0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экстернат поневоле: матушка Ольга Юревич об опыте домашнего обучения

Страстная седмица с детьми

Ольга Юревич, мама семерых детей

Настоящее переживание Страстной недели начиналось у нас с детьми со Среды.

Страстная неделя – это когда дети уже просто на последнем вздохе: они устали от кулинарного поста, устали от воздержания (в пост у нас были и до сих пор исключены или ограничены просмотры фильмов, прослушивание музыки и т.д.), устали от напряжения многочисленных великопостных служб.

И было очень важно на Страстной взбодриться от длинного поста, к которому все уже немного привыкли. Все, что было до этой недели – касалось нас, наших рассуждений о своих грехах, о покаянии…

На Страстной мы с детьми полностью концентрировались на Иисусе Христе, себя уже отбрасывали, тем более все о нашей духовной жизни было уже переговорено много раз.

Главным был взрыв внимания к Нему, к Его последним дням, Его окружению, Его страданиям. То есть, к тем Евангельским событиям, которые наполняют Страстную неделю. Я старалась, чтобы мы не отвлекались с детьми, а каждый день проживали с Господом.

Вот мы вместе с Ним в Среду, когда в дом приходит грешница и омывает Ему ноги. Мы оказываемся очевидцами Иудиного предательства. Мы вместе с Ним оказываемся в Четверг с апостолами на Тайной вечери, где Он омывает ноги ученикам.

В пятницу мы весь день были в церкви – кто-то ходил утром, кто-то на дневную службу, кто-то вечером. Чаще всего на вторую и на третью ходили все. Малышам своими словами я рассказывала о вспоминаемых событиях, а не просто читала детскую Библию.

Мне кажется, мое личное отношение, мое личное участие было очень важно для детей. Для старших у нас лежала открытая Библия, и они каждый день старались прочитать о тех событиях, о которых Церковь вспоминает завтра. Если возникали вопросы – они обсуждались.

С детьми мы весь пост, в том числе и на Страстной читали Шмелева, как все эти события воспринимались мальчиком – главным героем.

Чтобы детям ярче и очевиднее представить события Священной Истории, я им на Страстную неделю показывала документальный фильм «Страстная и Пасха в Иерусалиме» (1995 год). В нем обязательно читалось Евангелие на события каждого дня Страстной, показывались места, где они происходили, и они уже воспринимались более конкретно, со зримой привязкой к географическим местам.

Великая Среда

История, когда грешница омывала ноги Иисусу Христу, – у меня любимое место в Библии, я не могла говорить о нем без слез. Дети всегда тоже трепетно относились к этому моменту, потому что, это мамино любимое место.

На вопрос «почему», я отвечала: «Каждый раз, стоя на молитве, я все время думаю: мне бы хотя бы немножечко подвинуться к Его ногам, тогда бы я их и слезами стала отирать. Я понимаю эту грешницу и, мне кажется, испытываю те же чувства».

Рассказывая эту историю, я не акцентировала внимание на грешнице, на ее грехе. Ведь главный в рассказе – Иисус Христос. О грехах мы рассуждаем в другие дни. А сейчас перед нами – только Он, к Нему мы подползаем, чтобы омыть ноги. Он близко-близко.

Поэтому, когда дети подросли, я стала им показывать фрагменты из фильма Гибсона «Страсти Христовы».

В Среду был разговор и о предательстве Иуды. Дети спрашивали: «Если все это должно было случиться, в чем же он виноват?» Я отвечала, что у Иуды был шанс не делать этого, не пойти на поводу у своих страстей, у сатаны, когда он уже вошел в него на Тайной вечери, выбрать другой путь. Тогда бы вместо него был другой человек, другой Иуда.

Иуда совершил предательство не потому, что у него не было выбора, не потому, чтобы сбылось предопределенное. Я говорила детям: «Каждый может стать Иудой, если пойдет на поводу своих страстей, изберет путь без Бога».

Еще детей интересовало, а почему сатана вошел в Иуду. В ответ я говорила: «Здесь – тоже воля человека. Свобода выбора. Когда открываешь двери – сатана заходит. Не открываешь – не заходит. То есть не то, что он взял человека в плен насильно. Он не имеет на нас никакого права».

Великий Четверг

Пока мы шли на службу в Великий четверг, а точнее – как апостолы – на Тайную вечерю, я говорила, что сегодня – самая главная литургия, потому что – самая первая. Это не звучало для детей как нечто новое – они же росли на знании Библии.

Хотя рассказать детям о глубинном смысле Тайной вечери – непросто. Понять, что такое Причастие, как мы причащаемся Телом и Кровью Христовыми, – для взрослого то почти не возможно, а для маленького ребенка – тем более. Можно только принять. Поэтому я старалась обходить все догматические объяснения.

Я просто говорила детям: «Когда мы подходим к причастию, в этот момент в нас входит Иисус Христос и живет в нас. Он соединяется с нами, если мы стараемся исполнять Его волю».

А тогда, на Тайной вечери, Он впервые рассказал об этом. С одной стороны Великий четверг – это установление таинства причастия, того, что нас буквально держит в этой жизни, не дает нам погибнуть.

Но это еще и очень страшный день, ведь именно тогда, в этот святой момент, в Иуду вошел сатана.

Великая Пятница

Великая Пятница – самый страшный и самый напряженный день Страстной. Мы все всегда переживали и переживаем его в страхе, в трепете.

Мы даже особо и не объясняли, что происходит в этот день, дети как-то понимали, вместе с нами проплакивали происходящее.

Когда дети были совсем маленькие, говорили, что Бог родился в человеческом обличии и здесь – тоже Богочеловеческое: Бог захотел страдать, испытать страшные муки, чтобы спасти нас, чтобы у нас не было такого страдания. Ему было больно, Ему было страшно, Он кричал.

Дети настолько всегда доверяли Богу, что им и в голову не приходил вопрос, что раз Бог – всесильный, не мог ли Он решить этот вопрос как-то иначе. Они чувствовали – Бог знает, как правильно, как же можно Ему – не доверять.

Слышала, что у некоторых детей возникал вопрос о Святой Троице: как это – Сын на Кресте обращается к Отцу, но при этом на кресте – Бог?

Своим детям я всегда рассказывала видение блаженного Августина, когда он, ученый богослов, пытался понять тайну Троицы. И вот, измучившись от тщетных размышлений, пошел гулять на берег моря. И увидел, как маленький мальчик выкопал на берегу лунку и ложечкой таскает в нее водичку из моря.

Блаженный Августин спросил: «Ты что делаешь, мальчик?» В ответ услышал: «А я хочу в эту ямку перенести все море». «Мальчик, да ты что, разве можно этой ложечкой в эту ямку перенести все море?!», – засмеялся блаженный Августин. «А разве можно понять тайну Святой Троицы?», – сказал мальчик и исчез.

Детям очень нравится эта история. Они слушают её с широко распахнутыми глазами, представляют себе море, представляют себе ложечку, представляют себе ямку и, в общем-то, тут у них уже иссякает их «любознательность». Они понимают, насколько Бог велик. А если Он велик и нам трудно понять Его пути, то тут только одно – довериться Ему, зная, что Он нас любит.

И дети росли в любви и в доверии к Нему. Потому что, сколько бы мы их не воспитывали в вере, для них должен наступить момент, когда они сами должны принять Бога в сердце и отдать Ему свою жизнь. Вот у нас у всех семерых это произошло, слава Богу. Я очень счастлива этому.

Наверное, так произошло потому, что мы делали акцент не на Боге наказывающем, а на Боге любящем.

Великая Суббота

У меня одна дочка долго, долго молилась: «Господи, прости Адама и Еву, столько лет уж прошло». Пока я ее не успокоила и не сказала: «Слушай, в субботу мы как раз вспоминаем это событие, что Христос спустился в ад. И первых, кого Он вывел оттуда – были Адам и Ева». Дочка сразу успокоилась.

В Пятницу Иисуса Христа положили во Гроб, Его тело все еще там. Но, оказывается, Господь еще и воюет, потому что душою Он явился в ад победителем – побеждать сатану и его царствие.

Но все это происходит не на земле, мы этого не видим. Здесь, у нас ощутимо «да молчит всякая плоть», причем это порой чувствовалось и в природе, в которой все буквально замирало, устанавливался покой и ожидание. Даже дети это чувствовали. Причем покой ощущался, несмотря на нашу суету – именно в субботу мы готовили яства для пасхального стола.

В Сибири, где мы жили, погода могла быть разной, особенно если Пасха – ранняя. Могли быть в Великую субботу и метели, и вьюги. Тогда дети говорили: «Мама, посмотри, в аду происходит битва и это вырывается на землю».

Сегодня 28 мая (15 мая) четверг

Седмица 6-я по Пасхе.

Вознесение Господне (праздник, икона)
Прп. Пахомия (Житие, икона) Великого. Свт. Исаии (икона), еп. Ростовского, чудотворца. Блгв. царевича Димитрия (Житие, икона), Угличского и Московского. Прп. Ахиллия (Житие, икона), еп. Ларисийского. Прп. Исаии (Житие) Печерского. Прп. Пахомия (Житие, икона) Нерехтского. Прпп. Евфросина (Житие, икона) и ученика его Серапиона (Житие, икона), Псковских. Мучеников, в долине Ферейдан (Иран) от персов пострадавших (Груз.). Обретение мощей прп. Арсения (Житие, икона) Коневского.

Домашнее обучение: опыт мамы, которая разочаровалась

Семейное образование: 3 вопроса тем, кто планирует обучение на дому

Когда хорошую школу выбрать с ходу не удается, а недоверие к системе образования побороть никак не получается, многие склоняются к домашнему обучению своих детей. Но в этой форме есть свои трудности, для многих и вовсе непреодолимые. Если вы выбираете семейное обучение, приготовьтесь, что вы не столько спасете ребёнка от школы, сколько сами вернётесь в неё и заново погрузитесь в правила и уравнения. Опытом обучения сына на дому делится Варвара Оленченко.

Скажу сразу, я изначально рассматривала надомную форму обучения для своего сына как проект. И через три месяца решила этот проект закрыть. Я неадекватно оценила свои организаторские возможности, способности сына к самоорганизации, затраты на обучение и прочее.

Читать еще:  В мире детей ты должен добиться цели и ничего не повредить

Для тех, кто, как я, устав от сражений со школой и ребенком, рассматривает такую возможность как спасительный рывок к свободе, хочу рассказать о том, на какие «подводные камни» придется наткнуться.

Мое видение семейного образования было приблизительно таким: часть программы мы играючи пробежим дома, ничего заоблачного в этом нет. И (это очень важно) речь не идет о занятиях с ребенком, который в перерыве между кружками, хобби и собственными проектами листает учебники. А о ребенке, который найдет миллион способов, чтобы всего этого избежать. Второе важное примечание: речь идет о средней школе с большим набором предметов.

Как-то вечером, придя с работы, я открыла учебник русского и со вздохом сказала: «Давай позанимаемся». Передо мной была тема про правописание одного или двух «н» в прилагательных, и там был разветвленный алгоритм, с помощью которого следовало определить, сколько в итоге будет «н». И вдобавок к этому слова-исключения. Помните? «Стеклянный, оловянный, деревянный». Вечер, который мы обычно тратим на беседы, шутки, чтение вслух, превратился в мои попытки впихнуть эти правила в ребенка. При этом ему бы хотелось смотреть свои ролики на ютьюбе, а мне — читать книгу.

Я открывала учебники по биологии, истории, географии, и на меня вываливался набор фактов. В отсутствие школьной системы предлагаемая ею система знаний теряла смысл.

Мне стало понятно, что изучение школьной программы при моей полной антипатии к ее содержанию и полной незаинтересованности ребенка превратится в войну с самой собой и с ним. Но ведь задача-то была уйти от войны за обучение и привести жизнь семьи в более гармоничное состояние.

Вот три вопроса, которые помогут вам понять, на правильном ли вы пути.

1. Сможете ли вы быть лучше школы?

Да, сейчас любой имеет не только неограниченный доступ к информации, но и может выбирать форму ее подачи. Можно смотреть увлекательные фильмы BBC, заниматься русским с помощью онлайн-тренажеров, английским — по скайпу, слушать лекции от лучших преподавателей мира.

Но это действует, если вы разрабатываете собственную систему домашнего обучения, подходящую для вас и вашего ребенка. Фактически вам придется взять на себя задачи, которые обычно исполняются целым коллективом. И это требует знаний, опыта и навыков. Если же вы планируете нарабатывать их в процессе, то ваш ребенок и его образование станут экспериментальной площадкой. Результаты могут быть как удачными, так и не очень.

2. Школьная социализация — это миф, но найдете ли вы альтернативу?

В статьях про семейное образование очень много верного написано про пресловутую школьную социализацию. Что это за социализация в коллективе, где собраны случайные люди, которые занимаются неинтересным им делом? А издевки и унижения, знакомые каждому школьнику, не способствуют формированию успешных моделей поведения.

Я согласна с каждым словом. Но не согласна с тем, что общение в кружках и секциях является способом научиться взаимодействовать с коллективом. Вероятно, где-то существуют такие кружки, где постоянный состав детей, талантливый увлеченный педагог, и ребенку повезет найти там друга или даже нескольких. Мы такой не отыскали.

Самый интересный курс по STEMу, где педагог так увлекал мальчишек, что они непременно выходили радостные от переполнявших их знаний, не был местом, где можно было практиковаться в создании социальных связей. На остальных занятиях было так же: дети приходили на пару часов, занимались, в процессе общались и расходились.

3. Сколько стоит ваше время?

Если вы не практикуете анскулинг, а планируете оставаться в рамках школьной программы, то стоит взять расписание и посмотреть, сколько часов тратится на тот или иной предмет в неделю и в год. Существует мнение, что школа ориентирована условно на самого глупого ученика, и поэтому многие предметы можно изучать гораздо быстрее. Правда, возможно, мы попадаем в ловушку, недооценивая значение методики, в которой заложено постоянное повторение пройденных тем, чтобы они закрепились в памяти.

Но даже если сократить количество часов вдвое или втрое, это все равно будут часы, которые вам придется потратить на обучение по школьной программе. За сколько ваш ребенок усвоит правило написания двух «н» в прилагательных — за час или за 10 минут, зависит от его интереса к учебе, способностей и старания. Но и вам придется погрузиться в эту тему.

Имеет смысл оценить, сколько стоит час вашего времени. Можно сделать это линейно, посчитав стоимость рабочего часа. Или с учетом перспектив: возможно, если вы потратите несколько часов в день на свое развитие, в будущем это принесет щедрые дивиденды как вам, так и вашей семье. Или просто сравнить: час, проведенный с детьми на прогулке, за игрой, за беседой, или час, проведенный за учебниками.

Похоже, как будто я веду к тому, что час с тетрадями и учебниками — это хуже всего. Для меня это действительно так.

Это как отдать десять долларов, а взамен получить один рубль — проигрыш кажется очевидным. Но это может быть абсолютно не так для другой семьи, где ребенок любит и умеет учиться, а у родителей есть время и энергия, чтобы не просто обеспечить школьный минимум, но и поделиться более масштабными знаниями. Если же учеба не в радость, а лишь обременительная повинность, то выгоды семейного образования становятся тяготами.

Про обучение с использованием репетиторов могу сказать, что это будет стоить как обучение в частной школе. Достаточно взять среднюю ставку репетитора и умножить на количество школьных часов. И лучше сразу понять, что платить придется не по средней ставке, а по границе высшей. Количество людей, которые предлагают свои услуги по обучению, очень велико. Число тех, кто действительно умеет это делать, гораздо меньше, и неудивительно, что они требуют более высокой оплаты.

Этот длинный текст нужен не для того, чтобы сказать, что домашнее обучение — это плохо. Или сложно. Или невозможно. Это форма обучения, которая помимо положительных сторон имеет и свои трудности, и если возникла ситуация выбора или даже необходимости отказа от учебы в школе, стоит о них задуматься. Опыт семейного обучения, который наиболее доступен, — это опыт замечательных незаурядных людей. Но экстраполировать его на себя в моем случае было ошибкой.

Почему домашнее обучение подходит не всем?

Поделиться:

Домашнее обучение — популярная в последние годы тема. Проблемы в школе, отсутствие взаимопонимания с учителями и одноклассниками, недовольство родителей качеством преподавания, — и вот мать с отцом готовы сменить уже не только школу, но и сам способ обучения. Ребенка забирают из школы — но вскоре приходит разочарование в домашнем обучении. Почему это происходит? Есть ли у хоумскулинга «показания» и «противопоказания»?

Почему родители, так желавшие семейного образования, на практике не справляются с ним

Давайте посмотрим на типичный пример быстрого перехода от вдохновения идеей домашнего обучения до разочарования в ней. Сначала родители, начитавшиеся о чужом позитивном опыте хоумскулинга, решают, что это хороший способ минимизировать столкновение со школьной бюрократией и дать ребенку возможность заниматься только учебой. Подписывают бумаги о переводе ребенка на индивидуальный план обучения. Семья вздыхает с облегчением.

А спустя какое-то время оказывается, что учеба запущена, так как у ребенка отсутствует мотивация открывать учебники. Но мама рассчитывала, что ребенок справится без «стояния над душой», а отец как работал допоздна, так и работает. В итоге в учебе нет никаких подвижек, все разочарованы, на семейном образовании ставится крест, расстроенная мать вместо восторженных отзывов пишет гневные посты в соцсетях.

А дело здесь только в том, что изначально посыл для перехода на домашнее обучение был неверен. И стратегия обучения выбрана неправильно.

Хоумскулинг не упростит вам жизнь. Но он однозначно обогатит ее.

В каких случаях не следует уповать на хоумскулинг

Если мама рассчитывает на возможность перевести дух и расслабиться. Да, при домашнем обучении вам не нужно тратить время на родительские собрания, выяснения «кто виноват» и «что делать» в школьных инцидентах, не нужно сдавать деньги на бессмысленные нужды. Это, безусловно, плюсы.

Но они никак не связаны с главным вопросом хоумскулинга: как сделать так, чтобы ребенок учился самостоятельно? Ведь сам он себя не мотивирует на изучение всех школьных предметов. И если у вас нет четкого плана, как решить этот вопрос, то хоумскулинг быстро рискует превратиться из панацеи в проблему.

Ведь дети отлично видят, что устаревшие школьные программы в 21 веке практически бесполезны. Громоздкие формулировки, заучивание наизусть материала, который никак им не пригодится в будущем. Более того — зачастую давно неактуального материала.

Представьте, что вам, допустим, программисту, нужно выучить учебник по истории КПСС. Нет, за это не заплатят. Нет, вас не повысят. Возьметесь учить? Спросите: «Зачем?» Вот и у детей тоже возникает логичное недоумение: зачем мне это учить?

В школе на этот вопрос быстро находятся ответы: «Потому что я так сказала!», «Потому что впереди контрольная», «Потому что иначе получишь два балла в четверти». Вот и вся мотивация. Система школьного обучения построена на принуждении — права голоса, как и права выбора, в ней у ребенка нет. И он вынужден подчиняться.

А дома ситуация иная. Родители хотят вырастить не марионетку, а самостоятельного и уважающего себя человека. С правом голоса и правом выбора, естественно. Жесткое принуждение к учебе оказывается недопустимым, да и какой в нем смысл, если из школы забирали, чтобы оградить от унижений и грубости. На мягкие увещевания незаинтересованный в учебе ребенок не реагирует — ну и как тут заставить его учиться?

Читать еще:  В Детройт с любовью: обеспеченная женщина помогает 85 семьям

Но ведь кто-то справляется с семейным образованием?

Успешные семьи от семей, разочаровавшихся в хоумскулинге, отличает сделанный ими еще на старте выбор верного идеологического подхода. Они выбирают домашнее обучение не ради облегчения жизни, а для того, чтобы освободить ребенка от ненужной школьной рутины и дать ему возможность максимально раскрыть свой потенциал. Эти родители понимают, что в приоритете — развитие личности, стимулирование интересов, обучение ребенка навыкам исследования.

Это родители, понимающие, что главная беда школьной программы — она не обучает нужным в реальной работе умениям. Современные требования к сотрудникам давно вышли за рамки умения работать от звонка до звонка и подчиняться начальнику. Не соответствуют ожиданиям работодателей не только материалы учебников, но и подходы и методы обучения, которые были востребованы пятьдесят, а то и восемьдесят лет назад для обучения крестьянства и пролетариата, но абсолютно неактуальны сейчас.

Ведь рынок труда стремительно меняется. Миллионы людей остаются без работы, их рабочие руки не нужны, а знаний, которые сейчас востребованы, у них нет. Рабочих на фабриках заменили автоматизированные линии, коров доят роботизированные аппараты, людей за прилавком сменили как интернет-магазины, так и автоматы по продаже продуктов, предметов гигиены, билетов…

Рынок труда не нуждается и в нашпигованных школьной информацией головах: к примеру, уже сейчас работу оператора в сберкассе с меньшими временными затратами выполнит сам клиент при помощи Интернет-банкинга. В недалеком будущем чиновничью рутинную работу будут куда быстрее и эффективнее выполнять компьютеры. И вот в мире, где механический труд — давно уже удел машин, на уроках труда дети шьют фартуки. Где логика?

Как понять, противопоказан ли вам хоумскулинг

Как правило, все неудачные случаи домашнего образования можно свести к двум основным сценариям.

Первый сценарий: семья перешла на семейное обучение ради упрощения жизни. В итоге ребенок позабыт-позаброшен: живого общения со сверстниками нет, целыми днями сидит дома с гаджетами в руках, ничего не изучает ни по индивидуальной программе, ни, тем более, сверх нее.

Мать занята домашними делами, фрилансом, зависанием в соцсетях — не столь важно чем, важно, что на ребенка времени не находится. Отец работает и уверен, что его вклад в развитие отпрыска исчерпывается заработанными деньгами. В такой ситуации, когда родители не находят ни времени, ни желания заниматься ребенком, лучшим выходом будет вернуться в школу.

Второй сценарий: родители верят в безусловную необходимость школьных предметов, но у них никак не получается убедить или заставить заниматься ребенка, уверенного в полной бесполезности этой затеи.

И разумеется, не стоит ввязываться в трудоемкий и ответственный проект домашнего образования, если уровень образования мамы и папы недостаточен, и спектр их знаний не отличается широтой. Иначе спустя пару месяцев родителям придется признать свое педагогическое бессилие. А поскольку расписываться в собственной несостоятельности — дело неприятное, такие горе-педагоги со всей страстью начинают клеймить хоумскулинг.

Как организовать хоумскулинг

Главное правило успешного хоумскулинга — открытое и внятное проговаривание родителями ребенку своей точки зрения на школу. Ребенку нужно объяснить, что выполнение образовательной программы — вещь неизбежная. Каждый человек имеет право на образование, и государство строго следит, чтоб это право не нарушалось. В общем, право превращается в обязанность.

И если ребенок вообще не будет ходить в школу, то существует вполне реальная вероятность, что однажды в гости к вам нагрянет социальная служба и последствием ее визита будет изъятие ребенка из семьи. Поэтому от формальных контактов со школой никуда не денешься.

И переход на индивидуальный план обучения — это нечто вроде договора «о дружбе и границах» со школой. Школа оставляет вас в покое, но взамен вы должны выполнить свою часть договора, сдав требуемые предметы хотя бы на минимальный удовлетворительный балл. Здесь успешная мать не бросает ребенка один на один со стопкой учебников, а помогает ему расставить приоритеты. Она дает ему уверенность, что они — одна команда, и он может рассчитывать на ее поддержку.

Безусловно, семейное образование не ограничивается только школьными предметами, а предполагает получение широкого круга новых знаний. Ведь именно для этого ребенок обретает ценнейший ресурс — время. Одно дело — разбирать трехстраничный параграф по географии в классе с тридцатью оболтусами в течение 45 минут. Другое — спокойно и вдумчиво изучить особенности изменения климата Земли и тут же заинтересоваться тем, как эти изменения повлияли на историю человечества, зайти в Google, покопаться в Википедии.

Разрабатывать тактику штудирования школьных дисциплин необходимо вместе с детьми. Вариантов много: это могут быть курсы, дистанционное обучение по Skype, изучение материала по видеороликам, уроки с репетитором или, если ребенок достаточно способен к самоорганизации, самостоятельное изучение предмета. Окончательное решение остается за ребенком, родители объясняют преимущества и недостатки, но не давят.

Если правильно организовать образовательный процесс, то на получение необходимых школьных знаний ребенок будет затрачивать не более двух-трех часов в день. А освободившееся время можно направить на приобретение тех знаний и навыков, которые действительно интересны ребенку и которые будут востребованы в нашем стремительно меняющемся мире.

Как добиться результатов при домашнем обучении

Правило первое. Научите ребенка быстро схватывать и обрабатывать информацию. Развивайте память и внимание, учите структурировать материал, обучайте основам логики, а главное, скорочтению. Сейчас этому учат на курсах, в том числе онлайн. После того, как ребенок усвоит и отработает эти навыки, он с легкостью будет справляться с изучением любых гуманитарных предметов, ориентированных на чтение и пересказ.

Правило второе. Не перегружайте ребенка приходящими учителями — репетиторами. В младших классах хватит репетиторов по русскому языку и математике — и даже они необязательны, если родители в достаточной мере владеют предметом. Для старшеклассников добавятся учителя по химии и физике.

Правило третье, очень важное. Не акцентируйте внимание на оценках. Во-первых, ребенка любят любого, просто потому, что он есть. Во-вторых, оценки посторонних и даже во многом случайных людей не имеют значения для семьи.

К сожалению, сейчас отмечается неприятная тенденция к занижению оценок хоумскулерам. Развитые думающие дети с нешаблонным мышлением и прекрасной эрудицией выбиваются из общей массы, потому что не вписываются в образовательные стандарты. В итоге за ошибку в формулировке определения, которое необходимо выучить наизусть, снижается оценка — притом, что ребенок досконально изучил суть вопроса.

Немного об опыте успешного хоумскулинга в моей семье

У меня растут двое хоумскулеров: старшая и средняя дочери, очень разносторонние девочки. Старшая побеждала в городских шахматных турнирах и на международных соревнованиях по танцам. Она очень начитанная, сама изучала макроэкономику, сама выучила английский до уровня, позволившего ей в этом году поступить в high school в США. В августе она полетит туда учиться, ей будет почти 16 лет.

Средняя дочь пишет картины, ее талантливые работы находят своих покупателей. Она занимается живописью в художественной мастерской, изучает веб-дизайн и тоже много читает.

Я не занимаюсь с ними уроками. Я не держу на контроле их контакты со школой. Дочери знают, что это зона их ответственности. Зато поддерживаю их в получении дополнительных навыков и развитии их способностей. Девочки ни разу не подвели. Они выполняют свою часть «договора» со школой и растут увлеченными и ответственными.

Резюмируя, хочу сказать, что:

  • если вы заинтересованы в том, чтобы максимально раскрыть потенциал своих детей,
  • если уверены, что развитие их способностей и их здоровье стоят дороже любых материальных и моральных ресурсов,
  • если вы готовы вкладывать в ребенка время и деньги,
  • если ваш уровень образования и интеллект не ниже среднего учительского

— то ваш проект семейного образования имеет все шансы на успех.

А это значит, что через 10, 20, 30 лет ваш ребенок сумеет стать самодостаточной, счастливой, реализовавшейся личностью.

Вторая половина. Матушка Ольга Юревич

Аудио

Протоиерей Андрей Юревич (фрагмент литургии):

– Помолимся вместе сосредоточенно перед причастием. Повторяйте за мной слова молитвы: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго. »

Молитвенное пространство – это сакральная тишина, которую не объяснить словами. Душа жаждет погружения в это пространство, потому что в нем стихают внутренние битвы, в нем сердце внимает слову Божьему и облекается во Христа. Мы приходим в этот мир, чтобы научиться любить, а значит – узнать Христа. И когда это происходит, душа сбрасывает вериги уныния, сомнений, страхов и начинает радоваться. Так произошло в жизни нашей героини – матушки Ольги Юревич, жены клирика храма Всемилостивого Спаса в Митине города Москвы протоиерея Андрея Юревича.

Матушка Ольга Юревич:

– Когда Господь появился в жизни, у меня было такое ощущение, что я как биллиардный шарик: вот его гоняют-гоняют, а потом – «бух» – и я в лунке счастливая. То есть, что бы ни случилось, я на своем месте.

Для матушки Ольги это чувство стоит дорогого. Она – единственный ребенок в семье московских интеллигентов. Папа и мама много работали и не подозревали, что у их любимой дочери выработалось устойчивое чувство одиночества и, как следствие, совершенно недетского уныния, недетских поисков жизненных смыслов. Скорее из интереса, чем из других побуждений Ольга однажды заглянула в храм, мимо которого ходила в школу. Красота росписей, икон поразила воображение творческой девочки.

Матушка Ольга Юревич:

– Я нарисовала сразу… Да, я много рисовала, любила рисовать все, что меня волнует. Я пришла и сразу набросала что-то. Папа пришел с работы, увидел, что я рисую, и спросил маму: «А что это такое?» Мама говорит: «А мы зашли в храм, когда шли из школы». И маме был нагоняй, и мне. Первый раз я услышала, что родители ссорятся. Они у меня как голубки. Вот это было в первый раз. Я даже настолько испугалась, что на мелкие кусочки порвала этот рисунок.

Читать еще:  Дети-сироты: есть ли в России перемены к лучшему?

Но память невозможно порвать на мелкие кусочки.

После школы – Московский архитектурный институт, и в его стенах знакомство с будущим коллегой Андреем Юревичем. Он ее запомнил еще с первой встречи на подготовительных курсах.

Протоиерей Андрей Юревич:

– Идет и у каждого то кнопочку спросит, то кусочек карандашика, какой-то кусочек бумажки. Я думаю: что ж такое? Беспорядок какой-то. Подходит ко мне и тоже что-то спрашивает. И так я ее увидел. И что-то в сердце, наверное, екнуло. После занятий я стал ее провожать и влюбился просто со страшной силой.

Несколько месяцев встреч, узнавания друг друга привели к тому, что молодой человек предложил расстаться, сказал: «Мне надо учиться». Но истинная причина была в другом.

Протоиерей Андрей Юревич:

– Ее внутренний мир, его проблемы (этого мира), ее определенный пессимизм, какие-то нерешенные вопросы. наверное, для меня, шестнадцатилетнего, тогда это было непосильным.

Страдали оба. И Господь дал им два года для взросления, переосмысления, а потом организовал им неожиданную встречу на берегу Балтики. Время сыграло свою роль, чувства вспыхнули с новой силой.

Матушка Ольга Юревич:

– Мне кажется, меня создал Господь для отца Андрея. И у меня было такое ощущение с самого начала.

Две полярности, два разных характера и темперамента сделала единым целым любовь, И они были готовы вместе идти по жизни. Но куда? В каком направлении?

Матушка Ольга Юревич:

– В столице нам стало очень скучно и очень трудно. Наверное, эти наши постоянные поиски привели к тому, что нам показалось: здесь мы ничего не найдем, здесь вроде все отработано. И нам нужно что-то свежее, где-то искать. В общем, это были поиски, которые вылились в желание просто уехать куда глаза глядят.

Местом, куда, как оказалось, глядели их глаза, стал город Лесосибирск в Красноярском крае. Туда, в полную неизвестность, с маленькой дочкой Катюшей на руках отправилась семья молодых московских архитекторов. В Сибири их ждала хорошая работа, собственный дом. В Сибири, с небольшой разницей во времени, сделали первые шаги еще шестеро их детей. И в Сибири супруги начали неясно ощущать то, в поисках чего уехали из Москвы.

Сначала была поездка на Пасху в ближайший храм в город Енисейск. Было знакомство и первые духовные беседы с настоятелем – отцом Геннадием Фастом. Было желание новых встреч со священником, собственные раздумья после: а не этот ли путь и есть истина? В очередную командировку в Москву главный архитектор Лесосибирска Андрей Юревич поехал с подарком отца Геннадия – Святым Евангелием.

Матушка Ольга Юревич:

– Батюшка вернулся из Москвы верующим, а я вот – как есть, так и есть, то есть вопросы, вопросы, вопросы… Как бы свет и туман. И вдруг – бабах! – приезжает верующий муж. Я проводила известного мужа, приехал неизвестный, такой вот весь: ах! Это я сразу заметила.

Воцерковление мужа шло стремительно. Жена пережила весь спектр чувств – от непонимания до неприятия. Любимый был рядом и не рядом.

Матушка Ольга Юревич:

– И тут вот этот разрыв начал все больше и больше увеличиваться. Он куда-то идет – я всё тут, он идет – я тут, он идет – я тут. И всё. При этом у нас в семье все было вроде бы хорошо и славно. Но мне было очень горько. Доходило до того, что я говорила: «Или я, или отец Геннадий!» А мой муж блаженно улыбался и молча уезжал к отцу Геннадию.

И в один из таких моментов Ольга отчаянно, дерзко бросила: «Господи! Если Ты явился ему, то явись и мне. Ты же видишь: так, как сейчас, жить невозможно».

Матушка Ольга Юревич:

– Ничего не было: ни света, ни гласа. Ничего не было. Это было просто какое-то внутреннее перерождение, то есть прошло совсем немного времени, и я поняла, что верую. Что я верую Богу, доверяю Ему и хочу жить с Ним.

Господь открывался ей через беседы с духовными наставниками – отцом Геннадием и матушкой Ольгой, через чтение Библии и наследие святых отцов.

«По вопросам веры обращаться: улица Полевая, дом 5»такое объявление написал отец Андрей, адрес указал домашний. Когда сам отсутствовал, на вопросы веры приходилось отвечать матушке Ольге.

Матушка Ольга Юревич:

– Я просто взмолилась: «Господи, столько людей спрашивают что-то, ответить некому. Пожалуйста, чтобы я хоть вредного ничего не сказала, чего-то ложного, ошибочного. Но дай говорить то, что нужно для Тебя». Так и происходило. Было время, когда Господь правда использовал людей не по их каким-то талантам или способностям, а просто потому, что другого нет. Вот как ослицу Он у Валаама использовал: она взяла и проговорила человеческим голосом. Вот и я была такой ослицей, которая практически ничего сама не соображала, а говорила; и сама же была в шоке, думала: «А что же я такое говорю? Вот это да! А здорово, ведь правда так».

Узнавая Господа, она молила, чтобы Он открыл ей ее предназначение. Откровение случилось, когда дети льнули к ней, обнимали, целовали и, казалось, мешали ее горячей молитве. Но именно в тот благословенный миг многодетная мама и жена поняла все.

Матушка Ольга Юревич:

– Если ты хочешь, чтобы твои дети были верующими, тебе надо быть верующим самому. По-настоящему верующим. Что-то случалось, ко мне подходил ребенок и говорил: а там вот это… И он знает, как я должна поступить. Что мы, между прочим, постоянно всё прокручиваем с Богом. Я смотрела на Бога и пыталась узнать, что сейчас важно. И вообще что важно по большому счету в нашей семье сейчас. Вот у нас есть конечная цель (в отношении детей, например, – чтобы они все осознанно пришли к Богу, каждый в своем возрасте), и этой цели должно подчиняться все.

С детства все семеро детей отца Андрея и матушки Ольги усвоили, что ходить в церковь, молиться, причащаться хорошо, но недостаточно. Душа каждого должна была дозреть до свидетельства: Господи, не моя – Твоя воля для меня свята. И жить я хочу по Твоей воле.

Матушка Ольга Юревич:

– Ты плачешь и благодаришь Бога за эти слезы. Может, даже иногда какое-то горе случается, проблема дикая – плачешь, мучаешься и благодаришь Бога за это, потому что Господь сказал: «Радуйтесь всегда, молитесь непрестанно, за все благодарите». Как всегда радоваться, если жизнь такая трудная? А ты радуешься, потому что знаешь точно, что Он-то – твой Бог, твой необыкновенный Отец – самый добрый, самый сильный, самый мудрый. И Он-то знает – как.

Лесосибирская православная гимназия – любимое детище отца Андрея. Ее открыли в самые, пожалуй, сложные для страны девяностые годы, когда в обществе надломилась мораль и нанесла глубокую рану самому институту семьи. «Ты должна научить девочек искусству быть хорошей женой» – такую задачу поставил отец Андрей перед своей женой. И матушка Ольга начала вести в гимназии уроки ОБЖ (образа божией женщины).

Матушка Ольга Юревич:

– Жениться или выйти замуж по любви невозможно, потому что ее нет как таковой. Любовь – это не существительное, это глагол. А влюбленность кончается через два года. Начинается труд для того, чтобы эта любовь выросла. Начинается с зернышка. Зернышко посеял Господь, но его практически не видно, голая земля. Вот ушла влюбленность, и у тебя голая земля. И начинаешь трудиться: поливать, рыхлить. Этот росточек растет, и он растет всю жизнь.

Из этого школьного курса со временем вырос семейный клуб, который отец Андрей и матушка Ольга Юревичи уже в Москве открыли для всех желающих создать (или сохранить) крепкую семью. На занятиях ни слова от себя, только обращение к Библии, все ответы там.

Матушка Ольга Юревич:

– Предстоятель в семье – мужчина. Он даже перед Богом предстоит за свою семью и, в общем-то, даже транслирует Бога семье (так должно быть). А женщина – как помощница. То есть она должна сделать все, чтобы помочь мужу исполнить эту задачу. Но для того чтобы женщина смогла стать настоящей помощницей, как ее видит Господь, муж должен делать все, чтобы ей было возможно это осуществить.

«Даже верующим людям, – говорит матушка Ольга, – бывает непросто признать свою неправоту. Отказаться от губительного “я всегда прав“. Осознать суть мужскую и женскую, что не от людей, а от Господа».

Матушка Ольга Юревич:

– Взять, например, мужчину и дать ему в руки тоненький-тоненький стеклянный или другой хрупкий сосудик. Как он его понесет? Если уронит, то все – нет твоей жены. И любая жена такая. Даже если она работает на пяти работах и тебя кормит, по натуре она – женщина, ее так Господь создал, она – хрупкий сосуд.

Когда оба супруга принимают для себя эти вечные библейские истины, все в семейной жизни становится на свои места. Люблю – значит принимаю, тружусь, оберегаю, благодарю, служу. Отец Андрей и матушка Ольга – сотворцы такой любви. И она растет с каждым годом: их родные дети образуют свои семьи, их духовные чада с благодарностью учатся следовать тем же путем.

Протоиерей Андрей Юревич:

– В Библии несколько очень сильных моментов, где говорится о жене (что если ты нашел добродетельную жену, то и счастлив). Это ценно – ценный подарок, ценный дар Божий. Я ее даже не искал, Господь нашел и мне ее просто преподнес.

Матушка Ольга Юревич:

– Молитва для нас, в нашей семье – это предстояние перед Богом. И когда ты перед Ним стараешься (конечно, это не всегда выходит, далеко не всегда, но это нужно, и мы очень стараемся), когда ты постоянно – вот так, это и есть молитва.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector