить такие запущенные случаи.

То есть это проблема бедных странах, плохого неонатального лечения и диагностики?

Ну Индия-то не очень бедная страна, у нас прекрасно оснащенные госпитали. Но Руна, первый ребенок, которого мы оперировали, она была из глухой деревни, дочь неграмотных родителей. Они просто ничего не делали, сидели в своей деревне и смотрели, как у девочки растет голова. Это проблема неграмотности.

А как они вас нашли?

Сначала местная газета опубликовала фото и заметку об этой девочке. А потом ее перепечатало агентство France-Press. А потом позвонили в наш госпиталь и спросили, сможем ли мы девочку прооперировать. Госпиталь попросил меня, а я тогда не знал, с чем имею дело, мне просто сказали, что у девочки гидроцефалия. Я вообще тогда сказал, что я за один раз все сделаю и на следующий день руна Руна с родителями уже смогут вернуться домой. А потом я это увидел…

А что с ней сейчас? Как она развивается?

О, гораздо лучше, чем мы рассчитывали. Конечно, это не «нормальный» ребенок. Но все уже гораздо лучше.

Она может разговаривать? Она видит?

Да, она видит, это огромное наше достижение, когда ее к нам привезли, она была слепая. Она узнает родителей, она говорит «мама» и «папа», она плачет, смеется, хватает игрушки и играет с ними. Намного лучше, чем было, и чем мы думали.

А почему она была слепая, когда ее привезли к вам?

Зрительный нерв очень чувствительный, на него было очень высокое давление. Мы часто встречаемся с детьми, которые теряют зрение из-за гидроцефалии. Если вы посмотрите на фотографии или видео этой девочки до операции, у нее там просто глаз не видно.

Кстати, ей в июле предстоит еще одна операция. Мы еще уменьшим ей голову. Это надо было сделать еще давно, но родители не соглашались. Это глупые неграмотные деревенские люди, отцу Руны было 18, когда эта история началась, матери 20 лет.

А теперь все стало гораздо трудней: Руна выросла, кости черепа у нее стали толще. Будет гораздо труднее сделать ей эту операцию. Ей почти четыре с половиной.

Зато если все пройдет хорошо, то можно будет попробовать лечить детей постарше. Тут очень важно постепенно набирать опыт, эти кейсы встречаются не каждый день.

Я вот не могу представить себе, каково это родителям. В лучшем случае – очень ограниченные умственные способности и самообслуживание, в худшем доктор скажет, что нет смысла делать операцию, ребенок никогда не будет даже улыбаться…

После истории и паблисити с Руной ко мне обратились родители еще 30-40 детей, и я всем отказал. Потому что смысла не было, когнитивная функция была уничтожена. А в Индии есть еще проблема с медициной, у этих детей нет никакой государственной поддержки. В случае с Руной операции оплачивал госпиталь. Мы, наверное, потратили на нее тысяч 150 долларов. И это на ребенка, который никогда не будет нормальным, понимаете?

А у вас есть в Индии вообще государственная медстраховка, публичное здравоохранение?

Ну есть бесплатные госпитали, некоторые из них конечно очень хорошие. Но никто бы за такое сложное и безнадежное дело не взялся.

То есть вы сделали это как исследовательский проект?

Да нам ее практически подкинули. Мы согласились сделать операцию, но потом поняли, что никто никогда не делал ничего подобного. Я не знал, что делать, и я не мог ее никому отправить, потому что ни у кого подобного опыта не было не было ни протокола, ничего. Мы импровизировали с самого начала и не знали, что будет дальше.

Надо сказать, что Дмитрий из Рязани в гораздо лучшем состоянии, чем была Руна. И когнитивно, и физически. Состояние девочки было ужасным: она очень плохо питалась, у нее были инфекции, она не издавала ни звука, даже не плакала, не двигала руками, практически парализована. У нее была черная некротизированная ткань на затылке от пролежней. Мы не знали, выживет ли она, не говоря уже о развитии. Но она выжила и мы получили первый самый важный опыт.

Доктор, который уменьшает головы

Малышу из Рязани с гидроцефалией попробует помочь индийский нейрохирург Сандип Вайшья, который умеет делать реконструктивную хирургию черепа и уменьшать огромные головы.

— Расскажите, пожалуйста, что вы делали в Рязани?
— Мы ездили туда консультировать в детский приют. Там были два ребенка с очень большими головами из-за гидроцефалии. Одному был примерно год, другому — около двух. Младшему мы, скорее всего, не сможем помочь. У него практически полностью деградировали когнитивные функции, я не думаю, что там можно что-то сделать. У старшего очень большая голова, которая становится все больше и больше. Он уже сейчас не может ее поднять, не может сесть. Но при этом он очень веселый, играет, дрыгает ногами, кое-какие когнитивные функции сохранены. Он, конечно, никогда не будет «нормальным», но он в гораздо лучшем состоянии, чем я ожидал. После лечения он сможет сам делать какие-то вещи, развиваться.

— А что вы можете сделать?
— Ну там самая большая проблема — это размер головы. Из-за притока жидкости она растет до чудовищных размеров и веса. Нужно делать реконструктивную хирургию — просто физически уменьшить голову. И это нельзя сделать за раз, нужно три-четыре операции. Выпилить кости и заново собрать череп.

— А каков прогноз для этого мальчика? Вот если вы все хорошо и правильно сделаете, откачаете жидкость и пересоберете череп. Ему ж уже 2 года, развитие его наверняка уже заторможено…
— Смотрите, меня регулярно просят делать такие операции, но обычно у таких детей когнитивная функция уже непоправимо нарушена. Даже если я уменьшу размер головы, все равно этот ребенок не будет двигаться и развиваться как следует. А с этим все не так: несмотря на размер головы, он очень веселый, смеется, двигает руками и ногами, хоть и не разговаривает, но издает звуки. Он может даже поворачивать голову! Это очень много, учитывая чудовищное давление жидкости на мозг. Если прямо сейчас уменьшить размер головы и уменьшить давление, он сможет садиться. В лучшем случае он сможет ходить, играть.

— А потом он вырастет и станет обычным человеком, как вы или я.
— Ну, нет. Интеллектуально он никогда не будет развит как следует. Но он сможет себя обслуживать и даже жить независимо.

— А другой ребенок, которого вы смотрели в Москве?
— Ему четыре года. В этом случае кости уже очень толстые, их очень сложно будет сложить и пересобрать. Мы решили сначала попробовать с Дмитрием из Рязани, и если все получится, то мы подумаем уже об этом ребенке

— Как вы это будете сделать тут?
— Мы и Дмитрий (Дмитрий Юрьевич Зиненко, зав нейрохирургического отделения НИКИ им Вельтищева, лечащий врач ребенка) сделаем это вместе. Тут очень хорошая операционная, отлично оснащенная. Это точно не будет проблемой. Это очень необычные дети, тут всегда есть очень большой риск для жизни, такая большая операция для такого маленького ребенка. Но мы надеемся, что с этим ребенком все будет хорошо, у него будет очень приличное качество жизни.

Читать еще:  В молчании – слово, или как митрополит царя обличил

— Расскажите, как будет проходить операция. Вы сначала выкачаете жидкость из черепа?
— Нет. У него уже есть дренаж. Но череп очень большой, он не уменьшится сам. Это как воздушный шарик, наполненный водой. Если его сжать, жидкость выйдет. Когда голова такая большая, просто выкачать жидкость недостаточно. А когда мы уменьшим череп, вода уйдет.

— Насколько широко распространена эта болезнь? Сколько детей?
— Это не очень распространено. Если шунт, откачивающий жидкость из черепа, ставят вовремя, голова не будет расти. А если нет, то ребенок, скорее всего, умрет раньше. И в этом проблема. Когда мы делали первую такую операцию, мы вообще не обнаружили статей, описывающих такие операции, нам не на что было ориентироваться. В западном мире, в богатых странах эти дети сразу получают лечение. В бедных странах они умирают. Поэтому никто не знает, как лечить такие запущенные случаи.

— То есть это проблема бедных странах, плохого неонатального лечения и диагностики?
— Ну, Индия-то не очень бедная страна, у нас прекрасно оснащенные госпитали. Но Руна, первый ребенок, которого мы оперировали, она была из глухой деревни, дочь неграмотных родителей. Они просто ничего не делали, сидели в своей деревне и смотрели, как у девочки растет голова. Это проблема неграмотности.

— А как они вас нашли?
— Сначала местная газета опубликовала фото и заметку об этой девочке. А потом ее перепечатало агентство France-Press. А потом позвонили в наш госпиталь и спросили, сможем ли мы девочку прооперировать. Госпиталь попросил меня, а я тогда не знал, с чем имею дело, мне просто сказали, что у девочки гидроцефалия. Я вообще тогда сказал, что я за один раз все сделаю и на следующий день руна Руна с родителями уже смогут вернуться домой. А потом я это увидел…

— А что с ней сейчас? Как она развивается?
— О, гораздо лучше, чем мы рассчитывали. Конечно, это не «нормальный» ребенок. Но все уже гораздо лучше.

— Она может разговаривать? Она видит?
— Да, она видит, это огромное наше достижение, когда ее к нам привезли, она была слепая. Она узнает родителей, она говорит «мама» и «папа», она плачет, смеется, хватает игрушки и играет с ними. Намного лучше, чем было, и чем мы думали.

— А почему она была слепая, когда ее привезли к вам?
— Зрительный нерв очень чувствительный, на него было очень высокое давление. Мы часто встречаемся с детьми, которые теряют зрение из-за гидроцефалии. Если вы посмотрите на фотографии или видео этой девочки до операции, у нее там просто глаз не видно. Кстати, ей в июле предстоит еще одна операция. Мы еще уменьшим ей голову. Это надо было много сделать еще давно, но родители не соглашались. Это глупые неграмотные деревенские люди, отцу Руны было 18, когда эта история началась, матери 20 лет. А теперь все стало гораздо трудней: Руна выросла, кости черепа у нее стали толще. Будет гораздо труднее сделать ей эту операцию. Ей почти четыре с половиной. Зато если все пройдет хорошо, то можно будет попробовать лечить детей постарше. Тут очень важно постепенно набирать опыт, эти кейсы встречаются не каждый день.

Я вот не могу представить себе, каково это родителям. В лучшем случае – очень ограниченные умственные способности и самообслуживание, в худшем доктор скажет, что нет смысла делать операцию, ребенок никогда не будет даже улыбаться…

После истории и паблисити с Руной ко мне обратились родители еще 30-40 детей, и я всем отказал. Потому что смысла не было, когнитивная функция была уничтожена. А в Индии есть еще проблема с медициной, у этих детей нет никакой государственной поддержки. В случае с Руной операции оплачивал госпиталь. Мы, наверное, потратили на нее 150 тысяч долларов. И это на ребенка, который никогда не будет нормальным, понимаете?

— А у вас есть в Индии вообще государственная медстраховка, публичное здравоохранение?
— Есть бесплатные госпитали, некоторые из них конечно очень хорошие. Но никто бы за такое сложное и безнадежное дело не взялся.

— То есть вы сделали это как исследовательский проект?
— Да нам ее практически подкинули. Мы согласились сделать операцию, но потом поняли, что никто никогда не делал ничего подобного. Я не знал, что делать, и я не мог ее никому отправить, потому что ни у кого подобного опыта не было не было ни протокола, ничего. Мы импровизировали с самого начала и не знали, что будет дальше.

Надо сказать, что Дмитрий из Рязани в гораздо лучшем состоянии, чем была Руна. И когнитивно, и физически. Состояние девочки было ужасным: она очень плохо питалась, у нее были инфекции, она не издавала ни звука, даже не плакала, не двигала руками, практически парализована. у не была черная некротизированная ткань на затылке от пролежней. Мы не знали, выживет ли она, не говоря уже о развитии. Но она выжила и мы получили первый самый важный опыт.

Операция по уменьшению головы у ребенка с гидроцефалией в России

14 августа 2017 г. в Москве индийский врач Сандип Вайшья провел операцию рязанскому мальчику Матвею с диагнозом гидроцефалия. Ассистентами были российские нейрохирург Дмитрий Юрьевич Зиненко и его команда из НИКИ «Педиатрии» им. Ю. Вельтищева.

Гидроцефалия — заболевание, которое характеризуется избыточным скоплением цереброспинальной жидкости в желудочковой системе головного мозга; оно сопровождает многие врожденные и приобретенные неврологические недуги. Заболевание проявляется головной болью, тошнотой, рвотой, нарушением зрения и т.д.. Основной симптом — увеличение головы, которое приводит к задержке развития ребенка. И это самая большая проблема. Вовремя выявленная проблема позволяет провести терапевтическое лечение, а при необходимости оказать оперативную помощь: установить шунт — хирургическим способом наладить отток ликвора из полости черепа, или же скорректировать врожденные аномалии ликворной системы, провести удаление нарушающих ликвороциркуляцию внутричерепных образований.

В запущенных случаях из-за притока жидкости голова может вырасти до чудовищных размеров и веса. Даже установленный шунт уже не спасет положение. Делать реконструктивную хирургию, т.е. физически уменьшать голову таким детям берутся 2-3 хирурга на планете, и то не всем нуждающимся. И дело не в деньгах (операция очень дорогостоящая). Для такой сложной операции идет тщательный отбор детей — только малыши с еще мягкими костями черепа (с возрастом они становятся толще, а значит их очень сложно будет выпилить и заново пересобрать) и с не непоправимо нарушенными когнитивными функциями.

В Россию Сандип Вайшья, индийский нейрохирург, прибыл по приглашению общественного движения «Ты ему нужен». Здесь он консультировал нескольких детей, двоих из Дома Ребенка в Рязани, одного – родительского в Москве. Из них были отобраны двое.

«Если шунт, откачивающий жидкость из черепа, ставят вовремя, голова расти не будет. А если нет, то ребенок, скорее всего, умрет раньше. И в этом проблема. Когда мы делали первую такую операцию, мы вообще не обнаружили статей, описывающих такие операции, нам не на что было ориентироваться. В западном мире, в богатых странах эти дети сразу получают лечение. В бедных странах они умирают. Поэтому никто не знает, как лечить такие запущенные случаи.»

Прогноз для конкретного 2-х летнего прооперированного мальчика от Синдипа: «Дооперационный осмотр показал, что несмотря на размер головы, Матвей очень веселый, смеется, двигает руками и ногами, хоть и не разговаривает, но издает звуки. Он мог даже поворачивать голову! Это очень много, учитывая чудовищное давление жидкости на мозг. Уменьшение размера головы и уменьшение внутричерепного давления позволит ему научиться садиться, возможно, ходить, играть. К сожалению, интеллектуально он никогда не будет развит как следует. Но он сможет себя обслуживать и даже жить независимо.»

Реконструкция черепа требует три- четыре операции. Сейчас малышу значительно уменьшили голову (верхнюю часть). Теперь послеоперационный период, заживление, и примерно на январь 2018 запланирована заключительная часть операции.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector