0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гиперактивные дети. Им теперь разрешить все, как больным?

Гиперактивный ребенок: избалованный, больной или ребенок Индиго?

Лечение гиперактивности – нужно родителям или самим детям?

Ирина Лукьянова журналист, писатель, преподаватель литературы, мама двоих детей, автор книги о детях с СДВГ

Продолжаем с помощью Ирины Лукьяновой, мамы гиперактивного ребенка и автора книги «Экстремальное материнство» разбираться с мифами о гиперактивности у детей. С чем чаще всего «путают» диагноз «синдром дефицита внимания с гиперактивностью» (СДВГ)? Действительно ли отсутствие лечения гиперактивности в детстве может испортить человеку жизнь? И какая польза — или вред от «детей Индиго»?

Ребенку поставлен диагноз СДВГ и прописано лечение. Мать пытается понять, как теперь жить и как строить с ним отношения. Делится новой информацией с окружающими. Но у каждого из окружающих — свой взгляд на ситуацию. Точек зрения много, и друг с другом они несовместимы. Попробуем разобраться отдельно с каждой группой убеждений.

Гипрактивность — это просто избалованность

Эта точка зрения встречается чаще прочих, и ее носителя лучше всего оставить в покое. Переубедить его практически невозможно. Можно носить ему специальную литературу, показывать диаграммы, говорить о лобных долях, об управляющей дисфункции, даже об обратном захвате нейромедиаторов в синаптической щели. Но чтобы одна картина мира сменилась в уме человека другой, должно пройти долгое время, он должен сделать какие-то наблюдения и прийти к определенным выводам.

Проблема избалованных детей состоит в том, что взрослые не выставили им границы приемлемого поведения. Как только эти границы выставляются с должной мерой серьезности, поведение детей нормализуется. В случае с СДВГ проблема в другом: даже если ребенок прекрасно знает, как надо себя вести, и очень хочет вести себя хорошо, ему это все равно не удается из-за его импульсивности. Это не значит, что ему не надо выставлять границы — обязательно надо!

Гиперактивность — это новомодные выдумки

«Где эти дети были раньше?» — спрашивают люди, уверенные, что СДВГ придумали несколько лет назад. Но и раньше эти дети были там же, где и сейчас: в каждом классе. Каждый, пожалуй, может вспомнить одного-двух хулиганов и двоечников, классных шутов, драчунов и безобразников. С большой долей вероятности это именно они и были.

Более того, двоечник и хулиган — очень популярная фигура в детской литературе, подробно описанная во множестве произведений во всей своей красе. Если проанализировать любимые детские книги с учетом современных научных представлений о природе школьных трудностей, мы увидим там и дефицит внимания, и сниженный уровень активации мозга, и гиперактивность, и специфические трудности обучения, классифицируемые, правда, как лень и хулиганство.

Модный диагноз

Проблема гипердиагностики действительно существует: диагноз гиперактивности у детей иногда ставится не особенно тщательно, а иногда и вовсе непрофессионально. Часто приходится слышать что-то вроде «диагноз поставил врач в ходе школьной диспансеризации» или «приходили в школу психологи, тестировали, диагностировали».

Это — нарушение нормальной процедуры диагностики, которая требует заполнения многостраничных опросников, тщательного сбора анамнеза, разговора с учителем. Врачи, которые серьезно подходят к диагностике, несколько часов тратят только на разговоры с родителями.

Психолог ничего «диагностировать» не может. Учитель — тем более. Психолог может описать родителю проблему, предположить, с чем она может быть связана, и посоветовать обратиться к врачу.

Врач не ставит диагноз «СДВГ» на основании пятиминутного осмотра ребенка в ходе школьной диспансеризации, и за пятнадцать минут, отведенных ему на прием в поликлинике, он тоже поставить его не может.

Кроме того, в стране нет официально принятого протокола диагностики СДВГ. А пока его нет, проблема гипердиагностики никуда не денется. Однако если диагноз СДВГ кому-то ставят неграмотно, это не значит, что такого расстройства нет.

Детей лечат, чтобы не мешали взрослым

Вопрос, кому больше мешает СДВГ — ребенку или окружающим, — не такой простой, как кажется. Действительно, взрослых такие проявления ребенка истощают, доводят до изнеможения, особенно если это гиперактивность у младших дошкольников.

Но и детям приходится нелегко. Исследование, опубликованное журналом Advances in Medical Sciences в 2009 году, показывает, что у детей с СДВГ почти в два раза выше уровень травматизма (в особенности часты растяжения, открытые раны головы, шеи, тела и конечностей, а также переломы конечностей). Риск серьезных травм (перелом черепа, шеи, позвоночника, трещины черепа и повреждение мозга, повреждения нервов и спинного мозга) при СДВГ выше в три раза.

При серьезных формах гиперактивности и невнимательности у некоторых детей даже появляется педагогическая запущенность — это при нормальном интеллекте и любящих, внимательных родителях! Просто для того, чтобы ребенок сел послушать книжку, выучил цвета, стал разбираться в буквах и цифрах, он должен сосредоточиться. А этого он сделать в обычных условиях не может, и хорошо еще, если родители или педагоги смогут придумать методы завладеть его неустойчивым вниманием и использовать по максимуму те несколько минут, которые у них есть.

При СДВГ часто встречаются проблемы с социальными навыками: дети хуже понимают правила поведения со сверстниками, шутки, труднее разбираются в жестах и выражении лиц, слишком импульсивно реагируют, слишком нетерпеливы, не соблюдают очереди, любят командовать не по делу. Рано или поздно многие такие дети оказываются без друзей, а это уже мешает жить лично им, а вовсе не взрослым.

Невнимательность, хаотичность, неорганизованность тоже создают проблемы им самим: очень трудно учиться, невозможно без посторонней помощи справиться с такими простыми делами, как поддержание минимального порядка в своих вещах и делах. Еще тяжелее — когда эти особенности приводят к конфликтам с окружающими. Сами по себе проявления СДВГ не так тяжелы, как их следствие — социальная дезадаптация.

Множество исследований показывает, что социальная цена СДВГ, если ребенок вовремя не получает помощи, очень высока. У большинства выросших детей расстройство сохраняется и во взрослом возрасте (исследователь Расселл Баркли полагает, что в реальности только 20-35% взрослых «перерастают» свой СДВГ).

У многих детей с СДВГ появляются более серьезные проблемы (асоциальное поведение, расстройства учебных навыков, низкая самооценка, депрессия), а в 5-10% случаев — и более тяжелые диагнозы (биполярное аффективное расстройство, асоциальное расстройство поведения).

10-25% злоупотребляют алкоголем и психоактивными веществами. 25-36% не заканчивают школу. Люди с СДВГ испытывают трудности с адаптацией к новой работе, работа, которую они находят, часто не соответствует их уровню образования и квалификации. Они чаще меняют работу, обычно из-за того, что им скучно или из-за конфликтов. У них больше проблем в отношениях с друзьями и возлюбленными, выше уровень семейных конфликтов и разводов. Выше уровень нарушений правил дорожного движения, чаще аварии — и эти аварии более серьезные.

Некоторые радикально настроенные родители требуют, чтобы общество само адаптировалось к детям. В идеале, конечно, движение навстречу должно быть двусторонним. Но если общество навстречу ребенку не двигается, надо не только работать над изменением общества, но и помогать ребенку выживать в том обществе, какое есть.

Гиперактивность — это особый дар

В середине двухтысячных годов большое распространение среди родителей сложных детей получила концепция «Дети Индиго», которая изложена в одноименной книге американцев Джен Тоубер и Ли Кэрролла. Сторонники ее убеждены, что дети с СДВГ — это на самом деле новый этап развития человечества: дети особо одаренные, гениальные, в школе им просто скучно, а педагогика им нужна другая, не репрессивная.

Эта концепция — целиком религиозная, эзотерическая, примыкающая к идеям оккультного движения New Age (Новая Эра). Принимать ее на веру или нет — вопрос личного мировоззрения. Научная ценность концепции равна нулю; основные идеи представляют в основном религиоведческий интерес.

История появления «детей Индиго» примерно такова: Ли Кэрролл, бизнесмен, продающий радиоаппаратуру, в 1989 году, по его словам, вступил в контакт с инопланетной сущностью по имени Крион. Крион стал диктовать ему послания. Затем на сеансы диктовки стали собираться последователи Кэрролла, которые называют себя «работниками света». Крион надиктовал Кэрроллу много разнообразной информации по спасению человечества, в том числе упомянув о том, что в ДНК человека ожидаются сдвиги, а человечество будет эволюционировать дальше. Дети Индиго, по верованиям «работников света» — это следующее звено в человеческой эволюции: в книге говорится о том, что их ДНК устроена иначе (что с точки зрения генетики совершенно абсурдно).

Читать еще:  Фото Ксении Собчак — оскорбление чувств верующих?

В книге извещалось, что в мир пришло новое поколение детей. Сейчас их рождается 90% (то есть стандартных остается 10%). Индиго они названы потому, что ясновидящая Нэнси Энн Тепп увидела в их ауре ярко-синий цвет (индиго). Некоторым уже этого достаточно, чтобы навсегда отложить книгу в сторону — обычно это люди с рациональным, научным мышлением.

Но если человек любит необычное, оккультное, эзотерическое и при этом имеет невнимательного гиперактивного ребенка — книга глубоко западает ему в душу. В ней особо указывается, что часто мудрым душам ошибочно ставят диагноз «СДВГ» и начинают их лечить вместо того, чтобы воспитывать, как подобает воспитывать царей, богов и гениев. Как сказала мне одна мать ребенка с СДВГ, «уж лучше я буду считать его поступки проявлением гения, чем выходками идиота».

В книге «Дети Индиго» содержится мысль, что детей не надо воспитывать, они и так все знают и понимают; их надо только направлять. Для растерянных родителей, оказывающихся в трудных воспитательных ситуациях, это звучит, как весть о спасении: не надо ничего придумывать, надо довериться ребенку, он сам все знает.

Но в конечном итоге это оборачивается перекладыванием выбора и ответственности за выбор на ребенка, который пока еще делать его не готов. Так что авторам пришлось внести поправку — устанавливайте границы, не допускайте вседозволенности. Кто-то и сам давно знает этот старый закон педагогики, но кому-то, чтобы простые мысли проникли в сознание, нужна весть из космоса, ауровидение и обещание готового гения на выходе.

Здравая мысль концепции состоит в том, что ребенок — это уникальная личность, талантливая и заслуживающая уважения; ребенок обладает большим потенциалом, который нужно развивать; отношение к ребенку как к «больному», «дефективному» может многое испортить.

Гиперактивные дети — заговор против нового поколения

Постоянно куда-то бегущий, то и дело прыгающий и дерущийся, не способный ни минуты оставаться на месте, тем более сконцентрироваться — всё это о нашем гиперактивном ребёнке.

Его просто невозможно успокоить и особенно уложить с первой попытки спать и даже если это наконец-то удаётся, то даже во сне он вертится как юла.

Вести себя культурно и цивилизованно в общественных местах для гиперактивного ребёнка непосильная задача, да и следовать каким-либо правилам он не может принципе. Это, в свою очередь, напрямую негативно отражается на его успеваемости в школе. И здесь всё закономерно — для него не существует авторитетов и ограничений. Учителя, мягко говоря, от такого не в восторге.

Невозможность управлять гиперактивным ребёнком является весомым поводом для родителей обратиться за консультацией к детскому психологу или психиатру. У данных «специалистов» для подобных случаев приготовлено несколько соответствующих этиологических теорий, доказательно не подтвержденных, но кто об этом знает?

Чего только в объяснении причин они не намешали… и наследственность, и осложнение при родах, и кесарево сечение, и болезни нервной системы в раннем возрасте. Тут же пригодятся и перечень из социальных факторов — наркомания, алкоголизм, неблагополучная семья или отсутствие таковой.

Постановка диагноза не заставит себя ждать, дальнейшей ожидаемой рекомендацией будет медикаментозное лечение препаратами, воздействующими на психику гиперактивного ребёнка. Особенно популярен такой метод на «Западе», где школьные психологи легко назначают антидеприсанты даже детям. Если вы полагаете, что Россию эта тенденция не касается, то это заблуждение.

Всё становится на свои места, когда при помощи системно векторной психологии наблюдаешь истинную причину явлению гиперактивных детей. Только понимая корень данного вопроса, можно принять единственно правильное решение — как реагировать на таких детей, чтобы не искалечить навсегда их психику и свои нервы.

Гиперактивные дети с кожным вектором
Ловкий, шустрый и невероятно гибкий ребёнок. Он получает наслаждение от постоянного движения, фактор новизны — его движущая сила. Это прирождённый добычик с повышенным метаболизмом и гиперактивностью. С раннего возраста такой ребёнок проявляет амбиции и стремление соревноваться со всеми, он всюду хочет быть первым.

Наделённый логическим мышлением и постоянно ведущий расчёты с позиции пользы и выгоды, кожный гиперактивный ребёнок может однажды решить, что учиться не выгодно, и не стоит тратить на это свои силы и время. Такое проявление необходимо вовремя замечать и направлять маленького человека на учёбу, но уже с правильной мотивацией.

Свойства кожного вектора позволяют ему мгновенно адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды. Такой ребёнок берётся за несколько дел одновременно, часто, впрочем, не доводя их до конца. Это происходит из-за сложности концентриповаться на чём-то одном.

Только правильно выстроенная система стимулов, адекватные ограничения и дисциплина будут являться верным направлением при воспитании детей с кожным вектором. Помните, что они большие любители спорта и активного отдыха.

Из таких гиперактивных детей вырастают лидеры, бизнесмены, инженеры, законодатели. Главное — создать правильные условия для развития их врождённых свойств.

Гиперактивные дети с уретральным вектором
Уретральный ребёнок — ещё одна, точнее, основная, жертва диагноза современных психологов. Непризнающий никаких законов и ограничений, рождённый вождем, с внутреннем чувством милосердия и ответственности, он способен вести за собой миллионы – такие дети первыми получают свою порцию антидепрессантов и принудительного лечения гиперактивности.

Это настоящий вождь во всех смыслах, ведущий свою стаю, группу в будущее. Это движение обеспечивается его внутренними свойствами нестандартного мышления, невероятной физической и психической энергией, выносливостью.

Бессознательно ощущая свой высший ранг, такой гиперактивный ребёнок на любые наказания и попытки ограничения будет реагировать только ответным гневом и, конечно, неподчинением, вызывая недоумение и недовольство воспитателей.

Развитый уретральный ребёнок вырастает до уровня первооткрывателя или даже главы государства, покорителя моря или неба, выдающейся творческой личностью, оставляя после себя яркий и значимый след.

А неразвитых будет тянуть в криминальную среду, проживать свою жизнь в точности по законам волчьей стаи. Таких тянет к неоправданному риску, который часто заканчивается летальным исходом.

Поэтому при воспитании таких гиперактивных детей крайне важно правильно развивать их врождённые качества. Выстраивать диалог нужно слегка снизу вверх, как бы советуясь, взращивая при этом в ребенке чувство ответственности за других людей, с девизом «если не ты, то кто»?

Как сломать психику гиперактивному ребёнку?

Неразумно вмешиваясь в психику гиперактивного, да и любого другого, ребёнка в период до окончания пубертата, примерно до 15 лет, мы серьёзно рискуем получить полуфабрикат человека с недоразвитым потенциалом, неспособного реализовать себя во взрослой жизни и быть счастливым.

Именно такой результат нас ожидает при «лечении» уретральных гиперактивных детей с помощью успокоительных и антидепрессантов. По факту мы уничтожаем его природную суть — расти, двигаться вперёд, подавляя у ребёнка его собственные желания. Мало того, уничтожая у них страстное стремление в будущее, через активное проявление, мы тем самым лишаем будущего самих себя!

Из подавленных кожных детей вырастают скряги и скупердяи, склонные подворовывать. Вместо экономии ресурсов для всех, они будут заниматься мелким частным накопительством, изводя окружающих своим желанием всех контролировать.

Непохожий на меня – не значит, больной!

В чём закономерность того, что диагноз «гиперактивности» стали ставить только последние 20 лет?

Всё потому, что последнее поколение детей существенно опережает нас и в интеллектуальном и в психическом развитии. Наши дети быстро становятся взрослыми — читать и писать учатся практически самостоятельно, с лёгкостью осваивают интернет и все современные технологии, ставят в тупик своих родителей, задавая совершенно недетские вопросы.

Всё это однозначно показывает стремительно выросший темперамент нового поколения относительно предыдущих, а значит, и потенциал для развития вырос, благодаря которому становятся реальными значительные перемены в обществе. Но с другой стороны мы получаем большую ответственность в приложении ещё больших, чем прежде усилий от самого человека для собственной реализации. И задача номер один у каждого родителя помочь маленькому человеку осуществить это развитие в должной мере.

Важно понимать, что синдрома гиперактивных детей не существует. Есть только врождённые свойства ребёнка или его вектора, которые необходимо научиться направлять в положительное русло.

Отличие наших детей от нас ещё не значит, что их можно считать больными, и тем более не даёт нам право калечить их психику.

Системно векторная психология сегодня является тем самым пропуском, гарантией в счастливую реализованную жизнь, но сделать это реальностью можем мы — их родители!

По материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Гиперактивный ребенок – между восторгами и проклятиями

Спасение пришло в виде психолога, который приехал по нашей просьбе проконсультировать малыша на дому. Внимательно посмотрев, как он играет и рисует, определив с помощью специальных упражнений, насколько у него развита мелкая моторика и координация движений, психолог произнесла короткое и звучное слово «СДВГ», объяснила, что это значит, и дала очень много полезных рекомендаций

«Неудобный» ребенок
Когда я вспоминаю о первом годе жизни нашего первенца, мне кажется, что весь он был одно сплошное «не»: он не спал, когда надо было спать, не ел, когда уже пора было начинать что-то есть, не играл с игрушками, которые ему покупали (любимыми игрушками были бытовые предметы, магнитофоны и пылесосы, которые ко второму году жизни были все поломаны) и много-много других «не». Конечно, беспокойство малыша было нам заметно, но невропатолог не находил никаких отклонений. «Потерпите, — утешали опытные родители, — к шести месяцам станет полегче». Ждали шести месяцев, года, полутора лет. Но становилось только тяжелее, ведь малыш начал ходить (и даже не ходить, а бегать), характер проявлялся всё острее, и нам казалось, что характер прескверный – требовательный, раздражительный. С другими детьми он не играл, как будто и не замечал их даже, только отнимал игрушки.

Читать еще:  Но и этого мало, или Если просто не воровать

Долго мы списывали всё на «сложный» характер, поддаваясь мнению большинства родственников и тех врачей, что смотрели нашего сына и считали его «развитым и умненьким мальчиком, ну, пожалуй, только немного активным». Но порой его совершенно ненормальная энергия доводила меня до отчаяния, казалось, что в доме поселилась разбушевавшаяся стихия (хорошо запомнился случай, когда меня не было дома и две бабушки в течение сорока минут безуспешно пытались изловить сорванца, чтобы одеть и вывести его гулять). Поэтому мы снова и снова пытались найти хорошего врача, который мог бы сказать, что происходит с нашим ребенком.

Спасение пришло в виде психолога, который приехал по нашей просьбе проконсультировать малыша на дому. Внимательно посмотрев, как он играет и рисует, определив с помощью специальных упражнений, насколько у него развита мелкая моторика и координация движений, психолог произнесла короткое и звучное слово «СДВГ», объяснила, что это значит, и дала очень много полезных рекомендаций.

«Доктор, это смертельно?»
Синдром дефицита внимания и гиперактивности (именно так расшифровывается звучная аббревиатура) с одной стороны становится сейчас «модным» диагнозом, с другой же – на его счет приходится множество предрассудков, вплоть до того, что кто-то вообще отказывает ему в праве на существование. Что же это: тяжелое заболевание или просто определенные особенности развития и поведения ребенка?
Вот что говорят специалисты:

Профессор Н. Н. Заваденко, доктор медицинских наук: «В недавнем прошлом по отношению к таким детям применяли формулировку «минимальная мозговая дисфункция». То есть речь не идет о тяжелой патологии. Но и по сравнению с нормальными показателями возрастного развития у таких детей имеются отличия, связанные с отставанием в формировании некоторых высших психических функций, внимания и самоконтроля.

Международное обозначение для СДВГ звучит как ADHD (Attention Deficit Hyperactivity Disorder), что дословно переводится как «гиперактивное расстройство с дефицитом внимания». Термин «расстройство», на мой взгляд, является
наиболее подходящим».

Бывают разные степени проявления синдрома, у кого-то преобладает гиперактивность, у кого-то дефицит внимания (чаще у девочек). В большинстве случаев это состояние поддается коррекции и лечению.

Ребенок-катастрофа
Какие же основные симптомы СДВГ? Непоседливость, импульсивность, невнимательность. «Вечный двигатель», «ребенок с моторчиком», «конь-огонь», «ребенок-катастрофа» — всё это названия статей и книг, посвященных гиперактивным детям. Врачи-неврологи представляют целый из список из восемнадцати признаков, которые проявляются в возрасте до 7 лет.
Профессор Н. Н. Заваденко: «Если у ребенка имеются не 2-3, а многие из этих проявлений, причем они отмечаются постоянно, в разных ситуациях и выражены значительно, то это должно стать поводом для обращения к специалисту».

Хорошо, когда родители вовремя поймут, что ребенку необходима помощь. Но часто бывает иначе. Списывают на разболтанность, невоспитанность, а иногда у замотанных родителей и времени нет, чтобы толком подумать. «Бестолочь, тупица, разгильдяй», стонут родители. А потом наступает и переходный возраст…

Психолог Е. В. Мурашова, приводит в своей книге «Дети-тюфяки и дети-катастрофы» отрывок из письма, пришедшего ей после передачи на радио (передача была посвящена СДВГ). Женщина из Нижнего Новгорода пишет: «…Слушала передачу и чуть не плакала. Если бы я знала, что мой Сережа болен, знала бы, в чем причина его состояния, сколько всего можно было бы изменить. Если не вылечить (я его показывала всем врачам, но никто ничего не нашел), то хотя бы отношения с сыном я могла сохранить. Потому что всегда думала, что он нарочно над нами издевается. А когда он плакал и говорил, что старается быть хорошим, я отвечала: «Молчи, врун!» Вот, теперь за все за это расплачиваюсь…»

На родительском форуме, посвященном проблемам детей с СДВГ, одна мама замечательно наглядно изобразила поведение маленького сдвг-шки: «Пройдя многое со своим малышом, теперь стала замечать и за чужими. Были летом на даче, с соседнего участка ежедневно доносились частые окрики на разные лады: «Вова! Вова! Вова. …» Через несколько дней поймала себя на мысли, что ребёнок, наверное, гиперактивный, а когда подрастёт, перестанет реагировать и отзываться на своё имя, — привычка. Через несколько дней познакомились с ним. Малыш подбежал к моему ребёнку с криками: «Мальчик, мальчик! Как тебя звать, это – Вова» (показывая на себя). Бабушка зовёт — не реагирует. Начинает бегать по участку, догоняя моего восьмилетнего детину и отбирая игрушки. Общаемся с бабушкой, понимаю, что вся семья горда появлением ТАКОГО УМНОГО ребёнка. «Ему всего два и четыре, но он уже знает буквы, все цвета, до всего ему есть дело. Родители уже решили со следующего года репетитора по английскому ему приглашать на дом, и школу языковую уже выбрали».

А я смотрю на него и так жалко мне дитя: и не ходит он, а бегает, говорит с надрывом, как будто запыхался; в глаза не смотрит, когда с ним разговариваешь, всё норовит убежать. В игры не играет, «успокаивается» только просмотром мультфильмов. Общаться не умеет, детей то толкнёт, то обзовёт, то настойчиво кричит: «Дай Вове!»

Видно их со стороны,- будущих неудобных в школе детей, а родители умиляются: такой маленький, а СТОЛЬКО знает и постоянно говорит взахлёб…
Вспомнила невольно и «наше» детство. Многого я не видела, списывала на маленький возраст, а другие дети порой выглядели просто безынициативными на фоне моего. И получается, что вместо лечения на детей возлагаются высокие надежды, мы умиляемся их детской непосредственности, а потом удивляемся, встречая результат в виде стойкого девиантного поведения».

Вот и мы, поняв, что наш малыш не «издевается над нами» и не «вьет веревки», как любят говорить некоторые, а наоборот, нуждается в нашей помощи, во многом изменили свое поведение, и жить всей семье стало гораздо легче. Мы перестали ругать и пилить сына по мелочам, понимая, что часто он не в силах сдержаться от своей импульсивности, стали пытаться наладить ему режим, по возможности сводить к минимуму шумные компании, перестали пытаться во чтобы то ни стало заставить ходить его на «развивающие» занятия. И даже пришлось реже водить его в храм…

«Давай не пойдем в церковь!»
В одном интервью с многодетной мамой (не знаю, есть среди ее детей СДВГ) я прочитала очень точное описание состояния гиперактивного ребенка: «Неподвижность – это пытка». А ведь именно в храме надо стоять спокойно, не крутится и не махать руками и ногами (нашему четырехлетнему сыну до сих пор это не удается), и главное – молчать.

Насмотревшись еще до замужества на то, как спокойно ведут себя в храме другие дети или стоя рядом с родителя или, на худой конец, рисуя что-то за столиком для записок, я была уверена, что все православные дети, крещеные и причащающиеся с рождения, могут вести себя только так и никак иначе. А если все-таки иначе – вывод был один: родители за ребенком не следят. Но вот оказалось, что наш младенец, немного повзрослев, лишь только понимал, что мы собираемся в храм, начинал вопить и рыдать: «Пожалуйста! Давай не пойдем в церковь!». Дело вовсе не в том, что такие дети «одержимы» или неблагочестивы (знаю случаи, когда родители чуть ли не на отчитку их пытаются отвезти). Вынужденная неподвижность, духота и большое количество народа очень тяжело переносится детьми, тем более гиперактивными.

Рассказывает Ирина, мама уже взрослой девушки, имевшей диагноз СДВГ: «В младенчестве свою дочь я очень долго просто держала в церкви на руках — она уставала стоять. Потом, в ее дошкольном детстве мы ходили в очень славную церковь, где детей всегда, на любой службе, пропускали вперед — они стояли в первом ряду, смотрели во все глаза, не успевали соскучиться, им все было видно и слышно. Помогало — приставить к делу: гасить и снимать огарки свечек, например; дать поручение тихонько пойти купить свечек и поставить, написать и подать записочку. Не выстаивать всю службу целиком — иногда прийти позже, иногда уйти раньше. Очень четко надо давать понять, когда конкретно — в каких местах службы (чтение Евангелия, пение «Отче наш» и «Верую») — только стоя! только молча! — ребенок довольно быстро привыкает.

Читать еще:  Революция в эволюции – что значат «нобелевские» открытия в химии

И нельзя насиловать религией — скорее, учить любить. Моей девочке трудно было отстаивать всю службу даже в подростковом возрасте — вегето-сосудистая дистония, ей плохо делалось чуть не до обморока — выпускала на улицу. Если говорит «я не могу, можно я выйду» — пусть лучше выйдет: лучше потерять для церкви один час, чем всю жизнь. Тем более — у меня перед глазами был пример с музеями — где бабушка из лучших побуждений так перекормила ребенка Эрмитажем, что ее до подросткового возраста вообще нельзя было отвести ни в один музей — упиралась руками и ногами. Я очень не хотела ее так перекормить церковью. Сейчас ей семнадцать и она считает себя православной».

Нам же тогда совет психолога «пореже водить малыша в церковь» показался «неправославным» и мы по-прежнему пытались как-то уговорить ребенка. Честно говоря, безуспешно. А когда смогли поговорить об этой проблеме с духовником, то, к удивлению, услышали то же самое: «Не надо его заставлять, достаточно ему причащаться раз в месяц. Ходите в храм по очереди. И старайтесь постепенно его подвести к такому пониманию церковной жизни, чтобы он воспринимал поход на службу, как радость, а не как наказание. При ваших усилиях и правильном поведении это придет, но не в три или четыре года, а с возрастом».

Пряник и отсутствие пряника
«Какое там СДВГ! Пороть их надо посильнее!» — восклицает посетитель сайта газеты «Комсомольская правда» в комментариях к статье о гиперактивности. К сожалению, подобная реакция – не редкость.

Н. Н. Заваденко: «Конечно же, в таких ситуациях неправильно говорить о распущенности ребенка и недостатках воспитания. Проблема заключается в том, что взрослые, находящиеся рядом с ребенком, не информированы, не знают о существовании СДВГ».

Леонид Семенович Чутко, доктор медицинских наук, заведующий центром нейротерапии Института мозга человека РАН (Санкт-Петербург): «Если родители видят у ребенка симптомы СДВГ, то надо обратиться к детскому неврологу, лучше в специализированный центр, где можно провести комплексное обследование, включающее электроэнцефалограмму и специальные психофизиологические тесты. Это позволит объективнее определить степень нарушения у ребенка и отделить «настоящие» проявления СДВГ от проблем, вызванных дефектами воспитания.

Общепринято считается, что лечение СДВГ должно быть комплексным, то есть включать как медикаментозную терапию, так и психотерапевтические методы. Безусловный фактор улучшения — это создание позитивной модели отношения к ребенку. Мы рекомендуем говорить не столько о наказании, сколько об отсутствии поощрения: то есть не «кнут и пряник», а «пряник и отсутствие пряника». Родители должны сформировать систему поощрений. В качестве «пряника» могут выступать походы в кафе, просмотр фильмов, карманные деньги и т. д. Важно убедить родителей, что в сложившейся ситуации ребенок не виноват. Кроме этого, комплекс вины не должен сформироваться и у родителей.

Психологические особенности гиперактивных детей таковы, что они невосприимчивы к выговорам и наказанию, но быстро реагируют на малейшую похвалу. Поэтому надо формулировать инструкции и указания для детей с СДВГ четко, ясно, кратко и наглядно. Родители не должны давать им одновременно несколько заданий, лучше дать те же указания, но по отдельности».

Еще много-много раз.
Разговаривая с родителями гиперактивных детей, я заметила, что существует больной для многих вопрос: если в семье первый ребенок с СДВГ, то бывает, что родители просто боятся рожать еще, не родятся ли и последующие дети такими же «моторчиками»? Существует ли подобная закономерность? И как вообще лучше расти такому ребенку – будучи единственным в семье или имея братьев-сестер? Конечно, нет единых общих установок и каждый конкретный случай имеет свое решение, и всегда важен совет духовника, врачей-специалистов. Но хотелось бы привести в заключение ободряющие слова профессора Л. С. Чутко, может быть, кому-то они покажутся полезными: «Действительно, существует вероятность появления признаков данного расстройства и у других детей в семье. Но это ни в коей мере не должно сдерживать родителей от планирования другого ребенка. Появление младшего братика или сестренки может благотворно повлиять на ребенка с СДВГ, поможет воспитать чувство ответственности. Счастье от появления ребенка гораздо больше, чем трудности от гиперактивности, так как большинству детей с СДВГ чаще всего можно помочь».

Гиперактивный ребенок: советы — что делать родителям

Когда в семье рождается гиперактивный ребенок, к нему не прилагается инструкция, дающая советы, что делать родителям. Они остаются наедине со своим неуправляемым чадом.

Один знакомый психолог шутил: «Гиперактивный ребенок – это непредсказуемость плюс невротизация всей семьи». Точнее не скажешь! А, если серьезно, то большинство родителей и педагогов тревожит вопрос: «Что делать, если ребенок гиперактивный?»

Главное здесь не паниковать. Присутствие в семье гиперактивного ребенка вовсе не означает отказ от всех радостей жизни. Есть простые способы помочь детям с СДВГ и их родителям. В этой статье я предлагаю Вам несколько советов психологов, проверенных лично мной на практике.

Совет 1 — чего не делать ни в коем случае

Не считайте его больным , даже, если знаете, что у него выявлена мозговая дисфункция. Со временем такое отношение способно сформировать чувство беспомощности и зависимости. Вы же не хотите превратить своего ребенка в инфантильного, безответственного нытика. При правильном подходе он, даже будучи гиперактивным, вполне может получить хорошее образование, освоить выполнение бытовых операций по самообслуживанию и стать самостоятельным.

Совет 2 — на что родителям обратить внимание

В воспитании такого ребенка избегайте крайностей: с одной стороны – вседозволенности, оправдывая ее любовью и жалостью, с другой – излишней жесткости, мотивируя это боязнью избаловать и стремлением «воспитать, как следует». Не пытайтесь его «сломать». Это лишь обострит отношения, вызовет противодействие. Что делать? С гиперактивными детьми гораздо эффективнее договариваться и сотрудничать.

Совет 3 — что делать желательно

Научитесь всей семьей комфортно жить с гиперактивным ребенком. Заметьте, комфортно должно быть каждому члену семьи. Поверьте, такое возможно, даже, если малыш гиперактивный! Дети вообще очень чутко реагируют на настроение родителей. А сверхэмоционального и впечатлительного СДВГ-шку тревожность или подавленность папы с мамой вовсе способны повергнуть в панику.

В этой ситуации велика опасность «попасть в заколдованный круг»: гиперактивное чадо, само того не желая, держит родителей в постоянном напряжении. Родители нервничают, а эта нервозность передается малышу и способствует усилению гиперактивности. Страдает ребенок, да и родителям это не прибавляет здоровья.

Поэтому, умение расслабляться я считаю одним из ключевых факторов благополучия семьи.

  1. Подменяйте друг друга. Постоянно находиться с гиперактивным непоседой утомительно. А, ведь, ему важно ощущать Вашу любовь, заряжаться от Вас спокойствием и оптимизмом. Оставаясь с ним по очереди, все члены семьи будут иметь возможность сделать какие-то домашние дела, привести себя в порядок и отдохнуть.
  2. Если ситуация сложная и запущенная, то без успокаивающих лекарственных средств для родителей, пожалуй, не обойтись.
  3. Гиперактивным детям любые медикаментозные препараты должен назначать только врач. Экспериментировать в этой области небезопасно. Даже безобидные, на первый взгляд, успокаивающие травки могут быть противопоказаны малышу — на детей они могут действовать совсем не так, как на взрослых. Если ребенок гиперактивный, детский невролог или психиатр подберет лекарства, которые помогут снизить возбудимость, нормализовать сон. Это позволит СДВГ-шке учиться, общаться со сверстниками и вести полноценный образ жизни.
  4. Есть и другие способы снять нервное напряжение. Общеизвестен факт, что умеренные физические нагрузки нейтрализуют воздействие стресса на организм, уменьшают проявления гиперактивности. Это прекрасная возможность проводить время с пользой для всей семьи и, одновременно, получать удовольствие. Что делать: бегать, плавать, танцевать или заниматься йогой? Есть советы, какие виды спорта для гиперактивных подходят больше. Но выбор за вами. Единственное условие — безопасность.

Совет 4 — что делать обязательно

Относитесь к нему с пониманием. Гиперактивные дети эмоциональны, импульсивны и обычно действуют спонтанно. Вы можете быть тысячу раз правы, но, если Вам не удастся вызвать у малыша интерес, то все Ваши «правильные» логические выкладки и рассуждения он, скорее всего, пропустит мимо ушей.

Ситуация меняется, если малыш ощущает, что Вы разделяете его чувства. Видя Вашу сопричастность, он будет воспринимать Вас как единомышленника. В этом статусе Вам гораздо легче будет увлечь гиперактивного ребенка какой-либо идеей. Ежедневно общаясь и проявляя к его внутреннему миру интерес, Вы легко сможете производить «корректировку на местности». А это — залог успеха, когда речь идет о гиперактивном ребенке.

Совет 5 — что делать непременно

Чтобы придерживаться «золотой середины» в предъявляемых требованиях, изучите объективные возможности и ограничения своего гиперактивного ребенка. Сильные и слабые стороны есть у каждого. Приучая малыша с детства развивать свои позитивные качества и компенсировать недостатки, Вы будете делать его успешным и сильным.

Подводя итог, лишь добавлю: если ребенок гиперактивный, с одной стороны, необходимо придерживаться четких правил и распорядка дня, а с другой — постоянно проявлять гибкость.

Со временем у каждого появляются свои «фирменные» секреты. Поделитесь ими в комментариях. Возможно, именно Ваш совет поможет кому-то.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector