0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дура лекс. Почему в России так много плохих законов

Dura lex sed lex: перевод с латыни крылатого выражения

Как невозможно представить жизнь мегаполиса без светофора, регулирующего движение автомобилей и пешеходов, так нельзя вообразить цивилизованное общество без правил и норм, позволяющих выстраивать отношения между людьми с разными потребностями, взглядами и убеждениями. О важности законов, о высказывании «Дура лекс сэд лекс» (как переводится эта фраза), расскажет предлагаемая статья.

Авторство крылатого выражения

На картинке, представленной чуть выше, можно прочитать наиболее распространённую версию перевода. Фраза Dura lex sed lex с латинского на русский переводится именно так. Её происхождение неизвестно, но чаще всего автором называют политического деятеля, философа и оратора Древнего Рима периода перехода от республики к тирании – Цицерона. Благодаря этому человеку, его литературному наследию, I в. до н. э. известен учёным и знатокам истории. Цицерон знаменит не только блестящей политической карьерой и отстаиванием идеалов республиканского строя, но и великолепной ораторской практикой в судах Древнего Рима.

Его судьба, к сожалению, трагична. Преданный своими учениками, он пал от рук убийц, подосланных заклятым врагом Марком Антонием. Когда-то он произнёс знаменитую фразу: Dura lex sed lex (перевод с латыни представлен выше), но при этом якобы сказал Октавиану Августу, назначившему его почётным трибуном, что встречаются и исключения. Это относилось к тому, что Цицерон для столь высокого звания не являлся представителем знатного рода. После его смерти высказывание об исключении повторил и сам Октавиан, выражая своё отношение к казни философа.

Почему фраза родилась именно в Древнем Риме

Жизнью общества, по сути, управляют мораль и право, нормы которых сформулированы ранними цивилизациями. Так, Древнюю Грецию считают прародительницей современного искусства. Евреям человечество благодарно за выработку общечеловеческих ценностей. Древний Рим – признанный лидер в разработке законодательных норм, ставших основой современной мировой правовой системы. Это подтверждает то обстоятельство, что в зданиях российских судов на видных местах можно прочитать ставшую практически общепризнанной фразу: Dura lex sed lex. Перевод с латыни подчас не требуется, люди понимают, о чём идёт речь.

Будущими юристами римское право изучается в обязательном порядке, ибо оно заложило основы публичного и частного законодательства. Его главные принципы выглядят следующим образом:

  • Государство — это некий договор между гражданами страны для решения правовых вопросов с помощью ранее принятых правил, достигнутых благодаря консенсусу.
  • Необходима справедливость, достижение которой происходит за счёт существования парламента, выборности его членов и их подотчётности народу, создания системы сдержек и противовесов и т. д.

Дословный перевод

Вернёмся к самому выражению. Если попробовать поискать в словаре каждое отдельное слово, то получится следующее:

  • Dura – «жестокий, жёсткий, жестковатый».
  • Lex имеет единственное значение – «закон».
  • Sed – союз, чаще употребляемый в значении «и», чем «но».

Итак, Dura lex sed lex – латынь. Перевод фразы можно трактовать как в общепринятом, так и в следующем изложении: «Закон жесток, ибо закон» (он всегда ограничивает людей и бывает суров по отношению к ним). Возможен и иной вариант: » Жестокий закон — есть закон» (он действует, несмотря на поведение конкретной личности, желание или нежелание его исполнять).

Основная трактовка

Почему единственно верным считается именно общепринятый перевод? Он родился после анализа целого ряда источников и крылатых выражений, дошедших с древнеримских времён. Какой смысл вкладывали римляне в высказывание: Dura lex sed lex? Перевод с латыни позволяет сделать следующие выводы:

  • Закон обязателен для каждого, ибо это закон.
  • Определяя обязанности, он подразумевает ответственность.
  • Незнание норм права — не повод их нарушать.
  • Какими бы суровыми законы ни казались по отношению к конкретной личности, они всё равно создаются во благо общества.
  • Если правовые нормы не будут суровы, они не снищут уважения и могут попираться отдельными гражданами. Тогда их создание не будет иметь своего первоначального смысла.

Вольные трактовки

В современном обществе, где закон часто сравнивается с дышлом, можно встретить иные трактовки фразы Dura lex sed lex. Перевод с латыни в данном случае интересует людей лишь формально. В выражение вкладывается совсем другой смысл.

На уровне государства можно привести пример с запретом на въезд в Украину россиян, побывавших в Крыму. Так, по этой причине не впустили актрису Е. Яковлеву и участников спектакля «Территория любви», сорвав гастроли. Главным аргументом стал именно закон. Тогда почему «Машина времени» в соседней республике выступает, хотя А. Макаревич абсолютно точно в Крыму бывал? Дело в лояльности к нынешним властям, а не в законе как таковом?

Среди мажоров в России встречается такая трактовка крылатой фразы: «Дурацкие законы — для лохов!» Простые граждане об этой категории общества тоже отзываются нелицеприятно, подчёркивая, что для дураков писать законы бесполезно. И лишь при совпадении жизненных обстоятельств и правовых норм человек способен вкладывать общепринятое значение в разбираемое выражение.

В заключение

Многим хотелось бы, чтобы законодательство стало совершенным, а латинская фраза имела подлинный свой смысл. Чем больше требуется исключений, тем сильнее вероятность подпасть именно под них. Как и случилось в жизни автора высказывания — Марка Туллия Цицерона.

Наш «дура лекс»

ОДНОЙ из наиболее бесправных ветвей собирательства в нашей стране долго оставалась и по-прежнему остается фалеристика — коллекционирование наградных знаков прошлого и настоящего, орденов и медалей отечественных и зарубежных. Казалось бы, какие можно поставить ограничения перед собирателями? Есть желание — коллекционируешь картины или почтовые марки, спичечные этикетки или морские раковины, статуэтки чертей или спортивные вымпелы. Кому до этого какое дело и кто может запретить тебе чем-то увлекаться? Тем не менее на двери, которая ведет в современную фалеристику, вывешена табличка: «ГРАЖДАНАМ РОССИИ ВХОД ВОСПРЕЩЕН ПОД СТРАХОМ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ».

Коллекционирование государственных наград, появившихся после Октябрьской революции, для россиян является зоной опасной. Предупреждая возможное развитие этого направления в собирательстве, Уголовный кодекс Российской Федерации, который был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации, включил в себя статью 324 «Приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград». Уголовное преследование и наказание грозит всем, кто рискнет приобрести эти наградные знаки Российской Федерации, РСФСР и СССР, вне зависимости от целей, с которыми это сделано.

Читать еще:  Не прячусь ли я за немощью, когда нет мужества и веры в жизнь?

«Дура лекс — сэд лекс», — говорили древние римляне. «Закон суров, но это — закон» — так переводится фраза на русский. К сожалению, для большинства россиян и без перевода ясно, что слово «дура» достаточно точно описывает некоторые наши законы — и советские, которые, как нынче принято говорить, были «тоталитарными», и нынешние, так и не ставшие самыми «демократическими в мире».

Вот две посылки, которые прекрасно иллюстрируют, что наш уголовный закон — то бишь лекс — «дура».

Сегодня, когда Советский Союз распался, государственные награды, которыми за годы советской власти отмечены многие миллионы людей, оказались рассеянными на огромной территории самостоятельных субъектов международного права, не подвластных законам России. В Казахстане, на Украине, в Узбекистане и Молдавии российский коллекционер без труда может приобрести для коллекции медали и ордена СССР, однако он оказывается лишенным законного права ввезти их в Россию. В «Положении о государственных наградах Российской Федерации», которое утверждено в новой редакции Указом президента РФ от 6 января 1999 г. прямо указано: «Государственные награды, изъятые правоохранительными и таможенными органами у лиц, незаконно владеющих ими. направляются в Управление президента Российской Федерации по государственным наградам».

В небольших антикварных лавочках Вены, Парижа, Лондона, Нью-Йорка на витрины выложены и свободно продаются награды многих стран мира, в том числе из СССР. Казалось бы, коллекционер, который приобретет для себя и привезет в Россию ордена Красного Знамени, Славы, Дружбы народов и т.п., делает доброе дело. Но наш «дура лекс» смотрит на это иначе. Оказывается, если коллекционер возвращает в свою страну наградные знаки, то он совершает не доброе дело, а уголовное преступление.

Коллекционер из какой-нибудь африканской страны, купивший в Вене золотой Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда», спокойно положит их в свою коллекцию в домике под пальмой. Российского собирателя за такое же дело запишут в преступники.

Наградная система царской России складывалась без малого двести двадцать лет. Советская просуществовала чуть больше семидесяти. Нынешние государственные награды Российской Федерации учреждены Указом президента в марте 1994 года. В статуте ордена «За заслуги перед Отечеством» записано, что награждение им производится последовательно: «лица, представляемые к ордену IV степени, должны быть награждены медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени». При этом существует одно исключение: «За новые особо выдающиеся заслуги перед государством орденом «За заслуги перед Отечеством» без награждения медалью могут быть награждены Герои Российской Федерации, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, лица, награжденные орденами, знаком отличия «За безупречную службу», или лица, удостоенные почетных званий».

Если внимательно прочитать статут, то звено последовательности награждений прерывается лишь для случаев, когда речь идет о вручении знака IV степени. Далее последовательность должна строго сохраняться. Однако нечеткость формулировок сделала возможной практику отступлений от требований статута. Именно с такого нарушения начата история вручений ордена.

Первым кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» с вручением ему знака II степени стал конструктор автоматического оружия Михаил Калашников. Понятно, что знаков низших степеней нового ордена награжденный не имел и по статуту мог претендовать только на крест IV степени. В указе о награждении никаких пояснений в отношении того, почему сделано исключение, не сказано ни слова. Это стало прецедентом для дальнейших нарушений статута. Председателю Совета Федерации Егору Строеву, перешагнув через IV степень ордена, сразу вручили знак III степени, а через год II. И это несмотря на то, что в «Положении о государственных наградах» четко оговорено: «Повторное награждение государственной наградой за новые заслуги возможно не ранее чем через три года после предыдущего награждения государственной наградой, за исключением награждения за совершение геройского подвига, проявленные мужество, смелость и отвагу». Какие подвиги под сводами Совета Федерации совершил Строев, нам не известно, но вот то, что гарантий соблюдения законов в государстве нам никто дать не может, это видят все.

Таким же образом, теперь уже минуя III степень ордена, получил знак II степени председатель Государственной Думы Геннадий Селезнев. Тоже где-то за нашими спинами свершил невидимый глазу подвиг.

С таким же впечатляющим, можно сказать, демонстративным пренебрежением каноном награждена знаком II степени ордена «За заслуги перед Отечеством» эстрадная певица Алла Пугачева. Более того, вручая ей награду, президент почти извинился, что не смог отметить ее орденом первой — высшей — степени, поскольку по статуту его может получить только сам президент.

Здесь мы сталкиваемся с парадоксом новой наградной системы демократической России, существование которого вряд ли можно убедительно объяснить гражданам страны. В статуте награды определено, за что она может быть пожалована: «за особо выдающиеся заслуги перед народом, связанные с развитием российской государственности, достижениями в труде, укреплением мира, дружбы и сотрудничества между народами, значительный вклад в дело защиты Отечества». Чуть ниже дается уточнение: «Орден «За заслуги перед Отечеством» I степени с орденской цепью является символом президентской власти и возлагается на президента Российской Федерации как главу государства».

Не кажется ли такой пассаж статута странным? Давайте подумаем. Президента прямым голосованием выбирает народ. Отданные всенародно избранному гаранту законов голоса — не признание выдающихся заслуг в развитии государственности, достижений в труде, укреплении мира и т.д., а своеобразный аванс надежд на то, что все это президент продемонстрирует в дальнейшем на своем новом посту. Так можно ли авансом давать кому-то орден?

Спору нет, существование символов президентской власти вполне допустимо. Это может быть и специальный геральдический знак с цепью или без оной, но устанавливать его для себя должен не президент собственным указом, а представительный законодательный орган государства. Так и только так может происходить в стране, которая именует свой строй «демократией». Если все делается иначе, то возникает вопрос: тот ли у нас строй, о котором говорит Конституция?

Серьезно подрывает уважение к современным наградам возможность субъективного, отданного на усмотрение чиновным лицам, права определять тех, кто достоин, а кто не достоин награждения. Нет ни одного знака отличия, в статуте которого были бы прописаны конкретные критерии награждения. Вот статуты медалей «За отвагу» и Ушакова. Они взяты из советской наградной системы и даже внешне остались почти в неизменном виде. Медаль Ушакова — один из самых уважаемых на флоте знаков отличия. За все годы Великой Отечественной войны этого знака были удостоены всего около 15 тысяч воинов. Вручалась она только тем, кто отличился в реальном бою, и была свидетельством действительной отваги. Но вот в «Положении о медали», которое утверждено в марте 1994 года, мы находим строку о том, что знаком награждаются военнослужащие Военно-морского флота и морских частей пограничных войск Российской Федерации «за отличные показатели в боевой подготовке и морской выучке». Всего одна фраза, но она мгновенно низводит достоинство боевой медали до уровня знака «Отличный повар», свидетельствует о том, что учредители награды не проявили уважения к боевым традициям российского флота, по умыслу или недомыслию принизили один из флотских символов славы.

Читать еще:  «Деточка, где же ты так долго гуляла?» — как не пропустить рак груди

Объяснить, откуда в «Положение» попали слова о боевой подготовке, не так уж трудно. При советской власти боевыми орденами и медалями за «отличия в боевой и политической подготовке» никого не награждали, однако в прессе такого рода сообщения встречались не раз. Это объясняется лицемерной политикой, которой придерживалось советское правительство при использовании военной силы. В Афганистане велась необъявленная война, лилась кровь, гибли люди. Военная пресса пыталась хоть что-то сказать о мужестве, с каким советские солдаты и офицеры ценою крови и жизни оплачивали сомнительный интернациональный долг, но цензура не давала. Если нет объявленной войны, то награждать за мужество и самоотверженность на поле боя никого нельзя. И тогда нашлась удобная лицемерная маска, позволявшая скрывать лицо правды и в то же время сообщать о награждениях. Люди воевали, а пресса сообщала, что их награждают «за отличия в боевой подготовке».

Отрекаясь от прошлого, новая власть ввела в свою наградную систему лицемерную формулировку, которая принижает значение боевых наград. Ею обесценены медали Суворова, Ушакова, Нахимова, учрежденные для того, чтобы ими отмечалось «личное мужество и отвага, проявленные при защите Отечества». Только медали «За отвагу» и «За отличие в охране государственной границы» избежали унижения законом.

Впрочем, медаль Суворова принижена не только в своем «Положении», но и в дизайне, который не учитывает геральдических традиций. Символом мужества, готовности сражаться, наконец, символом победы в геральдике являются мечи (шпаги, сабли), направленные острием вверх. Медаль Суворова украшает рельефное изображение скрещенных шпаги и сабли, клинки которых обращены вниз, символизируя тем самым покорность, смирение, готовность к капитуляции. Художник Гознака А. Бакланов, готовивший эскиз знака, конечно, не обязан вникать во все тонкости геральдики, но сонм консультантов все же был обязан не допустить ошибку до воплощения в металле. Единственные, кто выиграл от такого промаха — коллекционеры, которые, заполучив медаль в коллекцию, сразу отнесут ее в разряд редкостей.

«Положение о государственных наградах Российской Федерации», утвержденное в марте 1994 года, ущемляет конституционные права граждан России на собственность, какой становится наградной знак после его вручения награжденному. Это право вытекает из факта передачи владельцу ордена или медали вместе с документами, подтверждающими законность вручения. Далее на награды распространяется право наследования родственниками (без права ношения) после смерти награжденного. Тогда почему собственник лишен права передавать знаки своей славы третьим лицам и уж тем более продавать их законным образом? Допустим, награжденный или его наследники решили передать знаки государственному музею. Думаете, это так просто — пошел и передал? Нет, «Положение о государственных наградах» устанавливает, что награды «могут быть переданы государственным музеям по решению Комиссии по государственным наградам при президенте Российской Федерации при наличии ходатайства музея, поддержанного соответствующим органом государственной власти субъекта Российской Федерации, или по ходатайству федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находится музей. Акт о принятии государственных наград соответствующий музей направляет в Службу государственных наград президента Российской Федерации».

Если вы не чиновник при власти, который созданием бумаг отрабатывает хлеб насущный, то легко поймете надуманность и бессмысленность таких требований. За годы советской власти орденом Красная Звезда награждено более трех миллионов человек. Можно ли, а главное — нужно ли создавать систему для контроля, где и у кого находится конкретный орденский знак, цена которого на «черном» нумизматическом рынке значительно меньше цены значка ГТО довоенных лет? И почему коллекционер может положить значок ГТО в свое собрание, а положить туда же медаль «За победу над Германией» не может под страхом уголовного преследования?

Противниками свободного обращения наградных знаков на нумизматическом рынке в первую очередь выступают ветераны войны. Многие из них всерьез верят, что награды, попадающие в руки коллекционерам, принижают подвиг тех, кому они были когда-то вручены. А ведь именно коллекционеры, собирая и храня награды, отдают им больше, чем кто-либо другой, свое уважение и признание. Не будь на медали или ордене отсвета подвига, им бы фалерист никогда не заинтересовался. Часто аргументом против коллекционирования наград служит то, что кое-кто добывает их нечистыми методами, совершая воровство и даже грабежи. Спорить с этим трудно. Но это не подталкивает власти к запрещению собирательства в области живописи, предметов старины, значков, почтовых марок.

В частной коллекции собрать награды СССР иностранцу, купившему ордена в тихой антикварной лавочке в Вене, — пожалуйста. Собрать их в коллекции российского фалериста, знающего цену каждому ордену (не просто рыночную, а морально-патриотическую) — нельзя. Не позволяет «дура лекс». И все тут.

Спорт

«Законченная дура»: как поссорились Тарасова и Роднина

Тарасова в ответ на оскорбление обозвала Роднину «законченной дурой»

Очередной громкий скандал разразился в российском фигурном катании. На сей раз в словесную перепалку вступили заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова и трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина. «Газета.Ru» восстанавливает хронологию резонансной ссоры двух икон отечественного спорта.

Ровно три года назад столкновение двух глыб фигурного катания уже назревало, однако не достигло масштабов ссоры образца 2020 года. Тогда, в 2017-м, Ирину Роднину попросили оценить работу комментаторов на российском телевидении, что легенда мирового спорта и сделала. Правда, в достаточно жесткой манере.

Прославленная чемпионка в разговоре с «Бизнес Online» раскритиковала «замечательное телевидение», где трансляции идут в неудобное для зрителей время, а сами соревнования комментируют люди, которых не интересно слушать.

«Без звука, без сопровождения музыки смотреть фигурное катание очень сложно. Для меня фигурное катание — это не комментаторы, а сам процесс. Когда же комментаторы начинают заполнять пространство, то в нем не остается места самому фигурному катанию. Мы уже его не видим и не слышим. Когда катаются спортсмены-профессионалы, то и комментаторы должны быть профессионалами своего дела, а не просто трепачами. В этом плане мне нравились комментарии Олега Васильева или опыт комментирования у Максима Транькова.

Читать еще:  Как успевать молиться с маленькими детьми?

Комментарии Тарасовой? Татьяна Анатольевна у микрофона все время вспоминает — кого она тренировала, а кого не тренировала, к кому она хорошо относилась, а к кому — плохо. Это не комментаторская работа, это называется байки. Я понимаю, что есть необходимость заполнения пауз какими-то интересными историями, но профессиональный разбор прокатов как-никак тоже должен быть», — делилась эмоциями Роднина.

Тарасова отреагировала на критику бывшей подопечной достаточно спокойно.

«Я не отвечаю ей никогда, выше этого. Мне все равно, что она по этому поводу говорит, потому что миллионы людей пишут и благодарят за то, что я комментирую… Я вообще ее давно не воспринимаю: думаю, у людей, работающих в Госдуме, есть очень много вопросов, на которые они должны ответить перед российским народом. А за свои комментарии отвечу я», — парировала тренер в эфире «Говорит Москва».

Прошло несколько лет, но топор войны между Тарасовой и Родниной зарыт не был. Прекрасный дуэт тренера и подопечной, в котором фигуристка стала величайшей парницей в истории российского спорта (помимо трех побед на Олимпиадах, Роднина является десятикратной чемпионкой мира, одиннадцатикратной победительницей чемпионата Европы и шестикратной обладательницей золота чемпионата СССР), продолжал дарить прессе все новые и новые заголовки.

На днях экс-спортсменка решила обсудить непростой характер бывшего тренера, при этом заметив, что между ней и Тарасовой в период совместной работы не было ссор:

«Она может быстро загореться, но при этом так же быстро отходит. Я совсем другой человек: если закрылась, то навсегда. Я бы не назвала то, что между нами было, ссорами. Потом мы это поняли. Я просто просила отпустить меня работать с хореографом Еленой Черкасской. Вот только Татьяна Анатольевна была против».

И на сей раз Тарасова сдерживаться не стала.

«Слышала, да. Это бред сумасшедшего. Лену Черкасскую я вообще на тот свет проводила. Я первая увидела, что она больна. Я с Леной вообще не ругалась, она мне была совершенно не нужна как хореограф. Она с Родниной вместе работала, не видела ничего вокруг. У Черкасской был рак четвертой степени, она не могла даже воду пить, а Роднина ее отправила на соревнования в Австралию», — цитирует Тарасову принадлежащее Григорию Березкину издание РБК.

В ответ на это Роднина призвала специалиста «немножечко удариться в историю».

«Если имеется тот момент, то это 1981 год. А Черкасская умерла от рака в 2000 году (в 2001-м. — «Газета.Ru»). Задевают ли меня эти слова? Это не моя работа — комментировать слова Тарасовой. Нужно чем-то аргументировать. Бог ее рассудит. У Тарасовой давно что-то с мозгами слетело. И это грязно — говорить о тех, которого уже нет», — передает слова Родниной Sport24.

Последний укол (на данный момент) остался за тренером. Тарасова вспомнила, как заботилась о своей подопечной, помогала Родниной после рождения первенца, а также отметила, что не собирается доказывать свою правоту.

«Главное, что слетело-то у нее с мозгами. Потому что она пишет про 1980-е годы, а я говорю о 2001-м. Когда Лена Черкасская поехала в Австралию с призером чемпионата США, а я — с Алешей Ягудиным, и это были первые соревнования в олимпийском сезоне накануне Солт-Лейк-Сити. Так что она дура законченная! Мне Ирину Константиновну жалко», — сказала Тарасова в разговоре с «СЭ».

Тем временем олимпийская чемпионка в танцах на льду Наталья Бестемьянова обвинила в разжигании конфликта прессу.

«Мне кажется, СМИ неправильным образом подают информацию. Бред какой-то! В этом виновата пресса. Кто-то из журналистов подловил и одну, и другую. Все быстренько вывели куда нужно. Это выгодно СМИ, а не Родниной и Тарасовой»,

— цитирует чемпионку Sport24.

Однако похоже, что главные действующие лица охотно отвечали на просьбу прокомментировать конфликт и добавляли новых подробностей своему противостоянию, лишь в последние дни прекратив обмен любезностями… Или просто взяв паузу?

«Dura lex sed lex — Закон суров, но это Закон»

В сети начался массовый наезд на сотрудников полиции, в связи с задержаниями и штрафами разных «свободных людей», которые хрен клали на требование властей.

По всем правилам жанра на гора поперли милые, несчастные бабушки и дедушки, родители с детишками и инвалиды, которые «просто вышли за хлебушком».

Особенно меня умиляют реплики, в стиле: «А че?!»

В метро можно, а в кабак нельзя?

В магазин можно, а в парк нельзя?

Где типа логика? Ты че? А ну, обоснуй!

Ок, обосную всем и сразу.

Полиция следит за ЗАКОНОМ, а не за ЛОГИКОЙ.

Поменяйте закон и гуляйте там, где он позволяет.

Пока это не сделано, Ваша «логика», как и проблемы негров шерифа не интересуют.

Попробовал нарушить, но отхватил?

Ну, прими это, ты — проиграл.

Следующий раз или не играй, или не скули.

Полиция (особенно патрульная) — это не философы, им философия по должности не положена.

Их дело ПРИНУДИТЬ дебилов соблюдать предписания властей — правильные, неправильные, умные или не очень, но именно это их ДОЛГ и РАБОТА.

«Служа Закону — Служу Народу!»

Да, иногда это бесит даже меня.

Пока служил сам, бесило еще больше, но рожденный ползать, не должен летать, ибо это не входит в его функциональные обязанности.

И поверьте, если злодеи будут щупать Вас, как Буратино, в темной подворотне, полицейский-философ, будет последним, кого Вы захотите увидеть.

Так что не надо ни соплей, ни паники, Вы не на «Титанике»!

И да, не забываем, что патрульных могли просто здраво наказать, если какой-то проверяющий увидел бы, что они стоят и мирно наблюдают за дефиле дебилов, которым не сидится дома.

Я так смотрю некоторые приуныли.

— Вы думаете Вам сейчас плохо?

— Спешу огорчить. Вам очень хорошо!

Просто Вы еще этого не поняли.

Потому как понятия «хорошо» или «плохо» — вещи относительные, и познаются в сравнении.

Вот в феврале Вам было «плохо», ибо стали отменять авиарейсы и закрывать границы, а в марте Вам было плохо от недели «антивирусных каникул».

Зато сейчас, в апреле, Вы понимаете, как Вам было замечательно в феврале и марте!

Понимаете? Уверен, понимаете!

Поверьте, в мае Вы будете чувствовать себя на седьмом небе от счастья, вспоминая это замечательный апрель.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector