0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экстракорпоральное оплодотворение: от медицины к биоэтике

Новое в блогах

Экстракорпоральное оплодотворение: от медицины к биоэтике (позиция РПЦ)

Иеромонах Димитрий (Першин)

(Заключение, вся статья — по ссылке)

Если подвести итоги, то биоэтические аспекты ЭКО во многом совпадают с теми границами, которые проведены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. С учетом ряда оговорок ЭКО не порождает нравственных возражений, однако три момента представляются абсолютно неприемлемыми:

1) Создание и уничтожение «лишних» эмбрионов.

2) Суррогатное материнство.

3) Донорство половых клеток (третья сторона в браке).

Но ЭКО можно производить и без этих манипуляций. Тем самым не вызывает непреодолимых нравственных возражений такой подход в ЭКО, при котором:

1) используются половые клетки только родителей (никакой третьей донорской стороны, никакого выбора внешности и других параметров ребенка)

2) все созданные эмбрионы не замораживаются и не уничтожаются, а имплантируются. Соответственно, создается и переносится не более 3 эмбрионов.

3) все они имплантируются матери (а не суррогатной матери).

Запрет на криоконсервацию эмбрионов не распространяется на заморозку половых клеток; она вполне допустима.

Пожалуй, самым серьезным возражением против ЭКО является рост статистики заболеваний и патологий у ребенка. Фундаментальная норма современной биоэтики: недопустимо производить эксперимент над человеком без его согласия. Но в случае ЭКО данное согласие невозможно испросить, поскольку сама жизнь возникает в его результате. Можно ли считать желание получить своего ребенка достаточным основанием для того, чтобы подвергать риску его здоровье и жизнь?

Еще одно возражение, менее значимое, на наш взгляд — это способ получения мужских половых клеток.

Однако оба этих возражения не есть однозначный запрет на ЭКО, о чем говорят и Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Преодоление проблемы бесплодия всегда будет оставаться в фокусе внимания врачей; важно, чтобы предлагаемые методы не выходили за рамки базовых биоэтических принципов. В этом отношении весьма примечательно совпадение христианского подхода к проблеме ЭКО, базовых биоэтических принципов и того правового регулирования данной проблемы, которое было реализовано в Италии, где ЭКО проводится только для родителей, на основе половых клеток, полученных от них, и без какой-либо дискриминации эмбрионов, каковые все имплантируются матери.

ЗЫ у меня возник очередной спор на эту тему, часть тех, кто православнее Собора, никак не верит, что РПЦ не запрещает ЭКО в принципе, нашла этот текст и решила его обнародовать.

Социальная концепция РПЦ по этому поводу гласит:

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов.

Экстракорпоральное оплодотворение

Экстракорпоральное оплодотворение (англ. IVF – in vitro fertilization) впервые было применено в 1978 г. в Кембридже; первым ребенком из пробирки была девочка Луиза Браун. В 1986 г. ЭКО было впервые использовано в нашей стране. Метод оказался довольно результативным как при женском, так и при мужском бесплодии. Показаниями к ЭКО являются не поддающееся терапевтическому лечению бесплодие либо заболевания, при которых невозможно наступление беременности без ЭКО.

Некоторые факты об ЭКО и о применении ART вообще [1] . Одна из шести сексуальных пар во всем мире испытывает какую-либо форму бесплодия по крайней мере однократно в течение репродуктивной жизни.

Физиологическими проблемами объясняются 20–30% бесплодия мужчины, физиологическими проблемами женщины – 20–35%, в 25–40% случаев проблемы имеют оба партнера, в 10–20% случаев причина не выявляется.

Потребность во вспомогательных репродуктивных технологиях (диагностике и процедурах) в мире растет примерно на 10% ежегодно.

Начиная с 1978 г. более 5 млн детей в мире рождено с помощью ЭКО.

Ежегодно в мире выполняется около 1,5 млн циклов ЭКО, что приводит к рождению примерно 350 тыс. детей.

Большинство случаев применения ART приходится на женщин в возрасте 30– 39 лет.

Европа лидирует по проведению процедур ART (55% всех проведенных в мире циклов).

В 2011 г. наиболее активными европейскими странами по проведению ART были: Франция (85 433 циклов), Германия (67 596), Испания (66 120), Италия (63 777), Великобритания (59 807), Россия (56 253).

Для понимания этических проблем, связанных с ЭКО, необходимо знать технические особенности этого метода. Вначале происходит так называемая гиперстимуляция яичников, в результате чего у женщины созревает сразу несколько яйцеклеток (чего нс бывает в обычных условиях). Это делается для того, чтобы гарантировать успешный результат. Затем яйцеклетки изымаются из женского организма, оплодотворяются, и полученные эмбрионы некоторое время выращиваются вне организма (в так называемом (С02-инкубаторе). После производится пересадка (имплантация) эмбриона (чаще – нескольких эмбрионов) в матку.

Если возникает многоплодная беременность, то позже осуществляется так называемая редукция, т.е. уничтожение лишних зародышей. Она представляет собой разрушение зародыша в полости матки под ультразвуковым контролем с помощью иглы.

Существует еще один вариант ЭКО, когда (при невозможности получить яйцеклетку у женщины) используют донорскую яйцеклетку. Донорство может быть безвозмездным (как правило, донором выступает родственница или знакомая пациентки) либо платным. Такой вариант фактически представляет собой суррогатное материнство наоборот.

К основным моральным проблемам, связанным с применением ЭКО, следует отнести следующие.

  • 1. Проблема лишних зародышей. Путем гиперстимуляции удается получить сразу несколько яйцеклеток (в некоторых случаях до 10 и более). В итоге возникают избыточные зародыши, которые затем либо уничтожаются, либо могут быть каким-либо способом использованы. Но поскольку зародыш – это человеческая жизнь, возникают острые этические проблемы допустимости таких процедур.
  • 2. Возможность манипуляций с зародышами вне организма. Перед пересадкой эмбриона в полость часто проводят так называемую преимплантационную (генетическую) диагностику на предмет наличия генетической патологии у зародыша. Возможно также определение пола будущего ребенка. Одна из этических проблем, связанных с преимплантационной диагностикой – возможность селекции, а также дискриминации зародышей по полу и другим характеристикам.
  • 3. Возможность промышленного использования эмбрионов. С помощью так называемой криоконсервации зародышей (их замораживают и хранят при температуре жидкого азота) можно длительное время сохранять их вне организма. После размораживания их можно использовать: для имплантации другим женщинам, а также в научных (для экспериментов) или даже промышленных целей (использование тканей, клеток, экстрактов и т.п.).

Теоретически возможно даже специальное выращивание эмбрионов женщинами нс для деторождения, а в других целях (что порождает проблему «женщины-инкубатора»).

Из-за наличия напряженных моральных проблем в ряде стран действует довольно жесткое законодательство по ЭКО. В частности, запрещается или ограничивается процедура редукции лишних эмбрионов, ограничивается число подсаживаемых в матку эмбрионов, запрещается использование донорских яйцеклеток (например, в Италии ЭКО разрешено только для семейных пар с использованием их собственных гамет). А в таких странах, как Коста-Рика и Германия, ЭКО законодательно запрещено.

Дискуссии по поводу ЭКО привели к выработке этических рекомендаций, призванных смягчить остроту моральных проблем, связанных с этим методом. К таким рекомендациям относятся следующие.

Необходимо использовать щадящую стимуляцию овуляции (т.е. назначение меньших доз специальных препаратов), чтобы получить как можно меньше яйцеклеток (и в итоге – меньше лишних эмбрионов).

Читать еще:  Встреча с протоиереем Димитрием Климовым — 18 ноября

Избыточные эмбрионы должны не уничтожаться, а передаваться другим бесплодным парам, причем рекомендуется делать это не за деньги, а в виде безвозмездного дарения.

Желательно подсаживать в матку как можно меньше эмбрионов для исключения многоплодной беременности.

Предпочтительно использовать только половые клетки самой семейной пары и не поощрять донорство гамет.

Выращивание, а также использование человеческих эмбрионов в промышленных или иных, не детородных, целях недопустимо.

Медицинские работники перед проведением процедуры ЭКО должны проводить тщательное информирование женщины (семейной пары) о сущности этого метода, включая технические особенности, а также связанных с ним рисках и последствиях его применения.

В Российской Федерации действуют правовые ограничения на применение ЭКО. В частности, нс допускается выбор иола будущего ребенка (за исключением случаев возможности наследования патологии, связанной с полом). В полость матки разрешается подсаживать не более двух эмбрионов (в крайнем случае – трех, с обязательным информированием о рисках). Решение в отношении лишних эмбрионов должно принимать лицо, которому принадлежат данные зародыши, с письменным оформлением согласия. При многоплодной беременности редукция проводится при наличии информированного согласия; количество зародышей, подлежащих редукции, определяет женщина с учетом рекомендаций врача. Использование эмбрионов человека в промышленных целях не допускается.

Экстракорпоральное оплодотворение: от медицины к биоэтике

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 20 Октября 2014 в 23:49, реферат

Краткое описание

Бесплодный брак и бездетность — это боль многих семей, равно как и людей, своих семей не создавших. Отсюда популярность и востребованность вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), широкий спектр которых предлагает современная медицина

Содержание
Прикрепленные файлы: 1 файл

биоэтика.docx

Наконец, появляется опасность превратить суррогатное материнство в профессию. В процессе вынашивания беременности мать и ребенок находятся в состоянии непрестанного взаимообщения, между ними возникает глубинная психосоматическая связь, разрыв которой, обусловленный контрактными обязательствами, может привести к тяжелым душевным недугам.

4.4. Защита человеческого эмбриона (девальвация ценности человеческой жизни).

Ценность человеческой жизни — величина постоянная; она не зависит ни от времени, ни от «полноценности», ни от социального происхождения, ни от расовой, национальной или религиозной принадлежности человека. Такова позиция, отображенная в клятве Гиппократа. Такова суть клятвы российского врача (ст. 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Никто не может отрицать тот факт, что жизнь человека начинается с момента зачатия.

Насколько эта жизнь защищена с точки зрения действующих правовых норм — это вопрос к действующему законодательству, но с морально-этической точки зрения, статус человеческого эмбриона несомненно отличен от статуса любого органа, ткани или иной части человеческого тела. Эмбрион не является частью тела женщины, будучи сам целостным человеческим организмом на ранней стадии его развития.

Всё это заставляет нас поднимать вопросы о судьбе человеческих эмбрионов, полученных в результате ЭКО. Выше мы уже писали о двух из них.

— о проблеме уничтожения «излишних» эмбрионов;

— о проблеме криоконсервации человеческой жизни на эмбриональной стадии развития.

С какими нравственными проблемами сталкиваются как врачи, так и «заказчики» ЭКО, можно, например, судить по тем вопросам, которые персонал английской клиники Bourn Hall адресует парам, чьи эмбрионы хранятся в этой клинике:

— Следует ли продолжить хранение?

— Будет ли возобновление подсадки замороженных эмбрионов?

— Не желает ли пара пожертвовать эмбрионы в пользу исследовательских проектов, одобренных Независимым комитетом по вопросам этики, оплодотворения человека и эмбриологии (HFEA)?

— Не желает ли пара пожертвовать эмбрионы на «усыновление» другой бесплодной паре?

— Следует ли разморозить и утилизировать эмбрионы?

Если вычесть положительный ответ на второй вопрос в этом списке, все остальные ответы, будь они положительными или отрицательными, будут небезупречны с нравственной точки зрения.

Тем самым здесь мы фиксируем еще одну проблему, порожденную ЭКО: человек на эмбриональной стадии развития зачастую становиться объектом эксперимента.

В частности, в случае суррогатного материнства ребенок становится объектом биологических манипуляций: генетическую составляющую своей телесности он получает от одних лиц, а кровь, питание и жизненное внутриматочное обеспечение — от третьего лица, суррогатной матери. С ним обращаются как с «экземпляром некоего животного, а не как с личностью, которая вправе знать собственных родителей и идентифицировать себя с ними». Ребенку передаются душевные переживания суррогатной матери, которую используют для вынашивания беременности. И он переживает сильнейший стресс после того, как суррогатная мать передает его «заказчикам». Разрыв теснейшей психосоматической связи, возникшей между ними за время внутриутробного развития, не проходит бесследно для ребенка.

Кроме того, «одним из источников стволовых клеток являются эмбрионы, создаваемые в лабораторных условиях путем оплодотворения яйцеклетки in vitro. После зарождения плода у бесплодных супружеских пар «остаток» избыточных эмбрионов может быть сохранен в жидком азоте, и в некоторых странах они могут использоваться в исследовательских целях с информированного согласия таких пар. В лабораториях сейчас насчитываются тысячи таких замороженных эмбрионов (по данным исследования, завершенного в мае 2003 года, только в США около 400 000)».

Можно ли считать такое отношение к человеческой жизни на эмбриональной стадии развития нравственным? Боюсь, что ответ здесь однозначен: нет.

Но самым бесчеловечным является создание новых человеческих эмбрионов с изначальной целью их последующего уничтожения в ходе экспериментов: «производство эмбрионов с целью использовать их в исследовательских проектах не имеет ничего общего с любыми другими медицинскими исследованиями, поскольку при этом с организмами, потенциально способными стать полноценными человеческими личностями, обращаются как всего лишь с объектами, а не как с тем, что имеет цель в себе». При том, что авторы этих слов сами относят себя к лагерю исследователей, разделяющих либерально-прагматический подход к проблемам биоэтики, с этим их выводом трудно не согласиться.

4.5. Разрушение традиционной семьи.

ЭКО открывает возможность получить ребенка вне семейных отношений. Тем самым под угрозой оказывается семья в том традиционном значении этого слова, которое веками складывалось в рамках европейской цивилизации.

Увы, но технология ЭКО оказывает косвенную поддержку различным формам однополого сожительства. Богатые гомосексуалисты могут позволить себе заказать сколь угодно большое количество детей с заданными параметрами. Не говоря уже о том, что при этом грубо попираются права этих детей на нормальные семейные отношения, само общество, его ценности и сценарии поведения оказываются в зоне риска. Мы видим, что определенные медицинские процедуры могут быть напрямую связаны с серьезными социальными сдвигами в обществе и культуре.

Открывшаяся возможность предымпланатационной диагностики приводит некоторых исследователей к идее возобновить евгенические опыты по улучшению генофонда человечества, осужденные на Нюрнбергском процессе. Уже сейчас рутинной процедурой стал отбор эмбрионов с определенными параметрами, делающими их пригодными для имплантации. Насколько эта практика совместима с идей ценности каждой человеческой жизни, независимо от обстоятельств её зарождения и прочих параметров? Очевидно, что ответ на этот вопрос также может быть только отрицательным.

Позиция Русской Православной Церкви

Позиция Русской Православной Церкви должна учитываться практикующими врачами, поскольку для многих пациентов она является определяющей в вопросах нравственной приемлемости тех или иных процедур. Эта позиция отображена в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года. Она такова:

XII.4. Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

Читать еще:  Мальчик-бабочка: история усыновления, в которую трудно поверить

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Если подвести итоги, то биоэтические аспекты ЭКО во многом совпадают с теми границами, которые проведены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. С учетом ряда оговорок ЭКО не порождает нравственных возражений, однако три момента представляются абсолютно неприемлемыми:

1) Создание и уничтожение «лишних» эмбрионов.

2) Суррогатное материнство.

3) Донорство половых клеток (третья сторона в браке).

Но ЭКО можно производить и без этих манипуляций. Тем самым не вызывает непреодолимых нравственных возражений такой подход в ЭКО, при котором:

1) используются половые клетки только родителей (никакой третьей донорской стороны, никакого выбора внешности и других параметров ребенка)

2) все созданные эмбрионы не замораживаются и не уничтожаются, а имплантируются. Соответственно, создается и переносится не более 3 эмбрионов.

3) все они имплантируются матери (а не суррогатной матери).

Запрет на криоконсервацию эмбрионов не распространяется на заморозку половых клеток; она вполне допустима.

Пожалуй, самым серьезным возражением против ЭКО является рост статистики заболеваний и патологий у ребенка. Фундаментальная норма современной биоэтики: недопустимо производить эксперимент над человеком без его согласия. Но в случае ЭКО данное согласие невозможно испросить, поскольку сама жизнь возникает в его результате. Можно ли считать желание получить своего ребенка достаточным основанием для того, чтобы подвергать риску его здоровье и жизнь?

Еще одно возражение, менее значимое, на наш взгляд — это способ получения мужских половых клеток.

Однако оба этих возражения не есть однозначный запрет на ЭКО, о чем говорят и Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Преодоление проблемы бесплодия всегда будет оставаться в фокусе внимания врачей; важно, чтобы предлагаемые методы не выходили за рамки базовых биоэтических принципов. В этом отношении весьма примечательно совпадение христианского подхода к проблеме ЭКО, базовых биоэтических принципов и того правового регулирования данной проблемы, которое было реализовано в Италии, где ЭКО проводится только для родителей, на основе половых клеток, полученных от них, и без какой-либо дискриминации эмбрионов, каковые все имплантируются матери.

1.Бесплодный брак. Современные подходы к диагностике и лечению. Под ред. В.И. Кулакова. – ГЭОТАР-Медиа, 2006.

2.Евгеника в дискурсе глобальных проблем современности. М. РАН, ин-т философии, 2005.

3.Клонирование человека. Юнеско, 2004.

4.Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова, Л.Н. Кузьмичева. М. 2005.

5.Новорожденные высокого риска. Новые диагностические и лечебные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Ю.И. Барашнева. М., 2006.

6.Основы перинаталогии. Учебник. Под ред. Н.П. Шабалова и Ю.В. Цвелева. М., 2004.

7.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.

8.Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней. Под ред. Э.К. Айламазяна, В.С. Баранова. М., 2006.

9.Семья в постатеистическом обществе. Сборник статей. Киев, 2003.

10.Синдром Дауна. Под ред. Ю.И. Барашнева. М., 2007.

11.Экстракорпоральное оплодотворение и его новые направления в лечении женского и мужского бесплодия. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова. М., 2004.

12.Балашов Н., протоиерей. Репродуктивные технологии: дар или искушение? / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.

13.Брек И., протопресвитер. Священный дар жизни. М., 2004.

14.Герасименко Н.Ф. Полное собрание федеральных законов об охране здоровья граждан. М., 2005.

15.Городецкий С.И. Стволовые клетки — дар или несчастье? / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 2. М., 2006.

16.Кэмпбелл А., Джиллетт Г., Джонс Г. Медицинская этика. М., 2004.

17.Курило Л.Ф. Репродуктивные технологии и технологии получения эмбриональных стволовых клеток человека как отрасль медицины / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.

18.Ридли М. Геном: автобиография вида в 23 главах. М., 2008.

19.Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002.

20.Силуянова И.В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997.

21.Уиллке Д., Уиллке Б. Мы можем любить их обоих.

22.Хен Ю.В. Евгенический проект: «pro» и «contra». М., 2003.

23.Элдер К., Брайан Д. Экстракорпоральное оплодотворение. М., 2008.

Вспомогательные репродуктивные технологии: от этических проблем до разнообразия методов

Внутриматочное введение спермы применяется, если у женщины нет проблем с овуляцией, но сперматозоиды по какой-либо причине не могут добраться до яйцеклетки и оплодотворить ее.

Вспомогательные репродуктивные технологии могут помочь «обойти» многие причины женского бесплодия.

Внутриматочное введение спермы может проводиться с использованием донорского материала.

Предварительная консультация поможет сориентироваться в вопросах экстракорпорального оплодотворения ооцитов.

Медицинские центры проводят лечение мужского и женского бесплодия с применением вспомогательных репродуктивных технологий.

Почти 40 лет назад произошло событие, которое изменило взгляд человечества на проблему бесплодия, — на свет появилась кроха по имени Луиз Браун. Примечательной особенностью малышки стало то, что ее зачатие состоялось не в теле матери, а в лабораторных условиях. С этого дня весь мир узнал об экстракорпоральном оплодотворении (ЭКО).

Строго говоря, ЭКО — не первая репродуктивная технология в истории медицины: есть сведения, что еще в конце XVIII века врачи добивались беременности, вводя сперму напрямую во влагалище пациентки. Сегодня этот метод — искусственная инсеминация — также успешно используется в клиниках лечения бесплодия.

Новые репродуктивные технологии и биоэтика

Достижения медицины подарили счастье родительства многим партнерам и одиноким женщинам. Однако до сих пор не прекращаются дискуссии о допустимости вмешательства человека в «таинство зачатия». Традиционные конфессии запрещают или ограничивают использование вспомогательных репродуктивных технологий, считая их попыткой человека состязаться с Богом в способности сотворить чудо новой жизни. Католическая церковь известна категоричной позицией в этом вопросе (отвергаются практически все вспомогательные репродуктивные технологии), в то время как другие мировые религии относятся к вопросу мягче — часто священники благословляют ЭКО при условии, что пациенты состоят в браке и для оплодотворения не используется донорский материал.

Помимо проблемы религиозного характера, эксперты всего мира регулярно поднимают вопрос об этике использования эмбрионов. При ЭКО врачи оплодотворяют сразу несколько яйцеклеток, чтобы в дальнейшем перенести в организм пациентки 1–2 жизнеспособные зиготы. Но как быть с оставшимися эмбрионами? Ученые признают, что использование их для получения стволовых клеток или научных экспериментов способствовало бы развитию медицины в целом и повышению качества последующих ЭКО в частности. Однако с этической точки зрения подобные действия сомнительны — ведь сложно определить границу между «бездушным» генетическим материалом и будущим ребенком.

Читать еще:  Благая весть: Вежливый стук в дверь и смелость Марии

Несмотря на эти сложности, пожалуй, не приходится сомневаться, что в ситуации, когда проблемы со здоровьем у взрослых людей стали почти повсеместным явлением, новые репродуктивные технологии — это необходимое вмешательство, которое дарит надежду на создание полноценной семьи и рождение здоровых наследников миллионам бездетных пар.

Общемировой опыт развития репродуктивных технологий и применение подходов в России

В 2010 году Нобелевская премия по медицине была вручена «за развитие экстракорпорального оплодотворения». Это событие подчеркнуло, насколько значимой для человечества оказалась данная технология. Однако и до, и после первого успешного ЭКО тысячи ученых и врачей совершили множество революционных открытий в сфере вспомогательных репродуктивных технологий, которые позволили значительно расширить возможности медиков в борьбе с бесплодием.

Летопись новейшей истории развития репродуктивных технологий пишется у нас на глазах: еще 10 лет назад о таких направлениях, как криоконсервация половых клеток и эмбрионов, вспомогательный хетчинг и инъекции сперматозоида в цитоплазму ооцита (ИКСИ), знали лишь единицы, а сегодня эти процедуры доступны клиентам любого солидного ЭКО-центра. С каждым годом появляются все новые услуги в этой сфере — к примеру, сейчас ученые работают над внедрением в практику методики дозревания фолликулов вне организма женщины (IVM). IVM позволит избежать гормональной нагрузки на организм пациентки, а также поможет забеременеть женщинам, прошедшим лечение рака.

Немногим известно, что Россия входит в десятку стран-лидеров по развитию репродуктивных технологий — наряду с Японией, США, Израилем, Австралией, Францией, Германией, Италией, Испанией и Великобританией. Первый младенец «из пробирки» в СССР родился в 1986 году, всего через 9 лет после Луиз Браун. А сегодня в России открыты без малого две сотни клиник репродуктивного здоровья, которые на коммерческой и бюджетной основе оказывают помощь пациентам, по различным причинам не способным зачать ребенка естественным путем.

Российские законы, регулирующие применение вспомогательных репродуктивных технологий (к ним относятся Федеральный закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (глава 6, статья 55) и приказ Минздрава России № 107н от 30 августа 2013 года), имеют не так много ограничений, как в других странах. К примеру, в Италии запрещено делать ЭКО вне брака, а также использовать донорскую сперму, замороженные эмбрионы и услуги суррогатных матерей. А в некоторых государствах пары обязаны предъявить врачам доказательства того, что они живут вместе не менее двух лет.

Современные репродуктивные технологии

Существует около десяти основных методов, относящихся к вспомогательным репродуктивным технологиям.

Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) — это наиболее распространенная методика, помогающая женщине забеременеть при бесплодии в паре. Назначается при низком качестве спермы или при физических барьерах, препятствующих встрече половых клеток в естественных условиях. В схему классического ЭКО входит стимуляция яичников пациентки с их последующей пункцией, подготовка яйцеклеток и сперматозоидов к оплодотворению, само оплодотворение в пробирке и последующий перенос зародыша в полость матки женщины. Эффективность однократной процедуры, по данным Российской ассоциации репродукции человека, составляет примерно 33%. Средняя стоимость ЭКО находится в пределах 90–110 тысяч рублей.

Перенос эмбрионов подразумевает один из этапов процедуры ЭКО, который назначается как самостоятельная процедура, когда после извлечения яйцеклеток и их оплодотворения полученные зиготы были криоконсервированы. Эта манипуляция может понадобиться в случае, если предыдущая попытка искусственного оплодотворения не удалась, а также для увеличения шансов на наступление беременности (женщина пропускает менструальный цикл, в котором проводилась стимуляция яичников, чтобы стабилизировать гормональный фон в организме). Средняя стоимость переноса эмбрионов составляет 20 тысяч рублей.

Искусственная инсеминация назначается, когда у пациентки нет проблем с овуляцией, но сперматозоиды по каким-то причинам не могут добраться до яйцеклетки и оплодотворить ее, или в случаях, когда одинокая женщина решает стать матерью, воспользовавшись спермой донора. В ходе процедуры подготовленные сперматозоиды при помощи катетера помещаются в полость матки, что повышает шансы на благополучное зачатие. Эффективность процедуры составляет около 15%, средняя стоимость в клиниках Москвы —12 тысяч рублей.

ИКСИ (от английского intracytoplasmic sperm injection — интраплазматическая инъекция сперматозоида) рекомендуется партнерам в ситуации, когда качество спермы низкое и необходимо «помочь» сперматозоиду оплодотворить яйцеклетку. Врач отбирает наиболее здоровую мужскую половую клетку и при помощи микроиглы вводит ее внутрь женской половой клетки. Такая процедура значительно повышает шансы на наступление беременности при «мужском факторе» бесплодия. Средняя стоимость ИКСИ в столичных клиниках составляет 20 тысяч рублей.

Донорство спермы и ооцитов набирает популярность, ведь зачастую в основе бесплодия лежит именно патология родительских половых клеток. Преодолеть проблему можно с помощью банка спермы или яйцеклеток: при желании пациенты могут подобрать материал анонимного донора, имеющего схожие с ними черты внешности. По статистике результативность ЭКО с донорскими клетками всегда выше. Стоимость обращения к банку половых клеток обходится примерно в 20 тысяч рублей (в дополнение к стоимости самой процедуры экстракорпорального оплодотворения).

Суррогатное материнство может помочь в ситуации, когда пациентка физически не способна к беременности и родам — если у нее удалена матка или присутствуют тяжелая хроническая болезнь. Женщина, согласившаяся стать суррогатной матерью, не имеет генетического родства с будущим ребенком, хотя по закону имеет право расторгнуть контракт и оставить малыша себе (на практике такие случаи встречаются крайне редко). Средняя стоимость программы суррогатного материнства в России составляет около 1,5 миллионов рублей.

Преимплантационная диагностика наследственных болезней — сравнительно новая услуга, позволяющая еще до переноса эмбриона в полость матки исключить наличие у него генетической патологии. Такая процедура особенно актуальна для семей, в которых есть тяжелые наследственные заболевания, а также если возраст пациентки превышает 40 лет. Генетический анализ осуществляется вскоре после оплодотворения «в пробирке». Стоимость процедуры сопоставима со стоимостью ЭКО и определяется количеством проводимых анализов и ценой используемых расходных материалов.

Несмотря на кажущуюся сложность описанных методик, российские специалисты накопили значительный опыт использования вспомогательных репродуктивных технологий в клинической практике. Врачи признают, что неразрешимых проблем, связанных с лечением бесплодия, практически не осталось, и даже в самой непростой ситуации есть шанс подобрать услугу, которая поможет пациентам рано или поздно воплотить мечту о рождении ребенка в жизнь. Главное — с вниманием отнестись к выбору клиники и не терять веру в успех.

Центры репродуктивных технологий России

Почти треть отечественных медицинских учреждений, специализирующихся на вспомогательных репродуктивных технологиях, расположена в Москве. В отличие от жителей российской провинции, москвичи имеют возможность придирчиво выбирать клинику, которая будет отвечать желаемым параметрам, — от удобного месторасположения и подходящей ценовой политики до высоких показателей эффективности лечения и доступа к ультрасовременным методикам помощи бесплодным парам.

Среди частных ЭКО-центров столицы, известных впечатляющими результатами работы, особняком стоит «Эмбрион», который одним из первых в России открыл двери пациентам. Благодаря слаженной деятельности врачей этой клиники, на свет появились уже более 7500 счастливых малышей, и с каждым годом их число растет. Главный врач «Эмбриона» — Ким Нодарович Кечиян — ведущий российский специалист по вспомогательным репродуктивным технологиям — стоял у истоков ЭКО в стране. В 1997 году доктор Кечиян был удостоен Премии Правительства РФ за внедрение этой методики в практическую медицину. Получить консультацию главного врача медицинского центра «Эмбрион» можно на сайте клиники.

Лицензия на осуществление медицинской деятельности ЛО-77-01-007343 от 9 января 2014 г. выдана Департаментом здравоохранения города Москвы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector