0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дитер Хаттруп: Учение Дарвина и христианство

Дитер Хаттруп: Учение Дарвина и христианство

Учение Дарвина и христианство (Д. Хаттруп)

В течении около месяца мы размещали статьи так или иначе показывающие несостоятельность теории эволюции Дарвина. Были представлены как аргументы профессиональных биологов, обосновывающие как несостаятельность Дарвинизма в качестве теории наилучшим образом объясняющие исторические данные палеонтологии, геологии и биологии, так и богословские возражения против теории эволюции. Мы также публиковали возможные научные альтерантивы этой теории (М. Шерман). На этот раз позвольте представить Вам попытку положительного богословского осмысления теории Дарвина, предпринятую немецким католическим богословом Дитером Хаттрупом. Мы вынуждены также заявить, что ни в коем случае не разделяем его кощунственного утверждения, что Дарвина можно рассматривать как отца Церкви, но просто представляем некую точку зрения. Священник пытается после столетий ожесточенных споров по-новому посмотреть на соотношение между христианским учением и теорией Чарльза Дарвина. Доступна также и аудио-версия.

«доктор физико-математических наук, профессор Фрибургского Университета (Швейцария), профессор Падерборнского Университета (Германия) священник Дитер Хаттруп выступил с лекцией на тему «Учение Дарвина и христианство».»

>доктор физико-математических наук
>выступил с лекцией на тему «Учение Дарвина и христианство»
Вас ничто тут не смущает?

Елена, здесь нужно читать по другому

>Священник
>выступил с лекцией на тему «Учение Дарвина и христианство»

«Речь идёт о философских аспектах теории Дарвина. Если бы лекция была посвящена конкретной проблеме эволюционной теории, да, выступления д.ф.-м.н. было бы сомнительно, но речь шла совершенно о другом», — ну так каким раком тут физик-математик?

Философия — это словоблудие. И науке оно не помогает никак.

Зато философия не является частью научного метода. Наука от философии уже не зависит.

Читателю (особенно, если он – профессиональный философ) может показаться, что ученый вроде меня, который настолько не в ладах с философией науки, должен деликатно обходить эту тему и предоставить право судить экспертам. Я знаю, как относятся философы к любительским философским потугам ученых. Но я стремлюсь здесь изложить точку зрения не философа, а рядового специалиста, неиспорченного работающего ученого, который не видит в профессиональной философии никакой пользы. Не я один разделяю такие взгляды – мне не известен ни один ученый, сделавший заметный вклад в развитие физики в послевоенный период, работе которого существенно помогли бы труды философов. В предыдущей главе я упоминал о том, что Вигнер назвал «непостижимой эффективностью» математики. Здесь я хочу указать на другое в равной степени удивительное явление – непостижимую неэффективность философии.
Стивен Вайнберг

«некоторая часть философии (т.н. аналитическая философия) вопреки распространенному мнению способна доказывать те утверждения, которые она выдвигает», — ну пусть солипсизм докажет.

К 200-летию Дарвина Ватикан признал, что теория эволюции не противоречит христианству

Эволюционная теория Чарльза Дарвина не противоречит христианскому вероучению, признал Ватикан накануне 200-летия со дня рождения великого ученого. Основы эволюционизма можно проследить у святого Августина и Фомы Аквинского, заявил глава Понтификального совета по культуре Джанфранко Равази.

Таким образом, были развеяны слухи о том, что папа Бенедикт XVI поддерживает доктрину креационизма, сообщает InoPressa со ссылкой на британскую газету The Times.

Равази отметил, что теория Дарвина никогда не подвергалась официальному осуждению со стороны Римско-католической церкви. «Я утверждаю, что идее эволюции есть место в христианской теологии», — согласился с ним Джузеппе Танцелла-Нитти, профессор теологии из понтификального Университета Санта-Кроче в Риме.

В марте под эгидой Святого престола пройдет знаковая конференция, посвященная 150-летию выхода в свет дарвиновского «Происхождения видов». Изначально даже ставился вопрос об исключении обсуждения доктрины креационизма из повестки дня. В итоге она будет рассмотрена лишь как «культурный феномен» на одном из непленарных заседаний.

Ранее Англиканская церковь принесла неофициальные извинения Дарвину за «неправильную реакцию» на его эволюционную теорию, напоминает «Независимая газета». В преддверии юбилея на официальном сайте Англиканской церкви появилась новая страница, посвященная ученому. Глава отдела церкви по общественным связям Малколм Браун отмечал в своей статье, что в теории Дарвина нет ничего противоречащего христианскому учению.

«Он наблюдал природу, развил теорию, чтобы объяснить то, что он видел и начал долгий и мучительный процесс собирания доказательств, — пишет Браун. — В результате наше понимание мира расширилось. Сам Иисус побуждал людей наблюдать окружающий мир и размышлять». Руководство церкви отметило, что статья Брауна отражает ее позицию, однако официального заявления все-таки пока не последовало.

Книга «О происхождении видов», которая перевернула взгляды на природу и происхождение человека, вышла в свет в 1859 году. Сам Дарвин хорошо понимал, что публикация его теории вызовет недовольство многих верующих, но не собирался молчать: «Думаю, не найдется человека, которому не хотелось бы огласить результаты работы, поглотившей все силы его и способности. Я не нахожу вреда в своей книге: случись неверные взгляды, их вскорости полностью опровергнут другие ученые. Уверен, что истину можно познать, лишь одолев все превратности судьбы».

Отец Дарвина: «Ты станешь позором для всей нашей семьи»

Чарльз Роберт Дарвин родился 12 февраля 1809 года в небольшом английском городке Шрусбери. Его отец и дед были врачами. Когда мальчику было восемь лет, его мать скончалась, и воспитанием ребенка занимались старшая сестра и отец, рассказывает «Независимая газета».

Читать еще:  Сергей Готье, трансплантолог: бросивший вызов смерти

Юный Чарльз не выказывал способностей к школьному обучению и не чувствовал к нему интереса. В восемь лет его отдали в элементарную школу. Но он значительно отставал по успехам от своей сестры, и через год отец перевел его в гимназию. Там на протяжении семи лет он учился на совесть, однако без особого рвения.

«Тебя не интересует ничего, кроме стрельбы, собак и охоты за тараканами, ты станешь позором не только для самого себя, но и для всей нашей семьи!» — заявил однажды разозленный отец Чарльза. В дальнейшем юноша отправился в Эдинбургский университет — готовиться к медицинской карьере. Дарвин так и не смог заставить себя присутствовать на операциях, зато, увлекаясь мелкими животными и насекомыми, он сделал несколько сообщений на кружке естествознания.

Тогда отец посоветовал ему поступить в Кембридж на богословский факультет, с тем чтобы посвятить себя духовной карьере. В 1831 году Чарльз Дарвин получил степень бакалавра теологии. Однако увлечение естествознанием позволило Дарвину установить интересные контакты. Его знакомый, профессор ботаники Джон Генслоу, помог Чарльзу устроится натуралистом в государственную научную экспедиции на корабле «Бигль».

2 октября 1836 года 27-летний натуралист вернулся из экспедиции. Вопрос о теологической карьере умер сам по себе – Дарвин оказался обладателем огромного научного материала, который нуждался в обработке. К этому же его подвигали друзья-ученые. Обработка в результате заняла 20 лет.

Всю жизнь Дарвин страдал от непонятной болезни, которая превратила его в затворника. С 16 лет у него в ответственных ситуациях возникали боли в животе, позднее он жаловался на боли в сердце, головную боль, дрожь, слабость и другие болезненные симптомы. Как писал один из сыновей Дарвина, «он не знал ни одного дня здоровья, свойственного обычному человеку».

В 1837 году здоровье Дарвина стало ухудшаться; в сентябре вновь возникли симптомы прежней болезни. Дарвин отказался от поста секретаря геологического общества, от всяческих встреч и бесед, но тем не менее много и продуктивно работал. В 1839 году он женился на Эмме Веджвуд. Между тем его самочувствие ухудшалось. Дарвин говорил, что чувствует себя «одинаково плохо – то чуточку хуже, то чуточку лучше».

Кроме того, Дарвин страдал невероятной робостью и не мог выступать перед аудиторией. Ученый не мог позволить себе и общение с друзьями, прием гостей, так как страдал от перевозбуждения, а «последствием этого были припадки сильной дрожи и рвота». В дальнейшем Дарвин не покидал дом без сопровождения жены.

Болезнь определила весь строй его жизни. В доме был установлен строжайший распорядок, которому следовали все члены семьи. Малейшее отступление от него вызывало обострение недуга. Болезнь отгородила его от всего мира. Дарвин вел спокойную, монотонную, замкнутую и в то же время деятельную жизнь.

Врачи-современники рассматривали Чарльза Дарвина как пожизненного недиагностируемого инвалида; у него предполагали и «диспепсию у аггравирующей личности», и «катаральную диспепсию», и «скрытую подагру», а многие считали его ипохондриком. Современные врачи все более склоняются к тому, что все симптомы его болезни – явления нервно-психического порядка.

Специалсты отмечают, что дед Дарвина по отцовской линии имел «причуды», порой напоминавшие умопомешательство; дядя покончил с собой в состоянии психоза, отец страдал сильным заиканием; две тетки со стороны матери отличались большой эксцентричностью, а у дяди бывали тяжелые депрессии. Четверо сыновей ученого страдали маниакально-депрессивными расстройствами, две дочери характеризовались как «своеобразные личности».

Дарвинизм и христианство не совместимы

Мысли святителя Николая Сербского

Мысли святителя Николая Сербского

Выше мы говорили об оценке святителем Николаем Сербским фатальной роли дарвинизма в разрушении европейской цивилизации. Конечно, — полагает Николай Сербский, — если даже дарвинизм умрет, это не обязательно повлечет за собой немедленную смерть ницшеанства и марксизма. Ведь обычно дети умирают существенно позднее своих родителей. Святитель рассуждает на эту тему: «Но – скажут нам – если дарвинизм и мертв, его исчадия полны жизни и сил. Так кажется. Впрочем, дети живут дольше родителей. Ницшеанство и марксизм именно в наши дни достигли кульминации своего надмения и своими звериными угрозами пугают человеческий род. Но посмотрите, как и они исподволь начинают клониться к могиле своего родителя. Чахнут они на наших глазах и вскоре всецело падут».

Увы, надежды святителя на то, что дарвинизм умрет, не оправдались. Получилось таким образом, что были лишь подрублены побеги, идущие от корня дарвинизма, — ницшеанство и коммунизм. Я осторожно говорю «подрублены», но не уничтожены. Обстановка может измениться, и ницшеанство и марксизм могут возродиться. Но вот корень в виде дарвинизма не только не умер, но еще более укрепился. Да, святитель прав, что дарвинизм как научная теория действительно умер накануне второй мировой войны. Но дарвинизм успел превратиться в идеологию. А успех идеологии не зависим от убедительности научных аргументов. Дарвинизм стали насаждать с использованием методов Геббельса. На протяжении нескольких поколений молодым людям внушали, что они произошли от обезьяны. Увы, сегодня это положение многими воспринимается как аксиома, которая, кажется, уже не требует научных доказательств. В 2009 году в мире очень широко отмечались две даты: 200-летие со дня рождения Чарльза Дарвина и 150-летие с момента выхода в свет его работы «Происхождение видов». Назывались некоторые цифры, доказывающие «торжество» учения Дарвина. Например, в Англии, согласно опросам общественного мнения, в дарвинизм верят 50% респондентов. Это на родине Дарвина. Слава Богу, в России ситуация несколько лучше. В России в правоте Дарвина не сомневаются только 24 процента жителей. Столько же россиян доверяют Богу, а большинство — 38 процентов, считают, что за развитие видов ответственен кто-то (или что-то) еще. По данным другого опроса, термин «дарвинизм» оказался незнаком 53 процентам граждан РФ. Впрочем, «мавр сделал свое дело, мавр может уйти». Мавр по имени «дарвинизм» уже сделал свое черное дело и теперь уже школьникам и студентам не рассказывают в деталях с демонстрацией каких-то косточек и черепов историю о том, как из орангутанга происходило формирование современного человека homo sapiens. Нынешний уровень системы образования позволяет обходиться без этих «научных тонкостей». Школы и университеты превратились в конвейерное производство, в ходе которого в головы молодежи забивают «аксиомы» и «гипотезы», не требующие вообще никаких доказательств. Ответ на вопрос почему эволюционная теория продолжает преподаваться в средних и высших учебных заведениях дал профессор Калифорнийского университета Филипп Джонсон в своей книге «Суд над Дарвином» (1991): «Большинство профессоров продолжают преподавать эволюционную теорию из-за страха. Страха потерять постоянную работу, страха лишиться субсидий на свою исследовательскую деятельность, страха потерять возможность публиковать свои труды, страха стать изгоями в среде коллег. Во имя всего этого они должны следовать „партийной линии“, т.е. эволюционной теории. Такова жизнь в академическом мире (и не только в США – В.К.)».

Читать еще:  Христианин и экология: Когда нельзя быть равнодушным

Святитель Николай Сербский прекрасно понимал, что все три «научные теории», особенно дарвинизм, надо уничтожить. Иначе они уничтожат Европу. А что можно им противопоставить? – Только христианство. «Четыре идейные силы и поныне действуют из Европы, распространяясь по всему земному шару. Три из них – негативные и смертоносные, и лишь одна позитивна и спасительна. Негативны суть лженаука, лжеэтика и лжесоциология, выраженные первоначально в трех известных фигурах: в Дарвине, в Ницше и в Марксе. Позитивной же и спасительной силой, человеческой и благой является лишь Христианство».

Святитель предупреждает тех христиан, которые полагают, что каким-то образом можно примирить христианство и дарвинизм. Многие современные христиане заключили компромисс со своей совестью. Они приняли на вооружение учение о теистической эволюции, которая позволяет совмещать эволюционную науку и веру. Таким образом они как эволюционисты могут подниматься по иерархической лестнице науки и одновременно как христиане могут рассчитывать на спасение и Царство Божие.

Концепция теистической эволюции в сущности ведет к деизму. Согласно деизму (характерному для протестантизма), Бог в начале создал материю и заложил в нее некоторую программу, согласно которой происходит самоорганизация материального мира. Бог вообще не вмешивается ни в развитие мира, ни в человеческую историю. Таким образом деизм мало чем отличается от атеизма. Именно поэтому деисты-протестанты такое внимание уделяют раскрытию тайн «божественной программы», которая состоит из разных законов природы. Святитель Николай Сербский показал в своей работе «Слово о Законе (номология)» несостоятельность этих деистических взглядов на мир, уводящих христианина от Истины.

Святитель Николай Сербский твердо заявляет: дарвинизм и христианство не смешиваются. Это обман и самообман: «Не дайте прельстить себя тем, кто утверждает: дарвинизм и Христианство можно примирить. Что общего у лжи с истиной, у веельзевула со Христом? Если этот компромиссный, дипломатический вариант предлагают вам даже некоторые западные пресвитеры и епископы – решительно их отвергните. Когда дело касается Божественной истины, открытой нам Спасителем, дипломатия недопустима. Вспомните, как Святые Отцы Церкви на Вселенских Соборах вплоть до мученичества ратовали против пусть даже одного ложного титула и запятой, привнесенных в истину Божию». Непримиримую критику тех, кто пытался примирить христианство и дарвинизм, после смерти святителя Николая Сербского продолжали многие подвижники православия. Особенно хочу обратить внимание на православного иеромонаха (РПЦЗ) Серафима Роуза (1934-1982) и его работу «Православный взгляд на эволюцию» (1978).

К сожалению, в наше время эволюционно-христианский синкретизм (соединение христианства и эволюционизма) стал захватывать умы не только рядовых христиан, далеких от тонкостей богословия, но и представителей церковного клира. В качестве примера можно назвать написанную еще в 1999 году статью дьякона Андрея Кураева «Православие и эволюция», в которой он пытается доказать, что теистическая эволюция совместима с православным богословием.

Борьба за Истину сегодня ведется не только за пределами Церковной ограды, но и внутри ее. И в этой борьбе христианам неоценимую помощь может оказать интеллектуально-духовное наследие святителя Николая Сербского.

Теория эволюции: от Дарвина к Гитлеру

Курс истории в средних школах Великобритании содержит много информации о Германии времен Третьего рейха. Ученики, претендующие на высший экзаменационный балл, за четыре года учебы дважды проходят историю нацистского периода во всех подробностях. Детям прививают ненависть и отвращение к нацистской политике Гитлера, и это справедливо. Однако им ничего не говорят о том, что эта политика имеет весьма интересный источник — идеи английского натуралиста Чарльза Дарвина.

Связь нацизма и дарвинизма была описана в работах ряда писателей-креационистов, однако их работы были погребены в завалах светской исторической науки. Англичанин Малкольм Бауден (Malcolm Bowden) обращает внимание на эволюционные корни данного политического течения: Хорошо известна эволюционная основа ницшеанских теорий сверхчеловека, известно и практическое их применение Гитлером в реализации замысла о «расе господ» .

Читать еще:  Ортопед Владимир Кенис: Природе не нужно помогать

Леденящие кровь последствия доведения эволюционной теории до логического конца — то есть уничтожение «слабых» рас — реализовались в ужасах концентрационных лагерей: Бельзена, Освенцима и других. Историки скрупулезно накапливают свидетельства зверств гитлеровского режима; но, что интересно, ни одному из них не приходит в голову выдвинуть на первый план тот факт, что режим этот базировался на эволюционной философии. Поистине, теория Дарвина священна, дороже человеческих жизней; ее тщательно охраняют от какой бы то ни было критики.

С Бауденом совершенно согласен и американский ученый Генри Моррис (Henry Morris): «На самом деле, хотя каждый школьник осведомлен о зле, которое принес миру Гитлер и его национал-социализм, детям совершенно не объясняют, что основа всего этого — эволюционная теория. Столь явная попытка скрыть истину есть, по сути, не что иное, как переписывание истории. Современные эволюционисты реагируют довольно гневно, когда кто-то напоминает им, что теория эволюции послужила обоснованием нацизма, — однако дело обстоит именно так» .

Далее Моррис цитирует сэра Артура Кейта (Arthur Keith), ведущего британского специалиста по эволюционной антропологии, который писал сразу после Второй мировой войны: «Чтобы увидеть, как эволюционные меры и племенная мораль энергично внедряются в дела современной великой нации, нам следует обратиться к Германии 1942 года. Гитлер святоверил, что эволюция представляет собой единственно верную основу для национальной политики» . Фюрер Германии, как я неоднократно показал, был эволюционистом; он сознательно стремился приспособить политику страны к теории эволюции.

Влиятельная «Лига монистов» (научно-философская теория, призванная заменить религию), основанная Эрнстом Геккелем (1834 — 1919 г.г.), повернула многих немецких ученых и других интеллектуалов к материализму, расизму, национализму и империализму.

Геолог Кеннет Хсу (Kenneth Hsu) утверждает:

«Дарвинизм по Геккелю нашел свое террористическое выражение в национал-социализме» . Для Гитлера эволюция была важнейшим критерием современной науки, и его «взгляды на историю, политику, религию, христианство, природу, евгенику, науку, искусство и эволюцию… большей частью совпадали со взглядами Геккеля» .

В биологической теории Дарвина Гитлер нашел самое мощное оружие против традиционных ценностей. Доказательства этих утверждений можно обнаружить в знаменитой книге Адольфа Гитлера «Mein Kampf» («Моя борьба»), где делается особый акцент на дарвиновскую «борьбу за существование» и «выживание сильнейших».

Роберт Кларк (Robert Clark) пишет: «Ум Адольфа Гитлера был в плену у эволюционного мышления, вероятно, с самого его детства» . В основе всего худшего, что есть в «Mein Kampf», лежат эволюционные идеи, причем совершенно неприкрытые. Несколько взятых наугад цитат хорошо отражают логику Гитлера: «Тот, кто хочет жить, должен бороться; тот, кто не желает бороться в этом мире, где постоянная борьба — закон жизни, не имеет права на существование» .

Однако это единственная прямая цитата Гитлера в работе доктора Кларка, хотя теме нацизма он посвятил несколько страниц. Поэтому, чтобы определить, до какой степени теория эволюции повлияла на «Mein Kampf», обратимся к самой этой книге. Д. Уотт (D. C. Watt) в предисловии к ней утверждает, что гитлеровские теории о немецком народе и внешней политике Германии не столько имели под собой экономическую подоплеку, сколько были тесно связаны с гитлеровской биологической интерпретацией истории, с романтической идеализацией крестьянина и его права возделывать землю собственными руками, с гитлеровскими теориями рас и государства. Эти идеи включали в себя принципы сортировки рас, запрет на браки с людьми из «неполноценных» наций, превосходство арийской расы, в особенности немецкого народа, и враждебность к евреям. Гитлер подчеркивает тот биологический факт, что живые существа скрещиваются только в пределах собственного вида, а редкие исключения обычно дают бесплодное потомство.

Далее он неверно интерпретирует этот факт как аргумент против смешанных браков между представителями разных рас. В этом тоже проявилась его эволюционистическая трактовка человеческой истории. Природе противны браки между сильными и слабыми, но еще более ей противно смешение высшей и низшей расы, ибо это способно одним ударом разрушить все ее труды по выведению высшей расы, длившиеся сотни тысяч лет… Пытаясь восстать против железной логики Природы, человек вступает в борьбу с законами, которым он обязан своим существованием. «Mein Kampf» стала одной из самых читаемых книг за всю историю Германии — только в 1944 году было продано более 11 миллионов ее экземпляров. Теорию эволюции и расизм горячо приветствовали все нацистские руководители и большинство ученых — в том числе Гиммлер, шеф гестапо, и Менгеле, «ангел смерти» Освенцима. Гитлер ненавидел христианство, противостоявшее эволюционному учению.

Энтони НЭВАРД

Современный мир жестко осуждает фашизм и расизм, проповедуя по всему миру равноправие и равенство. Но в то же самое время явно приветствует то, на чем были основаны эти движения, а именно антинаучную гипотезу о происхождении мира от амебы к человека. Каждый учебник по биологии содержит рисунки Геккеля, дерево развития организмов от простого к сложному — полностью поддерживая идею эволюции, жалкие несколько предложений для «альтернативных» теорий. При том, что идея сотворения мира Библейским Богом гораздо лучше объясняет развитие и возникновение нашей планеты.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector