0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Если завтра вдруг объявят, что вера вне закона

Новый Завет


Послание к Римлянам святого апостола Павла


Глава 2.

1 Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то’ же.

2 А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. 3 Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то’ же?

4 Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?

5 Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, 6 Который воздаст каждому по делам его: 7 тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия,- жизнь вечную; 8 а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде,- ярость и гнев.

9 Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина!

10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину!

11 Ибо нет лицеприятия у Бога.

12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся 13 (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, 14 ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: 15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую) 16 в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.

17 Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, 18 и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, 19 и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, 20 наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: 21 как же ты, уча другого, не учишь себя самого?

22 Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь?

23 Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога?

24 Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.

25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием.

26 Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание?

27 И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании?

28 Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; 29 но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.

Предыдущая книга

Следующая книга

Если завтра вдруг объявят,что вера вне закона..

Проповедь прот. Владимира Воробьева — не столько о святых, святых Вере, Надежде, Любови и матери их Софии, сколько о каждом из нас… Умеем ли мы делать правильный выбор между Богом и всем остальным? Соглашаемся нести свой крест, каким бы он ни был, или придумываем красивые оправдания своему малодушию и маловерию?

Мученицы Вера, Надежда и Любовь были маленькими девочками. Мать их, София, была христианкой и воспитала их в вере. И, когда в середине II века, в 137 году, император Адриан воздвиг гонения на христиан, то ему донесли, что здесь, в Риме, есть такая семья, христианка-матерь и христианки-дочери. Он призвал их, очень ласково уговаривал принести жертву идолу. Но они, заранее настроенные матерью, поученные ею, совершенно спокойно и твёрдо отказались и были подвергнуты пыткам. И в пытках они все были казнены на глазах матери. А мать после этого их похоронила по-христиански, и на третий день на их могиле сама скончалась от горя.

Такая мрачная, с земной точки зрения, история. Современные люди назвали бы её «апофеозом фанатизма». Зачем это — подвергать детей таким опасностям, посылать их на мучения, на смерть, на пытки? Почему нельзя было попробовать найти компромисс?

Но сейчас другой вопрос: а как это удалось матери воспитать этих трех девочек, которые ничего не убоялись? Не убоялись ни императора, ни воинов, ни пыток, и проявили удивительную твёрдость. Как ей удалось это сделать?

Совершенно очевидно, что это — подвиг её веры. Страдания и мученическая смерть её дочерей — это результат, плод и изображение её удивительной веры. Это пример того, как мать может воспитать своих детей.

Нам ничего не говорится об отце этих мучениц. Возможно, она одна воспитывала своих трёх дочерей. И в наше время нередки случаи, когда мать воспитывает своих детей одна и говорит, что она воспитать их не может, потому что вокруг — агрессивная, злая, развращенная среда, которая даже склоняет детей на всевозможные грехи… Но если мы вспомним тот период, о котором говорится в житии святых, то он был ничуть не лучше сегодняшнего дня. Это был мир языческий, жестокий и необыкновенно развращённый. Римский разврат вошёл в пословицу. В Риме творились всевозможные безобразия. Разврат превосходил все мыслимые формы.

И вот, тем не менее, Софии удалось воспитать своих дочерей чистыми и непреклонными христианками. Готовыми умереть за Христа.

Умереть за Христа может, конечно, только тот, кто Христа полюбил всем сердцем. Не только поверил, но и полюбил. Тот, для кого совершенно очевидной является истина, что смерть — не конец жизни, а переход к жизни вечной, смерть не разделяет, а наоборот, соединяет нас со Христом. Это путь ко Христу. Тот путь, о котором говорил так замечательно апостол Павел: «Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение» (Флп. 1:21).

И вот для этих трех девочек смерть была прямым, очень быстрым путем ко Христу. Поэтому они ничего не боялись, поэтому они шли с радостью на смерть. Они верили во Христа и любили Его, желали Его, хотели скорее придти к Нему. И слова матери, которая наставила их скорее устремиться к Нему, пострадать за Него, они обладают удивительным авторитетом и силой, которую может дать только вера.

И вот, София — это достойный пример всем матерям, который показывает, как мать должна воспитывать своих детей. А три маленькие мученицы, которые имеют такие удивительные имена: Вера, Надежда и Любовь (как говорят, «богословские добродетели» — перечисленные апостолом Павлом как самые наибольшие добродетели), эти три мученицы показывают пример всем взрослым людям, пример веры и решимости, готовности страдать за свою веру.

Так горько бывает слышать и видеть, когда приходит на исповедь какая-нибудь Вера и кается в том, что у неё веры нет. Или приходит Любовь и говорит, что у неё любви нет. Или приходит унылая Надежда, у которой надежды в сердце не осталось.

Читать еще:  Я была уверена, что справлюсь с материнством «на ура»

У мучениц было всё наоборот. У них не было святых покровителей. В те времена — да и сейчас в Греции — называют не так, как у нас в России. У нас называют по именам святых. А там просто дают имя. Вот им дали имена добродетелей. У них святых покровительниц не было, но они приняли в сердца эти имена, они эти добродетели воплотили в своей жизни.

Это тоже замечательный урок всем нам. Ведь все мы, христиане, должны иметь веру, надежду и любовь в своём сердце. И можем молиться этим святым мученицам о том, что они научили бы нас — своим предстательством, своим примером, подвигом — научили бы нас верить, надеяться и любить.

София, как вы знаете, это тоже добродетель — это премудрость. Мать этих мучениц, София, тоже явила на деле величайшую премудрость. Премудрость, которая может и должна посрамить мудрость века сего. По всем разумным рассуждениям людей всех времён (а людей нашего времени — в особенности), нужно уметь, нужно сообразить, как выйти из тяжёлого положения и сохранить самую большую ценность в своей жизни. Конечно, если есть ум, есть мудрость, то можно и разбогатеть, можно и добиться высокого положения в обществе, в государстве. Можно быть директором фирмы, может быть, даже и членом правительства. Вот мудрость века сего: добиваться большего, добиваться высот в этой жизни. И эта мудрость века сего вполне оправдана той верой, которая движет современными людьми.

Современные люди — они, по существу, не верят в Бога. Их вера — это такой гедонизм. Они хотят от жизни — такой короткой и нетвёрдой жизни — хотят успеть взять как можно больше приятного для себя, ухватить как можно больше всяких удовольствий. Удовольствия эти оказываются, к сожалению, по большей части очень низменными.

Прежде всего, это просто животные страсти и похоти. И люди почему-то думают, что, удовлетворяя эти похоти, они будут счастливыми. На самом деле, конечно, это невозможно, потому что человек — это, прежде всего, дух. И не может дух удовлетворяться похотями.

Удовлетворение скотских, животных страстей никогда не сделает человека счастливым. Доставить человеку радость и счастье может только что-то духовное, высокое, духовные ценности.

Вот когда человек определил свои ценности (может быть, не очень чётко, но, во всяком случае, в сердце своем он уже определился), то он, естественно, свою жизнь строит в соответствии с таким определением.

Если для меня важнее всего деньги, то естественно, что я буду всюду и везде пытаться только деньги в карман загрести. Если мне нужна власть, то я буду всюду и везде стремиться к власти.

А вот для мучениц, которых память мы сегодня празднуем, для них — целью жизни был Христос. Поэтому они готовы были всё отдать, им ничто не было дорого здесь, в этом мире. Они готовы были всё променять на то, чтобы быть со Христом. И даже самую жизнь они готовы были с радостью отдать для того, чтобы быть со Христом в жизни вечной. Они верили в эту жизнь вечную и ради неё решились на страдания.

И вот такую веру, которая на самом деле определит наш путь к вечности, к Богу, такую веру в наше время встретить трудно даже среди тех, кто называет себя верующими людьми. Сейчас мы проводим статистическое исследование и выясняем, что 80% — это люди верующие или близкие к вере, симпатизирующие вере. Но вот что, если завтра вдруг объявят, что вера вне закона, и все верующие люди, если не отрекутся, то должны отправиться в тюрьму или будут расстреляны?

К сожалению, я уверяю вас, если было бы можно провести статистическое исследование в этот момент, то остались бы, думаю, сотые и тысячные доли процента людей, которые назвали бы себя верующими, согласились бы страдать и умирать за веру. А все остальные мигом отрекутся, потому что их вера — не настоящая, не подлинная. Эта вера не направляет их жизнь. Вот именно тем, как мы живём, проверяется наша вера. Потому что мы живём по той вере, которая действительно есть в нашем сердце, которая действительно определяет наши ценности.

И вспоминая трёх маленьких мучениц, детей, которые дают нам такой удивительный пример, мы должны себя проверить: а как мы будем себя вести перед лицом искушения? Необязательно перед пистолетом, перед винтовкой или тюремной решёткой, а просто перед лицом обычного искушения. Нам каждый день встречаются довольно серьёзные соблазны: или разбогатеть, или в карьере продвинуться, или получить какие-то удовольствия. Нас соблазняют на разные беззакония, соблазняют на очевидные ещё для наших родителей грехи. Те грехи, которые теперь объявлены нормой жизни.

Для родителей и дедов наших было очевидно, что воровать — грех. Сейчас считается, что коррупция — даже никто не говорит, что это воровство, это коррупция — это совсем другое, это способ жизни. И всюду и везде коррупция, во всех государствах коррупция, во власти коррупция, на самых высоких постах везде коррупция. И каждый, кто получает власть, он уверен, что это для того, чтобы разбогатеть, это лучший путь, прямой путь к богатству. Эта коррупция уже не называется грехом. Если уже как-то грубо, слишком много, тогда, может быть, преступление, а если в каких-то разумных размерах, то это естественно. Так теперь думают люди.

Точно так же блуд. Для наших близких предков было совершенно понятно, было известно, что, если молодой человек зовёт девушку к себе домой наедине, то это значит, что он её скомпрометировал, так это называлось. И никакая девушка бы не пошла к нему, потому что знала, что это бесчестие для неё. В наше время — наоборот: всё можно. Всё, что угодно, можно. И даже самые гнусные, безобразные грехи объявляются теперь чуть ли не искусством. Это такое искусство теперь, как поведали нам эти все толоконниковы и так далее, что это у них просто такое искусство — блудить на глазах у всех людей.

Вот, то есть все грехи объявляются теперь нормой. Поэтому они делаются особенно опасными для нас, очень трудно им сопротивляться, потому что всё общество теперь хочет признать это нормой жизни. Для того, чтобы сопротивляться, нужно иметь веру, нужно иметь твёрдую веру. Нужно быть готовым идти против всех, идти за Христом, только за Христом.

Все остальные авторитеты этого мира — несравнимы со Христом. Они ничего не значат для нас, если мы действительно верим во Христа, они ничего не значат для нас, они не должны быть для нас соблазнами. Нужно сегодня нам об этом подумать и проверить себя: как мы живём, как мы готовы жить сами, и как мы будем воспитывать своих детей. От этого и зависит завтрашний день — и наш, и наших семей, и наших детей, и нашего народа, и нашей страны, и всего мира.

Читать еще:  “Он ничего не хочет!” Когда ребенок живет без интереса

Сумеем ли мы быть христианами не на словах только, а на деле? Не по имени только, а по жизни своей? Сумеем ли мы нашу веру явить этому миру так, как это сделали древние мученики? Тогда мир очень быстро обратился ко Христу. Благодаря мученикам, которые показали, что им жизнь не дорогá, для них дороже всего Христос. И язычники, которые видели это, удивлялись и говорили: что это за вера такая? Удивительная вера, когда люди готовы умирать за неё! Кто такой Христос, если за Него люди идут на пытки? Они начинали узнавать, выяснять, Кто это такой, что это за учение — и, увидев его высоту и красоту, обращались ко Христу. И вот так весь мир очень быстро был завоёван для Христа, весь европейский мир.

Этот подвиг совершили мученики. И поэтому они называются по-гречески «свидетелями». Свидетелями Христа, свидетелями веры. Они засвидетельствовали веру свою подвигом, смертью, подвигом мученичества. Мы же теперь наоборот: мы так немощны, так убоги, мы ничего не можем засвидетельствовать. Наша жизнь ни для кого не стала теперь примером. Она абсолютно неубедительна для окружающих нас людей.

Теперь Церковь очень часто является предметом поношения и, к сожалению, очень часто справедливо, потому что христиане — они только по названию христиане (очень часто бывает), а на деле живут совершенно по-другому. И внешние люди, современные язычники, говорят: «Да это же обман! Эти христиане проповедуют одно, а живут совершенно по-другому, живут так же, как и мы. Они только нас осуждают, нам всё запрещают, а сами грешат точно так же. Это лицемерие и обман».

Если мы будем так жить, то на нас сбудутся слова Христа: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры» (Мф. 23:13). И никто не осуждён с такой строгостью, как эти лицемеры, как эти фарисеи. Вот и мы так легко можем оказаться фарисеями христианскими, лицемерами. А мученицы сегодняшние показывают нам путь другой, путь подвига, путь подлинной веры. Нужно обо всём этом обязательно подумать, нужно обязательно им помолиться. Нужно обязательно попросить у Бога помощи для того, чтобы обрести в своём сердце веру, надежду и любовь.

Протоиерей Владимир Воробьев

Запад объявляет Россию «вне закона»

Андрей Баранов блогер

Наши госканалы приравняли к пропаганде бандитов «Исламского государства* Ирака и Леванта», то есть сбылось желание поэта, писавшего: «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо». Вообще такого рода действия, направленные против целых информационных империй, возможны только в одном случае – если Россия совершенно официально записывается в мировые изгои и не только с точки зрения возврата Крыма. Такого рода политику можно было проводить против, скажем, нацисткой пропаганды, да и то физическое изъятие приемников случалось только во время войны. Следовательно, Россия и ее «спутники» официально ставятся вне закона, подобно государствам-изгоям: Ливии, Ираку и прочим, где американцы имели несчастье обнаружить нефть.

В США тоже учудили – решили ограничить перемещения наших дипломатов. За пределы зоны в двадцать пять миль можно будет ездить очень нечасто и только с разрешения ФБР. Тут, конечно, грубо нарушаются дипломатические правила, и наш МИД в лице Захаровой уже пригрозил ответными мерами, по которым американский посол всю жизнь, видимо, будет изучать исключительно Московскую область. Но опять-таки возникает вопрос: Россия пока не записана в идеологические противники, так какие же у вас основания нарушать свою же свободу слова и перемещений? Может быть есть конкретные обвинения – разжигание межнациональной розни или призывы к войне?

И, конечно, на выборах тоже все решали пресловутые «русские хакеры». А как же иначе? Вот мадам Клинтон, будучи уверенной, что станет президентом, потребовала от своих помощников, чтобы через несколько месяцев проблема Путина была решена окончательно, но – какой ужас — выборы так и не выиграла из-за взломанной почты. Спрашивается – кто виноват? Ответ известен. И все тот же конгресс требует от Обамы, чтобы им рассказали о роли России в скандале с выборами, хотя бы в закрытом порядке. Конечно, Обама мог бы сказать им «что знают двое – знает и свинья», но не в его интересах не демонизировать россиян. Кибервойна превращается в суровую реальность, угрозы сыплются одна за другой.

Кстати, выборы есть и в ФРГ, хотя в мировом масштабе и менее популярные, чем в Штатах. Это выборы в Бундестаг. Но и тут длинные руки Москвы, по версии немецкой разведки, все портят. Кибершпионаж, «кремлевские боты», словом, и тут без нас не то что парламент не выберут – банку консервов не откроют. И сколько не опровергали эту информацию Путин, Песков и даже сама лично Мария Захарова, никто в Германии и Америке им не верит.

То есть по степени «запретительства» так называемый свободный мир стремительно катится к украинскому уровню. Напомним, что в «незалежной» запрещают не только российские телеканалы, но и книжки. Актеров и певцов тоже пускают туда через одного — вдруг пропаганда просочится? А ведь Украина – это будущая европейская страна, по крайней мере, как они сами о себе думают. Все стремятся попасть в Европу, догнать ее и перегнать, но кое в чем, как мы видим, и сама старушка Европа начала догонять Украину. Польша и Украина стали новыми образцами и примерами для подражания у многочисленных европарламентов и еврокомиссий.

Все дело в том, что наши западные коллеги формулируют запреты исходя из российской «идеологии» раньше, чем мы в России успеваем четко сформулировать саму эту идеологию. Вот скажут они, что русские хотят возродить советскую империю, Восточный блок и мечтают уничтожить Америку. И даже если мы ничего такого не утверждали, все поверят. Это часто повторяют и в зарубежной прессе, и на наших ток-шоу с участием иностранных гостей. Утверждается, что в России взросла дикая смесь из царизма, сталинизма, православия и мании величия, но однако даже всего этого вместе взятого еще недостаточно, чтобы ставить нас вне закона.

Существует небезызвестное утверждение: никого не должно быть над законом и никого – под законом. Однако складывается впечатление, что Америка с Европой ставят себя выше закона, а нас упорно опускают ниже. Правда, сейчас новый президент США, мистер Трамп, как будто бы хочет изменить такой курс, а вслед за ним и канцлер Германии Меркель тоже меняет риторику, желая пересмотреть отношения с РФ. Ведь если вне закона окажется одна сторона, то там же может оказаться и другая. И это очень опасная тактика для тех, кто хочет избежать открытой войны, в которую так быстро переходят словесные баталии.

Выступление Тимура Шаова в РАН: «Товарищи ученые!», «Патриотический марш», «Свободная частица»

Тимур Шаов исполняет песни «Товарищи ученые! Из книги Судеб следует. «, «Патриотический марш», «Свободная частица». Конференция научных работников РАН «Настоящее и будущее науки в России. Место и роль Российской академии наук», 29-30 августа 2013 года

Товарищи ученые! Из книги Судеб следует.

Товарищи ученые! Из книги Судеб следует,
Что все там будем: бедный ли, богатый — все равно.
На бедность вы не сетуйте — наука жертв требует?
Вот вами же и жертвуют с наукой заодно.

Читать еще:  Отринувший страх. Памяти протоиерея Павла Адельгейма

Страна-то не типичная, страна не ординарная,
У нас любое действие всегда нолю равно.
Системы — бессистемные, стандарты — нестандартные,
Пространство — неэвклидово, хрен знает, чье оно.

Здесь эффективно действует один закон неписаный:
Закон Большого Кукиша, дословно он гласит,
Что тело, погруженное в дерьмо по саму лысину,
Должно лежать не булькая и денег не просить.

Ну как мы бросились не споря смело в рыночное море:
Мы хотим плыть на просторе! Эй, страна, руби концы!
А теперь сидим на вантах, делим гранты по талантам.
Дети капитана Гранта — Джоржа Сороса птенцы.

Мозги одновалентные всегда дрейфуют поверху,
Там издают энциклики, шумят, руководят.
Вам ваше дело по-сердцу, им ваше дело по-фигу.
Такой вот получается постылый постулат.

А вы, бедняги, просите Его Превосходительство:
— Кормилец, дай нам денюжку, дабавь хоть медный грош.
— Конечно же, берите же, — вам говорит правительство.
А вы ему: — Так нету же. 0но вам: — Так ото ж.

Когда с интеллигентскими химерами покончите,
Вернетесь вы в исконный наш, крестьянский наш уклад:
Курятничек в кладовочке, коровка на балкончике,
А под балконом грядочки — здесь будет город-сад.

Такая вот редукция. Но, прежде чем откланяться,
Я кратко резюмирую сегодняшний базар:
Товарищи ученые! Мы все в глубокой заднице.
Спасибо за внимание, окончен семинар.

И какая меня муза укусила?
Я на власть чего-то гавкаю опять.
«Ну, не гавкай ты, – жена меня просила, –
Ты ж нагавкаешь, придурок, лет на пять!»

Грею зад в своем любимом мягком кресле.
Возраст, дети. Да, послушаю жену.
Мне пора уже писать иные песни.
О хорошем. Прямо щас вот и начну!

Хорошо у нас и летом и зимою,
И в провинции, и в центре хорошо!
По трезвянке хорошо, и с перепою,
И в одежде хорошо, и голышом.

Мы и строим, и куём, и созидаем,
Снова доблесть комсомольская кипит,
Мы опять другой такой страны не знаем,
А кто знает – пусть заткнется и сидит!

На добро чужое рот мы не раззявим,
Но ни крошки не уступим своего!
Человек у нас проходит, как хозяин,
Если бабки есть, конечно, у него!

Вперёд, Умытая Россия,
Страна невиданных щедрот!
С нами силы неземные, бог и вышки нефтяные!
Вперёд! Вперёд, покуда прёт!
Покуда прёт.

Хорошо внизу и хорошо у власти,
Вместе движемся мы в этот вот «перёд».
Видим мы на горизонте наше счастье,
А кто не видит – пусть очки свои протрёт!

Но кое-что я должен прояснить публично.
Отношенье мое к власти таково:
Вот там как раз нехорошо… не хорошо там… Там отлично!
Гармонично! Динамично! Делово!

Но отдыхать им надо чаще, в самом деле!
Шутка ль, круглый год сидишь, руководишь!
Хорошо, ще нэ згинэли Куршавели,
Ще не вмэрли Цюрих, Лондон и Париж!

Вперёд, Умытая Россия,
Пора вылазить из болот!
Ой, вы, кони вороные,
Ой, вы, вышки нефтяные,
Вперёд, вперёд, покуда прёт!
Покуда прёт.

Так вот встанешь утром, оглядишь отчизну –
Хорошо!
Прослезишься, выпьешь, хрустнешь огурцом,
И, как Тютчева, потянет к монархизму,
И к монарху с человеческим лицом!

А кое-кто ругает всё, всё сразу, чохом,
Говорит, что не туда процесс зашёл.
Даже если кое-что у нас и плохо,
То в конечном счете это хорошо.

Кто-то ноет про имперские замашки
И кричит про деспотию и грабёж.
Успокойтесь, сядьте, выпейте рюмашку!
Посидите чуть.
Ну-у-у.
А щас?
Ну, правда ж, хорошо?

Насра… Нас радуют свершенья трудовые!
Нессы. Не сыпятся с небес на нас блага!
Насса… На самом деле мы же мирные, не злые…
Но кто не с нами – обобьём рога!

Вперед, Умытая Россия,
Страна невиданных щедрот!
Есть съестное, есть спиртное, разливное, нефтяное,
Вперёд, вперёд, покуда прёт!
Покуда прёт.

Наконец-то спел я честно
Вам про то, как всё чудесно! Хорошо! Хорошо!
Мы не плачем, мы не ноем,
Наш мы новый мир построим! Хорошо! Хорошо!
И на вахте, и в забое,
И в горячке, и в запое – хорошо! Хорошо!
Вот и написал, как Тютчев!
Прямо Тютчев, даже лучше! Хорошо!
Ой, хорошо!
Ой, хорошо. ой, как хорошо.
Хорошо.
Хорошо.
Хорошо!

Ты знаешь, Петя, я зауважал науку.
Сейчас такое злое время на дворе.
Страна не та уже давно, а скорость звука
Всё та же, что при батюшке царе.

Ах, как печально на пеньке сидит ворона.
Пришли Лопахины и вырубили сад.
Из вечных ценностей – один закон Кулона,
Да площадь круга всё ещё Пи-Эр-квадрат.

Народ стал счастлив, с непривычки мается.
Стабильность – кушай тюрю и толстей.
А вот Вселенная тихонько расширяется,
Причём, без разрешения властей.

А нам бы взять в пример природу,
А нам бы возлюбить свободу.
Растёт сознательность и крепнет рубль,
И лишь мозги одни идут на убыль.

Все девять муз, рождённых Мнемозиной,
Удавлены верёвкой бельевой.
Жива лишь муза телевидения – мужчина,
Но с женским торсом и ослиной головой.

Певица N пришла со свежим кавалером,
Актёр Счастливцев бросил пятую жену.
Какая ширь, масштаб Шекспира и Гомера!
Испытываешь гордость за страну.

Какой гламур, какие глянцевые лица!
Летит сквозь них элементарная частица.
Летит, как нож сквозь тесто, как сквозь пустое место,
Пустому месту не пристало пузыриться!

Эх, нам бы воспарить, как птицы!
Эх, нам бы взять пример с частицы!
Она свободна, жаль, её не видно.
Как гражданину это мне обидно.

Народ не в курсе, что на свете есть нейтрино
И дуализм корпускулярно-волновой.
Всем правит бог стяжательства – мужчина
С хорошим галстуком и волчьей головой.

А всё давно уже описано в скрижалях,
Забыли мы ветхозаветную мораль:
Во многих деньгах, Петя, многие печали,
Умножая деньги, умножаешь и печаль.

Аз многогрешный, тоже деятель культуры.
Алкаю денег, как все слабые натуры.
Мне стыдно, что алкаю, и с горя я лакаю,
И пересчитываю, весь в слезах, купюры.

Мне б самому открыть чего-нибудь такое,
Ну хоть, закон переливания из порожнего в пустое.
Но курица не птица, я тоже не Капица,
Лежу, коплю в себе энергию покоя.

Хоть ты, частица, проявляй упрямство,
Давай, залётная, пронзай пространство!
Мы не способны, тюря есть, и ладно.
Как гражданину это мне досадно.

Летит нейтрино сквозь рогатки и препоны,
И за Можай его, нейтрино, не зашлют.
Закон Кулона не объявишь вне закона,
Ну разве что через Басманный суд.

Нет, Петя, рано упразднили инквизицию,
А ей бы поработать над страной.
Мы привлечём Джордано Бруно в оппозицию,
За неименьем оппозиции иной.

А по закону, Петя, третьему Ньютона,
Чем больше давят нас, тем крепче оборона!
Да здравствует наука! Плесни за скорость звука,
За Менделеева плесни и Клайперона!

И пусть цена потугам нашим три копейки,
Меняйте гимн, закон, устой, устав, уклад!
Но площадь круга ныне, присно и вовеки
Упрямо, всем назло Пи-Эр-квадрат!

Эх, нам бы воспарить, как птицы!
Эх, нам бы взять пример с частицы!
Она свободна, жаль, её не видно.
Как гражданину это мне обидно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector