0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Храм для них был родным домом. Почему же они уходят?

Родительский дом

Казалось бы, что очень простое понятие — «родительский дом». На самом деле не все так просто. Что означает «родительский дом»?
Дом, где живут родители? Не думаю. Ведь родители могли десять раз поменять не только место жительства, но даже и страну пребывания. Поэтому, с полным основанием смысл понятия «родительский дом», вероятно, можно применять к дому, где родились дети, и который по прежнему является обителью родителей.
Здесь уместны слова из очень трогательной песни:

Где бы ни были мы, но по-прежнему
Неизменно уверены в том,
Что нас примет с любовью и нежностью
Наша пристань — родительский дом.

Дети, отправляясь в «самостоятельное плавание», зачастую уезжают в другие города, а иногда и другие страны. Через какое-то время их начинает мучить ностальгия по родным местам. Старые деревья во дворе, маленькая церковь поблизости, пестрые и шумные базары и тысячи других мелочей, отпечатавшихся, как на воске, в их памяти. Никогда невозможно забыть первоисточник. То место, где человек родился, сделал первые шаги, сказал первое слово, пошел в школу, а потом перед ним открылась большая дорога длиною в жизнь.
Недавно навестить меня приезжал мой старший сын. Довольно неожиданно, он попросил повезти его в тот район города, где прошла моя юность и первые «трудовые университеты».
Это была бывшая рабочая окраина. Я там не был лет 50. А сын там вообще никогда не был. Он родился через год, как мы перешли в другой район города, получив первую в моей жизни нормальную квартиру. Город за это время очень разросся, много новостроек, поэтому я, к сожалению, не смог разыскать дом, в котором мы тогда жили. Я был очень огорчен, и даже немного неловко чувствовал себя, что не смог найти свой бывший дом. Не исключено, что его вообще снесли, освобождая место для новостроек. Сын меня успокоил, сказав, что он все же получил впечатление о месте, где его отец формировался, как личность.
Он навестил школу, где учился, могилы некоторых наших ушедших друзей.
То есть круг его интересов, хотя и был шире рамок жилища его родителей, но именно все это вместе формировало цельное понятие «Родительский дом», и могло вызвать желание подпевать:

Родительский дом, начало начал,
Ты в жизни моей надёжный причал.
Родительский дом, пускай добрый свет
Горит в твоих окнах много лет.

Определившись с физическим смыслом понятия «родительский дом», хотя это далеко не бесспорно, видимо, следует сказать и о морально-этической составляющей этого понятия.
Ребенок, а затем повзрослевший член семьи, на всю жизнь сохраняет в своей душе тот климат, который царил в семье, когда он рос. Хорошо, если это была светлая, благожелательная ситуация. Тогда в своей уже взрослой жизни человек всегда мечтает вернуться, хоть ненадолго, туда, где ситуация для него подобна живительному бальзаму. В особенности, если не дай Бог, у него есть какие-то свои проблемы.

И пускай наше детство не кончится,
Хоть мы взрослыми стали людьми,
Потому что родителям хочется,
Чтобы мы оставались детьми.

Мне кажется, что дело не только в том, что родителям хочется, чтобы повзрослевшие птенцы подольше оставались детьми. Сами дети, пока живы их родители, чувствуют себя детьми, и даже в какой-то степени защищенными от внешнего мира.
Однако, какими бы живописными и запоминающимися не были окрестности вокруг дома, или даже сам дом, но если в нем постоянно царила междоусобица между старшими, или непростые отношения существовали между старшими и младшими, там практически полностью размывается понятие «родительский дом».
К счастью, дети почти никогда не держат зла в адрес своих родителей, но детские впечатления они сохраняют на всю жизнь. Поэтому для них понятие «родительский дом» заполнено присущим для него глубоким, почти благоговейным смыслом.
Но к счастью для нас, в большинстве случаев, как бы ни складывалась жизнь, они сохраняют свою привязанность к постаревшим родителям. Поэтому, наверное, вполне уместно доброе напутствие молодым:

Поклонись до земли своей матери
И отцу до земли поклонись,
Мы с тобою в долгу неоплаченном,
Свято помни об этом всю жизнь.

В своих записях я уже неоднократно касался темы родителей.
По здравому размышлению нельзя не прийти к выводу, что это та категория людей, перед которыми в этой жизни стоят самые сложные задачи. Работа. Семья. Дети. Общество. И еще много, много, разных разностей.
«Родительский дом». Если с самого начала не иметь в виду, что следует вырастить и воспитать детей так, чтобы семейные ценности были для них святы, очень трудно предположить, что одни березы, или ивы и покосившийся старый дом, сформируют у них это понятие.
Если родителям удалось создать благожелательный, уважительный для всех членов семьи климат, то даже при смене жилища или места пребывания, можно как-то сохранить то, что называется «родительский дом.»
Я помню, что много лет назад надо было переселить одну нашу близкую родственницу, довольно старую женщину, в другую квартиру.
Она наотрез отказывалась, говоря, что когда меня уже надо будет отправлять на тот свет, тогда и переселите. Мы долго думали, как быть.
А потом, когда она вышла погулять, перенесли ее вещи в новую квартиру, расставив мебель точно так, как у нее было. Имитация была почти полной. Увидев это, она уступила уговорам своих внуков. В последующем, она мне созналась, что не видит никакой разницы между старым и новым жильем, все на привычных местах, а удобств намного больше.
Поэтому мне кажется, что если думать о необходимости сохранения «надежного причала», то даже сменив место жительства, можно, или даже нужно, сохранить те атрибуты, которые в наибольшей мере способны воссоздать атмосферу того крова, где родились и выросли дети.
Эти усилия, помноженные на привычную теплую атмосферу в доме, если даже не в полной мере, но все же способны сохранить понятие «родительский дом».
Весь вопрос в том, что не только дети должны благословлять свой родительский дом, но и родители, даже больше своих детей, должны постоянно заботиться о том, чтобы такой дом был и навсегда таким и оставался.
Следовал ли я сам тем пожеланиям, о которых сейчас пишу. Может не в полной мере, но все-таки следовал. То, что я не хотел переехать после пенсии на постоянное местожительство к одному из моих сыновей, несмотря на их приглашение, мотивировалось, в том числе, и нежеланием стереть с лица земли «родительский дом».
К счастью, у меня нет оснований на кого-либо обижаться. Несмотря на определенные сложности и большие расстояния, мои дети и внуки регулярно меня навещают. Несколько лет назад мы купили сельский дом, в котором постоянно живем. Может быть, он поможет восстановить в более полной мере родительский дом. К тем молодым людям, которые, возможно, прочтут эту книгу, мне хотелось бы обратиться с просьбой — никогда не забывайте своих родителей, приезжайте к ним как можно чаще, дарите им побольше счастливых моментов, любите их настоящей, искренней любовью. И будет Вам счастье. Жизнь так коротка, и бывает очень часто, что не успели долюбить, досказать, что-то сделать. Живите сегодня так, если бы это был последний ваш день жизни. Не оставляйте ничего на завтра и никогда не забывайте о святом — о своих родителях.
В свою очередь и родители должны хорошо понимать, что только за то, что Вы произвели на свет своих детей, снискать их горячую любовь и признательность довольно трудно. До тех пор, пока жив человек, ему следует проявлять постоянную посильную заботу и внимание к детям.
В этом случае можно надеяться, что нашим детям захочется сказать, или даже пропеть:

Читать еще:  «Однажды мы вошли в храм как братья». Памяти архимандрита Амвросия

Я в родительский дом
Как на крыльях лечу.
Здесь душа от тревог отдыхает.
Я родимой земле поклониться хочу,
Ведь она, как родная, встречает.
Здесь другая страна и особенный свет
Льётся в сердце моё прямо с неба…
Ты живи, процветай,мой родительский дом.
Для души моей чуткой отрада.

Эти строки я позаимствовал из интернета. Надеюсь, никто не обидится. Если бы кто-нибудь позаимствовал что-то из того, что я пишу, я бы был ему очень благодарен.
Мои записки адресованы самому узкому кругу лиц, близких нашему дому, поэтому тираж их крайне ограничен.
А пишу я их потому, что убежден, что пожилой человек, не имеющий целенаправленных занятий, очень быстро деградирует, как личность.
Тема родительского дома очень болезненна для меня. Великая Отечественная Война, помимо того, что в ней, по сути дела, погиб цвет нации, много миллионов людей расшвыряла по всему свету. И тот, кто остался жив, всегда благодарил свою судьбу и Бога за это Великое счастье. О том, что все эти люди, в том числе и мы, потеряли не только родительский дом, но даже самые убогие жилища, речь уже не шла.
Поэтому тем, кто молится, наверное, следует возносить молитвы о том, чтобы подобные массовые бедствия больше никогда не повторялись.
С моей точки зрения «родительский дом» не только то место, где ты родился и вырос, по которому скучаешь, и по возможности навещаешь. «Родительский дом», помимо всего прочего — мощный стимул для роста человека. Птенцам, улетевшим из дома, очень не хочется показать себя перед домом неудачником, ничего не достигшим в жизни, не оправдавшим надежд родителей.
Мне многократно доводилось быть свидетелем того, как молодые люди откладывали посещение родителей, не желая предстать пред ними в дурном свете.
Не знаю как другие, но я с пониманием относился и отношусь к подобной мотивации.
Но если говорить с полной откровенностью, то очень не хотелось бы, чтобы такое светлое понятие, как «родительский дом», обременялось какими-нибудь другими соображениями.
Люди в своей жизни нуждаются в каких-то святых для них маячках, по свету которых и сверяется наш жизненный путь.
Так пусть же «родительский дом» будет одним из них!
Родительский дом, начало начал
Ты в жизни моей надёжный причал.

Храм для них был родным домом. Почему же они уходят?

Есть такая невеселая англиканская шутка – крещение есть таинство, вводящее в церковь. А миропомазание есть таинство, выводящее из церкви. Чтобы сию шутку понять, нужно знать, что в англиканской (как и католической) церкви детей крестят во младенчестве, а миропомазывают в отрочестве – как раз, так сказать, «на выход» с церковного порога.

У нас таких проблем нет – ребенок сразу и крещен, и миропомазан… и, в принципе, готов покинуть церковь в любой возрастной категории. Православие просторно, здесь нет законов, здесь жизнь жительствует. И, кажется, что дитя должно вольготно и привольно чувствовать себя в храме.

«Я поначалу себя помню – как я боялся да страшился поначалу в храме», – со светлой улыбкой делится с друзьями молодой отец, который пришел в церковь сам, а не был приведен, как его толстощёкая дочурка и карапуз-сынишка, заботливыми и воцерковленными родителями. – «А для них – это дом родной!»

Дом родной. Где привычно, весело, нестрашно и – ничего нового. Не веет ветер, не веет Дух – и когда уходит, не слышишь… Нет таинства, выводящего из церкви. Нетаинственно из нее уходят подросшие дети – те самые, которые истово крестились, кланялись, падая и валяясь по полу церковному в трехлетнем возрасте и умиляли бабушек словами – «Бо-же-нь-ка!», обращенными к священнику.

Они выросли, им всё знакомо. Скучно. Хорошо устроенный религиозный быт крепкой православной семьи закрыл от них тайну Христа. Тайна? Какая тайна? От них – тайна? Так они же тут – дома! Семилетняя внучка почетной прихожанки одернет заплаканную женщину, впервые пришедшую в храм – «Отойдите, батюшка идет кадить!» Они и приходящему всё покажут и расскажут – к какой иконе какие свечи. Деловито, в платочках и стихариках.

А потом – как бес попутал. В храм уже не хочется, надо реализовать себя в других сферах – там, где не скучно. Про религию они всё уже знают, так что даже и говорить о ней не хотят.

И так не доросли такие дети до своего удивления, до своей встречи со Христом. Не той, на которую на руках приносят, – но той, что со страхом и трепетом, с любовью и слезами, той, о которой не станешь рассказывать, боясь растерять….

«В храм вошли два мальчика: одному лет шесть, другому меньше. Младший, очевидно, здесь еще не бывал, и старший водит его, как экскурсовод. Вот и Распятие. «А это чего?» – замирает младший с широко открытыми глазами. Старший отвечает уверенно: «А это – за правду».

(«У стен церкви». С.И. Фудель)

Кто такого не пережил в детстве, тот еще и не вошел во храм, тот еще топчется в притворе и может выйти. А потом прийти. Встретив Христа. Может быть, лишь в старости пережив обращение – после храмовой привычки «я здесь дома», которую привили им с самыми благими стремления родители.

И появляется поколение, странно и страшно похожее на поколение не знавших Бога детей. Там родители из страха или по другим мотивам не поддерживали религиозного стремления подрастающих детей, здесь – при внешнем благополучии Христос вытеснен из удобной и благочестивой жизни…

Наши девочки, мальчики наши,
Вы, идущие в первый класс.
Вас подводят к Христовой чаше
В многих семьях в последний раз.

Банты белые в русых косах,
Ушки… стриженные вихры.
Мир суровых детских вопросов
Начинается с этой поры.

Что мы скажем глазам открытым?
Совесть слушает наш ответ,
Или руки будут умыты.
“— Где Он, мама, иль Бога нет?”

Вот стоит Он в белом хитоне,
Обнимает твоих детей,
Не на судьбище, не на троне
А в глубинах души твоей.

Откажись от Него, и громом
Не расколется небосвод,
Только Свет из грешного дома,
Может быть, навсегда уйдет.

И заметишь ты это едва ли,
Все заботы и суета…
Мы не раз уже предавали
И стыдились верить в Христа.

Но глядит Он из дальней дали,
Весь изъязвлен и весь в крови:
Дети, дети Моей печали,
Дети, дети Моей любви!

Православная Жизнь

Main menu

Если я хочу помолиться, зачем мне идти в храм?

«Зачем идти в храм, ведь Бог — везде, и слышит нас повсюду? Там только толкаются, шуршат пакетами и отвлекают! Лучше уж дома, в тишине, перед своими иконами». Протоиерей Сергий Кравченко, настоятель храма мц. Александры в Белицком, объясняет, почему так думать неверно.

Читать еще:  Соль на губах. Как «Кислород» помогает дышать

Прежде чем ответить на вопрос о смысле молитвы в храме, разберёмся, что такое молитва и храм. Молитва — это форма общения человека с Богом. Она может быть трёх видов: просительная, благодарственная и славословная. По словам святых отцов, последняя — наивысшая из всех.

Храм — это, прежде всего, дом Божий. В Священном Писании храмом называется и здание, и человек: каждый христианин — это храм Духа Святого. Наше тело — тоже храм, в котором живёт Бог.

Учимся у Христа

Мы, христиане, всю свою жизнь сопоставляем с учением и жизнью Христа, о которых узнаём из Святого Евангелия. Сам Господь дал нам пример молитвы в храме, куда сознательно приходил с самого раннего возраста. Вспомним, как Он со Своими родителями в 12 лет был на праздничном богослужении и сказал: «Зачем было вам искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2:49). Спаситель проповедовал в храме, учил там людей, рассказывал притчи. Был случай, когда Он изгнал из храма торгующих: «и говорил им: написано, — дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников» (Мф. 21:13). В Новом Завете не единожды подтверждается, что Спаситель ходил в храм. Может ли христианин, любящий Его, игнорировать эти факты? — вряд ли.

Бывает молитва частная, когда мы молимся дома, и общая — церковная. В первом случае мы поступаем по евангельскому слову: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6). В храмы же идём, потому что Господь сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 8:20). Там мы «едиными усты и единым сердцем» прославляем Бога. Раньше все пришедшие на литургию христиане принимали в ней активное участие. Отголосок той традиции — пение молитв «Символ веры», «Отче наш» на современных службах.

Почему же христианину нужно обращаться к Богу вместе с ближними? Когда Христа спросили, как нужно молиться, Он ответил: «Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое…» (Мф. 6:9). Он не сказал «Отче мой»! То есть должно молиться обо всех, так как мы все — дети одного Бога. В Евангелии есть масса примеров молитвы о ближнем: Господь молился о своих учениках, Иаир и самарянка — об исцелении своих дочерей, друзья расслабленного разобрали крышу и спустили ложе с другом к ногам Спасителя в надежде на его исцеление.

Если в храм, то зачем и в какой?

Четвёртая заповедь учит нас шесть дней трудиться, а седьмой отдать Господу. Как это сделать? Прежде всего — пойти в храм. Конечно, можно творить дела милосердия, но в первую очередь верующие люди по воскресным дням приходят в церковь для того, чтобы поблагодарить Бога за прожитую неделю и попросить благословения на следующую, по возможности — исповедаться и причаститься.

Таинства Церкви не совершаются келейно, за исключением каких-то особых случаев. Мы не можем крестить ребёнка без крёстных, священник не может один совершать литургию — в этом случае она теряет смысл. Само слово «литургия» переводится как «общее дело», то есть на ней должно собираться хотя бы несколько христиан.

Отмечу особо: не каждое место, которое называют храмом, есть храм, и не ко всем, собравшимся ради молитвы, приходит Христос. Сейчас много раскольников и различных вероучений, и все претендуют на то, что у них — истинная вера. Но мы помним слова Спасителя: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф. 16:18). Одну Церковь! Христос говорил о Церкви апостольской, а не самопровозглашённой. И апостол Павел сказал: «Один Господь, одна вера и одно крещение» (Еф. 4:5).

Где же Бог: в храме или в душе?

Молитву в храме можно сравнить с хоровым пением: пока один тянет ноту, другой может перевести дыхание, и это не нарушит общей мелодии. Так и во время богослужения: даже если кто-то отвлечётся, другой в этот момент будет сконцентрирован на молитве, и таким образом она не прерывается. Мы помогаем друг другу.

Наверное, каждый священник слышал фразу: «Зачем молиться в храме, Бог — в душе!» В этой связи хочу привести такой пример. Можно сидеть дома и знать, что где-то есть душистые яблоки, но это знание не поможет нам эти яблоки попробовать. Нужно встать, пойти, найти их — и только тогда можно будет попробовать. То же и с лечением: все мы знаем, что есть врачи и лекарства, но почему-то никто не хочет лечиться одним этим знанием — все идут в больницы и аптеки.

Всё важно

Храмовая молитва ни в коем случае не исключает домашнюю. И та, и другая важна, однако то, что человек получает в храме, дома он получить не может.

Во время литургии в храме происходит слияние Церкви Небесной и земной. Все христиане, живые и усопшие, объединяются вокруг Христа. Храм — это особое место, где Небо спускается на землю, а островок земли поднимается горе. Дома человек не может участвовать в таком таинственном единении.

В Церкви человек получает помощь, какую не может получить нигде. Здесь его грехи омываются Кровью Христовой, а Бог через священника благословляет всех, кто пришёл на богослужение. И даже если кто-то пока ещё не умеет просить Бога о своих нуждах — за него попросят те, кто стоит рядом.

Христианин, прежде всего, — это духовный воин. Воюем мы не против плоти и крови, но против духов злобы поднебесной. Однако, как гласит народная мудрость, один в поле не воин. Одному бороться очень тяжело, а вот вместе, помогая друг другу, по слову Евангелия «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6:2), всё-таки проще. Так будем молиться друг о друге и дома, и в храме — тогда, если Бог сподобит, вместе помолимся и в Царствии Небесном.

Храм для них был родным домом. Почему же они уходят?

«Пройдет гроза над Русскою землею!»
Пророчества святого Серафима Вырицкого, который видел и богоборцев, и фашистскую оккупацию

Читать еще:  Почему именно в пост положено вечернее причащение?

Пришедшим к нему в 1941 году немцам он пообещал, что они никогда не пройдут маршем по Дворцовой и Красной площадям. © По теме: И китайцев покрестим. | Вырица, а также Иоанн Кронштадтский

А верующим, которые шли к нему за советом, он с тревогой рассказывал о будущем России: «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога».
3 апреля Русская Православная Церковь отмечает память (67 лет), а 13 апреля — рождение (50 лет) преподобного Серафима Вырицкого — человека, ушедшего служить Богу в самый разгар богоборчества.

В миру Серафим носил имя Василий Николаевич Муравьев. Родился он в 1866 году, в крестьянской семье. Когда отец Серафима умер, мальчику пришлось уехать в Петербург на заработки. На тот момент ему было всего 10 лет.

Упорный труд с ранних лет и коммерческий талант привели к успехам на торговом поприще. Контора Василия Муравьева занималась заготовкой и поставкой пушнины в страны Европы, а сам он стал купцом 2-й гильдии и оброс прочными торговыми связями по всей стране и в особенности за границей.

Революция 1917 года стала настоящим испытанием для России и всех верных ей людей. Многие были вынуждены эмигрировать, понимая, что выдернуть страну из лап большевиков уже не удастся. Кто-то просто бежал, бросив Родину. Мог так поступить и Василий Муравьев, имея к тому же на руках немалые средства и связи, и зажить спокойной жизнью где-нибудь в Европе. Но он выбрал иной путь: остаться вместе со своим народом и хранить очаг православной веры в эти лихие годы.

В 1920 году Василий был принят послушником в ряды братии Духовного Собора Александро-Невской лавры, на следующий год был рукоположен в иеромонахи. Его жена также приняла послушание при Воскресенском Новодевичьем монастыре, а все накопленное богатство Муравьевы отдали на нужды обителей. Спустя шесть лет Василий Николаевич принял схиму под именем Серафим, в честь Серафима Саровского — и стал духовником Александро-Невской лавры.

Основы веры родители привили ему с детства: в семье Муравьевых всегда чтили правила и традиции православия. Даже став успешным предпринимателем, Василий оставался человеком богобоязненным, и к столичному укладу жизни так и не привык. По преданию, то, что он посвятит жизнь Богу, ему предрек святой Иоанн Кронштадтский. Василий только что вернулся из паломнической поездки на Афон и пришел в Кронштадт просить совета у «народного батюшки». Тот ответил ему: «Василий! — при том, что отец Иоанн не знал, как зовут визитера. — Сама Царица Небесная тебя благословляет!»

В годы гражданской войны Александро-Невская Лавра стала настоящим центром духовной жизни Петербурга. Формально монастырь упразднили в 1918 году, но часть монахов в числе которых был и Серафим продолжала жить в его кельях. При стенах Лавры открыли пункты питания для нуждающихся, шел сбор пожертвований для сирот, получали люди и духовное утешение.

За духовным советом к старцам обращались не только миряне. В 1927 году один из архиепископов Новгородской епархии, Алексий (Симанский) приехал в Лавру за наставлениями и молитвой. Он боялся ареста или, того хуже, быть убитым, и подумывал, не уехать ли ему за границу. Отец Серафим ответил ему: «Владыка! А на кого Вы Русскую Православную церковь оставите? Ведь Вам ее пасти! Не бойтесь, Сама Матерь Божия защитит Вас». Так Серафим предсказал владыке Алексию его будущее служение — за 18 лет до его избрания Патриархом.

Много говорил Серафим о будущем России. Он видел и грядущие гонения на веру православную, и победу в Великой Отечественной войне, и то, что произойдет с церковью в наши дни. «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями, гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времен», — говорил он.

Молясь за Россию и православие, Серафим по несколько часов проводил, стоя на холодном полу в соборе Лавры. Храм не отапливался за недостатком дров, и теплее в нем становилось только от дыхания собравшихся на молитву. Здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Он не внял советам врачей и продолжал служить и исполнять послушание при Лавре, однако вскоре настал день, когда он не смог подняться с постели. Серафиму на тот момент было 64 года.

Серафим отказывался покинуть стены обители — он хотел больше времени провести вместе с братией, предвидя, что обитель ждут тяжелые времена (17 февраля 1932 года все остававшиеся в Лавре монахи будут арестованы).

Уговорить старца Серафима переехать в более благоприятные условия для здоровья смог митрополит Серафим (Чичагов). Летом 1930 года Серафим вместе с женой и внучкой уехали в поселок Поповка, а затем и в Вырицу — здесь старец прожил до самой своей кончины, и именно с этим местом стало ассоциироваться его служение. В Вырицу к отцу Серафиму съезжались и священники, и простые люди, ища утешения и совета.

В годы репрессий Серафим не прекращал свой духовный подвиг — удивительно, но его самого и жену большевики не тронули. Однако в 1941 году был расстрелян его сын Николай, его обвиняли в шпионаже в пользу Франции.

С первых дней Великой Отечественной войны Серафим верил в победу над Германией и в силу русского оружия. Еще одно чудо, которое местные жители связывали с его именем, заключалось в том, что в Вырице (поселок находился под немецкой оккупацией) не пострадал ни один дом. А местный храм в честь Казанской иконы Божией Матери был единственным действующим православным храмом в прифронтовой полосе в то время.

По преданию, немецкое командование, прослышав о пророчествах старца Серафима, пришло к нему, чтобы спросить о том, каков будет исход войны. Перекрестившись, отец Серафим встал перед немцами и на хорошем немецком языке (он выучил его, когда ездил в Европу по торговым делам) сообщил непрошеным гостям, что победным маршем по Дворцовой площади пройти им не суждено. И домой, добавил старец, из вас вернутся не все: офицеру, задавшему вопрос, суждено лечь в землю под Варшавой. Ошеломленные оккупанты покинули старца, а вскоре сбылись его пророчества: блокада Ленинграда была прорвана, фашисты выбиты из России, а тот офицер погиб в боях у польской столицы.

Несмотря ни на что, Серафим до самых последних дней своей жизни держал пост, иногда он совсем ничего не ел, а также постоянно молился, стоя по несколько часов перед иконой Серафима Саровского. К концу жизни он не мог дойти до места молитвы самостоятельно, и Серафима вели или несли на руках.

Он умер в 1949 году, а его последними словами были: «Спаси, Господи, и помилуй весь мир». В 2000 году старца Серафима причислили к лику святых.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector