0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Девять месяцев химии, а ионики не было. Зато была надежда

Ионика

У Пети Кириченко настоящая цыганская страсть – петь и играть на музыкальных инструментах. Он никогда не учился музыке. У Пети пятеро сестер и братьев, всех учить музыке не хватит никаких денег. Семья небогатая – живут в селе Бессоновка Пензенской области, отец умер, мать торгует на вещевом рынке летом сумками, а зимой куртками, и очень гордится тем, что торгует официально, зарегистрировала ИП и платит налоги.

Но денег так не заработаешь. Так что никто из детей музыке не учился. Но все поют и играют. Особенно Петя.

Принято говорить, что умение петь и играть мальчик всосал с молоком матери. Но это только так говорится. На самом деле играть на инструментах Петю научил мамин брат, дядя. Он играет на всем, что звучит. Петя тоже. Но больше всего любит играть на пианино. Только пианино в доме нет. Мама обещала накопить денег и к восемнадцатилетию подарить Пете ионику – так у них в семье называется любой клавишный синтезатор.

Восемнадцать лете Пете исполнилось в марте этого года, а ионики у Пети до сих пор нет. Потому что не до ионики было, все деньги пошли на лечение.

В четырнадцать лет Петя заболел острым лимфобластным лейкозом. Девять месяцев пролежал на химии в гематологическом отделении пензенской городской больницы. Было очень грустно. Хотелось петь и играть про это грустную музыку, но ионики не было и Петя просто мычал себе под нос какие-то печальные мотивы.

Потом два с лишним года Петя жил дома на поддерживающей терапии. Была надежда выздороветь. Петя знает много песен про надежду. Про надежду песни – почти все. Он их пел, но без аккомпанемента – ионики не было. И надежда не сбылась. Рак вернулся, рецидивировал, начался снова. Чтобы выжить и выздороветь, Пете нужна трансплантация костного мозга.

У Пети пятеро сестер и братьев. Есть взрослый старший брат. Часто бывает, что родные братья и сестры подходят людям больным раком крови в доноры костного мозга. Но Петин брат подошел лишь отчасти.

Но это не большая беда. Есть такая машинка, прибор – система деплекции альфа/бета T-лимфоцитов – это звучит как первая строка песни, ах, если бы была ионика!

Петя не понимает, как это, но система деплекции альфа/бета Т-лимфоцитов делает из неподходящего костного мозга подходящий. Вынимает как-то из крови те клетки, которые могут быть отторгнуты организмом после трансплантации.

Только эта машинка одноразовая, покупается каждому пациенту индивидуально. И стоит она 800 тысяч рублей – это как двадцать очень хороших ионик.

«А ионику я ему все равно куплю, -— говорит Любовь, Петина мама. – Накоплю и куплю».

Последняя записка матери, задушившей девятимесячного сына: «Пусть ест все подряд, ведь он больше никогда этого не попробует»

В субботу,16 мая в Подмосковной Коломне обнаружили тело девятимесячного малыша. По версии следствия, маленького Тему задушила родная мама.

В субботу,16 мая в Подмосковной Коломне обнаружили тело девятимесячного малыша. По версии следствия, маленького Тему задушила родная мама. 23-летнюю Татьяну Филатову сейчас ищет полиция и волонтеры. Рядом с телом следователи нашли письмо, которое женщина адресовала отцу малыша — своему мужу. В распоряжении kp.ru оказался полный текст.

«Все как в страшном сне. Кажется, я сплю и не могу проснуться. Когда мы попали в больницу, Темику начали колоть уколы и брать анализы. Он лежал под капельницами и все время спал. А когда кололи уколы, он постоянно кричал и плакал и так жалобно смотрел, как будто я могла что-то сделать. Ещё в первый день я решила, что не дам его больше мучить, но не знала, как это все закончить. А сегодня пришла врач и сказала , что если стало лучше, то можно домой под расписку. Я соврала, что он стал лучше кушать. Я не могла больше смотреть, как ему делают уколы.

Мы поехали домой, оставили вещи и я сняла эту квартиру. Поговорили с родителями. Он ел, все что видел и я решила, пусть, так как он никогда больше это не попробует. Грыз яблоки и так смешно жевал, как взрослый.

Читать еще:  Креационизм vs. Эволюция — лучшие материалы

Ещё мы приезжали к твоему дому и смотрели в окно. Мы видели, как свет горел на кухне. Долго стояли и смотрели в окна.

Я слишком поздно поняла, как много ты для меня значишь. Таких как ты не бывает, ни мужей, ни пап. Ты самый, самый лучший! Это я все испортила.

Когда мы с тобой разговаривали, то хотелось собрать вещи и приехать с Темкой к тебе и чтобы ничего этого не было. Но уже слишком поздно.

«Я не знаю, за что я досталась тебе и родителям. Милые родители, вы всю жизнь на меня положили. Я тоже это недавно поняла. Спасибо за все. Сколько вы со мной натерпелись, особенно ты, мам.

Я очень хочу жить и чтобы ребёнок мой был жив и здоров, но это невозможно. А смотреть, как ему каждый день делают уколы, а помочь не могут, я не могу.

Люблю вас очень и Темку!».

Письмо уже изучили профессиональные психологи, которые задействованы в поисковой операции.

— В работе две основных версии: послеродовая депрессия или серьёзные проблемы с психикой. По мнению экспертов, сейчас, после совершенного преступления, женщина может быть опасна для других молодых мама с детьми, — сообщили «КП» собственные источники в следствии.

Если вы видели Татьяну, позвоните в полиции по телефону 102.

Напомним, 16 мая Татьяна вместе с сыном выписалась из детской больницы. Женщина привезла вещи домой, а потом не сказав ничего родителям и мужу, вместе с малышом оправилась в квартиру, которую она арендовала на сутки. Именно там и был найден задушенным ребенок.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Не могу смотреть, как ему колют уколы»: мать задушила сына и ушла в лес

Глава 14

Окончание ответной речи Иова на речь Софара. 1–17. Надежда Иова на божественное милосердие, дающее ему возможность оправдаться. 18–22. Ослабляющие ее соображения.

Иов.14:1 . Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями:

Иов.14:2 . как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается.

Иов.14:3 . И на него-то Ты отверзаешь очи Твои, и меня ведешь на суд с Тобою?

Бог слишком строг по отношению к Иову ( Иов 13.23–36 ), а между тем он возбуждает сострадание, заслуживает милосердия. Жизнь человека, рожденного слабою женою ( Быт 3.16 ; Иер 51.30 ) и потому по природе бессильного, непродолжительна, как существование цветка ( Пс 36.2, 89.6 ; Ис 40.6–8 ), стояние тени ( Пс 101.12, 143.4 ; Еккл 8.13 ; Прем. 2.5 ), и печальна сама по себе. Поэтому нет нужды внимательно смотреть за ним и затем наказывать за малейшие проступки («отверзать очи», ст. 3; ср. Зах 12.4 ).

Иов.14:4 . Кто родится чистым от нечистого? Ни один.

Рожденный от зараженных грехом родителей ( Пс 50.7 ), человек по своей природе склонен к греху ( Иов 15.14, 25.4 ). Он грешит непроизвольно ( Иов 15.16 ), в некоторых грехах совершенно не виноват. Достойно ли ввиду этого наказывать его?

Иов.14:5 . Если дни ему определены, и число месяцев его у Тебя, если Ты положил ему предел, которого он не перейдет,

Иов.14:6 . то уклонись от него: пусть он отдохнет, доколе не окончит, как наемник, дня своего.

Земная жизнь человека есть единственное время для пользования благами счастья ( Иов 7.7, 14.22 ), в тех пределах, границах, которые указаны им Богом (ст. 5; ср. Пс 38.5–6 ). И если теперь, по воле Господа, существование Иова подходит к концу, то Он должен «уклониться от него» (с евр. «отвратить взоры свои», ср. Иов 7.19 ; Иов 10.20 ), «доколе не возрадуется своему дню, как наемник», т. е. должен прекратить наказания, чтобы Иов мог испытать в последние минуты своей жизни чувство радости (ср. Иов 10.20–22 ).

Иов.14:7 . Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут:

Иов.14:8 . если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли,

Иов.14:9 . но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.

Иов.14:10 . А человек умирает и распадается; отошел, и где он?

Иов.14:11 . Уходят воды из озера, и река иссякает и высыхает:

Читать еще:  У близкого горе — как справиться со своими бессилием?

Иов.14:12 . так человек ляжет и не станет; до скончания неба он не пробудится и не воспрянет от сна своего.

Продолжение прежней мысли. Со стороны пользования жизнью участь человека печальнее участи дерева. Срубленное или посохшее, оно при благоприятных условиях (ст. 9) продолжает существование в отпрысках, побегах. Умерший же человек не возвратится к жизни «до скончания неба» (ст. 12), т. е. никогда, так как небеса вечны ( Пс 88.30, 148.6 ; Иер 31.35 ), при конце мира они подлежат изменению, но не уничтожению ( Ис 65.17, 66.22 ; 2Пет 3.13 ). Безвозвратное исчезновение полного жизни человека напоминает бесследное исчезновение вод (ст. 11, ср. Ис 19.5 ).

Иов.14:13 . О, если бы Ты в преисподней сокрыл меня и укрывал меня, пока пройдет гнев Твой, положил мне срок и потом вспомнил обо мне!

Перечисленные Иовом данные, при помощи которых он рассчитывает оправдаться пред Богом, не будут однако приняты Последним во внимание, пока Он находится в состоянии гнева ( Иов 9.13 ). Иов умрет, как отверженный Господом грешник. Не допуская этой мысли ранее ( Иов 13.15 ), он не может примириться с нею и теперь, – выражает желание умереть только на время, пока продолжается гнев Господа, под условием воскреснуть потом и возвратиться на землю со всеми признаками божественного благоволения.

Иов.14:14 . Когда умрет человек, то будет ли он опять жить? Во все дни определенного мне времени я ожидал бы, пока придет мне смена.

Иов.14:15 . Воззвал бы Ты, и я дал бы Тебе ответ, и Ты явил бы благоволение творению рук Твоих;

Несмотря на сомнение в исполнимости высказанного желания ( «когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» , ср. Пс 88.49 ), Иов представляет его осуществившимся и как бы созерцает факт своего оправдания. Временно укрытый в шеоле, он ждал бы окончания назначенного ему пребывания в нем, ждал бы перемены ( «пока придет мне смена» ) своего состояния, отношения к Богу. «Бог воззвал бы, и он дал бы Ему ответ», – воззвал не с целью обвинения, а для того, чтобы дать возможность оправдаться (ср. Иов 13.22 ), вместо гнева проявил бы милость.

Иов.14:16 . ибо тогда Ты исчислял бы шаги мои и не подстерегал бы греха моего;

Иов.14:17 . в свитке было бы запечатано беззаконие мое, и Ты закрыл бы вину мою.

Иов испытал бы тогда полное блаженство, сила которого уясняется путем противоположения его современному состоянию. «Но теперь, – говорит страдалец, по точному переводу с еврейского, – Ты исчисляешь мои шаги, подстерегаешь мои поступки. Ты запечатал преступление мое в мешке и положил печать на беззаконие мое». Исчисленные грехи Иова «запечатаны в мешке», – вполне хорошо сохранены для соответствующего наказания, не будут забыты и не останутся без возмездия.

Иов.14:18 . Но гора падая разрушается, и скала сходит с места своего;

Иов.14:19 . вода стирает камни; разлив ее смывает земную пыль: так и надежду человека Ты уничтожаешь.

Составляющее потребность всей души Иова желание временного пребывания в шеоле уничтожается доводами рассудка. Сомнение: «когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (ст. 14) берет перевес. Если уничтожаются и не остаются незыблемыми твердые предметы, – горы, камни и скалы, то тем более не может иметь места слабая надежда Иова на возвращение к жизни после временного пребывания в шеоле.

Иов.14:20 . Теснишь его до конца, и он уходит; изменяешь ему лице и отсылаешь его.

И действительно, создаваемое смертью бедствие вечно ( «теснишь. до конца» , – евр. «lanezah» – «на веки» ; Иов 20.7 ). Как и всякий человек, Иов умрет с обезображенным смертью лицом ( «изменяешь ему лице» ), уйдет и более не возвратится к земной жизни (ср. «отойду, – и уже не возвращусь» – Иов 10.21 ).

Иов.14:21 . В чести ли дети его – он не знает, унижены ли – он не замечает;

Иов.14:22 . но плоть его на нем болит, и душа его в нем страдает.

Смерть прекращает всякое сношение с землею: умершему неизвестна даже судьба его близких (ст. 21; ср. Еккл 9.5–6 ); его плоть ощущает лишь то, что касается непосредственно ее самой, его душа плачет лишь о себе (ст. 22).

Баллада о детстве

Час зачатья я помню неточно —
Значит память моя однобока,
Но зачат я был ночью, порочно
И явился на свет не до срока.

Читать еще:  Владимирская икона Божией Матери: история происхождения

Я рождался не в муках, не в злобе:
Девять месяцев — это не лет!
Первый срок отбывал я в утробе —
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам, святители,
Что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители
Зачать меня задумали

В те времена укромные,
Теперь — почти былинные,
Когда срока огромные
Брели в этапы длинные.

Их брали в ночь зачатия,
А многих — даже ранее,
А вот живёт же братия,
Моя честна компания!

Ходу, думушки резвые, ходу!
Слова, строченьки милые, слова.
Первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.

Знать бы мне, кто так долго мурыжил, —
Отыгрался бы на подлеце!
Но родился, и жил я, и выжил:
Дом на Первой Мещанской — в конце.

Там за стеной, за стеночкою,
За перегородочкой
Соседушка с соседочкою
Баловались водочкой.

Все жили вровень, скромно так —
Система коридорная:
На тридцать восемь комнаток —
Всего одна уборная.

Здесь на зуб зуб не попадал,
Не грела телогреечка,
Здесь я доподлинно узнал,
Почём она — копеечка.…

Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу,
И плевал я, здоровый трёхлетка,
На воздушную эту тревогу!

Да не всё то, что сверху, — от Бога,
И народ «зажигалки» тушил;
И как малая фронту подмога —
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три луча,
На чердаке рассеяно,
На Евдоким Кириллыча
И Гисю Моисеевну.

Она ему: «Как сыновья?» —
«Да без вести пропавшие!
Эх, Гиська, мы одна семья —
Вы тоже пострадавшие!

Вы тоже — пострадавшие,
А значит — обрусевшие:
Мои — без вести павшие,
Твои — безвинно севшие».

…Я ушёл от пелёнок и сосок,
Поживал — не забыт, не заброшен,
Но дразнили меня «недоносок»,
Хоть и был я нормально доношен.

Маскировку пытался срывать я:
Пленных гонят — чего ж мы дрожим?!
Возвращались отцы наши, братья
По домам — по своим да чужим…

У тёти Зины кофточка
С разводами да змеями —
То у Попова Вовчика
Отец пришёл с трофеями.

Трофейная Япония,
Трофейная Германия…
Пришла страна Лимония,
Сплошная Чемодания!

Взял у отца на станции
Погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации
Толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились — потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся — отревели.

Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили: «Зачем?» — он в ответ:
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет!

Пророчество папашино
Не слушал Витька с корешем —
Из коридора нашего
В тюремный коридор ушёл.

Ну, он всегда был спорщиком,
Припрут к стене — откажется…
Прошёл он коридорчиком —
И кончил «стенкой», кажется.

Но у отцов — свои умы,
А что до нас касательно —
На жизнь засматривались мы
Уже самостоятельно.

Все — от нас до почти годовалых —
«Толковищу» вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.

Не досталось им даже по пуле,
В «ремеслухе» — живи да тужи:
Ни дерзнуть, ни рискнуть… Но рискнули
Из напильников делать ножи.

Они воткнутся в лёгкие
От никотина чёрные
По рукоятки — лёгкие
Трёхцветные наборные…

Вели дела обменные
Сопливые острожники —
На стройке немцы пленные
На хлеб меняли ножики.

Сперва играли в «фантики»,
В «пристенок» с крохоборами,
И вот ушли романтики
Из подворотен ворами.…

Спекулянтка была номер перший —
Ни соседей, ни бога не труся,
Жизнь закончила миллионершей
Пересветова тётя Маруся.

У Маруси за стенкой говели,
И она там втихую пила…
А упала она возле двери —
Некрасиво так, зло умерла.

И было всё обыденно:
Заглянет кто — расстроится.
Особенно обидело
Богатство метростроевца —

Он дом сломал, а нам сказал:
«У вас носы не вытерты,
А я — за что я воевал?!» —
И разные эпитеты.

Нажива — как наркотика.
Не выдержала этого
Богатенькая тётенька
Маруся Пересветова.…

Было время — и были подвалы,
Было надо — и цены снижали,
И текли куда надо каналы,
И в конце куда надо впадали.

Дети бывших старшин да майоров
До ледовых широт поднялись,
Потому что из тех коридоров
Вниз сподручней им было, чем ввысь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector