0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ДЕКРЕТ ОБ ОТДЕЛЕНИИ ЦЕРКВИ ОТ ГОСУДАРСТВА

ДЕКРЕТ ОБ ОТДЕЛЕНИИ ЦЕРКВИ ОТ ГОСУДАРСТВА

Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви — нормативно-правовой акт, принятый Советом Народных Комиссаров РСФСР 23 января 1918 года. Декрет послужил основанием для начавшегося притеснения верующих, перешедшего затем в открытое гонение.

Полный текст документа

1. Церковь отделяется от государства.

2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.

3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.

Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.

4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными Обрядами или церемониями.

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.

Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.

6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.

Из’ятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другою, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.

7. Религиозная клятва или присяга отменяется.

В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание.

8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью, отделами записи браков и рождений.

9. Школа отделяется от церкви.

Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.

Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах, и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных «автономных и самоуправляющихся установлений.

11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют.

13. Все имущества, существующих в России, церковных и религиозных обществ сбавляются народным достоянием. Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

100 лет назад в РСФСР был принят декрет об отделении церкви от государства

Конфискация церковной собственности, 1922 год

Wikimedia Commons

Вплоть до 1917 года в России церковь шла с государством рука об руку, хотя и находилась в подчиненном ему положении. Такие порядки ввел Петр I, упразднивший Патриаршество и учредивший Святейший правительствующий синод — высшую законодательную, административную и судебную инстанцию Русской православной церкви.

При этом в личных документах подданных Российской империи указывалось их вероисповедание. Они не всегда отражали реальные религиозные убеждения людей, а беспрепятственно сменить вероисповедание можно было разве что при переходе из иного исповедания в православие. Лишь в 1905 году был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», несколько улучшивший ситуацию.

В июле 1917 года Временным правительством был издан закон «О свободе совести», регламентировавший свободу религиозного самоопределения человека по достижении 14 лет. Это вызвало протесты со стороны Синода.

Также с приходом к власти Временного правительства Всероссийский поместный собор обсудил вопрос о восстановлении патриаршества. Далеко не все его участники поддерживали такое решение. Однако после Октябрьской революции и прихода к власти большевиков споры прекратились и патриаршество было решено восстановить. Патриархом в ноябре 1917 года был избран святитель Тихон.

К тому времени уже начались стычки церкви и советской власти. В октябре был издан «Декрет о земле», согласно которому земля больше не являлась частной собственностью и была передана в пользование «всех трудящихся на ней». Сюда входили и все церковные и монастырские земли «со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями». В декабре Закон Божий в образовательных учреждениях был переведен из обязательных предметов в факультативные. Было прекращено финансирование духовных учебных заведений.

Наконец, все учебные заведения духовного ведомства вместе со всем имуществом были переданы в Комиссариат.

Семейное законодательство тоже претерпело изменения. В декабре 1917 года появились декреты «О расторжении брака» и «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», лишившие церковный брак юридической силы.

В январе 1918 года были закрыты храмы придворного ведомства. Вышло постановление, упразднившее придворное духовенство. Помещения и имущество придворных храмов было конфисковано, но проводить в них богослужения дозволялось. В дальнейшем была конфискована и иная церковная собственность, в частности, типографии и армейское имущество.

В этот период патриарх Тихон издал воззвание, гласившее:

«Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей земной… Гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани».

2 февраля 1918 года был принят «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви». Он вступил в силу 5 февраля, когда был опубликован в «Газете Рабочего и Крестьянского Правительства».

«Церковь отделяется от государства», — гласил первый пункт декрета.

В остальных отмечалось, что «каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой» и запрещалось «издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан».

Религиозные воззрения больше не являлись поводом для уклонения от выполнения гражданских обязанностей. Отменялись религиозные обряды, связанные с действиями «государственных и иных публично-правовых установлений».

Кроме того, декрет запрещал преподавать религиозные вероучения в учебных заведениях — теперь делать это можно было лишь частно. Были запрещены и поборы в пользу церковных и религиозных сообществ. Также они теперь были лишены права собственности и не имели прав юридического лица. Все имущество церковных и религиозных сообществ было объявлено народным достоянием.

Читать еще:  Молитва от неприятностей в семье. Самые сильные защитные молитвы от недоброжелателей и разных бед

Представители церкви рассматривали происходящие реформы как «злостное покушение на весь строй жизни православной Церкви и акт открытого против нее гонения».

«Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Церкви от государства», изданное после вступления декрета в силу, гласило: «Всякое участие как в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к православной Церкви и навлекает на виновных кары вплоть до отлучения от Церкви».

Патриарх Тихон призывал народ: «врагам церкви. противопоставьте силою веры вашего всенародного вопля, который остановит безумцев».

В городах устраивались крестные ходы. В целом, они проходили довольно мирно, однако несколько раз были и столкновения с властями, сопровождавшиеся кровопролитием.

Положения декрета систематически дополнялись новыми распоряжениями — например, об упразднении должностей законоучителей всех вероисповеданий. Также в феврале было издано постановление, гласившее, что «преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, состоящих в ведении Народного комиссариата по Просвещению, и исполнение каких-либо религиозных обрядов в стенах школы не допускается».

Летом было предписано закрыть все духовные учебные заведения, в том числе частные, и передать их здания местным органам власти. Впрочем, совершеннолетние граждане имели право посещать богословские курсы. Таким образом, образовательная сфера теперь полностью находилась в ведении государства.

Декрет заложил основы атеистического воспитания в СССР.

Активная конфискация церковного имущества началась почти сразу после принятия декрета. Ближе к осени Наркомюст издал дополнительные инструкции, предписывающие изъять все средства, находившиеся «в кассах местных храмов и молитвенных домов, у церковных старост, казначеев, приходских советов и коллективов, у настоятелей храмов, у благочинных, у епархиальных и уездных наблюдателей церковно-приходских школ, бывших духовных консисториях, в капиталах епархиальных архиереев, в Синоде, в Высшем церковном совете, в так называемой «патриаршей казне».

Сами храмы и реквизит для религиозных обрядов могли быть переданы в пользование религиозным общинам на основании специального договора.

В дальнейшем советское законодательство продолжило отделять атеистов от верующих. Если в 1918 году Конституция РСФСР гарантировала «свободу религиозной пропаганды», то в дальнейшем это словосочетание изменилось на «свободу вероисповеданий», а затем — просто на «свободу отправления религиозных культов».

Декрет был отменен 25 октября 1990 года. Современные положения законодательства Российской Федерации гласят, что

«Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» и «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Также современное законодательство дает религиозным организациям возможность создания юридического лица и право собственности.

Декрет СНК РСФСР от 23.01.1918 Об отделении церкви от государства и школы от церкви

ТочностьВыборочно проверено
Декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»
Источник: СУ РСФСР, 1918, № 18, ст. 263, «Газета Рабочего и Крестьянского Правительства», № 15, 23.01.1918, «Свод законов РСФСР», т. 1, с. 861, 1988 г.
• Документ утратил силу, см. Постановление ВС РСФСР от 25.10.1990 N 268-1
Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Наверх

Совет Народных Комиссаров РСФСР

Декрет от 23 января 1918 года

Об отделении церкви от государства и школы от церкви

1. Церковь отделяется от государства.

2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.

3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.

Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.

4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.

Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.

6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.

Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другою, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.

7. Религиозная клятва или присяга отменяется.

В необходимых случаях даётся лишь торжественное обещание.

8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.

9. Школа отделяется от церкви.

Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.

Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах, и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.

11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют.

13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием. Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

Совета Народных Комиссаров
Ульянов (Ленин)

Народные Комиссары:
Подвойский,
Алгасов,
Трутовский,
Шлихтер,
Прошьян,
Менжинский,
Шляпников,
Петровский.

Управляющий делами
Совета Народных Комиссаров
Вл. Бонч-Бруевич.

Текст научной работы на тему «Новый взгляд на первые антицерковные декреты советской власти. Рецензия на: Отделение церкви от государства и школы от церкви в Советской России. Октябрь 1917—1918 г. Сборник документов / Отв. ред. прот. Владимир Воробьев, отв. сост. Л.Б. Милякова. М.: Изд-во ПСТГУ, 2016. — 944 с.»

Новый взгляд на первые антицерковные декреты советской власти

Рецензия на: Отделение церкви от государства и школы от церкви в Советской России. Октябрь 1917—1918 г. Сборник документов / Отв. ред. прот. Владимир Воробьев, отв. сост. Л.Б. Милякова. М.: Изд-во ПСТГУ, 2016. — 944 с.

Первые декреты советской власти, в том числе затрагивавшие религиозную сферу жизни российского общества, публиковались неоднократно как в советский, так и в постсоветский периоды. Казалось бы, в этой области сложно ожидать каких-то новых открытий. Однако сборник документов, выпущенный Издательством Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, представил новый взгляд на самый ранний этап становления государственно-церковных отношений советского периода. Предшествующие публикации, как правило, отдавали предпочтение документам, созданными партийными и государственными органами. Те публикации, в которых были представлены иные по происхождению докумен-

Читать еще:  ЕГЭ навылет: в первый же день все кончилось

ты, освещали события, имевшие место в каком-то одном регионе, или были посвящены одной проблеме (например, политике советской власти в отношении школьного образования)1.

Составители рецензируемого издания поставили перед собой Другую задачу. Они не ограничились документами, созданными государственными и партийными органами, но дополнили их церковными документами, в том числе протестами верующих, а также публикациями в прессе. Составители стремились представить всю тематическую палитру взаимоотношений церкви и государства в 19171. Ср.: Православная Москва в 1917— 1921 гг.: Сборник документов и материалов / Авт.-сост.: Н.А. Казакевич, В.В. Марковчин, Т.С. Тугова и др. М., 2004.

1918 гг. — создать «разностороннюю тематическую подборку документов по наиболее острым проблемам церковной истории первых лет советской власти» (с. 36).

Основу публикуемого корпуса документов составили материалы центральных и московских архивов: Государственного архива Российской Федерации (фонды СНК, ВЦИК, наркоматов юстиции, просвещения, иму-ществ и внутренних дел и Священного Собора Православной Российской Церкви 19171918 гг.), Российского государственного архива социально-политической истории (фонды ЦК РКП(б), СНК РСФСР и личные фонды руководителей партии и государства), Центрального государственного архива Московской области (фонды Моссовета, уездных советов Московской губернии, Комиссии по охране Троице-Сергиевой лавры, наркомата земледелия, Московского губернского революционного трибунала), а также Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (фонд управделами СНК). Наряду с архивными документами авторы широко использовали материалы прессы, как большевистской, так и оппозиционной (с. 44).

В результате в сборник вошли документы, исходившие как от органов советской власти (самых разных уровней),

так и от церкви (всех ее иерархических ступеней), в том числе от простых верующих, документы, созданные в различных регионах России, находившихся в тот период под контролем большевиков, и относящиеся к разным типам документальных материалов (законодательные акты, доклады, протоколы, отчеты, письма, прошения, резолюции сходов, наказы и др.). При этом подавляющее большинство материалов публикуется впервые. Все это делает рецензируемый сборник «наиболее полным академическим изданием по данной проблематике» (с. 43).

Хронологически включенные в сборник документы освещают события, происходившие в стране с октября 1917 г. до конца 1918 г. При этом составители публикуют также и ряд документов 1919 г., в которых речь идет о событиях 1918 г. (прежде всего, связанных с началом кампании вскрытия мощей). В соответствии с хронологическим принципом сборник разделен на две части (октябрь — декабрь 1917 г. и 1918 г.). Внутри второй части (1918 г.) выделены шесть тематических разделов: разработка секулярного законодательства, создание государственных структур по его реализации, отношение церкви и верующих к политике государства; национализация, реквизиция, конфискация и разграбление иму-

щества монастырей и храмов, наложение контрибуций и налогов на духовенство, реализация декретов о расторжении брака и гражданском браке, разработка декрета о кладбищах и похоронах; о призыве духовенства в тыловое ополчение и к исполнению трудовой повинности; вытеснение церкви из общественной и повседневной жизни; отделение школы от церкви. Уже из названий этих разделов можно увидеть, что тематический охват материалов сборника исключительно широк.

Несомненным новшеством является публикация документов, показывающих реакцию церкви на декреты советской власти; материалы, связанные с обследованием московского Кремля после артиллерийского обстрела октября 1917 г.; многочисленные материалы о сопротивлении верующих, об их попытках найти новые формы существования во враждебной реальности. Петиции, обращения, рассказы об организации протестных крестных ходов и о реакции на них местных властей, сообщения о реквизиции церковного имущества, в том числе монастырских помещений, о нападениях на монастыри, об организации верующих для охраны церковного достояния, протесты против наложения огромных контрибуций и налогов на духовенство, а также про-

тив призыва его в тыловое ополчение и привлечение к трудовой повинности, — большинство этих материалов публикуется впервые.

Ряд документов сборника освещает деятельность делегации Священного Собора 1917— 1918 гг. по переговорам с СНК, перед которой была поставлена задача добиться пересмотра дискриминационного законодательства. К этим материалам примыкают документы, связанные с деятельностью Н.Д. Кузнецова — мыслителя и церковно-об-щественного деятеля предреволюционной поры, активного участника Собора 1917-1918 гг., по сути, взявшего на себя роль главного защитника прав духовенства и верующих перед советскими властями в рассматриваемый период.

Немалый интерес представляют документы о хозяйственной деятельности церковных организаций в революционный период, в частности, о судьбе свечных заводов, которые власть планировала национализировать, в том числе аргументированные возражения Центрального комитета по делам свечных заводов и складов. Ряд материалов повествует о попытках сохранения домовых церквей, закрытых советской властью, в частности, о попытках сохранения домовой церкви Московского университета, а с другой стороны — о по-

пытках сохранить Петроградскую духовную академию путем слияния ее с Петроградским университетом.

Составители сборника стремились к тому, чтобы по каждой из тем было дано максимальное число голосов современников: не только представителей власти, но и верующих, жителей не только Москвы и Петрограда, но и отдаленных губерний. Это многоголосие — важнейшая черта рецензируемого издания, выделяющая его на фоне предшествующих публикаций.

Кроме того, составители постарались найти максимально удобную для читателя форму представления всего разнообразия документов по той или иной теме. Внутри тематических разделов мы можем найти как единичные документы, размещенные в хронологическом порядке, так и подборки документов, посвященные конкретному событию или проблеме. Подборки эти имеют собственный заголовок (и, соответственно, номер), документы внутри них также озаглавлены, пронумерованы и размещены в хронологическом порядке. Например, в III разделе сборника помещена подборка документов «О реквизициях в Александро-Свирском монастыре Олонецкой епархии» (с. 454-465), включающая доклад Олонецкого епископа патриарху Тихону (14 ноября 1918 г.), за-

явление Н.Д. Кузнецова в СНК по этому поводу (20 декабря 1918 г.), сообщение Олонецкой ЧК о реквизициях (22 марта 1919 г.). При этом подборка среди других документов раздела размещается в соответствии с датой первого помещенного в ней документа. Упомянутая выше подборка помещена между документами, датированными 11 и 15 ноября 1918 г. И хотя хронология публикуемых документов в этом случае нарушается (это надо иметь в виду читателю сборника), подборки позволяют каждое из событий увидеть с исчерпывающей полнотой.

Наконец, сборник снабжен необходимым научным аппаратом (комментариями, указателями), а публикацию документов предваряют три вводных статьи: историческое введение, написанное ответственным составителем сборника Л.Б. Миляковой (ПСТГУ); источниковедческим обзором, написанным ведущим специалистом в области источниковедения государственно-церковных отношений советского периода С.Г. Петровым (Институт истории Сибирского отделения РАН); археографическим предисловием (авторы — И.А. Зюзина и Л.Б. Милякова).

Какое общее впечатление производит сборник? При чтении документов самого разного происхождения бросается в глаза высокая степень ожесточе-

ния в отношении власти к верующим. Это можно увидеть не только в сообщениях о расстрелах крестных ходов в разных частях страны (с. 144-145 и др.), но также и в самом способе описания противоположной стороны. Так, газета «Беднота» описывает крестный ход в Москве на Красной площади, состоявшийся в мае 1918 г. на праздник святителя Николая Мирликий-ского, как сборище маргиналов и провокаторов и именует его «демонстрацией мракобесов» (с. 295). Между тем сегодня мы знаем фотографии этого крестного хода, на котором он предстает как гигантское народное торжество (народом заполнена вся Красная площадь). Но в статье «Бедноты» не просто искажена реальность, она проникнута стремлением дегумани-

Читать еще:  6 причин, по которым молодые люди уходят из Церкви

зировать противника, пусть даже этот противник — весь верующий народ. Становится понятно, что в атмосфере каждодневного психологического давления оказались не только иерархи и священнослужители, но и рядовые верующие.

Рецензируемое издание, безусловно, вносит значительный вклад в осмысление начального этапа советской антирелигиозной политики. Представляется, что теперь именно этот сборник документов станет настольной книгой исследователей, занимающихся ранним периодом эволюции государственно-церковных отношений и протестной активностью верующих советского периода.

В этот день, 103 года назад, принятый Советом народных комиссаров 20 января (2 февраля по нов. ст.) 1918 года Декрет о светском государстве опубликован в «Газете Рабочего и Крестьянского Правительства» , после чего вступил в силу.

Во времена феодальной Руси действовала свобода вероисповедания, поэтому в разных регионах доминировали разные религии.

Однако с началом становления монархии религия всё больше стала соединяться с престолом, фактически выполняя роль идеологической ветви власти.

Значительное сближение церкви и престола произошло при Иване Грозном, который провёл ряд религиозных походов, тем самым распространяя действие государственной религии на новые территории.

Но самое большое влияние на развитие церкви произвёл первый император Российской Империи Пётр I, который после начала западнизации русских земель воспользовался опытом протестантской церкви и фактически ввёл православную церковь в состав государственного аппарата, после чего она стала именоваться господствующей религией.

Это было сделано путём учреждения соответствующего правительственного ведомства — Святейшего правительствующего синода, а также введением должности обер-прокурора при Синоде, позволившие церкви стать полноправной идеологической опорой монархическому строю.

После данного нововведения в государстве появились законодательная, административная и судебная церковные инстанции, а в личных документах российских подданных появилась строка отображающая их вероисповедание.

Это вызывало многочисленные религиозные конфликты в обществе, которые во время так называемой Первой русской революции вынудили императора Николая II издать Указ «Об Укреплении Начал Веротерпимости» , которым он хоть и уменьшил общественный конфликт, но тем самым подорвал идеологическую основу своего правления.

Хотя это было далеко не единственной причиной падения монархии, которая к началу Первой мировой войны объективно исчерпала свои возможности как система управления крупным государством, поэтому после Февральской Буржуазной революции ограничения идеологической основы монархии продолжились в виде издания Закона «О свободе совести» от 14 июля 1917 года .

Это в свою очередь вызвало конфликт между Временным правительством и синодом, так как юридически правовой статус церкви всё ещё оставался господствующим .

Данный конфликт привёл к упразднению синода и восстановлению патриаршества , которое в своё время было отменено ещё Петром I.

Но кардинальные перемены произошли после свершившейся 7 ноября 1917 года Великой Октябрьской Социалистической революции, благодаря которой было начато строительство государства с социалистической идеологией, то есть на основе равноправия граждан, что в первую очередь было отражено в Декрете об уничтожении сословий и гражданских чинов от 23 ноября 1917 года.

Это усилило конфликт церкви и теперь уже новой власти, так как в церковной идеологии поддерживающей сословное деление в обществе, теперь не было никакой потребности.

Следствием чего у церкви стали забирать властные полномочия, такие как регистрация браков и разводов, ведение исторических архивов, ведение идеологической пропаганды и назначение государственных праздников.

Это вылилось в многочисленные конфискации церковного имущества полученного во время монархического строя, а также юридическое разделение государства и церкви, выраженное в Декрете от 5 февраля 1918 года.

Данным Декретом церковь не только выводилась из системы государственного управления, но и лишалась права влиять на образовательные процессы, которые из-за царских ограничений привели к полному упадку данной сферы, что срочным образом пришлось исправлять Советской власти, путём массовой ликвидации безграмотности.

Причём инициатором данного Декрета стал бывший церковный служащий — настоятель М. Галкин, который «с тяжёлым камнем полного неверия в политику официальной церкви» предложил ряд мер , впоследствии ставших основой нормативно-правовой базы по ограничению церковной власти.

Руководство церкви конечно же официально обратилось к В. Ленину с просьбой не вводить в действие данные правовые нормы, но оно осталось без ответа.

Поэтому, помимо всего прочего, на основании Декрета:

— стало запрещено издавать законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан;

— граждане получили право исповедывать любую религию или не исповедывать никакой;

— религиозным организациям стало запрещено нарушать права граждан и общественный порядок ;

— введён запрет на уклонение от исполнению своих гражданских обязанностей на основании религиозной принадлежности;

— отменена обязанность граждан приносить церкви религиозную клятву, присягу или платить принудительные взносы;

— все церковные и религиозные общества стали подчиняться общим положениям о частных обществах и союзах ;

— церковные и религиозные общества были практически приравнены к НКО, так как были лишены права на регистрацию как юридическое лицо владеющее какой либо собственностью;

— всё имущество существующих в России церковных и религиозных обществ было объявлено народным достоянием.

В итоге большая часть описанных в Декрете прав стали нормой не только в России, но и в большинстве стран мира, став основой для построения светских государств.

Однако после разрушения СССР Декрет был отменён Верховным Советом РСФСР 25 октября 1990 года, с заменой его действия на Постановление «О порядке введения в действие Закона РСФСР „О свободе вероисповеданий“», на основании которого церкви вернули возможность создания юридического лица и регистрации права собственности .

Помимо того, на государственном гербе РФ снова появились монархические символы, а установленный Б. Ельциным государственный строй позволил начать процессы, ведущие к восстановлению сословного деления в обществе.

Значение и действие декрета

Декрет был подписан председателем Совета Народных Комиссаров В. И. Ульяновым (Лениным), а также Народными Комиссарами: Подвойским, Алгасовым, Трутовским, Шлихтером, Прошьяном, Менжинским, Шляпниковым, Петровским и управляющим делами Совета Народных Комиссаров Вл. Бонч-Бруевичем.

Данный декрет чётко определил отношение новой власти к церкви и религиозным обществам. Устанавливался принцип светскости при осуществлении государственной власти. Никакой религии не могло отдаваться предпочтение, указание на вероисповедание или отсутствие такового не могло давать привилегий или преимуществ при занятии государственных должностей. Атеизм был приравнен в правах к исповеданию религии. В образовательном процессе преподавание религиозных предметов (Закона Божьего) в государственных общеобразовательных учебных заведениях не допускалось. Эти формулировки надолго стали основой светской политики СССР и стран социалистического лагеря.

Отмена права собственности у церкви и религиозных обществ привела к национализации и секуляризации земель и имуществ, ранее принадлежавших Русской православной церкви.

Запись актов гражданского состояния (сведения о рождении, смерти, браке) стала вестись исключительно государственными органами (ЗАГСами).

VIII Отдел Народного комиссариата Юстиции с января 1919 года планировал выпуск нового ежемесячного журнала «Революция и церковь». В нём планировалось размещать обзор распоряжений и разъяснений касательно отделения церкви от государства и школ от церкви [1] . Распространялся труд Бухарина «Церковь и школа в Советской республике» [2] .

Декретом начинался Свод Законов РСФСР (изданный в 1980-х годах в 8 томах). Декрет был признан утратившим силу постановлением Верховного Совета РСФСР от 25 октября 1990 г. «О порядке введения в действие Закона РСФСР „О свободе вероисповеданий“».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector