0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Наша Маша (Книга для родителей)

Дневник наблюдений, записки писателя о жизни ребенка от рождения до пяти лет.

“Книга Л.Пантелеева,— писала В.Смирнова (“О детях и для детей”, М., Дет. лит., 1967),— необычайна уже тем, что это дневник отцовский (Машиной матери принадлежат лишь немногие записи). И, конечно, это не просто записки отца, это дневник писателя. Притом писателя детского, всегда думающего о детях, особенно зоркого и чуткого к ним, озабоченного судьбами детства в мире, одним словом,— у кого дети в сердце”.

Книга вызвала большой интерес в критике, множество читательских писем. О “Нашей Маше” писали С.Бабенышева (“Растет душа человека. ”, “Новый мир”, 1967, № 11), Л.Исарова (“Когда ребенка уважают”, “Семья и школа”, 1967, № 7), Н.Халатов (“О Пантелееве и не только о нем”, “Дошкольное воспитание”, 1968, № 8), Е.Путилова (“Л.Пантелеев”, Л., “Советский писатель”, 1969), К.Чуковский (см. вступит. статью к 1 тому настоящего Собр. соч.) и другие.

Первое книжное издание— Л., Дет. лит., 1966.

Алексей Иванович Пантелеев (Л.Пантелеев)

Молодая женщина, только что приехавшая из Грузии в Ленинград, шла по улице и на одном из людных проспектов в центре города увидела такую сцену. Перед витриной игрушечного магазина девочка лет пяти-шести, красивая, нарядная, в белокурых локонах, дико ревела, стучала ногами и кричала:

— Хочу куклу! Куклу хочу-у-у-у.

Испуганная и растерянная мать пыталась ее утешить, ласкала, обнимала, уговаривала:

— Ну, Люсенька, ну, успокойся, ну я же тебе сказала: у мамы денег нет.

Оттолкнув ее, девчонка повалилась на тротуар, спиною на грязный асфальт, и, продолжая визжать, затопала, застучала по тротуару каблуками:

— Хочу куклу! Сейчас хочу! Хочу эту.

Картина эта вызвала столь сильное, непобедимое отвращение, что на всю жизнь запомнилась молодой грузинке. И она уже тогда подумала, что если у нее когда-нибудь будет ребенок, она постарается, приложит все усилия, чтобы не вырастить такое вот чудовище.

Много лет спустя эта женщина стала моей женой. А через какое-то время у нас родилась девочка. И еще до того, как она появилась на свет, еще не зная, кто у нас будет— Ваня или Маша,— мы дали друг другу обещание сделать все, что от нас зависит, чтобы воспитать хорошего человека!

Конечно, мы уже и тогда видели многие трудности, стоявшие на нашем пути.

Родители мы немолодые.

Материальный достаток— выше среднего. (“Трудность” эту можно конечно, взять в кавычки, но в неопытных руках материальный достаток и в самом деле может очень быстро превратиться в недостаток, так как с его помощью еще легче избаловать и испортить ребенка.)

Мы не знали, что очень скоро в дополнение к перечисленным помехам появятся и другие. Что у девочки будет не очень хорошее здоровье и что это печальное обстоятельство помешает ей своевременно войти в детский коллектив.

Таким образом, возникали новые барьеры.

Почти постоянное пребывание в обществе взрослых.

Отсюда— бедность и односторонность жизненного опыта.

А там, впереди, ждали нас и совсем уж неожиданные вещи: то, что называется характером,— врожденные, унаследованные его черты и свойства.

Предстояло со всем этим бороться.

Когда же началась борьба?

Кто-то рассказывал, что однажды к А.С.Макаренко пришла молодая мать и спросила, с какого возраста следует начинать воспитание ребенка.

— А сколько лет вашему ребенку?— поинтересовался Антон Семенович.

— Ему всего три недели.

— Ну что ж. Вы опоздали ровно на три недели.

Что слова эти не шутка, не парадокс, мы убедились на собственном опыте. Действительно, воспитание начинается буквально с той минуты, когда ребенок появляется на свет, когда он впервые подает голос, когда проявляет первые свои желания, радость, огорчение, недовольство. Впрочем, я говорю обо всем этом таким тоном и с таким апломбом, будто я уже и тогда хорошо разбирался во всех этих вещах. А ведь на самом деле ни у меня, ни у жены не было ни опыта, ни мало-мальски серьезных педагогических познаний. Несмотря на свою профессию, имеющую довольно близкое отношение к педагогике, я очень плохо разбираюсь в этой почтенной науке.

В своем невежестве я должен признаться еще и потому, что некоторые читатели, возможно, откроют эту книгу в надежде найти в ней советы опытного педагога. А таким я, повторяю, никогда не был.

Книгу эту писал не педагог, а детский писатель.

Тут мне следует, вероятно, сделать маленькое отступление и познакомить читателя со своей особой, ввести его, так сказать, в круг своей жизни и своих семейных отношений. В дневнике ничего этого читатель не найдет— дневник писался не для чужих глаз.

Я родился в буржуазной семье среднего достатка. Раннее детство мое не было безоблачным, но до десяти лет я не ведал, что такое нужда и голод, не знал, почем фунт лиха. После революции я остался без семьи, несколько лет бродяжил, скитался по России, побывал за это время и у белых, и у красных. Не один раз я попадал в детские дома, в колонии, сидел за решеткой. Мне было восемнадцать лет, когда вышла моя первая книга. В этом же возрасте я познакомился с людьми, которые стали потом моими учителями,— с Маршаком и с Максимом Горьким. Однако и после этого жизнь моя не стала совсем гладкой. За моей спиной четыре войны, блокада, культ личности, утраты близких. Все это время я, как и многие мои сверстники, жил по-походному, на бивуаках, никогда не забывая вещих слов Хемингуэя о том, что “наше поколение мобилизовано на пятьдесят лет”.

Жизнь я посвятил детям, писал о детях и для детей, но своих детей у меня не было. Семьей я обзавелся уже в том возрасте, когда порядочные люди готовятся стать дедушками. Появление в моей жизни дочери было благодатью, чудом— тем чудом, какого не знают, вероятно, родители более молодые. Читателям этой книги— тем, кому мое отношение к Маше покажется чрезмерно горячим, экзальтированным, я советовал бы помнить то, о чем я только что сказал.

Моя жена моложе меня. Но жизнь ее тоже не была легкой. От первого брака у нее был ребенок, сын. Он родился и погиб в блокаду.

Есть у меня еще сестра, Александра Ивановна, которую в семье, по привычке, сохранившейся с детства, именуют Лялей.

Есть еще племянница— Иринка.

С остальными именами и фамилиями читатель, я надеюсь, как-нибудь сам разберется.

Как я уже говорил, эта книга писалась без всякого злого умысла, то есть без расчета на то, что когда-нибудь попадет в руки читателя. Записи делались для себя— для внутреннего, семейного употребления. И если книга все-таки оказалась в ваших руках, читатель, в этом повинен прежде всего наш общий друг Корней Иванович Чуковский. Это он натолкнул меня на мысль и уговорил обнародовать наши скромные родительские записки.

В книгу вошли выдержки из дневника, приблизительно четвертая часть того, что было записано за пять с половиной лет мною и моей женой Элико Семеновной Пантелеевой. Все, что носит слишком домашний, семейный характер, почти все, что касается болезней, докторов, температуры, “стола”, “стула”, лечебных и прочих процедур, то есть, короче говоря, все, что явно не может заинтересовать никого, кроме самых близких людей,— осталось за пределами книги.

Одним из самых серьезных препятствий, мешавших нам согласиться на обнародование дневника, был вопрос: не повредит ли эта акция нашей дочери? Одобрит ли она— сейчас или позже— это родительское легкомыслие?

Понимаю, что дело это рискованное.

Знает ли Маша о существовании дневника? Да, знает. Кое-что я читал ей недавно, и она слушала и смеялась. Ей уже почти десять лет, и она свысока, снисходительно смотрит на свое далекое детство. С годами, надо надеяться, это чувство снисходительного превосходства окрепнет и вместе с юмором, свойственным нашей дочери, сделает свое дело.

Старые советские стишки с черным юмором(длиннопост)

Мальчик-тихоня шёл из кино.
В доме напротив открылось окно.
Выстрел раздался в ночной тишине —
долго дымилась дыра в голове.


Мальчик Мишаня нашёл хлеборез,
тихо в квартиру директора влез.
Быстро свершилося черное дело —
в ванной нашли расчлененное тело.

Мальчик в конверт запечатал тротил,
папе на письменный стол положил…
Сын на граните просил написать:
«Нечего было за двойку ругать!»


Мальчик Володя на крыше сидел —
был бы он бабочкой — он полетел.
Тихо подкрался с дубинкою кто-то:
вот и сбылася мечта идиота.

Холодно в доме. Папа в тужурке.
Мама дочуркою топит в печурке.


Бабушка внучку очень любила,
мину в постель ей она положила.
Ночью два мощных раздалися взрыва —
внученька бабушку тоже любила.

Папа-мясник старичка потрошил.
Сын раздражённо ему говорил:
«Деда давно надо было кончать —
падаль пойдет лишь по рубль двадцать пять».


Папочка сына хотел отравить,
просит в жаркое мышьяк положить.
Официант вдруг становится строже:
«Будет на двадцать копеек дороже!»

Маша и Миша играли на крыше.
После двух выстрелов стало потише.

Читать еще:  Тихая пустота мира. Как выглядят города во время карантина


Недолго мучилась старушка
в высоковольтных проводах.
Ее обугленную тушку
нашли тимуровцы в кустах.

Девочка в поле гранату нашла.
«Что это, дядя?» — спросила oна.
«Дёрни колечко»,- ей дядя сказал.
Долго над полем бантик летал.


Маленький Витя с ружьишком играл.
Он с любопытством его разбирал.
Пальцем неловко нажал на курок —
пырснули дружно мозги в потолок.

Двое влюбленных лежали во ржи.
Тихо комбайн стоял на межи.
Тихо завелся и тихо пошел —
Кто-то в буханке полпальца нашел…


Мальчик зимою по льдине гулял.
Вдруг поскользнулся и в прорубь упал.
Долго ручонки хватались за льдину…
Нет, не видал я смешнее картину!

Скорый поезд Тбилиси — Баку.
Дверью зажало башку мужику.
Тронулся поезд. Мужик побежал…
Долго я взглядом его провожал.


Витюня в речке рыбу ловил.
Мимо большой проплывал крокодил.
Хрустнули кости в могучей руке —
труп крокодила плывет по реке.

Пионер Кочегаров рыбу ловил.
Мимо него проплывал крокодил…
Ох, и кряхтел же зеленый сморчок:
в жопе застрял пионерский значок.


Красная Площадь. Зелёные ёлки.
Мальчик гуляет в белой футболке.
Чёрная «Чайка» промчалась шурша…
Нет, не дождётся мать малыша!

Милая девочка с именем Рита
попу чесала куском динамита.
Взрыв прозвучал на улице Жданова —
ноги в Медведково, попа в Чертаново.


Мальчик Петруня на кухне шалил.
Тихо шеф-повар к нему подвалил…
Будет теперь для рабочего класса
сорок кило вареного мяса.

Маме кричит со двора дед Кирилл:
– Вашего сына каток раздавил!
Мама спросила: — Где он теперь?
– Сейчас я его вам подсуну под дверь.


Девочка в ванной бритву нашла.
«Что это?» — папу спросила она.
Папа ответил: «Губная гармошка…»
Все шире и шире улыбка у крошки…

Девочка в садике в мячик играла.
Мячиком в дядю случайно попала.
Дядя надулся: «У-у, егоза!»
Долго на пальцах моргали глаза.


Мальчик отважно по стройке гулял,
кнопочки разные он нажимал.
Чётко сработал отлаженный пресс —
тепленький блинчик упал под навес.

Мальчик Сергуня «лимонку» нашёл.
С этой игрушкой он в школу пошёл…
Выбило взрывом дверь в кабинете —
мяса кусочки лежат на паркете.


Бантики, шортики, звёздочки в ряд:
трамвай переехал отряд октябрят.
Рядом флажок в кулаке был зажатый —
это задорный пионервожатый.

Бантики, шортики, звездочки в ряд:
трамвай переехал отряд октябрят.
Сиська налево и сиська направо —
с ними погибла вожатая Клава.


Парень с гитарой по полю бродил,
случайно на мину он угодил.
Долго гитара стонала и пела:
не хрен по полю шататься без дела!

Дети играли в Сашу Ульянова:
бомбу кидали в «Чайку» Романова.


Мальчик Володя купил кимоно.
Пару приемов увидел в кино…
С криком «Кия!» и ударом ноги —
папины яйца стекли в сапоги.

Дед Митрофаныч присел на пенёк:
ох, и тяжелый случился денек!
Долго над лесом летали штаны —
вот оно, подлое эхо войны!


Девочка красивая
в кустах лежит нагой:
другой бы изнасиловал,
а я лишь пнул ногой.

Маленький Рома на крыше гулял.
Кончилась крыша, и Рома упал.
В воздухе сделал красивое сальто…
Долго его соскребали с асфальта.


Дети в подвале играли в роддом:
с трудом перенес аборт управдом.

Мальчик Алёша варил холодец…
По полу ползал безногий отец.


Мальчик Сережа нашёл пистолет…
Долго у стенки корячился дед.

Красные галстуки реют над сквером —
бомба попала в Дворец пионеров.
Выше лишь сиська большая летела —
это погибла вожатая Стелла.


Дети в разбойников в парке играли,
метко в прохожих дротик кидали.
Не повезло октябренку Тарасу…
Кошки всю ночь ели свежее мясо.

Бабушка внучку из школы ждала,
калий цианистый в ступке толкла.
Дедушка бабушку опередил —
внучку гвоздями к забору прибил!


Маленький Додик спускался к реке.
Видит, чекисты бегут налегке.
Выстрелы, крики, трупы везде…
Додик наган свой припрятал в гнезде.

Маленький Додик спускался к реке.
Видит, чекисты бегут налегке.
– Где тут деревня? — в ответ им дуплет.
Додик припрятал двустволку в дупле…

Дочка просила у мамы конфетку.
Мама сказала: «Сунь пальчик в розетку…»
Быстро обуглились детские кости.
Долго смеялись над шуткою гости.


Маленький мальчик на вишню залез.
Дед Афанасий достал свой обрез.
Выстрел раздался, отчаянный крик:
– Сорок второй! — улыбнулся старик.

Мальчик Валера верёвку нашёл,
с этой веревкой он в школу пришёл…
Долго смеялись на педсовете,
как лысый директор висел в туалете!


Девочка в поле нашла ананас,
им оказался немецкий фугас.
Вымыла ручки, села поесть —
челюсть нашли километров за шесть!

Старый Панас нашёл ананас,
им оказался немецкий фугас.
Надо почистить, прежде чем съесть, —
челюсть нашли километров за шесть!

Маленький Гриша на крыше сидел,
солнечный луч ему голову грел.
Треснули доски. Хрустнули кости…
Нет, не поедет он к бабушке в гости!

Звездочки, бантики, трусики в ряд —
трамвай переехал отряд октябрят.
А вот головка рядом с флажком —
наверное, мальчик был вожаком!

Мальчик на крыше гонял голубей —
все выше и выше, быстрей и быстрей!
Вот кончилась крыша, раздался шлепок…
Папа мозги убирает в совок.


Старенький дед пошел в туалет,
который такой же был старый, как дед.
Треснули доски, чвякнула бездна…
Ясно, что деда спасти бесполезно.

Дети на стройке в индейцев играли,
в крановщика из рогатки стреляли.
С громом упала плита на плиту:
больше никто не найдет Вениту!


Девочка Нина купаться пошла —
в среду нырнула, в субботу всплыла.

Маша в лесу собирала малину
и наступила на ржавую мину…
Долго я буду видеть во сне
ее голубые глаза на сосне!


Мальчик встал на табуретку,
сунул пальчики в розетку.
Жареным мясом запахло в квартире…
Завтра ему было б ровно четыре.

Петя отправился в водный поход.
Сзади к нему подплывал теплоход.
Нету отрадней картинки на свете —
справа пол-Пети и слева пол-Пети!


Мальчик Мишаня мину нашел,
взял ее в сумку, в автобус зашел.
Люди на мальчика глянули косо…
Дальше поехали только колеса.

Маленький Сема на лифте катался.
Все хорошо бы, да лифт оборвался…
Роется мама в куче костей:
– Где же кроссовки за тыщу рублей?!


Девочки в поле цветы собирали.
Рядом мальчишки в индейцев играли.
Маша нагнулась — в попе топор:
метко метает индеец Егор!

Маленький Стасик по стройке гулял.
Тихо к нему каток подъезжал…
Долго рыдала над Стасиком мать,
пытаясь в рулончик сына скатать.


Маленький Изя бумажку нашёл,
с этой бумажкой в сортир он пошёл.
Долго смеялась потом детвора —
эта бумажка наждачкой была!

Наша Таня громко плачет,
по головке скачет мячик.
Это выдумка отца —
мячик сделан из свинца!


Дети играли в подвале в садистов —
зверски замучен отряд каратистов.

Маленький Ваня в ванне купался:
мылся, плескался, водой обливался.
Мама подкралась, юбкой шурша, —
бах! табуреткой, и нет малыша…


Два землекопа мину нашли.
Что с нею делать, не знали они…
Чётко сработал взрывной механизм:
Чей-то на ветке повис организм!

Дедушка внука очень любил,
дедушка внуку кинжал подарил.
Дедушка тихо за печкой сидит —
между лопаток подарок торчит.


Вася засунул пальцы в розетку —
всё что осталось, свернули в газетку…

Маленький Саша по стройке гулял,
в бочку с бензином случайно попал.
Стал задыхаться, высунул нос —
добренький дядя спичку поднёс…


Дети в подвале играли в больницу —
умер от родов электрик Синицын.

Девочка Маша на лифте каталась —
ноги уехали, попа осталась…


Маленький Дима на дерево влез,
дед Серафим заряжает обрез.
Выстрел раздался… Сторож упал —
Дима наган свой быстрее достал!

Шёл по дороге мальчик Руслан,
Папин в сторонке стоял автокран.
Папа смелее на газ нажимает —
с праздником маму Руслан не поздравит…


Папочка весь самолет обошел,
сына Семена нигде не нашел.
Мама спешит успокоить супруга:
«Выпал, наверное, он над Калугой…»

Маленький Коля по стройке гулял.
Башенный кран в небо груз поднимал.
Тяжесть не выдержал старенький трос —
мальчик ушами к сандалям прирос.


Маленький Петя на травке лежал.
Миша нечаянно с крыши упал…
Не разобрались родители в морге:
где же чьи руки, и где же чьи ноги?!

Мальчик Савелий на санках катался,
с горки высокой бесстрашно спускался…
На тормоз не стал нажимать Апанас:
мыть все равно собирался КамАЗ!


Едет Ваня на машине
весь размазанный по шине.

Осень настала. Пожухла трава.
Мальчик чахоточный рубит дрова.
С хрустом железо в ногу вошло…
Вместе с ногою детство ушло.

uCrazy.ru

  • Allexx
  • 28 июня 2006 10:11
  • 11195

Я *блась с интеллигентом
Ночью на завалинке.
Девки, пенис — это х*й!
Только очень маленький.

Широка родная Русь —
Не видать конца и края.
Я, наверно, обосрусь,
Место выбирая !

У кого какое хобби,
А у милого — с вершок.
Никого не обижает,
Только писает в горшок.

У кого какое хобби,
А я новые ищу.
Ковыряю пальцем в жопе,
А потом в кулак свищу.

На Буренке нет лица,
Чем-то странным телится.
Больше в хлев не допущу
Ни одного пришелеца.

Еду я на трахторе,
Чувствую, что трахнули.
Не спасешься от беды —
Всюду гуманоиды.

Мы с сердешным друганом
Каждый вечер видимся:
То кидаемся говном,
То колами п*здимся.

У кого какое хобби,
У меня — ващще атас:
Наливаю, выпиваю
И пугаю унитаз.

По реке плывет навоз
Из села Дунилово.
Для кого-то удобренье,
Мне — привет от милого.

Читать еще:  «Бабкам нравится – значит, правильно!» Но что отпугивает от Церкви

Друг мой, списанный матрос,
Нынче доктор горло-нос:
Поправляет дикцию
За двадцать одну фрикцию.

Не ходите девки замуж —
Ничего хорошего.
Утром встанешь — сиськи набок
И п*зда взъерошена.

Из за леса выезжает
Конная милиция,
Становись-ка девки раком,
Будет репетиция.

Мы с миленочком сидели
На осиновом бревне,
У него зашевелилось,
Захотелося и мне.

Раз у тещи на деревне
Попросил я молока.
А она мне отвечает:
«х*й сломался у быка».

Депутаты, депутаты!
Больно моим сиськам.
Выбирала одного,
А *бали списком.

Насмотрелся дед порнухи,
Начал дед дурачиться –
Деревенский старухи
По чуланам прячутся.

Я купил вибратор Вале,
Чтоб порадовать ее.
Свет погас во всем квартале…
Что я сделал, е-мое?

Моя милка не дает,
Понапрасну х*й встает.
А какая мне дает –
На такую не встает.

На горе барана режут
Я баранины хочу.
Если к осени не женят,
Хуем печку сворочу.

Нам прибавили зарплату.
Только мне не верится.
Сунул руки себе в брюки –
Один х*й шевелится.

Две путаны в ресторане
Дали презентацию.
Целый год потом лучили
Всю администрацию.

Мы в инете прочитали,
До чего дошел прогресс:
Раньше просто на х*й слали,
А теперь — по SMS.

Шёл я лесом,
Видел беса,
Бес карионечку варил,
Кателок на х*й поставил,
А из жопы дым валил!

Мой милёнок ненормальный
Предложил мне секс оральный.
Забрались под одеяло —
Он орал и я орала.

Надоело жить в Рязани,
Всюду грязь, говно и пыль.
Милый, сделай обрезанье
И поедем в Израиль.

Мы с приятелем х*ями
Выбивали косяки.
Неужели, бля, посадят
За такие пустяки?

Моя милка-сексапилка
И поклонница минета.
Осудили мы с ней пылко
Преступленья Пиночета.

Мой миленок демократ,
Все читает самиздат,
А меня *бет подпольно,
Хорошо, но очень больно.

К коммунизму мы идем,
Птицефермы строятся.
А колхозник видит яйца,
Когда в бане моется.

Как с «Союзом» «Аполлон»
Воссоединяется.
А я милую *бу,
Она сопротивляется.

Как в торгсине на витрине
Есть и сыр и колбаса,
А рабочий от досады
Рвет на жопе волоса.

Дядя Ваня, открой глазки,
Нет ни мяса, ни колбаски,
Яйца видим только в бане
Между ног у дяди Вани.

Дядя Ваня из Казани
Вдруг проснулся в Мичигане.
Вот какой рассеянный
Муж Сары Моисеевны.

Девочки, капут, капут,
Нас по-новому *бут:
Жопой кверху, п*здой вниз —
Чтоб родился коммунист!

Вышла б замуж за Хрущева,
Да боялась одного:
Говорят, что вместо х*я
Кукуруза у него.

Время сдвинули на час,
Суета на глобусе.
Раньше х*й стоял в постели,
А теперь — в автобусе.

В академии наук
Заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает
Дундукам такая честь.
Почему ж он заседает?
Потому что жопа есть!

Дорогой наш председатель,
Мы с тобой приятели.
Помнишь, с дядькиной горы
Трактор жопой пятили?!

На горе стоит телега,
Под горою — борона.
Бригадир *бет кобылу,-
Наше дело — сторона.

Я купила телевизор
И оформила кредит.
До того заеб кредит —
п*зда на х*й не глядит!

У моей милашки ляшки —
Сорок восемь десятин.
Без порток, в одной рубашке
Обрабатывал один.

На Алдане я была,
Золото копала.
Если б не было п*зды,
С голоду пропала.

Я жену себе нашел
На Кольском полуострове.
Сиськи есть, и жопа есть —
Слава тебе господи!

Акулина — дребедень
Не *бется третий день.
На собранью выведем —
Акулину вы*бем!

Мы с приятелем вдвоем
Работали на дизеле.
Он — мудак и я — мудак:
У нас дизель сп*здили.

Шел я лесом, песни пел.
Соловей мне на х*й сел.
Я хотел его поймать,
Улетел, *бена мать!

Ты — матаня, ты — матаня,
Давай помотаемся:
Ты за мой, я за твою
Давай похватаемся!

Ахтю, ахтю,
У тебя — в дяхтю,
У меня — в тесте,
Слепимся вместе.

Я к молоденькой соседке
Не однажды хаживал.
У нее была подруга —
Я обеим всаживал!

Говорит п*зда п*зде:
«Нас с тобой *бут везде —
Ебут в поле и в лесу,
И через жопу на весу!»

Я куплю себе колечко
С золотою пробою.
Если замуж не возьмут,
Все равно попробую!

Захожу я как-то в лес,
Слышу, кто-то плачет.
Сыроежка с валуем
Белого х*ячат.

Как под нашим под мостом
Щука *бнула хвостом.
Девки пасхи не дождались,
Мы их вы*бли постом.

Ты не прыгай, серый заяц,
По зеленому лужку,
Потому что здесь давала
Я любимому дружку.

Как на острове Буяне
Мужики дрались х*ями.
До того они хлестались,
Только яйца и остались.

Девки гнали самогонку
В огороде, в лебеде.
Аппарат стоял на жопе,
Холодильник — на п*зде.

Шел я вечером поздно,
Тридцать три п*зды ползло.
Я ловил, ловил, ловил,
Одну х*ем придавил.

Пароход плывет по Волге,
А за ним течет мазут.
Берегите, девки, целки —
х*й на палубе везут!

Ой, тюк, тюк, тюк,
Разгорелся мой утюг.
Она меня — утюгом,
А я ее — матюгом.
Она меня — чем-нибудь,
А я — чем *буть.

Ой, п*зда, моя п*зда,
Вся ты износилася,
Вечно лазила под х*й —
Меня не спросилася.

И дать — говорят,
И не дать — говорят.
Лучше дать, чем не дать —
Все равно говорят.

Не хватай меня за грудь,
Рука твоя холодная.
— Ах, ты, *баная в рот,
Какая благородная!

Едет поезд из Тамбова,
Дым валит густой-густой.
Не жени меня, маманя,-
Я на*бся холостой.

Ой, подруга, так и знай,
Тем, кто просит, всем давай:
Не фарфоровая чашечка,
Не выломится край.

У всех милки, как бутылки,
А моя, как пузырек.
Сядет ссать, п*зду отвесит,
Как у кепки козырек.

Как у нашего колодца
Две п*зды сошлись бороться.
п*зда п*зде п*зданула,
п*зда ножки протянула.

Как колязински девчата —
Ебота на *боте,
Ебота на *боте:
У них п*зда на животе.

Как у наших у ворот
Разевала п*зда рот,
Разевала п*зда рот
И бросалась на народ!

Девки спорили в Кашире,
У кого п*зда пошире?
Одна вышла напоказ —
У нее как медный таз!

Я лежала с Коленькой
Совершенно голенькой,
Потому что для красы
Я сняла с себя трусы.

Как по речке, по реке
Плывет п*зда на батожке,
Подпоясана ремнем.
Нонче вечером *бнем!

Меня милый в первый раз
На крыльце, на лесенке.
А я встала, отряхнулась
И запела песенки.

Это правда, это правда,
Это правда сущая:
Пусть сама я небольшая,
А п*зда — большущая!

Меня бабушка учила,
Как у девушек спросить:
— Голубочек, дай разочек,
На руках буду носить!

Как в селе, селе Мошок
Ебут девок до кишок.
Разбегайся из Мошка,
У кого тонка кишка!

Ребяте, вы, ребяте,
Вы кого же *бете?
Посмотрите-ка получше —
Ведь оно совсем дите.

Эх, сват, сват, сват,
Не хватай меня за зад.
Хватай меня за перед —
Меня быстрее разберет.

Сами, девки, знаете,
На что намекаете,
Сулите, не даете —
Пошто обманываете?

Люди пудики срывают,
Нам полпуда бы украсть.
Люди целочки ломают,
Нам в готову бы попасть!

У моей милашечки —
Четыре пуда ляшечки,
Полтора пуда хохол,
Поднимается подол.

У мово у крестного
Была рубашка пестрая.
А ничего, что пестрая —
Была бы шишка вострая!

Я, бывало, всем давала
По четыре разика.
А теперь моя давалка
Стала шире тазика.

Я на мельнице молол,
Одну бабу там порол.
А другая из куста:
— И меня, ради Христа!

Дорогой мой Яшка,
Под тобою тяжко.
Дай-ка встану погляжу —
Хорошо ли я лежу?

Я свою корявую
Круглый год корябаю —
Хочу утром, хочу днем,
Хочу вечером с огнем.

Все б я пела, все б я пела.
Все бы веселилася.
Все бы я под ним лежала,
Все бы шевелилася!

Ты скажи мне, дорогая,
Кто ты — «Ц» или не «Ц»?
Если «Ц», давай в сарае,
А не «Ц», так на крыльце!

На горе сирень цветет,
Того гляди сломится.
Парень девушку *бет —
Хочет познакомиться!

На горе сирень цветет,
Черемухой пахнет.
Скоро миленький придет —
Через жопу трахнет!

Ой, пальто, мое пальто!
Не дает *бать никто.
Выйду в поле, закричу:
-Караул, *бать хочу!

Я купила колбасу
И в карман положила.
И она, такая бл*дь,
Меня растревожила.

Картошка цветет,
Огурцы поспели.
Мою милую *бут
На моей постели!

Ты прощай, моя родная,
Уезжаю в Азию.
Может быть, в последний раз
На тебя залазию.

У милашки под подолом —
Неостриженный баран.
Подыми, милашка ногу —
Я барану корму дам.

Неужели это будет,
Неужели я женюсь?
Неужели наконец-то
Я досыта на*бусь?

Все ходил да уговаривал
Глухую бабу я.
Не ходи, не уговаривай —
Не слышу ни х*я!

Все ходил да уговаривал
У каменной стены.
До того науговаривал —
Сама сняла штаны.

В городе Калязине
Нас девчата сглазили.
Если бы не сглазили,
Мы бы с них не слазили!

Как у нашего у Прона
На х*ю сидит ворона.
Как ворона запоет,
Так у Прона х*й встает.

Раз, раз — на матрац,
На перину белую.
Не вертись, *бена мать,
А то урода сделаю.

На горе — кудрявый дуб,
Под горою — липа.
Ванька Маньку повалил —
Делает Филлипа.

Мене милый подарил
Золотые часики.
И пришлось за это мне
Прыгать на матрасике.

Читать еще:  Книги для подростков, которые стоит прочесть каждому

Я жениться захотел —
На екватор полетел:
Девок на екваторе-
До *беной матери!

Когда была молода,
Когда была резва,
Через хату по канату
Сама на х*й лезла.

Запевай, моя родная,
Мне не запевается:
Наебнулся я с платформы —
Рот не разевается.

Разрешите вас потешить
И частушки вам пропеть.
Разрешите для начала
На х*й валенок надеть!

Без названия — Стих для красавицы марии. Стихи с именем Маша.

See, that’s what the app is perfect for.

Без названия

Стих для красавицы марии. Стихи с именем Маша, Мария, Маруся

Нет имени прекраснее — Мария!
В нем материнства чистота
И верности полет.
Осмысленная чувственность стихии,
Супружества надежнейший оплот!
Какое имя тихое — Мария:
Отсутствуют в нем крик и истерия.
Степенность в нем, уверенность и сила.
А сколько доброты то имя накопило!
Кристальной честности ты женщина — Мария,
Тебе не свойственны — обман и мимикрия.
Такой Марии нет ни в Риме и ни в Рио!
Давайте выпьем мы за русскую Марию!

Столько разных людей утешала ты.
Не смолкают людей голоса.
О, Мария! Смешны мои жалобы.
Но прекрасны твои небеса.

Не умею добраться до истины,
не умею творить чудеса.
О, Мария! В огне мои пристани,
но безбрежны твои небеса.

Наступает предел всем пристрастиям,
нет ни друга, ни верного пса.
О, Мария! Конец моим странствиям
объявляют твои небеса.

Были поросли бед, стали заросли.
Завещание я написал.
О, Мария! Грустны мои замыслы,
но грустны и твои небеса.

Маня, Маруся, Муся, Мария —
Маш очень много не только в России.
Много и в Святцах святых у них есть.
Праздник сегодня – в твою только честь!
Машенька наша, тебя поздравляем
С днем именинным и счастья желаем!
Много красавиц вокруг – ты всех краше!
Будь же прелестной всегда, наша Маша!
Будь самой умной, душевной, сердечной!
Будем любить мы тебя бесконечно,
Будем, как ангелы, вечно хранить,
Бога за здравие Маши молить.

Маша, милая моя,
Очень я люблю тебя,
Когда только повстречал –
В омут глаз твоих попал.

Ты прекрасна, спору нет,
Пусть же знает целый свет,
Что красавица – со мной,
И не нужно мне другой.

Мария — имени прекрасней не найти!
Как здорово, что встретилась ты на пути!
Ты Богом избрана и ангелом хранима,
И многим людям просто ты необходима!

Ума и красоты тебе не занимать.
Ты верная жена, заботливая мать.
Пусть незатейлив наш стишок,
Зато от сердца был написан поздравок!

Истинная женщина, прекрасная Мария,
Поздравляем тебя с днем рождения!
Пусть закружит тебя торжества эйфория
В центре праздника-сновидения!
Мы хотим пожелать тебе новых побед
На фронтах трудовых и любовных!
Красивых цветов, верных друзей,
И мужских взглядов нескромных.

«Маша, я тебя люблю!»…
Вроде бы четыре слова,
Но когда тебе их говорю,
Становлюсь я прям вишневым!

Есть в них магия, я знаю,
Если всё идёт от сердца,
Слово смысл обретает,
Отворит любую дверцу.

Сорвется звезда с поднебесья,
Потонет в глубокой ночи…
Мария, дарю тебе песню
И зреющих яблок лучи.

Мария, паришь ты, как птица,
Расправив тугие крыла.
Пусть в небо поможет мне взвиться
Ветвистым размахом ветла.

Мария, ты видишь — так сходны
Земной и небесный посев:
Все звезды для нас путеводны,
Вся ночь — это звездный напев!

Что может быть прекрасней в даме,
Чем вместе – ум и красота?
Скажу тебе я, Маша, прямо,
Что от тебя я без ума!

Всегда красива, многогранна,
Как удивительный алмаз,
И не влюбиться было б странно
В сияние твоих красивых глаз.

Мария, твоей красотой
Готов я всегда восхищаться,
Я счастлив безумно с тобой,
Не думал, что можно влюбляться

Так сильно. Хочу пожелать
Нам вместе всегда оставаться,
Проблем никогда не узнать,
И чаще с тобою встречаться.

С тех пор, как я тебя увидел,
Я всякий потерял покой.
Мои мечтанья очевидны:
Я быть хочу только с тобой.

Моя Машуля, сон мой сладкий,
Тебя на свете нет милей.
Ты для меня – судьбы подарок,
С тобою жизнь моя светлей.

Очаровательная Маша!
Вы мой нарушили покой
и мне навеки глазки Ваши
разбили сердце ангел мой

кто с Моной Лизой по ошибке
сравнит тебя – неправы те
твоей пленительной улыбке
не дело сохнуть на холсте

к тому же Лизу лишь по пояс
изобразить художник смог
и я весь день хожу расстроясь
что у нее не видно ног

а от твоих прелестных ножек
в мозгу туман в груди ожог
с ума схожу я! дайте ножик
отрежу уши как Ван Гог

На свете нет тебя прекрасней,
Любого ты способна покорить,
Взглядом глаз своих волшебных ясных
Обо всем заставить позабыть.

Только, Маша, ты меня очаровала
Женственностью, нежной простотой,
Только ты меня околдовала
Нереальной, светлой красотой.

Когда появилась девочка наша
Решили, что надо назвать ее Маша.
Имя другое на ум нам не шло
И вряд ли другое бы ей подошло.
“Машенька, Маша” — Бабуля зовет.
И дедушка прозвище внучке найдет.
Папа “Мария” скажет, любя,
Дочку погладит, по щеке теребя.
Мама “Марусей” окликнет нестрого…
В общем, у девочки имен очень много!
Но дело, конечно,
Не в числах имен…
Просто каждый из нас
В нашу Машу влюблен!

Мария, я в тебя влюбился,
В моей душе огонь родился,
Горит все ярче вновь и вновь,
И я зову его любовь.

Мария, ты сама мечта,
В тебе и ум, и красота,
В тебе любовь моя живет,
Пусть нас она убережет.

Ты красотой меня своей приворожила.
В твоих глазах — морская синева.
Бездонность неба, спелость желтой нивы
И сочная зеленая трава.
Богиня ты, жемчужина морская.
Из белой пены моря родилась.
И в то же время близкая, мирская.
На грешной на земле ты родилась.
Тебя носили в волнах субмарины.
Пытались в пух гагары пеленать.
А имя лучшее — Марина —
Дала твоя восторженная мать.

Как весна, ты, Мария, прелестна!
Как ручей, голосок твой звенит!
И унынью в душе нету места,
И огонь в твоём взгляде горит!
Пожелаем тебе впечатлений,
Пожелаем тебе славных встреч,
Доброты и счастливых мгновений,
И весну в своём сердце сберечь!

Нет имени прекраснее – Мария!
В нем материнства чистота, и верности полет.
Осмысленная чувственность стихии,
Супружества надежнейший оплот!

Какое имя тихое – Мария:
Отсутствуют в нем крик и истерия.
Степенность в нем, уверенность и сила.
А сколько доброты то имя накопило!

Кристальной честности ты женщина – Мария,
Тебе не свойственны – обман и мимикрия.
Такой Марии нет ни в Риме и ни в Рио!
Давайте выпьем мы за русскую Марию!

Никто так не сияет своим счастьем,
Как наша милая, родная Маша!
Ведь каждый день – лучистый смех,
И удивляет Маша всех!
Тобою, Марья, дорожу
Тебе успеха пожелаю!
Ведь Маша всех дороже мне,
Я от улыбки твоей таю.
Не кинешь друга, словом подбодришь
Любому помощь – ты уже бежишь;
Так будь же счастлива, успешна,
И от любви ты не сбежишь!

Любимая, нежная Маша,
Тебя очень сильно люблю.
На всём свете нет тебя краше –
Я это всерьёз говорю.

С тобою и миг счастья полон,
Вся жизнь же похожа на рай.
Любой твой каприз я исполню,
Какой только ни загадай.

Мария, ты как сладкая мечта,
В тебе слились любовь и красота,
Ты, Маша, так безумно хороша,
Лицо, фигура, чистая душа.

Таких как ты не встретить, не найти,
И даже землю можно обойти,
Чтоб сделать наконец-то вывод свой –
Счастливым быть смогу я лишь с тобой.

Мужчины, научитесь ждать,
Атака здесь вам не поможет,
Шутить не надо невпопад,
А вдруг пошлет? Она ведь может!

Мария – имя твое цветет
В душе и заводях камыша.
Мария – имя твое растет
В пушистых кронах, легко дыша.
Мария – имя, как звездный свет,
Как дуновение ветерка.
Хочу, чтоб много счастливых лет
Не обрывалась твоя строка!

Так величественна, как мечта прекрасна,
Как мечта далека, так же как звезда
Тающая в небосводе утреннего сна.
Миг с тобою в памяти души выбит навсегда.

Что загадочней заката, что есть краше,
Чем уход светила на покой?
Мой ответ — Мария, Маша… Маша!
Для меня весь жалок мир, в сравнении с тобой!

У меня соседка Маша,
Вся при теле и стройна,
Жаль конечно ,что не наша,
Не земная красота.
Я за нею словно таю,
Умираю и хочу,
Всех друзей её гоняю,
Честь я Машки берегу.

Как собака я на сене ,
Не кого к ней не пушу.
Да и сам я в самом деле,
Не когда не подойду.
А другая вот соседка,
Светка с дальнего двора,
Словно курица наседка ,
Всем доступная она.

Дашь в обвёртке ей конфетку ,
И вина стакан нальёшь,
И тогда ты стерву Светку ,
На всю ночь себе возьмёшь.
Светка вечно с перегаром,
Рядом видить не могу.
Светку мне не надо даром,
Только Машку я хочу.

Ну куда ты смотришь Маша,
Я ведь парень хоть куда
Нет меня в деревне краше,
И сильнее нет меня.
За тебя мою родную,
Стаю волков разгоню.
Станешь ты моей женою,
Я тебя озолочу.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector