0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Екатерина Чистякова: До последней капли крови

Чистякова Екатерина Константиновна

Директор благотворительного фонда «Подари жизнь», Член Правления

Директор благотворительного фонда «Подари жизнь», Член Правления

«Фонд помощи взрослым с онкогематологическими заболеваниями абсолютно необходим. Тяжело больные взрослые люди совершенно беспомощны и беззащитны перед такими страшными заболеваниями, как лейкоз или апластическая анемия. Они прекрасно понимают, что с ними произошло, и что может случится. Они тревожатся за своих детей, которых надо еще вырастить, и за своих пожилых родителей, которым надо помогать. Каким бы сильным и самостоятельным не был человек, он не в состоянии в одиночку справиться с тяжелым онкогематологическим заболеванием. Помощь благотворителей совершенно необходима для того, чтобы люди продолжали жить, быть рядом со своими детьми, супругами, родителями. Я очень рада, что такой фонд наконец-то создан.»

  • Родилась в Москве.
  • Кандидат биологических наук по специальности «генетика». До 2003 года была научным сотрудником Института биологии развития РАН. Затем в качестве специалиста по связям с общественностью работала в медицинской лабораторной компании «Аналитика». С осени 2005 года – корреспондент радиопрограммы «Адреса милосердия» (Студия «Диалог»).
  • С 2003 года – один из создателей и координаторов инициативной волонтерской группы «Доноры – детям».
  • С 2006 года – директор программ благотворительного фонда «Подари жизнь».
  • С 2011 года – директор благотворительного фонда «Подари жизнь».

Другие члены попечительского совета

Писатель, благотворитель, общественный деятель

Сегодняшний кризис, который только начинается (и ни один специалист не может предсказать всех последствий происходящего), изменит очень многое в жизни нашего и будущих поколений. Первое последствие – крушение ложной идеи всевластия денег.

Действительный член Российской Академии наук, профессор, доктор медицинских наук, Генеральный директор ФГБУ «Гематологический научный центр» Минздрава России

«Люди делятся на два вида: одни себя тратят, другие для себя приобретают. Выбор – как жить – человек делает довольно рано – лет в 15-16. Есть затратные профессии в целом. Это медицина и учительство. Врачи долго не живут, медсёстры живут мало. Если вы хотите приобретать для себя – не нужно становиться врачом».

Рак – это такая болезнь, которой заболеют все, абсолютно все люди на Земле, которым не посчастливится раньше умереть от чего-нибудь другого. Я, моя жена, мои дети. Вы, ваши близкие, ваши друзья. Рак не просто может случиться с нами, а случится с нами обязательно, если мы смотрим правде в глаза.

Екатерина Чистякова: До последней капли крови

До последней капли крови

Марина: Однажды он показал ей ее слабость. Он хотел, что бы она смирилась с ней. Приняла ее. Но Марина не могла и не хотела.

За эту свою ошибку ОН будут расплачиваться очень долго.

Арис: Он решил, что хочет ее. И не было преград, которые могли ему помещать. Он завоевывал ее тщательно, неторопливо. Арис был уверен в своей победе: все они рано или поздно сдавали свои позиции.

Он обидел ее, предал и растоптал и она не смогла ему просить… Так началась их игра, которую никто из них без победы над соперником заканчивать не собирается.

Год они ходили вокруг друг друга, не делая попыток встретиться. Играли на расстоянии, как в клубе шахматистов по переписке, делая следующий шаг, не видя соперника. И только сейчас, сегодня они встретятся лицом к лицу. Чтобы подвести черту или начать новый раунд игры.

Что ты будешь делать, Аристарх?

Чем ты ответишь, Марина?

У любящей женщины сердце всегда полно надежд; чтобы убить их, нужен не один удар кинжалом, она любит до последней капли крови.

Оноре де Бальзак «Покинутая женщина»

Схватка будет жаркой, пленных в ней не берут. Сражение не до первой – до последней капли крови.

Он улыбнулся. Медленно подошел к ней. Протянул руку.

Она ждала прикосновения.

Он задержал руку в сантиметре от ее лица. Она затаила дыхание.

Ну, нет, милый в эту игру можно играть вдвоем. Марина сделала шаг назад. Медленно расстегнула блузку. Пуговка за пуговкой.

Он сначала не понял. Затем глаза блеснули осознанием. Он снял рубашку.

Она сняла туфли. Он взялся за ремень брюк. Она изогнула бровь. Потянулась к застежке юбки. Остановилась. Рука скользнула за поясок юбки в трусики. Он замер.

Марина шире раздвинула ноги. Лицо исказила судорога.

Он не выдержал, сдался первым. Рванулся к ней.

Она остановила его взглядом.

Она всегда его останавливала…

Читать еще:  Беременность, роды, материнство: эмоции беременной женщины

Марина затянулась сигаретой. Как хорошо! Любимый Pall Mall, не тонкий, обычный.

Марина не любила «женские сигареты». Считала их признаком слабости. Все что попадало под эту категорию, навсегда забраковывалось и оказывалось в папке «запрещено». Слабость Марина тоже не любила и не прощала. Ни себе, ни другим.

Еще раз с удовольствием затянулась. Посмотрела на своего случайного любовника. И зачем он ей нужен был? Ответ пришел сразу. Что бы позлить Его. Этот мальчик на кровати ничего не значил для нее. Случайный знакомый, еще одно ничего не значащее лицо, которое она завтра забудет. Но этот мальчик был моложе Его и гораздо смазливее. Двадцатилетний качек, высокий подтянутый, голубоглазый блондин. С шикарной тачкой и шикарными тряпками. Для ее тридцати совсем неплохо.

Сколько их этих мальчиков прошло через ее жизнь… Много. Очень много. Не со всеми она спала. Но ему об этом знать необязательно.

Да, они для нее пустое место. Но Марина знала, что Он где-то недалеко и ему больно. А значит, очередной мальчик свою роль сыграл.

Включила мобильник. Ну же, где же ты? О, да. Она не ошиблась вот и звонок. Нет, сразу отвечать на вызов она не будет. Зачем? Мучительное ожидание для НЕГО – еще одна пытка. А для нее лишняя сладкая минута их игры.

Через минуты три подняла трубку. В ответ ее молчание. Его дыхание. И только фраза:

— Да, милый жди меня, — мурлыкнула довольная Марина.

Жди меня завтра. Как ждал вчера и ждал позавчера. И будешь ждать завтра и послезавтра. И еще много много дней, недель, месяцев, а может и лет….

Однажды он показал ей ее слабость и заставил признать. Он хотел, что бы она смирилась с ней. Приняла ее. Но Марина не могла и не хотела.

За эту свою ошибку ОН будут расплачиваться очень долго.

Он сидел напротив гостиницы. Она сейчас там. Не одна. С другим. Не с ним. Когда же закончится их игра?

Он сидел в машине и сжимал руль. Костяшки пальцев побелели. В душе разлилась злость. Злость на себя. Опять он следит за ней. Опять она подцепила какого-то малолетку. Сучка! Циничная сучка! Ведет себя как дешевая шлюшка, только для того чтобы позлить его. Надо признать ей это удается как никому другому.

И ничего изменить он не в силах. Он мог обзывать ее какими угодно словами, но знал, что снова и снова будет следить за ней, преследовать ее. Ревновать и злиться. На себя, на нее, ее мальчиков и жизнь…

Сколько можно терзаться? Все равно ничего не изменить.

Ни себя. Ни ее. Знаем, проходили. Она не сломается, он не прогнется. Замкнутый круг. Они как два барана: уперлись каждый на своем и не желали ни на йоту уступать друг другу, сдавать свои позиции.

Он взял мобильник, набрал ее номер. ЕЕ номер стоял у него на быстром наборе. Естественно первым номером. Как же иначе? Правда, он бы и с закрытыми глазами в темноте набрал бы ее номер…

Она ответила не сразу. Как всегда. И снова молчание в трубку. За год их игры она ни разу ни сказала ему и двух слов. Сначала он ждал. Надеялся. Потом ожидание превратилось в злость. Злость в ненависть. Но каждый раз после ее очередного мальчика он звонил ей и произносил два слова:

Она знала, о чем идет речь. О встрече в месте их знакомства, где он впервые прикоснулся к ней, почувствовал ее и потянулся за ней. И не разу она туда не вернулась.

А он все ждал, что вот возможно сегодня, сейчас она ответит. Ответит и завтра придет к нему. Зачем он ее ждал? Он не знал. Поговорить с ней. Оскорбить ее. Ударить ее, уничтожить.

Или может быть поцеловать, стереть прикосновение других рук, которые ее касались за этот год. Напомнить о себе и своих прикосновениях.

А может просто убить ее, чтобы покончить с этой непонятной зависимостью.

Все кто был в курсе их истории, смеялись над ним и не понимали его зависимости от нее.

Ему было откровенно плевать на них и их мнение.

Он сам себя не понимал.

В какой момент он превратился в маньяка с манией преследования?

Год назад. Или целую жизнь?

Завтра он будет ее снова ждать. И если она не придет, он все изменит. Он вытянет ее из ее раковины. Сделает ей больно, но заставит с собой считаться. И больше не позволит играть с ним в игры. Время игр для нее закончилось. Для него все только начинается.

Читать еще:  Почему без прививки от кори ребенка не допустят к экзамену

Когда толкаешь человека к краю, ты должен понимать, что из загнанной дичи он однажды может повернуться к тебе лицом и оскалиться в ответ. И уже ты будешь на его месте – на краю.

Он это понимал. Понимала ли она? Нет. Она слишком самоуверенна.

И это будет ее ошибкой, за которую придется расплачиваться.

Марина – одиночка. У нее были знакомые, она легко вписывалась в любое общество. Но ни с кем близко никогда не сходилась. Зачем? Недоверие к людям у нее в крови. Всегда ожидает удара в спину, плевка в лицо. Так проще жить. Ты никому ничего не должен, тебе никто ничего не должен.

В деньгах она не нуждалась. Слава Богу, мама с папой в свое время заставили закончить университет по специальности «Бухгалтер». А Марининого упорства хватило открыть собственную фирму по оказанию бухгалтерской помощи частникам. И к тридцати годам быть вполне успешной и обеспеченной.

А там где деньги всегда найдутся желающие с тобой выпить и провести время. Марина знала ее обоняние для знакомых не главный повод для общения. Она знала, а они знали, что она знает.

Цинично, но это жизнь.

И Марину и ее «друзей» вполне устраивало их взаимовыгодное сотрудничество: они проводили свое время с ней, когда она хотела и где хотела, не лезли в душу. А она водила их в рестораны и в кафешки за свой счет и никогда не скупилась на подарки.

Долг журналиста: правда до последней капли крови

Долг журналиста: правда до последней капли крови

Не стало корреспондента Игоря Корнелюка и видеоинженера Антона Волошина (оба — «Вести»), оператора Анатолия Кляна («Время) и фотографа Андрея Стенина («Россия сегодня»). Они погибли за правду о гражданской войне на востоке Украины. Если бы и не их работа, кровавая драма там была бы еще жестче.

В уходящем году более сотни российских журналистов, освещавших трагедию на Украине, удостоены государственных наград.

В доме, где теперь его очень не хватает, они прожили пять счастливых лет. И было в полярном Салехарде им удивительно тепло, как бывает только в семьях редкой любви. Игорь, Катя, маленькая Даша. Их вселенная. По всей квартире — фотографии. Откуда только ни привозил!

Вот любимая с дочкой в золотой листве Запорожья. Там Игорь родился. Там жили те, кто подарили ему небо и мир вокруг, оказавшийся таким до обидного недолгим. Но пришлось уехать оттуда, где одни украинцы теперь называют других «врагами».

«Мы для них сепаратисты, поэтому мы поняли, что нужно уезжать», — вспоминает мать Игоря Корнелюка Надежда.

«Трудно жить там стало. Нацисты издеваются над людьми, убивают ни за что, грабят. Беспредел», — вздыхает отец Игоря Корнелюка Владимир.

А ведь в свою последнюю командировку на Украину Игорь не то чтобы уезжал — возвращался домой, где, он верил, плохое с ним ни за что не случится.

«Это не была его первая командировк. Тем более Украина, историческая родина. По сути он домой к себе ехал», — сказала вдова журналиста Екатерина Корнелюк.

Родина — это то, что шире политических границ, уже потом шрамами полоснувших по сердцам и душам. Но ведь не разделишь ни могилы предков, ни собственное прошлое.

Игорь Корнелюк эту боль братоубийственной войны чувствовал острее других. Там, на передовой, наши коллеги, наши друзья выполняли свой долг. У них не было оружия. Их оружием была правда. За нее их и убили.

«Это именно целенаправленное уничтожение журналистов, тех, которые хотят пробить информационную блокаду», — считает Виктор Денисов, телеоператор съемочной группы ВГТРК.

Денисов — единственный из съемочной группы выживший в том жутком шквале минометного огня у поселка Металлист.

Игоря и звукооператора Антона Волошина убьют профессионально. Прицельно. Расчетливо. Наводчица не дрогнет. В тот день каратели стреляли во всех российских журналистов, в каждого из нас, пытаясь запугать, заставить замолчать любого, кто работал тогда и кому еще предстояло приехать в командировку на Донбасс.

«Очень обидно что это произошло в мирное время. Вина журналистов — в том, что они говорят правду. За это его убили, за то, что говорил правду», — сказала мать Антона Волошина Ирина.

Антону Волошину было всего 26. Любимец. Весельчак. Он тоже вырос на Украине, в Алчевске Луганской области. Эта земля дала и отняла его жизнь.

Андрей Стенин — фотокорреспондент «России сегодня». Его автомобиль в колонне с беженцами в упор расстрелял украинский танк. Снимки Андрея остались сквозящей, обнаженной правда о войне, которой не должно было быть. Андрей прошел десятки горячих точек на планете. Он редко рассказывал о своей работе там. Все было на снимках, которые стали историей и безжалостной хроникой конфликта.

Читать еще:  Преподобный Серафим Вырицкий. Воспоминания игумении Варвары

«Он мне не говорил ничего, только уже постфактум», — вспоминает мать Стенина Вера.

Как такое могло произойти на братской Украине?! Дурной сон, в которой до сих пор не верит никто.

Анатолий Клян, прославленный оператор первого канала, в тот поздний вечер снимала не военных — солдатских матерей. И каратели открыли по безоружным журналистам ураганный огонь.

Анатолий Клян, дядя Толя, как называли прошедшего десятки войн мастера, снимал до последнего, пока не покинули силы.

«Волосы шевелились на голове от того, что там происходило. Мне кажется, даже в самую сложную чеченскую кампанию такого не было, не было столько трупов, столько издевательств над над военнопленными и просто над пленными», — сказал Вячеслав Архипов, телеоператор Первого канала.

«То, что сейчас происходит, то отношение к журналистам, которые работают на Украине, я даже представить себе не мог! У меня это в голове не укладывается», — подчеркнул Андрей Юровский, звукооператор Первого канала.

На Украине за последний год были похищены, убиты и ранены десятки журналистов. Запретам, травле, избиениям, убийствам подвергались и подвергаются те, кто посмел озвучить хоть сколько-нибудь отличную от позиции украинских националистов точку зрения.

Журналисты — на линии огня. Со стороны так называемого цивилизованного мира, столь чуткого в других случаях к правам человека, — по-прежнему оглушающая тишина.

И в эти самые минуты наши коллеги и друзья в разбитых артиллерией и авиацией, выстуженных и обесточенных городах и поселках юго-востока продолжают выполнять свой долг.

«Он ехал к себе домой. Для него это вторая родина. Так получилось, что останки у него — на две родины. И тут мы его похоронили, и там. И жил он на две родины», — сказала Ирина Волошина, мать Антона Волошина.

«Они подвиг совершили. Они были на передовой. Хотя читаешь Интернет, там пишут, что они лезли туда. Кто-то не полезет, но кому-то ведь надо. Кто-то выполняет честно свою работу. Мой сын тоже. Герой или нет, но он честный и хороший человек», — отметила Вера Стенина, мать Андрея Стенина.

«Я до сих пор не могу представить, что его нет. Он передо мной живой, как будто вчера он вышел — и все», — вздыхает Андрей Юровский.

«Ни у кого нет ощущения, что Игорь погиб. Мы его ждем», — вздыхает вдова Игоря Корнелюка Екатерина.

Сопоставление цитат. До последней капли крови.

Один раз я уже развлекался сопоставлением цитат, приведя рядом слова Брэдбери и Бомарше. На этот раз я взял два случая сдабривания юмором известного выражения «до последней капли крови».

С. О. Рокдевятый – Звирьмариллион (пародия на «Сильмариллион» Толкина), рубеж девяностых и нулевых.

– Скажи этому Манве, что если Феанор Моргота и не свергнет, он хоть не будет праздно сидеть в печали, а будет воевать до последней капли крови своего народа.

Анекдот начала 20 века (времён Первой мировой войны) из архива Н. Е. Ончукова.

В начале войны у Англии совсем не было войск, и они ничем не проявляли себя в сухопутной войне. Но их подозревали, что это «тонкий» народ и хочет побить немцев чужими руками, главным образом руками русских. Ходило крылатое слово. Будто бы англичане говорили: «Мы в этой войне будем биться до последней капли крови. русского солдата».

Кстати, я сегодня узнал, что известный под псевдонимом С. О. Рокдевятый автор «Звирьмариллиона» Алексей Свиридов прожил совсем короткую жизнь: 12 сентября 1965 — 2 июня 2002. А это значит, что, когда я в первой половине нулевых ухохатывался над пародией на Толкина, автора уже не было в живых. Никогда бы не подумал.

Последние записи в этом журнале

Фестиваль «8 женщин»

В Москве проходит фестиваль «8 женщин», посвящённый женщинам-режиссёрам. В конкурсной программе игровые полнометражки и короткометражки,…

Какие кошмары снятся Аквэчу?

Последнее время мне нездоровится и у меня бывает болезненно длинный сон по 10-14 часов, в течение которых я иногда просыпаюсь от дискомфорта или…

Если у вас прозвонил будильник.

Кстати, о снах. Сейчас только случайно вздремнул на матрасе, может, полчаса, и что-то даже снилось. Точно помню, снились часы, а закончилось всё…

За дарственными надписями.

Раскрыл дома томик исследований о Пушкине, принесённый с библиотечных полок книгообмена. Внутри дарственная надпись. Ощущение, что научник или…

Агентство православных знакомств

Не так давно искал в сети информацию об исповеди и причастии, заходил на разные русские православные ресурсы. На одном из сайтов случайным образом…

ЧЕЛОВЕК — ЭТО ЗВУЧИТ GRDO!

Играл тут со знаменитой горьковской фразой, пока в один прекрасный момент не получилась полурусская-полусловенская фраза: ЧЕЛОВЕК — ЭТО ЗВУЧИТ GRDO!…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector