1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пресс-секретарь Патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется

Пресс-секретарь Патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется

Первый день работы Архиерейского собора Русской православной церкви продемонстрировал насыщенную повестку: программный доклад патриарха Кирилла включил несколько десятков пунктов, изложенных на 70 страницах печатного текста. Собор проходит в Москве с 29 ноября по 4 декабря. По уставу РПЦ это высший орган иерархического управления Церковью. Собор созывается не реже одного раза в четыре года. В этом году он приурочен к 100-летию восстановления патриаршества на Руси и началу большевистских атеистических гонений. О резонансных темах собора и личном восприятии их патриархом, о проповеди в соцсетях, о том, когда закончатся исследования «екатеринбургских останков», приписываемых семье Николая II, о делегациях из-за рубежа и о том, как сделать священников образованнее, а храмы – привлекательнее для детей, в эксклюзивном интервью РИА Новости рассказал глава патриаршей пресс-службы священник Александр Волков. Беседовал Алексей Михеев.

— Отец Александр, в первый день собора патриарх Кирилл пожаловался на плохую работу епархий в соцсетях и заверил, что у архиереев будут появляться свои аккаунты и блоги. Нет ли опасения, что это будет делаться «для галочки»? Есть ли в планах общецерковные курсы блогерства?

— Патриарх отметил, что служителям Церкви нельзя пренебрегать этим новым общественным явлением — социальными сетями, которые являются такой же составляющей нашей жизни, как телевидение. То есть, социальные сети, по мысли Патриарха, — это еще один инструмент проповеди. Но им нужно уметь пользоваться, в противном случае он принесет вред, есть риск порезаться этим орудием, при необдуманном его использовании. Поэтому как раз всем поголовно проходить курсы сетевой грамотности не надо, все же область довольно специфическая при использовании ее в качестве орудия миссии. И в первую очередь нужно руководствовавться пониманием того, что есть опасность превращения инструмента в предмет самолюбования. Патриарх предостерегает нас от этой духовной опасности.

— А в чем вообще уникальность и значимость этого собора?

— В первую очередь — в осознании последнего столетия бытия Русской церкви. За этот век Церковь прошла длинный и мучительный путь, была фактически уничтожена. Но эти страдания, порой непереносимые, сформировали тот внутренний смысл, благодаря которому мы видим небывалый расцвет церковной жизни все последние 25 лет. Только через глубокое осмысление нашего непростого прошлого мы можем говорить о дальнейшем развитии Церкви.

Каким темам собора – 2017 придает наибольшее значение патриарх Кирилл?

— Одна из главных тем в повестке дня Церкви в последние годы — образование и молодежь. Именно эти темы активно обсуждаются на соборе. Они же являются первоочередными для патриарха. Он уделяет очень большое внимание образованию духовенства, ратует за то, чтобы священники были образованными и культурными людьми, чтобы они могли говорить о евангельских истинах на понятном всем языке и вести за собой людей.

Особую ответственность предстоятель чувствует за детей, воспитанников воскресных школ. Церковь сейчас систематизирует обучение в воскресных школах, опираясь на наиболее эффективные методики и практики. Это непростая тема. Как сделать так, чтобы воскресная школа не превращалась в аналог средней общеобразовательной? Чтобы дети приходили в нее с интересом и получали в ней что-то особенно важное для своей души и будущего развития? Это — вопросы для соборного обсуждения.

Отдельная тема — молодежь. Мы видим, как в храмы приходит все больше молодых семей с маленькими детьми, и ко всем мы должны проявить отдельный подход, чтобы быть услышанными. Ведь это будущее нашей страны и будущее нашей Церкви.

— В преддверии собора получила большой резонанс тема экспертизы «екатеринбургских останков», приписываемых семье последнего российского императора Николая II, но пока не признанных Церковью таковыми. Что скажет собор?

— Эта тема важна для наших прихожан, и Церковь слышит свою паству. Но не секрет, что верующие порой придерживаются совершенно противоположных взглядов на историю царской семьи и исследования останков, найденных под Екатеринбургом. Именно поэтому патриарх настаивает на том, чтобы всестороннее изучение, экспертизы продолжались до тех пор, пока все вопросы не будут сняты. Он никого не торопит. Всем участникам процесса предоставляется возможность высказаться. И только на основании результатов всех экспертиз и всех мнений впоследствии будет решаться вопрос о признании «екатеринбургских останков». И на соборе, конечно, эта тема обсуждается.

— Известно, что на 100-летие восстановления патриаршества на Руси, к которому приурочен Архиерейский собор, в Москву приедут главы и представители других поместных православных Церквей мира и что совместное богослужение 4 декабря в храме Христа Спасителя станет кульминацией торжеств. Насколько это важно? Ожидается ли делегация Константинопольского патриархата, с которым у Русской церкви традиционно непростые отношения? И что будут обсуждать в ходе двусторонних встреч?

— Не так часто предстоятели Церквей имеют возможность собираться вместе, и всегда эти встречи носят экстраординарный характер. У нас очень добрые, братские отношения со всеми поместными православными Церквами, и патриарх Кирилл будет очень рад видеть их предстоятелей в Москве и молиться вместе с ними. Мы ожидаем и делегацию Константинопольского патриархата. Разумеется, в беседах предстоятелей свое отражение найдут такие важные для православного мира темы, как защита гонимых христиан в разных точках планеты и положение нашей Церкви на Украине.

— Приходилось ли вам во время посещения с патриархом регионов сталкиваться с тем, что какие-то решения предыдущих соборов «не доходили» до мест?

— Патриарх приезжает в епархии не для того, чтобы проводить инспекции, а для того, чтобы своими глазами увидеть жизнь людей, Церкви на местах и разделить с верующими радость совместной молитвы. А соборные решения носят магистральный характер. Это общие установки, которые реализуются в той или иной епархии в зависимости от ее специфики.

Сегодня в большинстве епархий замечательно развивается социальное служение. Патриарх видит, как помогают беременным, бездомным, пожилым людям, как социальное служение находит поддержку государства. Но, например, в некоторых епархиях Средней Азии масштабная социальная миссия подчас невозможна — из-за местных законов. Тогда Церковь сосредотачивает свои усилия на других аспектах.

— На соборе традиционно обсуждаются вопросы внутреннего церковного устройства. За последние годы создано множество новых епархий, и очень часто можно услышать вопрос: «А зачем?»

— Мы нередко сталкиваемся с большими трудностями, с непониманием и закрытостью людей. Чтобы «докричаться» до человека, найти путь к его душе – нужна «ювелирная», адресная работа. И для этого в самые отдаленные города и села отправляются молодые, сильные и образованные епископы. Тогда там, где раньше люди видели священника только по телевизору, начинает возрождаться настоящая церковная жизнь. Да, нам говорят: «Куда спешить? Зачем так много епархий? Для чего вам столько архиереев?» Но мы знаем, что нам есть куда спешить! У нас на самом деле мало времени для того, чтобы запустить те внутренние процессы духовного оздоровления нашего общества, без которых оно просто задохнется.

— Последний вопрос: личное отношении патриарха к событиям столетней давности?

— Жизнь семьи патриарха тесно связана с историей Русской церкви в самый непростой период. Его дед был священнослужителем, защищал православие, насколько это было в его силах, и преследовался за это властями, был заключенным, сидел на Соловках. Отец Святейшего также очень сильно претерпел от советской власти. Этот опыт для патриарха Кирилла очень важен. В своем служении он опирается на стойкость своих родителей, на их готовность вплоть до смерти защищать Церковь. Поэтому вспоминаемые сегодня события вековой давности — это очень важная страница церковной истории, которая является и историей патриарха. Он всегда будет хранить ее в своем сердце.

Пресс-служба Калининградской епархии

Хронологический список патриархов русской православной церкви. Пресс-секретарь патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется Патриархи и демократия

— Отец Александр, в первый день собора патриарх Кирилл пожаловался на плохую работу епархий в соцсетях и заверил, что у архиереев будут появляться свои аккаунты и блоги. Нет ли опасения, что это будет делаться «для галочки»? Есть ли в планах общецерковные курсы блогерства?

— Патриарх отметил, что служителям Церкви нельзя пренебрегать этим новым общественным явлением — социальными сетями, которые являются такой же составляющей нашей жизни, как телевидение. То есть, социальные сети, по мысли Патриарха, — это еще один инструмент проповеди. Но им нужно уметь пользоваться, в противном случае он принесет вред, есть риск порезаться этим орудием, при необдуманном его использовании. Поэтому как раз всем поголовно проходить курсы сетевой грамотности не надо, все же область довольно специфическая при использовании ее в качестве орудия миссии. И в первую очередь нужно руководствовавться пониманием того, что есть опасность превращения инструмента в предмет самолюбования. Патриарх предостерегает нас от этой духовной опасности.

— А в чем вообще уникальность и значимость этого собора?

— В первую очередь — в осознании последнего столетия бытия Русской церкви. За этот век Церковь прошла длинный и мучительный путь, была фактически уничтожена. Но эти страдания, порой непереносимые, сформировали тот внутренний смысл, благодаря которому мы видим небывалый расцвет церковной жизни все последние 25 лет. Только через глубокое осмысление нашего непростого прошлого мы можем говорить о дальнейшем развитии Церкви.

— Каким темам собора – 2017 придает наибольшее значение патриарх Кирилл?

— Одна из главных тем в повестке дня Церкви в последние годы — образование и молодежь. Именно эти темы активно обсуждаются на соборе. Они же являются первоочередными для патриарха. Он уделяет очень большое внимание образованию духовенства, ратует за то, чтобы священники были образованными и культурными людьми, чтобы они могли говорить о евангельских истинах на понятном всем языке и вести за собой людей.

Особую ответственность предстоятель чувствует за детей, воспитанников воскресных школ. Церковь сейчас систематизирует обучение в воскресных школах, опираясь на наиболее эффективные методики и практики. Это непростая тема. Как сделать так, чтобы воскресная школа не превращалась в аналог средней общеобразовательной? Чтобы дети приходили в нее с интересом и получали в ней что-то особенно важное для своей души и будущего развития? Это — вопросы для соборного обсуждения.

Читать еще:  Черты религиозного сознания. Религиозное сознание

Отдельная тема — молодежь. Мы видим, как в храмы приходит все больше молодых семей с маленькими детьми, и ко всем мы должны проявить отдельный подход, чтобы быть услышанными. Ведь это будущее нашей страны и будущее нашей Церкви.

— В преддверии собора получила большой резонанс тема экспертизы «екатеринбургских останков», приписываемых семье последнего российского императора Николая II, но пока не признанных Церковью таковыми. Что скажет собор?

— Эта тема важна для наших прихожан, и Церковь слышит свою паству. Но не секрет, что верующие порой придерживаются совершенно противоположных взглядов на историю царской семьи и исследования останков, найденных под Екатеринбургом. Именно поэтому патриарх настаивает на том, чтобы всестороннее изучение, экспертизы продолжались до тех пор, пока все вопросы не будут сняты. Он никого не торопит. Всем участникам процесса предоставляется возможность высказаться. И только на основании результатов всех экспертиз и всех мнений впоследствии будет решаться вопрос о признании «екатеринбургских останков». И на соборе, конечно, эта тема обсуждается.

— Известно, что на 100-летие восстановления патриаршества на Руси, к которому приурочен Архиерейский собор, в Москву приедут главы и представители других поместных православных Церквей мира и что совместное богослужение 4 декабря в храме Христа Спасителя станет кульминацией торжеств. Насколько это важно? Ожидается ли делегация Константинопольского патриархата, с которым у Русской церкви традиционно непростые отношения? И что будут обсуждать в ходе двусторонних встреч?

— Не так часто предстоятели Церквей имеют возможность собираться вместе, и всегда эти встречи носят экстраординарный характер. У нас очень добрые, братские отношения со всеми поместными православными Церквами, и патриарх Кирилл будет очень рад видеть их предстоятелей в Москве и молиться вместе с ними. Мы ожидаем и делегацию Константинопольского патриархата. Разумеется, в беседах предстоятелей свое отражение найдут такие важные для православного мира темы, как защита гонимых христиан в разных точках планеты и положение нашей Церкви на Украине.

— Приходилось ли вам во время посещения с патриархом регионов сталкиваться с тем, что какие-то решения предыдущих соборов «не доходили» до мест?

— Патриарх приезжает в епархии не для того, чтобы проводить инспекции, а для того, чтобы своими глазами увидеть жизнь людей, Церкви на местах и разделить с верующими радость совместной молитвы. А соборные решения носят магистральный характер. Это общие установки, которые реализуются в той или иной епархии в зависимости от ее специфики.

Сегодня в большинстве епархий замечательно развивается социальное служение. Патриарх видит, как помогают беременным, бездомным, пожилым людям, как социальное служение находит поддержку государства. Но, например, в некоторых епархиях Средней Азии масштабная социальная миссия подчас невозможна — из-за местных законов. Тогда Церковь сосредотачивает свои усилия на других аспектах.

— На соборе традиционно обсуждаются вопросы внутреннего церковного устройства. За последние годы создано множество новых епархий, и очень часто можно услышать вопрос: «А зачем?»

— Мы нередко сталкиваемся с большими трудностями, с непониманием и закрытостью людей. Чтобы «докричаться» до человека, найти путь к его душе – нужна «ювелирная», адресная работа. И для этого в самые отдаленные города и села отправляются молодые, сильные и образованные епископы. Тогда там, где раньше люди видели священника только по телевизору, начинает возрождаться настоящая церковная жизнь. Да, нам говорят: «Куда спешить? Зачем так много епархий? Для чего вам столько архиереев?» Но мы знаем, что нам есть куда спешить! У нас на самом деле мало времени для того, чтобы запустить те внутренние процессы духовного оздоровления нашего общества, без которых оно просто задохнется.

— Последний вопрос: личное отношении патриарха к событиям столетней давности?

— Жизнь семьи патриарха тесно связана с историей Русской церкви в самый непростой период. Его дед был священнослужителем, защищал православие, насколько это было в его силах, и преследовался за это властями, был заключенным, сидел на Соловках. Отец Святейшего также очень сильно претерпел от советской власти. Этот опыт для патриарха Кирилла очень важен. В своем служении он опирается на стойкость своих родителей, на их готовность вплоть до смерти защищать Церковь. Поэтому вспоминаемые сегодня события вековой давности — это очень важная страница церковной истории, которая является и историей патриарха. Он всегда будет хранить ее в своем сердце.

Учреждение Патриаршества в России

В Русской Православной Церкви Патриаршество было учреждено в 1589
году, а спустя 3 года акт учреждения
Патриаршества и поставление первого русского Патриарха – святителя
Иова – было подтверждено грамотой Восточных Патриархов. В это время
Россия являлась единственным независимым православным государством и
осознавалась православными народами как защитница Вселенского
Православия.

Учреждение Патриаршества имело не только
церковное, но и общенациональное значение. Как в XVI,
так и в XX веке обретение Россией Патриарха происходило накануне
грандиозных социальных катастроф, когда единственным объединяющим центром
и средоточием народной жизни являлся Первосвятитель.

Вся
русская история XVII века свидетельствует о высочайшем
авторитете Патриархов. Наиболее значимыми в этом отношении
являются: святитель Гермоген, чья пастырская твердость помогла народу и
государству преодолеть соблазны и искушения Смутного
времени, а также Патриарх Филарет, отец молодого царя Михаила
Федоровича, которому он помогал в управлении
государством и способствовал осуществлению необходимых реформ,
укрепивших Отечество.

Показательно, что само упразднение Патриаршества
царем Петром I косвенно явилось признанием значимости
первосвятительского служения и всенародного авторитета Предстоятеля
Церкви. Стремившаяся к безграничному господству во
всех сферах жизни светская власть желала быть совершенно самостоятельной
и независимой от духовного влияния Патриаршества,
требовавшего от «власть предержащих» строгой моральной ответственности за
все деяния.

Государство, возросшее от скромных
пределов Московского княжества до бескрайних пределов Российской
империи, возмужавшее благодаря попечению Церкви о его
«благостоянии» и нравственном здоровье, начиная с
конца XVII столетия, стремится совершенно подчинить себе ту
самую нравственную силу – Церковь, которая предоставляла государству высшую,
сакральную легитимность и стояла у его колыбели.

Позднее, когда национальная элита окончательно подпала под влияние
западных идей и усвоила исключительно прагматический взгляд
на Церковь как на общественный институт, велением
Петра I был учрежден подконтрольный государству Святейший
Правительствующий Синод. Характерно, что вместе с Патриаршеством,
упразднению подверглось и соборное начало церковной жизни. За
два столетия синодального правления мы можем найти лишь
один-два примера проведения локальных совещаний нескольких
епископов. История ясно свидетельствует о неразрывной связи между
Патриаршеством и соборным управлением в Русской
Церкви.

Синодальная эпоха, тем не менее, ознаменовалась
в истории Русской Церкви многими отрадными явлениями: созданием
(впервые в русской истории) системы духовного образования,
плодотворной работой русских миссионеров, расцветом иноческого делания во
многих монастырях, особенно в Троице-Сергиевой и
Киево-Печерской лаврах, на Валааме, в Сарове
и Оптиной пустыни.

Попытки восстановления Патриаршего
служения предпринимались на всем протяжении синодальной эпохи. И,
как нам думается, лишь обстоятельства времени не позволили
разрешить этот вопрос положительно.

Поэтому первый же
Поместный собор Русской Церкви, состоявшийся после двухсотлетнего перерыва – в
1917 году – восстановил Патриаршество в России.
Как известно, у восстановления Патриаршества были
горячие сторонники и убежденные противники. Однако с
самого начала многодневной дискуссии члены Собора осознавали, что
восстановление Патриаршества – это не простое изменение системы
церковного управления, но событие, которое коренным образом изменит
строй церковной жизни. «Ныне наша разруха, ужасы нашей жизни, трагические
переживания русского народа всей своей совокупностью неотразимо, дружно,
повелительно говорят: да будет снова на Руси Патриарх». Эти
слова одного из участников Собора передают настроение
большинства его членов, видевших в Патриархе «живого носителя
и выразителя органического единства Церкви», в котором
«Поместная Церковь осознает себя органической частью Церкви Вселенской».

Именно в эти судьбоносные дни архимандрит Иларион (Троицкий),
впоследствии – архиепископ Верейский и священномученик, – выступая
на одном из соборных заседаний, сравнил пустовавшее
еще в то время Патриаршее место в Успенском соборе
Московского Кремля сердцем русского Православия. А епископ
Астраханский Митрофан, также впоследствии увенчавший свое житие мученическим
венцом, по поводу необходимости восстановления Патриаршества, как насущной
потребности духовной жизни всего нашего православного народа, выразился
следующим образом: «Нам нужен Патриарх как духовный вождь и
руководитель, который вдохновлял бы сердце русского народа,
призывал бы к исправлению жизни и к
подвигу, и сам первый шел бы впереди…» И особо
отметил, что «учреждением Патриаршества достигалась бы и
полнота церковного устройства».

Промыслительным образом,
Патриаршество было восстановлено в Русской Церкви в
канун государственных катаклизмов: потеряв Царя, Православная Русь вновь
обрела Отца-Патриарха.

Окончательное решение было принято 28
октября. За несколько следующих дней Собор определил
процедуру избрания Патриарха, согласно которой было избрано три кандидата:
архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений
(Стадницкий) и митрополит Московский Тихон (Белавин). А
5 (18) ноября в Храме Христа Спасителя по жребию был избран
Патриарх – им стал святитель Тихон.

Двести лет Россия жила надеждой
на восстановление Патриаршества. И только в 1917
году, как бы предчувствуя времена гонений, Церковь смогла
вновь избрать Первосвятителя.

Узнав об избрании, святитель
Тихон сказал посланникам Собора: «Ваша весть об избрании меня
в Патриархи является для меня тем свитком, на котором
написано „плач, и стон, и горе“. Отныне мне предстоит
попечение о всех церквах российских и умирание
за них во вся дни».

В первые
послереволюционные годы особенно отчетливо проявилось историческое значение
Собора 1917–1918 годов, принявшего решение о
восстановлении Патриаршества. Личность святителя Тихона, Патриарха
Всероссийского, стала живым укором для тех, кто, раздувая пламя
братоубийственной гражданской войны, попирая заповеди Божии и
правила человеческого общежития, сея соблазн, проповедовал
вседозволенность и беспощадный кровавый террор как метод
государственной политики. Воистину, Патриарх Тихон стал символом возрождения
древней традиции «печалования» Предстоятелей Церкви за нужды
народа. Авторитет Патриарха, как внутри страны, так и за рубежом,
признавался всеми и с ним считались даже большевики. Известно, что
вопрос о расстреле святителя Тихона активно обсуждался властями
в период массовых репрессий в отношении епископов,
духовенства и мирян. Однако даже в период разгула
революционного террора правительство не решилось на
этот шаг.

Патриарх Тихон понимал, что Церковь на
многие годы оказалась в плену у богоборческого
режима. Его «Завещание» предусматривало установление института
Местоблюстительства Патриаршего престола, что было необходимо для сохранения
единого управления Церковью, в условиях невозможности проведения
Соборов.

Не будет преувеличением сказать, что представители безбожной
власти также прекрасно понимали значение носителя высшего иерархического сана –
Святейшего Патриарха – как символа церковного единства. После кончины Патриарха
Тихона в 1925 году они препятствовали созыву Поместного Собора,
призванного избрать Предстоятеля Русской Церкви. Именно поэтому двенадцатый
Патриарх Московский и всея Руси Сергий до 1943 года
осуществлял управление Церковью сначала в звании Заместителя
Патриаршего Местоблюстителя, а затем – Местоблюстителя Патриаршего
Престола.

Читать еще:  Ныне Силы Небесныя с нами невидимо служат

Совершая свое служение в чрезвычайно сложных
условиях в ту трагическую эпоху, он прилагал все усилия к
тому, чтобы единство Церкви сохранялось. Сейчас становится все более
очевидным, что эти действия спасли Русскую Церковь, избавив ее от
маргинализации. Предпринятые им шаги предотвратили окончательное
превращение народа Божия в «людей из подполья», живущих по законам
«осажденной крепости».

Верим, что путь, предначертанный святителем
Тихоном и продолженный его приемниками, при всей сложности
политических реалий XX века имел, в отличие от
альтернативного «ухода в катакомбы» все шансы для того,
чтобы Русская Церковь заняла свое место в обществе.

С
Православием безбожная власть оказалась вынужденной считаться, особенно в
период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные
годы. В этот период искренняя и глубоко укорененная
в нашей исторической традиции патриотическая позиция,
представленная в посланиях и официальных заявлениях
Патриархов Сергия и Алексия I, – нашла отклик в
сердцах архипастырей, клириков и мирян и
получила глубокую поддержку в сердцах миллионов наших
соотечественников, как в стране, так и за ее
пределами.

Сохранение института Патриаршества помогло Русской
Православной Церкви выстоять в период нового гонения, обрушившегося
на Церковь на рубеже 50-60-х годов XX
века, пережить это гонение и, сохраняя свой духовно-нравственный
потенциал, выйти на рубежи новой эпохи, которую уже современники
назвали «Вторым Крещением Руси».

В завершение следует сказать, что
все то многообразное возрождение духовной жизни в
нашем Отечестве, свидетелями которого все мы являемся
на протяжении последних десятилетий, имело своим твердым основанием
поистине исповеднический подвиг Патриархов XX века – святителя
Тихона, Сергия, Алексия и Пимена.

Верю, что молитвами
новомучеников и исповедников Российских, трудами Наших достойных
предшественников Господь и впредь не оставит Русской
земли Своей неоскудевающей милостью и даст Нам благодать и
духовную силу право править слово Христовой истины и вести
церковный корабль неизменным курсом – в соответствии с
заповедями Евангелия и нормами церковных канонов.

Из приветственного слова Святейшего Патриарха Московского и
всея Руси Алексия II
участникам научной
конференции «Патриаршество в Русской Православной Церкви».

Вы прочитали статью Патриархи Русской Православной Церкви (список). Читайте также:

Хронологический список патриархов русской православной церкви. Пресс-секретарь патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется Патриархи и демократия

Пресс-секретарь Патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется

Первый день работы Архиерейского собора Русской православной церкви продемонстрировал насыщенную повестку: программный доклад патриарха Кирилла включил несколько десятков пунктов, изложенных на 70 страницах печатного текста. Собор проходит в Москве с 29 ноября по 4 декабря. По уставу РПЦ это высший орган иерархического управления Церковью. Собор созывается не реже одного раза в четыре года. В этом году он приурочен к 100-летию восстановления патриаршества на Руси и началу большевистских атеистических гонений. О резонансных темах собора и личном восприятии их патриархом, о проповеди в соцсетях, о том, когда закончатся исследования «екатеринбургских останков», приписываемых семье Николая II, о делегациях из-за рубежа и о том, как сделать священников образованнее, а храмы – привлекательнее для детей, в эксклюзивном интервью РИА Новости рассказал глава патриаршей пресс-службы священник Александр Волков. Беседовал Алексей Михеев.

— Отец Александр, в первый день собора патриарх Кирилл пожаловался на плохую работу епархий в соцсетях и заверил, что у архиереев будут появляться свои аккаунты и блоги. Нет ли опасения, что это будет делаться «для галочки»? Есть ли в планах общецерковные курсы блогерства?

— Патриарх отметил, что служителям Церкви нельзя пренебрегать этим новым общественным явлением — социальными сетями, которые являются такой же составляющей нашей жизни, как телевидение. То есть, социальные сети, по мысли Патриарха, — это еще один инструмент проповеди. Но им нужно уметь пользоваться, в противном случае он принесет вред, есть риск порезаться этим орудием, при необдуманном его использовании. Поэтому как раз всем поголовно проходить курсы сетевой грамотности не надо, все же область довольно специфическая при использовании ее в качестве орудия миссии. И в первую очередь нужно руководствовавться пониманием того, что есть опасность превращения инструмента в предмет самолюбования. Патриарх предостерегает нас от этой духовной опасности.

— А в чем вообще уникальность и значимость этого собора?

— В первую очередь — в осознании последнего столетия бытия Русской церкви. За этот век Церковь прошла длинный и мучительный путь, была фактически уничтожена. Но эти страдания, порой непереносимые, сформировали тот внутренний смысл, благодаря которому мы видим небывалый расцвет церковной жизни все последние 25 лет. Только через глубокое осмысление нашего непростого прошлого мы можем говорить о дальнейшем развитии Церкви.

Каким темам собора – 2017 придает наибольшее значение патриарх Кирилл?

— Одна из главных тем в повестке дня Церкви в последние годы — образование и молодежь. Именно эти темы активно обсуждаются на соборе. Они же являются первоочередными для патриарха. Он уделяет очень большое внимание образованию духовенства, ратует за то, чтобы священники были образованными и культурными людьми, чтобы они могли говорить о евангельских истинах на понятном всем языке и вести за собой людей.

Особую ответственность предстоятель чувствует за детей, воспитанников воскресных школ. Церковь сейчас систематизирует обучение в воскресных школах, опираясь на наиболее эффективные методики и практики. Это непростая тема. Как сделать так, чтобы воскресная школа не превращалась в аналог средней общеобразовательной? Чтобы дети приходили в нее с интересом и получали в ней что-то особенно важное для своей души и будущего развития? Это — вопросы для соборного обсуждения.

Отдельная тема — молодежь. Мы видим, как в храмы приходит все больше молодых семей с маленькими детьми, и ко всем мы должны проявить отдельный подход, чтобы быть услышанными. Ведь это будущее нашей страны и будущее нашей Церкви.

— В преддверии собора получила большой резонанс тема экспертизы «екатеринбургских останков», приписываемых семье последнего российского императора Николая II, но пока не признанных Церковью таковыми. Что скажет собор?

— Эта тема важна для наших прихожан, и Церковь слышит свою паству. Но не секрет, что верующие порой придерживаются совершенно противоположных взглядов на историю царской семьи и исследования останков, найденных под Екатеринбургом. Именно поэтому патриарх настаивает на том, чтобы всестороннее изучение, экспертизы продолжались до тех пор, пока все вопросы не будут сняты. Он никого не торопит. Всем участникам процесса предоставляется возможность высказаться. И только на основании результатов всех экспертиз и всех мнений впоследствии будет решаться вопрос о признании «екатеринбургских останков». И на соборе, конечно, эта тема обсуждается.

— Известно, что на 100-летие восстановления патриаршества на Руси, к которому приурочен Архиерейский собор, в Москву приедут главы и представители других поместных православных Церквей мира и что совместное богослужение 4 декабря в храме Христа Спасителя станет кульминацией торжеств. Насколько это важно? Ожидается ли делегация Константинопольского патриархата, с которым у Русской церкви традиционно непростые отношения? И что будут обсуждать в ходе двусторонних встреч?

— Не так часто предстоятели Церквей имеют возможность собираться вместе, и всегда эти встречи носят экстраординарный характер. У нас очень добрые, братские отношения со всеми поместными православными Церквами, и патриарх Кирилл будет очень рад видеть их предстоятелей в Москве и молиться вместе с ними. Мы ожидаем и делегацию Константинопольского патриархата. Разумеется, в беседах предстоятелей свое отражение найдут такие важные для православного мира темы, как защита гонимых христиан в разных точках планеты и положение нашей Церкви на Украине.

— Приходилось ли вам во время посещения с патриархом регионов сталкиваться с тем, что какие-то решения предыдущих соборов «не доходили» до мест?

— Патриарх приезжает в епархии не для того, чтобы проводить инспекции, а для того, чтобы своими глазами увидеть жизнь людей, Церкви на местах и разделить с верующими радость совместной молитвы. А соборные решения носят магистральный характер. Это общие установки, которые реализуются в той или иной епархии в зависимости от ее специфики.

Сегодня в большинстве епархий замечательно развивается социальное служение. Патриарх видит, как помогают беременным, бездомным, пожилым людям, как социальное служение находит поддержку государства. Но, например, в некоторых епархиях Средней Азии масштабная социальная миссия подчас невозможна — из-за местных законов. Тогда Церковь сосредотачивает свои усилия на других аспектах.

— На соборе традиционно обсуждаются вопросы внутреннего церковного устройства. За последние годы создано множество новых епархий, и очень часто можно услышать вопрос: «А зачем?»

— Мы нередко сталкиваемся с большими трудностями, с непониманием и закрытостью людей. Чтобы «докричаться» до человека, найти путь к его душе – нужна «ювелирная», адресная работа. И для этого в самые отдаленные города и села отправляются молодые, сильные и образованные епископы. Тогда там, где раньше люди видели священника только по телевизору, начинает возрождаться настоящая церковная жизнь. Да, нам говорят: «Куда спешить? Зачем так много епархий? Для чего вам столько архиереев?» Но мы знаем, что нам есть куда спешить! У нас на самом деле мало времени для того, чтобы запустить те внутренние процессы духовного оздоровления нашего общества, без которых оно просто задохнется.

— Последний вопрос: личное отношении патриарха к событиям столетней давности?

— Жизнь семьи патриарха тесно связана с историей Русской церкви в самый непростой период. Его дед был священнослужителем, защищал православие, насколько это было в его силах, и преследовался за это властями, был заключенным, сидел на Соловках. Отец Святейшего также очень сильно претерпел от советской власти. Этот опыт для патриарха Кирилла очень важен. В своем служении он опирается на стойкость своих родителей, на их готовность вплоть до смерти защищать Церковь. Поэтому вспоминаемые сегодня события вековой давности — это очень важная страница церковной истории, которая является и историей патриарха. Он всегда будет хранить ее в своем сердце.

Время Патриарха Кирилла

Статья первого заместителя председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипкова, опубликованная в «Литературной газете», посвящена 10-летию интронизации Предстоятеля Русской Православной Церкви.

Институт Патриаршества чрезвычайно важен для русской церковной традиции. Сложные и трагические годы церковной реформы XVII века связаны с именем Патриарха Никона. Cинодальный период, отмеченный зависимостью и слабостью Церкви, был, как известно, временем ее существования без патриарха.

Неслучайно пропагандисты секулярной реформации Церкви часто выбирают мишенью для нападок институт Патриаршества и, желая поставить под сомнение ее историческую легитимность, подвергают недобросовестным клеветническим нападкам личность Патриарха Сергия (Страгородского), противопоставляя его Патриарху Тихону (Белавину).

Читать еще:  Сергей лавлинский. Ключевые задачи семинара

Патриаршество — важнейший фактор церковного единства. От каждого патриарха зависит, какими историческими стезями следует Церковь.

Время Патриарха Кирилла — это время восстановления Русской Православной Церковью социального положения и интеллектуальной роли, которыми она обладала в русской истории до трагического ХХ века. Время возвращения домой.

Именно при Патриархе Кирилле образ Церкви вновь сложился во всей его определенности. Это образ не Церкви-затворницы, но и не обмирщенной Церкви. Это образ Церкви мыслящей, открытой для прихожан с самыми разными социальными запросами, от интеллектуалов до простых деревенских бабушек.

После интронизации Святейшего Патриарха Кирилла, которая произошла в 2009 году, начали получать реальное воплощение принципы «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» — принципы, основанные на глубоком понимании роли нравственности и справедливости в жизни общества, призванные защищать подлинные духовные истоки права и социальных институтов.

Этот подход прекрасно иллюстрируют книги Патриарха, в которых он объясняет связь между христианскими ценностями и жизнью общества, — такие как «Мысли, высказывания, суждения», «Свобода и ответственность: в поисках гармонии. Права человека и достоинство личности».

В числе прочего Патриарх Кирилл в эти годы принял деятельное участие в укреплении и распространении культурного влияния Русского мира. Он выпустил в свет книгу «Семь слов о Русском мире», тем самым окончательно и прочно закрепив понятие «русский мир», этот синоним «исторической Руси», в общественном дискурсе и повседневном русскоязычном обиходе.

В этой книге речь идет о русской идентичности, основой которой, как известно, является православное религиозное и культурное наследие. Русский мир — это и есть «Русская земля», о которой писал иеромонах Нестор в «Повести временных лет», это единое пространство неовизантийского культурного синтеза, прежде всего — России, Украины и Белоруссии.

Книга «Семь слов о Русском мире» важна не только своим глубоко национальным содержанием. В ней явлен интеллектуальный образ Русской Церкви. Патриарх обращается к великой традиции жанра «Слова», характерного для древнерусской литературы. В этом жанре написано «Слово о полку Игореве», «Слово о Законе и Благодати митрополита Илариона», «Слово о погибели Русской земли» и другие литературные памятники.

Оживляя традицию древнерусского Слова в современном культурном контексте, Патриарх Кирилл дает ей новое, социальное звучание. Он открывает для Церкви тот новый язык «универсальной проповеди», который понятен и людям церковным, и людям светским. Такой язык помогает развивать идеи социальной концепции Церкви. Но это отнюдь не обмирщение, а именно социализация церковного языка. Такой язык делает церковную проповедь доступной, не искажая при этом ее высокого духовного смысла, не позволяя поступаться традиционными христианскими ценностями.

«Образованный человек — уверен Патриарх, — от приходского активиста до архиерея — без дополнительных объяснений понимает, что сегодня делать, чтобы христианское послание достигло сердца современного человека».

Одним из важнейших направлений интеллектуальных усилий Патриарха Кирилла является противодействие угрозе секулярной реформации. Эта угроза дала о себе знать в период политической атаки на Церковь в 2012 году, но особенно ярко проявилась в период военно-политического захвата инфраструктуры УПЦ МП со стороны Константинопольского Патриархата и светской киевской власти.

Необходимо отметить, что данная проблема осознавалось Святейшим еще десять лет назад. 24 июня 2008 года, в день открытия очередного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, Патриарх Кирилл выступил с докладом «Православное единство и православное свидетельство в современном мире». В этом выступлении он осудил тенденцию, обозначенную им как «несколько новых моментов» в интерпретации «выдвинутого Константинопольской Церковью особенного толкования 28-го правила IV Вселенского Собора», которые «создают впечатление постепенного развития новой экклесиологии».

И позднее, в 2017 году, Предстоятель вынужден был признать: «Сторонники радикального секуляризма постоянно пытаются установить свое идеологическое господство над всеми верующими, которые составляют большую часть нашей планеты».

Глава Русской Церкви неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что так называемые универсальные ценности секулярного модерна и постмодерна не выдержали исторической проверки: мир становится все менее стабильным и предсказуемым, все более опасным. Именно это вызывает новое стремление в Европе к традиционализму, консервативной демократии и обществу социальной справедливости.

Мыслями о неизбежном сдвиге культурной парадигмы, а также о роли и возможностях России в сложившейся ситуации, об окончательном преодолении разрывов национальной истории Патриарх подробно делится с нами в своей новой книге «Диалог с историей», которую недавно выпустило издательство «Просвещение».

Сегодня Предстоятель Русской Церкви глубоко осознает историческую миссию и ответственность христианской ортодоксии в условиях дехристианизации Запада и нарастающей в мире христианофобии.

Патриарх Кирилл постоянно говорит о важности базовых нравственных ценностей, которым должны быть подчинены судебная, законотворческая и политическая деятельность. По слову Патриарха, «не нужно бояться признаться себе и окружающим в том, что религиозная и нравственная мотивация накрепко взаимосвязаны для большой части людей в России и мире». Именно поэтому долг Церкви — просвещать Словом Господним секулярный социум, а не жертвовать своими принципами ему в угоду.

Патриарх выступает против всех видов фундаментализма, как религиозного, так и секуляристского, против экстремистских взглядов, релятивизма, цинизма, трансгуманизма и русофобии.

С огромной скорбью Святейший Патриарх констатирует усиливающийся процесс дехристианизации, который ведет к более глубокому разрыву России и Запада, чем тот, который имел место в период холодной войны. Природа этого разрыва, конечно, не политическая, а духовная. «Мы с удивлением видим, что секулярные штампы и стереотипы, которые получают распространение в ряде европейских государств, приближаются по содержанию к хорошо известным нам в прошлом советским установкам. Это не может не беспокоить», — говорит патриарх.

Конечно, русская цивилизация с ее византийской преемственностью не может принять и не примет участие в сознательном разрыве с христианской традицией. Кроме того, подражание Западу, по мысли Предстоятеля Церкви, означает для России вечное отставание: «Когда нам говорят о европейском пути развития, как правило, имеют в виду подражание и воспроизводство западных политических, культурных моделей. Подражание, копирование всегда уступает подлиннику, так как в нем отсутствует оригинальное начало, подлинное авторство». Это принцип цивилизационной самостоятельности.

Патриарх Кирилл мыслит в категориях византийско-русской цивилизации, каждым своим мировоззренческим тезисом подтверждая и продолжая исторический выбор князя Владимира. Он подчеркивает: «Являясь преемниками Византии, мы вместе с тем на протяжении веков стремились бережно сохранять свою славянскую самобытность, цивилизация, фундамент которой был заложен гением и трудами святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, и сегодня жизнеспособна, соединяет европейское культурное и интеллектуальное наследие с православной духовностью и славянским мироощущением».

Церковь в период Патриаршества Кирилла решительно выступила против идеи разрывов и непреодолимых границ в трактовке европейской и национальной истории, против ценностного противопоставления «традиции» и «современности».

История народа и его наследия неразрывна, несмотря на преступления политических режимов: «Душа нашего народа не была потеряна даже в годы жесточайших антицерковных гонений… Народный подвиг в Великой Отечественной войне, достижения в области науки и техники стали актами самоотречения, которые могли быть совершены только людьми по своему внутреннему устройству остававшимися христианами. Нет таких атеистических идеалов, ради которых человек бы расстался с жизнью ради любви к ближнему. Ведь если нет вечности, то как можно добровольно пожертвовать своей жизнью?»

Русская Церковь с помощью Божией сохранила свою преемственность в продолжение нескольких трагических десятилетий. Принцип духовно-исторической непрерывности традиции — и церковной, и русской, и общехристианской — важный идейный ориентир в церковном строительстве патриарха.

Сегодняшний курс на историческую аутентификацию Русской Православной Церкви соответствует сложившемуся вековому порядку нашей церковной жизни, духу христианской традиции и основам православного вероучения. Этот курс можно назвать проявлением личной воли и административных способностей Патриарха. Но прежде всего это неизбежный этап развития нашей Церкви, а значит, и неотъемлемая часть Божественного замысла, касающаяся Русского Православия. Вот почему решения Святейшего Патриарха имеют глубоко провиденциальный смысл. Патриарх Кирилл сегодня осуществляет именно то, что всем нам предначертано свыше.

Как выбирали патриархов русской церкви

С момента установления в XVI веке патриаршества на Руси этот пост занимали 15 человек, а процедура выборов несколько раз менялась. Первый патриарх Московский Иов был назначен 26 января 1589 года царем Федором Ивановичем. В список кандидатов, предложенных царю собором архиереев, входили три человека. Выбор объяснялся близостью Иова к фактически управлявшему в то время страной боярину Борису Годунову, который и настоял на его кандидатуре.

В дальнейшем патриархи тоже, как правило, назначались царем из кандидатов, предложенных архиереями, но были и исключения. Например, в 1619 году царь Михаил Федорович по согласованию с земским, а не церковным собором , поставил патриархом своего отца Филарета. В 1642 году тот же царь назначил шестерых кандидатов в патриархи. Затем из них жребием был избран патриарх Иосиф. В 1652 году царь Алексей Михайлович формально отказался назначать патриарха , но архиереи сами выбрали на пост главы церкви митрополита Никона — наиболее приближенного к царю церковного деятеля .

Патриархами становились и против воли правителя. В 1690 году собор, в котором приняли участие высшие и средние церковные чины, избрал патриархом Адриана вопреки воле еще не имевшего полной власти Петра I . В ответ после смерти Адриана в 1700 году Петр I вообще отменил пост патриарха и для управления церковью учредил Синод.

После февральской революции 1917 года Синод принял решение восстановить патриаршество. Для выбора предстоятеля церкви был созван поместный собор, в котором приняли участие 364 священника и мирянина. Собор рейтинговым голосованием избрал трех кандидатов, из которых по жребию патриархом был выбран Тихон (получивший при первоначальном голосовании наименьшее число голосов). После его смерти в 1925 году Русская православная церковь вновь на 18 лет осталась без предстоятеля, так как советская власть запрещала проведение церковных соборов.

Во время Великой Отечественной войны отношения между церковью и государством улучшились, и 4 сентября 1943 года председатель Совета народных комиссаров СССР Иосиф Сталин обсудил избрание патриарха с местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием . Он просил месяц для организации выборов, однако Сталин предложил «проявить большевистские темпы», и уже через четыре дня архиерейский собор избрал Сергия патриархом . Следующие предстоятели — Алексий и Пимен — также избирались архиереями.

Выборы Алексия II в 1990 году прошли по более «демократичной» схеме , которая применяется и на этот раз. Сначала архиереи выбрали трех кандидатов, затем 317 делегатов поместного собора избрали из них патриарха . При этом с выборов был снят выдвинутый поместным собором митрополит Сурожский Антоний из Великобритании, так как по уставу церкви патриархом мог стать только гражданин СССР.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector