0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экклезиологическое свидетельство преподобного Силуана Афонского

преподобный Силуан Афонский

преподобный Силуан Афонский (1866–1938)

Биография

Детские и юношеские годы

Святой Силуан Афонский (мирское имя — Симеон) родился в Тамбовской губернии, в селе Шовском, в семье крестьянина Иоанна Антонова, в 1866 году.

Его родители были неграмотными, однако благочестивыми, мудрыми, чуткими и отзывчивыми людьми. Несмотря на бедность, они отличались гостеприимством, помогали нуждавшимся. Иногда им приходилось делиться даже из скудного запаса, даже последним. Сам Симеон (отец Силуан) всегда отзывался о матери и отце с любовью и теплотой

Будучи трудолюбивыми и хозяйственными людьми, они всегда находили время для посещения храма. Симеон любил присутствовать за богослужением вместе с родителями. Здесь он знакомился со словом Божьим, с историей жизни святых.

В рабочее время Симеон трудился вместе со взрослыми: помогал отцу в поле, а иногда старшие братья брали его с собой на строительство.

Будущий старец с детства воспитывался в Православных традициях, и христианское воспитание было ему по душе. С юности он расположил себя к мысли о монашеском восхождении к Богу и Царству Небесному. Он даже выбрал обитель, где хотел бы дать Господу обеты и предаться аскетическим подвигам: желал поступить в Киево-Печерскую Лавру.

Между тем, отец, предостерегая сына от поспешности принятия столь важного решения, заботливо настаивал, чтобы тот, для начала, испытал себя на воинской службе, а затем определился, как поступить.

Подчиняясь воле родителя, Симеон отложил свои планы. Постепенно мирские соблазны и удовольствия стали затягивать его всё сильней и сильней, а вскоре и вовсе перевесили желание отложиться от мира. Мысль о монашестве отошла (до времени) на второй план.

Вразумление свыше

Но вскоре Благость Божия напомнила о себе. Однажды, когда Симеон возвратился с очередного гулянья и заснул, не то в полудрёме, не то в тонком сонном видении он вдруг увидел себя словно бы извне. При этом он воочию созерцал, как в него проникал отвратительный змий.

Ощутив омерзение и ужаснувшись, Симеон пробудился и тут же услышал таинственный голос. Это был голос Пречистой Матери Божьей. Богородица разъяснила, что как ему было противно глядеть на глотание змея, так и Ей тяжко смотреть на его греховную жизнь.

В результате такого необычайного вразумления Симеон осознал свою неправоту, сердечно раскаялся, возблагодарил Небесную Царицу за внимание и доброту. После этого случая он вновь воспламенился ревностью о Господе, загорелся желанием жить по закону Божьему, в согласии с совестью.

Воинская служба

Тяготы воинских обязанностей не пугали Симеона. Армейская служба, которую он проходил в Санкт-Петербурге, способствовала укреплению характера, приучала к ответственности и исполнительности. Всё больше и решительнее думал он о монашеской жизни, далёкой от мирских соблазнов и бессмысленной суеты.

Несколько раз Симеон жертвовал накопленные деньги на нужды Афонских монахов. По этому поводу между его сослуживцами сложилась поговорка, что он пребывает умом на Святой Горе и на Страшном Суде.

Когда срок воинской службы близился к концу, Симеон решил посетить Иоанна Кронштадтского, испросить у него благословения на монашество и получить пастырское напутствие. Не застав отца Иоанна на месте, он написал и оставил ему записку, в которой просил о молитвах. А уже на следующий день, пребывая в расположении части, Симеон почувствовал, будто находится в средоточии гудящего адского пламени. Это чувство помогло ему утвердиться в желании оставить мир и предаться служению Богу.

Святая Гора

Возвратившись после прохождения службы домой, Симеон пробыл там несколько дней, а затем, собравшись в дорогу и приготовив подарки, простился с близкими и отправился на Афон. Шёл 1892-й год.

Прибыв на Святую Гору, он поступил в Русскую Пантелеймонову обитель. Первое время трудился на мельнице. Затем ему стали назначать другие послушания.

Физический труд был ему по плечу, ведь он вырос в крестьянской семье, прошёл армию. Гораздо сложнее было противостоять искушениям.

В какое-то время Симеон настолько пал духом, что предполагал оставить обитель. И лишь мысль о том, что он вновь огорчит Божью Матерь, отрезвила смутившийся дух.

В другой раз он испытал искушение самомнением. Терзавшие его помыслы разрушали зачатки смирения, способствовали формированию гордости и тщеславия. В конце концов посредством молитв, послушания и советов священников Симеон преодолел и это искушение.

Но здесь его подстерегала другая опасность: чрезмерное, вплоть до отчаяния, осознание личной ничтожности, разуверение в возможности спасения. Тогда милосердный Господь вознёс Его духом в Горнее Царство. Почувствовав присутствие Вседержителя, Симеон ощутил, что он словно наполнился благодатью «мученичества». Этот благотворный опыт переживания встречи с Небесным Царём запомнился ему на всю жизнь.

Однажды познав сладость Рая, он всеми силами стремился к стяжанию благодати, усилил подвиги, борьбу с лукавыми помыслами. Позднее он сравнивал человека, утратившего через грех благодать, с малым дитятей, лишившегося радости общения с матерью.

Какого-то определенного старца-наставника Симеон не имел. В качестве ближайшего примера для подражания он всегда держал в памяти деятельность Серафима Саровского, великого молитвенника и светильника Русской земли.

В 1896 году Симеон принял монашеский постриг и новое имя — Силуан, а в 1911 году был возведён в схиму.

Возрастая возрастом духовным, он увеличивал подвиги. Стремясь подчинить себя Богу, усиливал воздержание и смирял себя едва ли не во всём: ел мало, содержал строгий пост; часто ограничивал сон двумя часами в сутки, при этом спал урывками, не ложась, а сидя на небольшом табурете.

Как-то раз, когда несмотря на прилагаемые отцом Силуаном усилия, моление не складывалось (лукавые духи препятствовали молитвенному порыву, не получалось сосредоточиться и отстраниться от посторонних движений в душе), он обратился за помощью к Богу. Господь внял обращению и ответил, что гордые страдают от демонов. Кроме того, Бог повелел ему не отчаиваться и помнить об адском огне.

Со временем в молитвах старца всё чаще стали звучать прошения о мире, грешащем и забывающим Творца. Эти прошения сопровождались скорбью и любовью.

Молитвам за ближних отец Силуан придавал огромное значение и в некотором отношении сопоставлял их с пролитием крови за людей. Он считал, что благодаря молитвам сохраняется мир, а когда молитва ослабнет, мир не устоит.

Прожив долгие годы по правилам общежительного устава, старец не стремился к уединённой жизни затворника, как это делали другие подвижники. Он считал, что на это требуется особое Божье благоволение, которое даётся не всем.

24 сентября 1938 года отец Силуан оставил земную храмину, предстал перед Судом Божьей Правды и переселился в Царство святых.

От его поучений до нас дошли некоторые, в том числе записанные и составленные воедино в виде пособий другими людьми, как то: Иеромонах Софроний. Писания Старца Силуана, Епископ Диоклийский Каллист. Спасение по учению преподобного Силуана Афонского.

Тропарь преподобному Силуану Афонскому, глас 2

Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю / и Иеремии, о народе плачущему, / усердный подражателю, / всеблаженне отче Силуане, / ты, зову Матере Господа Сил внемляй, / змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси / и в Гору Афонскую от суеты мира удалился еси, / идеже в трудех и молитвах со слезами / благодать Святаго Духа обильно стяжа. / Ею же сердца наша воспламени / и с тобою умильно взывати укрепи: / Господи мой, Жизнь моя и Радосте Святая, // спаси мир и нас от всяких лютых.

Кондак преподобному Силуану Афонскому, глас тойже

Смиренномудрия исповедниче предивный / и человеколюбия Духом Святым согреваемая доброто, / Богу возлюбленне Силуане, / о подвизе твоем Церковь Российская радуется, / иноцы же Горы Афонския и вси христианстии людие, / веселящеся, сыновнею любовию к Богу устремляются. / Егоже моли о нас, равноангельне боговедче, // во еже спастися нам, в горении любве тебе подражающим.

Читать еще:  Русская женственность: архетип, «проект», традиция

Православная Жизнь

Main menu

Неизвестное письмо преподобного Силуана Афонского о миссии священника

В интернете, на сайте isihazm.ru, опубликовано письмо преподобного Силуана Афонского — Давиду Бальфуру.

Оригинал письма до нашего времени не дошел. Письмо, вероятно, было написано под диктовку преподобного Силуана одним из монахов или трудников обители. Оно датируется маем 1938 года.

Перед смертью преподобный Силуан заведовал монастырским продовольственным магазином. Во время этой работы он простудился «и много страдал от ревматизма. Болезнь вынудила его последние годы жизни зимою оставаться в келлии», — писал архимандрит Софроний (Сахаров).

Вероятно, письмо написано в период этой работы и болезни святого Силуана.

«Христос Воскресе! Дорогой о Господе батюшка отец Димитрий, благословите.

Пишу вашему преподобию, что я испытал, и вы тоже — добро сидеть в келии и поучаться в законе Господнем день и ночь, ибо благодать учит душу, как жить, и ум услаждается Господом. Но люди, [что] вас просят (в гости?), не познали Духом Святым. Они услаждаются миром, но мы, духовные, должны пред Богом в келии учиться день и ночь. Кто вас зовет, скажите ему: люблю вас и пойду в келию молиться за вас, это лучше, и благодарю вас за то, что вы меня приглашаете», — писал святой.

Преподобный Силуан в письме рассуждал о миссии священника.

«Пастырь — молитвенник за весь мир, его на то избрал Господь. Если придется иногда говорить с мирскими, говорите о Боге сами им сильно, говорите, что любит нас Господь и зовет нас к Себе день и ночь: «приидите ко Мне все труждающиеся, и Аз упокою вы» [ср. Мф. 11, 28].

Какой покой в Боге! Если бы люди знали сей покой, то бы все ушли работать Богу, но мир, не зная сего покоя нас манит: «придите в гости». Но мы будем говорить: «нам некогда, много у меня дел, и потому благодарю вас». Когда вы не будете оставаться в гостях, то народ вас будет любить, и великую будут получать от вас пользу.

Молю Господа, чтобы Он даровал вам дар слова — писать и говорить, — ибо Господь любит Свои дары давать, кто просит, ради себя и народа Господня. Если бы люди знали, как нас Господь любит, то бы день и ночь об этом думали. Какие слова Господни: «Иду к Отцу Моему и Отцу вашему и к Богу Моему и Богу вашему. » [ср. Ин. 20, 17]! Какие это слова, полные любви и милости», — писал преподобный.

Афонский святой говорил о важности смирения.

«День и ночь надо готовиться, смирять душу свою, чтобы любил ее Господь за смирение. Беден я смирением, но дал мне Господь познать Христово смирение, душа моя потеряла его и ищу день и ночь, еще не нашел и прошу вас и всю вселенную, которые знают Христово смирение, помолиться за меня. Оно (смирение?) есть сладостно и приятно для души, оно неописуемо, но Дух Святой учит каждую душу, кто ищет Господа.

Много милостей изливает на нас Господь. Я душевно и телесно больной, но когда смиряюсь, то исцелит меня Господь за ваши святые молитвы».

На заметку

Преподобный Силуан Афонский

Запись опубликована · 3 декабря, 2016

1 117 просмотров

Преподобный Силуан Афонский: «Своих у меня много скорбей. Я в них виноват сам…»

Прп. Силуан Афонский У каждого в жизни есть свой Сталинград, свой крест, своя Голгофа. Бывают моменты, когда кажется, что обстоятельства действительно сильнее нас, когда жизнь ломается и даже смотреть на окружающий мир становится больно. В такие минуты душу мучает единственный вопрос: «Почему?» Разум отказывается признавать действительность и томится в догадках, недоумениях, разрывая израненное сердце на кусочки. Реальность жестока, и душа действительно может болеть. И никто не знает, в какой момент скорби постучатся в его сердце. Но мы должны знать, что в этот момент ответить нежданным гостям…

Смысл страданий христианина в том, чтобы не просто вытерпеть скорби, но не перестать верить в человеколюбие Божие

Нам Господь доверил многое, доверил правду о Себе! Ту правду, о которой забыл жестокий, исполненный несправедливости и самоуправства мир. Мы призваны здесь, среди страданий и лжи, оправдать благость Создателя! Нам доверил Спаситель свидетельство о Его безмерном милосердии к человечеству, о том, что Он за нас был распят, терпел жестокие мучения и бичевания, доказав, что не оставил нас, не чуждается падшего создания, но всей глубиной безграничной Божественной любви желает нашего спасения. А значит, те скорби и страдания, которые входят в нашу жизнь – и они в очах всеблагого Творца, несомненно, имеют благой смысл, значит, мы должны и их познать как свидетельство Его милосердия. И не просто познать, но, приняв всем сердцем, покориться пусть даже и не до конца понятому нами Промыслу Создателя.

Преп. Силуан: «Нам, христианам, легко жить на свете. Мы души свои привыкли смирять, и за это нам милостиво Господь дает Свою благодать»

«Вот нам, христианам, легко жить на свете, – свидетельствовал многострадальный отец Силуан, – у нас на душе хорошо и приятно. Мы души свои привыкли смирять, и за это нам милостиво Господь дает Свою благодать. Она нас учит любить Бога всей душой и ближнего, как себя, – вот наша жизнь в Боге, а враги завидуют нам и хотят, чтобы мы забыли Бога, но мы, поддерживаемы благодатию Божиею, любим Бога и в Нем обретаем покой». Испытав бездну отчаяния, будучи непрестанно удручаем болезнями и другими скорбями преподобный Силуан призывал лишь к одному: «Будем помышлять день и ночь, что любит нас грешных Господь и зовет к Себе».

«Господу милостивому слава, что Он нас много так любит и дает нам Свою благодать. Она нас учит Господа познавать и помогает святые заповеди хранить. В них душа обретает покой в Боге. Наша радость, милостивый Господь наш, грешных возлюбил и дает им Свою благодать Святого Духа. Он сладкий, Его сравнить на земле ни с чем нельзя; вот чем наделил нас Господь по милости Своей», – из глубины сердца свидетельствовал преподобный Силуан. А значит, когда нас посещают скорби – сам Господь приблизился. Значит, нам снова доверено от Бога то, что Он не может доверить другим, что не поймут те, кто Его не ведает, кто знает о Нем только понаслышке. Бог доверяет свидетельство о Себе лишь самым близким. Поэтому и мы должны быть готовы к тому, что однажды Господь признает нас достойными нести заблудшему и отчаявшемуся миру весть о любви и милосердии нашего Бога. И тогда, смыв слезы с лица, мы должны выйти к людям и засвидетельствовать, что мы Богом любимы, что, невзирая на все тяжести и временные затруднения, даже трагические, непоправимые, все равно мы верим, что наш Бог желает нам только добра и все устраивает для спасения души!

И в самые трудные минуты жизни не отступим от веры в благой Промысл Божий, в безмерное милосердие и любовь Божии к нам грешным – и тогда Господь не отступит от нас, Он не забудет тех, кто верно свидетельствовал о Нем заблудшему миру! В тяжелые моменты нашей жизни Бог нам доверяет самое святое – правду о Себе! А значит, верит в нас, любит, желает сделать своими. Поэтому и в печальных обстоятельствах, среди боли и страданий, не забудем, что мы Богом любимы, и «постараемся на деле победить себя, чтобы душа познала Бога. Велика радость знать Бога. Душа ненасытно хочет Его. Велика Божия милость грешному человеку. Господь дает Себя познать, сколь Он милостив, как Он много нас любит. Любовь сия познается от Духа Свята. Вот как в нашей Православной Церкви живет Дух Святой».

Читать еще:  Ни один ребенок в Москве и области не будет умирать от боли

24 сентября 2014 г.

Преподобный Силуан Афонский: Я никогда не прихожу к людям, не помолившись о них

24 сентября 2010 г.

Жил на земле человек, муж гигантской силы духа, имя его Силуан. Он долго молился с неудержимым плачем: “Помилуй меня,” но не слушал его Бог. Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: “Ты не умолим!” И, когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе что-то надорвалось, он вдруг на мгновение увидел живого Христа; огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что, если бы видение продлилось еще мгновение, он умер бы. После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая.

О нем, этом свидетеле Божественной любви, предстоит нам слово.

Афонский схимонах отец Силуан (мирское имя – Семен Иванович Антонов) родился в 1866 году в Тамбовской губернии, Лебединского уезда, Шовской волости и села. На Афон приехал в 1892г, в мантию пострижен в 1896 г.; в схиму – в 1911г.. Послушание проходил: на Мельнице, на Каламарейском метохе (владение Монастыря вне Афона), в Старом Нагорном Русике, в Экономии. Скончался 24 сентября 1938 года. Эти немногочисленные факты почерпнуты из формуляра Афонского монастыря.

От “родился” до “скончался” – все бедно, не о чем рассказать; касаться же внутренней жизни человека пред Богом – дело нескромное, дерзновенное. Среди площади мира открывать “глубокое сердце” христианина – почти святотатство; но уверенные в том, что ныне старцу, ушедшему из мира победителем мира, уже ничто не страшно, уже ничто не нарушит его вечного покоя в Боге, позволим себе попытку рассказать о его чрезвычайно богатом, царственно богатом житии, имея в виду тех немногих, которые и сами влекутся к той же божественной жизни.

Многие, соприкасаясь с монахами вообще и со старцем Силуаном в частности, не видят в них ничего особенного и потому остаются неудовлетворенными и даже разочарованными. Происходит это потому, что подходят они к монаху с неверною меркою, с неправильными требованиями и исканиями.

Монах пребывает в непрестанном подвиге, и нередко чрезвычайно напряженном, но православный монах – не факир. Его совершенно не увлекает достижение, посредством специальных упражнений, своеобразного развития психических сил, что так импонирует многим невежественным искателям мистической жизни. Монах ведет сильную, крепкую, упорную брань, некоторые из них, как отец Силуан, ведут титаническую борьбу, неведомую миру, за то, чтобы убить в себе гордого зверя, за то, чтобы стать человеком, подлинным человеком, по образу совершенного Человека Христа, т.е. кротким и смиренным.

Странная, непонятная миру христианская жизнь; все в ней парадоксально, все в порядке как бы обратном порядку мира, и нет возможности объяснить ее словом. Единственный путь к уразумению – это творить волю Божию, т.е. блюсти заповеди Христа; путь, указанный Им Самим.

День памяти преподобного Силуана Афонского

О святом Силуане

Поучения преподобного Силуана

Храмы и монастыри в честь прп. Силуана

24 сентября 2016 г.

Акафист у мощей прп. Силуана Афонского / Akathist before the Relics of Ven. Silouan of Athos

15 сентября 2016 года ковчег с честной главой преподобного Силуана Афонского прибыл в Санкт-Петербург и был доставлен в Троицкий собор Александро-Невской лавры. Вечером этого дня ректор Духовной Академии архиепископ Петергофский Амвросий совершил молебен с чтением акафиста у мощей преподобного. Вместе с владыкой за богослужением молились студенты возглавляемого им учебного заведения.

Силуан Афонский 1 (видео биография). Пути Господни.

Первая серия видео-биографии. Силуан Афонский (в миру — Семён Иванович Антонов; 1866, село Шовское, Шовская волость, Лебедянский уезд, Тамбовская губерния — 11 [24] сентября 1938, Афон) — монах Константинопольского Патриархата русского происхождения, подвизался на Афоне.

Почитается в Православной Церкви как святой в лике преподобных, память совершается 11 сентября (по юлианскому календарю).

Силуан Афонский 2 (видео биография). Пути Господни.

Вторая серия видео-биографии. Силуан Афонский (в миру — Семён Иванович Антонов; 1866, село Шовское, Шовская волость, Лебедянский уезд, Тамбовская губерния — 11 [24] сентября 1938, Афон) — монах Константинопольского Патриархата русского происхождения, подвизался на Афоне.

Почитается в Православной Церкви как святой в лике преподобных, память совершается 11 сентября (по юлианскому календарю).

О духовной войне. Силуан Афонский

О послушании и смирении (Силуан Афонский)

Записи преподобного Силуана Афонского. Ч. 1.

Один сербский батюшка как-то признался: «Я читаю преподобного Симеона Нового Богослова, и душа моя скорбит, как далеко я от настоящей христианской жизни. Читаю старца Силуана, и душа моя утешается о Господе, радуется». Это не значит, конечно, что преподобный Симеон чем-то хуже преподобного Силуана. Это значит, что писания преподобного Силуана оказывают на душу явное утешительное действие, даже если он пишет о сокрушении сердца, печали по Богу.

Благодарим тебя, отче Силуане, за слова духовного утешения!

Преподобный Силуан Афонский как пророк и богослов

«. Раннехристианская Церковь еще не знала ни догматов, ни богословия как такового. Зато она в непостижимо яркой мере знала, что такое пророческое служение. Пророки I–II веков – это странствующие служители, которые навещали христианские общины в разных городах и говорили слово от Бога. Это могло происходить на евхаристическом и вообще молитвенном собрании, более того, пророки, согласно «Дидахэ», имели право даже возносить благодарение, то есть произносить евхаристическую молитву, спонтанно рождающуюся в Духе здесь и сейчас, – вместо епископа-пресвитера, произносившего молитву уже формировавшегося литургического канона.
Пророческое слово осознавалось Церковью как «необходимое творчество» для спасения, утешения и подкрепления своих членов: все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение (1 Кор.14, 31).

Но какое отношение все это имеет к жившему в XX в. преподобному Силуану Афонскому? Может ли малограмотный, пусть и святой монах, который и в школе-то учился всего «две зимы», рассматриваться в качестве богослова и тем более пророка, а его записи, в которых постоянно повторяются одни и те же темы, быть признаны богословием самого высокого уровня?

Вопрос не праздный – до сих пор. Многие верующие по всему лицу Земли любят и почитают преподобного Силуана Афонского, с удовольствием читают его записи, обработанные архим. Софронием (Сахаровым) и изданные им в составе книги «Старец Силуан». Но считать их богословскими трудами настолько непривычно, что в свое время даже В. Н. Лосский не увидел в них ничего достойного исследования…

И тогда о. Софронию пришлось писать внушительного размера «комментарий» к личности и слову прп. Силуана. В нем он объясняет тогда многими забытый, а сейчас уже хорошо известный факт: понятия «богословие» и «богослов» в православном Предании имеют несколько другое значение, чем в официальном, интеллектуальном «школьном богословии» (пусть читатель простит меня за тавтологию).
Богословие всегда рассматривалось отцами Церкви как плод не только (а по мнению некоторых, например, прп. Симеона Нового Богослова, – и не столько) интеллектуального труда, сколько молитвы. Думаю, мы не ошибемся, если скажем, что «первым богословием» – в буквальном смысле «словом о Боге и от Бога» было как раз пророческое служение ранней Церкви. И оно на самом деле никуда не ушло, а лишь выражало себя в новых формах. Начиная свое знаменитое «Слово на Святую Пасху», поэт и интеллектуал свт. Григорий Богослов апеллирует не к своей эрудиции и начитанности, даже не к Писанию, а – к личному откровению от Духа: «На стражу мою стал, – говорит чудный Аввакум (Авв. 2, 1). Стану с ним ныне я, по данным мне от Духа власти и созерцанию, «посмотрю» и узнаю, что будет мне показано и что ‟сказано”»[1]. Следующий этап бытования пророческого слова о Боге – пустыня. Именно там, в монашеских кельях Египта и Палестины, в огне сверхчеловеческого подвига, был выкован знаменитый афоризм, ставший, можно сказать, кредо православного Предания, местом встречи богословия и аскетики: «Если ты чисто молишься, то ты богослов»[2]. Однако скрытое противостояние «школьных» и «пустыннических» богословов, интеллектуалов-схоластов и молитвенников продолжалось, так что еще в X веке прп. Симеон, которому его враги, не подозревая своей правоты, дали издевательское прозвище «Новый Богослов», с жаром и весьма нелицеприятно обличал «богословов», знающих о Боге только понаслышке…

Читать еще:  Царица неба и земли: почему существует так много икон Богородицы?

И вот на дворе 1938 год. В России – разгар сталинского террора. А в русском Свято-Пантелеимоновском монастыре на Афоне престарелый схимник с грубыми крестьянскими руками, отец Силуан, проживший 40 лет в родной обители и на протяжении последних лет жизни ведший дневниковые записи «из послушания» своему ученику, молодому и утонченному иеродиакону Софронию, однажды ознакомившемуся и пораженному мыслями старца, – передает эти самые записи о. Софронию со словами: «Я безграмотный человек, а вы образованный. Исправьте мои писания и сделайте их известными миру…»

«Держи ум твой во аде и не отчаивайся»

Мы не ошибемся, если скажем, что слова, обращенные Христом к прп. Силуану, стали не только лейтмотивом его духовной жизни, но и ключом к его богословию. Это само по себе удивительно, ведь в записях Преподобного, где он отражал сокровеннейшие свои переживания, не так уж много размышлений на эту тему. Гораздо больше там говорится о любви Божией, о благодати, о Христовом смирении… Мы любим это читать. Слова эти согревают сердце. По признанию свт. Николая Велимировича, «когда читаешь прп. Симеона Нового Богослова (святого, предъявлявшего радикально высокие требования к христианину – Г.В.), то отчаяние приближается к душе, а когда читаешь Силуана, то надежда растет в сердце».

. Но предположим – это удалось, как в случае с прп. Силуаном. Человек не только умом считает себя грешником, но и сердцем видит свою греховность – во всей ее неприглядности и мраке. Предприняв множество попыток измениться, он на опыте познает: никакими нравственными или аскетическими усилиями это положение не изменить. С этим и связана «безвыходность» ситуации для одних только наших усилий: человекам это невозможно (Мф. 19, 16). Всецелая пораженность грехом так велика, что видишь: это не просто «количественная» испорченность («умножишася паче влас главы моея грехи моя»), но качественная: онтологическое падение Адама, исказившее саму природу человека. А изменить качественно само свое бытие (онтологию), то есть из падшего состояния перейти к «прямому хождению» перед Богом[8], человек не может. Он может лишь бороться с конкретными проявлениями греха, словно садовник, выпалывающий сорняки, корни которых скрыты глубоко в земле сердца и потому дают все новые и новые паразитарные всходы.

Какой же выход из этого трагического положения? Только один: звать Того, Кто один может омыть и «паче снега убелить» одежду души. Звать покаянным плачем, когда слезы текут из очей или только из сердца, а лучше – из всего существа человека. Этим покаянным стремлением пронизана вся аскетика, богослужение, «духовность» нашей Церкви[9].
И вот такой плач тесно связан со второй частью слова, данного прп. Силуану: «не отчаивайся». Если бы человек, погруженный в свой внутренний «ад», отчаялся – он не смог бы плакать. Ведь плач – это сигнал: Господи, спаси меня, погибаю! (ср. Мф. 14, 33). А «сигналить» можно только Тому, Кто есть, Тому, Кто всегда рядом и не только готов, но и жаждет нас спасти. Об этом желании Божьем говорит сам плач: постепенно человек понимает, что его поиск и тоска по Богу – не что иное, как отражение Божественного «поиска», обращенного к нам: «Адам, где ты?» И еще, – так говорят отцы, – постепенно плачущий начинает слышать в своей душе Божий ответ. В разных формах: глубокого мира, радости, а иногда даже ликования, которым растворяется плач, а особые избранники – в виде явления Нетварного Божественного Света. Тогда плач становится радостотворным. «Кто всегда плачет, тот непрестанно вкушает хлеб веселия», – парадоксально пишет Лествичник.

. Архим. Софроний (Сахаров) неслучайно говорил своим духовным чадам-монахам: «Не вздумайте подражать прп. Силуану – вы рискуете оказаться в психиатрической клинике». Но он же однажды добавил: «И все же слово прп. Силуана – это основа аскетической жизни» (заповеданной, по убеждению о. Софрония, всем христианам).

Думается, важны оба эти утверждения. Действительно, искусственно «накручивать» себе плач и покаяние, когда они не даны, невозможно – такая попытка в лучшем случае окончится ничем, а в худшем – задействует такие нервно-психические механизмы, которые приведут к прелести или даже помешательству. В то же время покаяние – основа духовной жизни любого христианина, если он желает идти к Богу магистральным, подтвержденным всем православным Преданием и потому и безопасным путем.

Поэтому для нас «ад» может быть и просто сознанием, вначале – больше умственным, своей греховности, ежедневные проявления которой невозможно не заметить, если человек хоть сколько-то «внимает себе». По мере развития и углубления внимания (чему способствует внимательная молитва), труда над собой, борьбы с грехом, ум может все больше приникать к сердцу. Это происходит само собой, когда человек все больше ощущает нужду в Спасителе от своего греха и потому все чаще зовет Его…

Остальное – дело благодати. Если она поможет, то, по свидетельству прошедших этот путь, ум сойдет в сердце и соединится с ним. Может быть, не навсегда, но мгновения такого соединения будут человеку даваться. И вот там, в своем сердце или приникая к нему, человек будет все яснее видеть картину трагического повреждения, нанесенного всем нам грехом Адама. Там родится плач, который будет свидетельствовать о том, что человек не отчаивается.

. Быть может, есть и другие пути к спасению. Быть может, путь «ада» не всем подходит. Мы не беремся судить. Но знаем, что прп. Силуан Афонский, как это часто происходило в его записях, просто с максимальной точностью выразил то, чем жила Церковь (по крайней мере Церковь подвижническая) издревле. Сам преподобный ссылается на своих предшественников по духовному деланию.
Это Пимен Великий, говоривший своим чадам: «братия, поверьте, где сатана, там и я буду», но вместе с тем крепко надеявшийся на милость Божию; это неведомый Александрийский сапожник, к которому Бог привел из пустыни Антония Великого, чтобы тот научился одному-единственному помыслу: «Все спасутся, один я погибну». Это и современный афонский старец (сейчас не могу вспомнить его имя), который, побывав в миру, ужаснулся… не его, мира, греховности, а – своей собственной. Он говорил: «Все идут к своему спасению, один я не каюсь…». Это, наконец, апостол Петр, который после чудесного лова рыб (тут мы воспользуемся, как нам кажется, интересной интерпретацией евангельского эпизода, которую услышали от одной монахини) обнимает колени Иисуса, но при этом восклицает: «Выйди от меня, Господи! Я человек грешный!» (ср. Лк. 5, 8). Он с ужасом осознает свою греховность – и в то же время не может отпустить ноги Иисуса…
Но никогда еще эта истина, которою жили, каждый в свою меру, подвижники из поколения в поколение, не была так четко и ясно сформулирована, как в беседе Господа с прп. Силуаном…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector