0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чужих семей не бывает. О чем современные детские книги про войну

8 книг о детстве во время войны

8 книг о детстве во время войны

Когда мужчины уходили на фронт, дома оставались женщины и дети, которые с этого момента детьми быть переставали. Они заботились о своих матерях, стояли в очередях за хлебом или сбегали воевать. И сколько бы их ни пытались оградить от войны, она была повсюду, и дети все видели и замечали. Из них выросли герои этих книг — очень разные, с удивительными судьбами, за каждой из которых стоят воспоминания человека, бывшего ребенком во время войны.

1. «Три девочки», Елена Верейская

Три девочки — это школьницы Наташа, Катя и Люся. Они живут в коммунальной квартире, по первым буквам всех обитателей зовущейся «Соленая Католюандо», дружат, придумывают ребусы, встречают Новый год — а потом приходит война. Перестав ходить в школу — ее разбомбило, — девочки учатся другим вещам. Они умеют тушить зажигательные бомбы, отличать шум двигателей советских и вражеских самолетов и радоваться черствому хлебу: «Сухарь был очень черствый, и это было хорошо — можно было дольше жевать». Эта повесть о хорошем — пережить самые трудные моменты жителям квартиры помогает забота друг о друге.

«Катя присела на ступеньку у входа в булочную, — она очень устала. Вот еще человек десять, и она дойдет до двери. В самой булочной стоять уже легче, там теплее. Катя думала о дедушке, — последние дни она очень тревожилась за него. Дедушка иногда не приходит с завода по два-три дня, и она тогда не знает, что думать, и боится подумать о самом страшном».

2. «Будь здоров, школяр», Булат Окуджава

На фронт Булат Окуджава попадает в 17 лет — его уже не назовешь ребенком, но, по сути, это вчерашний школьник. Его автобиографическая повесть очень честная: он пишет о том, каким тяжелым был военный быт, как резко отличалась реальная война от ребяческих представлений о ней.

«Командир полка читает донесение и посматривает на меня. И я чувствую себя тщедушным и маленьким. Я смотрю на свои не очень античные ноги, тоненькие, в обмотках. И на здоровенные солдатские ботинки. Все это, должно быть, очень смешно».

Повести о войне, особенно детские, очень часто написаны в возвышенно-патриотическом настроении, и многим из них мы это прощаем, потому что любили их в детстве и хотели быть похожими на самоотверженных героев. Но в повести Окуджавы война — это не героизм и подвиги, это и ошибки из-за неопытности, и страх, и желание выжить и в то же время дружба тех самых вчерашних школяров, которая поддерживала в них человеческое. Окуджава рассказывает, как ел похлебку щепкой, потеряв ложку, как мерз зимой в плохих ботинках, как перепутал свист вражеских пуль с пением птиц, как принимал «лихой вид», чтобы понравиться связистке Нине, и как погибли его товарищи.

3. «Мальчики из блокады», Александр Крестинский

Несколько рассказов и повесть в автобиографичном сборнике Крестинского — это жизнь ленинградских ребят до войны и во время блокады. Они были детьми — играли, мечтали о победоносных битвах, пока фашисты под стенами города не обратили их фантазии в реальность.

«И все-таки война началась. Узнав об этом, мы взяли свои сабли и ружья и пошли на задний двор готовиться к битве с Чингисханом, которого уже окрестили между собой фашистом, и шумели там весело, лихо, победно, выгоняя из паутинных углов последнюю тишину, пока не пришел Коля Кумач, особенно серьезный, бледный, с печальными серыми глазами на большом одутловатом лице, и не сказал — чересчур грубо, как мне тогда показалось: «Дураки, война ведь…“»

Теперь богатством мальчишкам казались уже не сабли и цветные картинки из журналов, а кусок мерзлой конины. Это книга о страшных и грустных событиях, о которых говорится простыми словами. Во время блокады ленинградцы хоронили близких, прятались от бомбежек и выживали всеми силами, но кроме этого они дружили, влюблялись и пересказывали друг другу книжки, которые читали еще тогда, когда не было войны.

4. «Я вижу солнце», Нодар Думбадзе

«В тот день впервые увидел я столько испуганных людей со слезами на глазах, впервые увидел плачущую тетю. День этот был похож на морской отлив, после которого на берегу остаются рыбы, раковины и щепки…» — таким был день, когда из каждой семьи в деревне Сосо мужчины ушли на фронт. Оставшись без родителей, которых репрессировали еще раньше, он живет с тетей и дружит со слепой девушкой Хатией, которая живет по соседству. Врач пообещал ей, что если она сможет видеть солнце — значит, ее слепота излечима.

Это история о том, как война идет в грузинской деревушке, далекой от военных действий: здесь находится место и дезертирству, и подвигам. Жители спасают жизнь раненому солдату, не зная о нем ничего, кроме того, что ему нужна помощь. В словах, которые часто повторяет Хатия «я вижу солнце», — одновременно и ее надежда на исцеление, и на то, что война закончится и все однажды будет хорошо.

5. «Должна остаться живой», Людмила Никольская

Людмила Никольская пишет об одном блокадном месяце в жизни ленинградской девочки Майи — декабре 1941 года. О небольших, но важных моментах этого короткого периода здесь рассказывается очень подробно: как Майя находит чужую хлебную карточку и боится, что ее уличат в краже, как поддерживает маму и как вспоминает, увидев забытую надпись на стене, как хотела быть похожей на Женю из «Тимура и его команды». О чем она переживает, о чем думает и чего боится — все это приметы блокадного времени, которые мы видим детскими глазами.

«Ещё недавно война была как в кино. Где-то на границах с врагом бьются сильные весёлые бойцы. В промежутках между боями они распевают прекрасные мужественные песни. Там война, там стреляют и убивают. Дома же бойцов ждут с победой невесты и тоже поют песни. Нежные и грустные. Всё перепуталось. Ленинград стал фронтом. Его бомбят, обстреливают. В нём убивают».

6. «Улица младшего сына» Лев Кассиль, Макс Поляновский

«Не так уж много на свете мальчиков, по имени которых названы целые улицы», — так начинается повесть о Володе Дубинине, мальчике, вступившем в партизанский отряд.

«Володя долго не мог решить, кем ему быть, когда он вырастет. Недалеко было то время, когда он мечтал стать доктором. Потом, как и многие его сверстники в те годы, он решил, что будет полярником и станет плавать на льдине под красным флагом. Вскоре после этого собирался стать пограничником и сражаться на Дальнем Востоке против японских самураев».

Но вырасти ему так и не пришлось — как и стать доктором или полярником. Вместо этого с приходом фашистских оккупантов Володя становится партизаном и им и остается в памяти города, который он помогал защищать.

7. «Убежище», Анна Франк

Анна Франк сделала первую запись в своем дневнике 12 июня 1942 года, когда ей было 13 лет, и вела его до 1 августа 1944 года. Еврейская девочка стала свидетельницей нацистской оккупации Нидерландов и, вместе со своей семьей прячась от немцев, вела записи в форме писем к вымышленной подруге Китти. Она рассказывала о жизни обитателей убежища, записывала свои мысли, обиды и радости до того дня, пока в их укрытие не пришло гестапо.

«Милая Китти! Наше убежище стало настоящим тайником. Господину Кралеру пришла блестящая мысль — закрыть наглухо вход к нам сюда, на заднюю половину дома, потому что сейчас много обысков — ищут велосипеды. Выполнил этот план господин Воссен. Он сделал подвижную книжную полку, которая открывается в одну сторону, как дверь. Конечно, его пришлось „посвятить“, и теперь он готов помочь нам во всем».

8. «Сын полка», Валентин Катаев

«Сын полка» — это повесть об одном мальчике, но на самом деле его судьба не была редкой для военного времени. Ваню Солнцева, у которого война забрала семью, разведчики нашли спящим в окопе и «усыновили» всем полком.

«Дело известное, товарищ капитан, — сказал Егоров. — Отец погиб на фронте в первые дни войны. Деревню заняли немцы. Мать не хотела отдавать корову. Мать убили. Бабка и маленькая сестрёнка померли с голоду. Остался один. Потом деревню спалили. Пошёл с сумкой собирать куски. Потом убежал. Почитай, два года бродил, прятался в лесах, всё хотел через фронт перейти. Да фронт тогда далеко был. Совсем одичал, зарос волосами. Злой стал. Настоящий волчонок. А ещё в сумке у него мы нашли букварь. Рваный, потрёпанный. „Для чего тебе букварь?“ — спрашиваем. „Чтобы грамоте не разучиться“, — говорит. Ну что вы скажете!»

Читать еще:  Время генома: Как анализ ДНК помогает предсказать будущее

Сын Валентина Катаева Павел позже писал, что отец, работавший военным корреспондентом, задумал эту повесть во время фронтовых командировок, несколько раз сталкиваясь со случаями, когда солдаты принимали к себе беспризорных, осиротевших детей.

Чужих семей не бывает. О чем современные детские книги про войну

Победа над фашизмом, безусловно, была величайшим событием ХХ столетия. И Советский Союз сыграл в этом событии важнейшую роль.

Но победа венчала множество разных событий. И более 70 лет спустя, казалось бы, можно признать: все было очень сложно и далеко не так, как показывалось в фильмах советских времен (пусть они и считались «хорошими»). Мы, дети и внуки участников и свидетелей Великой Отечественной войны, жили с неосознаваемым нами зазором между советскими фильмами и реальностью, о которой умалчивали наши деды-фронтовики, наши бабушки, пережившие эвакуацию или блокаду. А молчание взрослых (или умалчивание) тоже формирует. Например, я в детстве считала, что лучшая жизнь – это жизнь в партизанах. Они живут в уютных землянках, где вьется в печурке огонь, поют красивые песни, шутят и время от времени ходят пускать под откос поезда. А смерть на войне – это нечто прекрасное. Ты почти сразу превращаешься в памятник: летят самолеты, плывут корабли, «Привет Кибальчишу!»…

В голове у ребенка разные войны часто слипаются в «единый ком». И современные дети вряд ли представляют собой исключение.

Но с детьми XXI века мы уж точно не можем говорить о войне так же, как говорили с нами.

Сегодня свидетелей той войны практически не осталось. Но теперь нам доступны прежде засекреченные официальные документы и письма солдат с фронта, дневники очевидцев блокады, редкие честные воспоминания фронтовиков, не пропущенные через мясорубку цензуры и советское редактирование.

Однако оказалось, что читать их вовсе не просто. И нам, и тем более – детям.

Так что вопрос «как говорить сегодня с детьми о Великой войне?» стоит по-новому остро.

На нашем сайте мы пытались подступиться к этой теме с разных сторон.

Предлагаем вам подборку материалов и подростковых эссе.

1. КНИГИ, КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ ГОВОРИТЬ С ДЕТЬМИ О ВОЙНЕ

Эксперты по детскому чтению отвечают на вопросы «Папмамбука»:
‒ Читаете ли вы своим детям о войне? Если да, то что?
‒ Какие книги о войне вы читали, когда были маленькими, но не станете читать их своим детям?

Один из проектов Ильи Бернштейна, осуществленный совместно с издательством «Самокат», посвящен книгам советского периода о Великой Отечественной войне.
Первой книгой проекта стал переизданный роман Виктора Драгунского «Он упал на траву». Роман вышел в новом издании, без купюр и редакторских замен советского времени.

Елена Литвяк «Дорога к победе»

«. Мы, дети и внуки победителей, сами расспрашивали своих еще нестарых дедов и бабушек о войне, по сотому разу перебирая их награды. А что наши собственные маленькие дети чувствуют и что знают о той войне, которая ни с чем личным для них уже не связана и стоит в одном ряду с Куликовской и Бородинской битвой? Для них это время прапрадедов, которых никто из них никогда не видел, почти мифическое, расплывчатое. Можно ли и нужно ли сделать это время представимым для них, наполненным их собственными мыслями и переживаниями, чтобы и у них была своя дорога к той Победе?
Свою дорогу к Победе Елена Литвяк предлагает выстраивать с помощью рассказов Сергея Алексеева о Великой Отечественной войне, переизданных издательством «Детская литература».

Как читать с детьми рассказ Л. Пантелеева «Честное слово»
Мастер-класс Ольги Сапанжа

Филолог и музейный педагог Ольга Сапонжа попробовала прочитать студентам любимый рассказ своего детства «Честное слово». Студенты отреагировали совсем не так, как предполагалось. Их реакцией было сдержанное удивление: и зачем этот странный мальчик так поступил? Может, у него какие-то проблемы в развитии?

Потрясенная такой реакцией, Ольга Сапонжа создала настоящий мини-музей рассказа – в рамках музея частных коллекций, посвященного 60-м годам прошлого века.

Тема предвоенного настроения – одна из ведущих в рассказе, она позволяет понять поведение и мальчика, и помогающего его «освобождению» офицера.

О том, как строится мастер-класс по рассказу Л. Пантелеева «Честное слово», можно узнать из этого ролика

2. ЛЕНИНГРАДСКАЯ БЛОКАДА

Ленинградская блокада – отдельная тема внутри разговора о Великой Отечественной войне, и, возможно, самая разработанная в детской литературе.

Анна Рапопорт «Мы читаем о блокаде»
8 сентября 1941 года вокруг Ленинграда сомкнулось блокадное кольцо. 27 января 1944 блокада была снята.
Каждый год в сентябре и январе многие петербургские школьники отправляются в музеи, хранящие память о блокаде… Как современные дети представляют себе блокаду и нужны ли им книги о войне?

Некоторое время назад в издательстве «Речь» вышла книга Геннадия Черкашина «Кукла», в которой ленинградская блокада увидена глазами маленькой девочки. Впервые «Кукла» была издана в 1987 году. Однако многие узнали об этой книге совсем недавно. И это не единственная книга о блокаде, которую мы сейчас для себя открываем.
Анна Рапопорт, известный питерский краевед, филолог и педагог, рассказывает о том, как читали книги о блокаде ленинградские дети и подростки ее поколения и о том, что означают эти книги для современных питерских детей.
«В анкете, которую заполняли школьники, был вопрос: “Откуда ты знаешь о блокаде и обороне Ленинграда? Какие источники прежде всего помогли тебе составить представление о ней?” Предлагалось несколько вариантов ответа: “Я изучал это в школе на уроках”, “Я узнал об этом из экскурсий в музеи”, “Я читал книги о блокаде”, “Мне рассказывали о блокаде родители, бабушки и дедушки” и т.д. …Мне хотелось бы немного поразмышлять о книгах, посвященных блокаде и адресованных детям и подросткам, в контексте общего изучения блокадной темы в современном Петербурге.»

Своим опытом чтения вслух книг о блокаде делятся педагоги Мария Климова, Анна Ремез и Людмила Урсуленко

Мария Климова «50 ударов в минуту» — о том, как она читала детям в библиотеке главу из книги Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак, посвященную ленинградской блокаде.
«…Слушали меня тихо и сосредоточенно… Одна из младших девочек поднимает руку: «Что за карточки?» До этого у меня в руках была книга, выпущенная издательством «Время», но теперь я беру издание «Лабиринта». Дети внимательно рассматривают на картинках репродуктор, печку-буржуйку и карточку на хлеб. Читают и комментируют: «400 граммов. Всего 400!» – но вряд ли понимают, сколько это на самом деле. И я достаю буханку хлеба (конечно, совсем не того, блокадного, а сегодняшнего), нож, доску и весы… Мы выясняем, что 400 граммов – это чуть больше половины буханки. Но в ноябре-декабре 1941-го паек для детей был другой: отрезаю от предыдущего куска ровно 125 граммов… Мы обсуждаем, как менялись нормы и почему в самом конце декабря 1941 года они стали расти. Дети делают нелепые предположения. Намекаю на зиму… взрослые подхватывают, наперебой рассказывают о Дороге жизни и бомбежках…
Чей-то младший ребенок просит у мамы кусок черного хлеба, который лежит на доске. »

Книга, мама, папа, я

блог для родителей, которые читают детям

Книги о войне современным подросткам (12+)

Более 70 лет прошло с тех пор, как наш народ одержал победу над фашистской Германией. Все дальше и дальше уходят в прошлое годы Второй мировой войны. Но сегодня важно сохранить память о великой трагедии всего народа и передавать потомкам правду о войне. Писатель Константин Симонов писал: «О минувшей войне необходимо знать всё. Надо знать, и чем она была, с какой безмерной душевной тяжестью были связаны для нас дни отступлений и поражений, и каким безмерным счастьем была для нас Победа. Надо знать и о том, каких жертв нам стоила война, какие разрушения она принесла, оставив раны и в душах людей, и на теле земли».

О войне новые поколения узнают из книг и кинофильмов, всё реже – из рассказов тех, кто её пережил. О Великой Отечественной войне написано много книг. Мы хотим предложить небольшой список книг, которые вышли сравнительно недавно.

В них не только рассматривается явление фашизма в современном обществе, но и даются объяснения таким понятиям, как нацизм, геноцид, холокост.

Книги очень разные, есть такие над которыми необходимо думать, и где нет однозначных ответов. Надеемся, что они найдут живой отклик в душах наших детей. Ведь создание собственных умозаключений и эмоций – это основа для формирования убеждений и ценностей сегодняшних подростков.

Эдуард Веркин «Облачный полк»

Повесть Эдуарда Веркина стала победителем Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру», жюри которого — дети и подростки. Это повесть о партизанском отряде. В нем живут несколько взрослых, но в основном подростки и даже дети, которым, с одной стороны, нельзя воевать, но с другой — некуда идти.

Читать еще:  Побольше Пушкина — Олеся Николаева о списке «100 книг»

Димка жил с семьей в городе, учился в школе, любил заниматься фотографией. В первые дни войны он был контужен, потерял семью, потом оказался среди партизан. Дима мечтает принять участие в настоящей боевой операции и убить своего первого «фрица». А еще он почти всегда хочет есть. Он живет вместе с семнадцатилетним Санычем — бесстрашным, выносливым, веселым, острым на язык деревенским парнем. В конце книги выясняется, что Саныч — герой Великой Отечественной войны Леня Голиков.

Как и любых подростков, героев влекут подвиги. Но партизанские подвиги совершаются тихо: в грязи, холоде, голоде, крови. Эдуард Веркин подробно описывает партизанский быт, пленение немцев, разведывательные операции, многодневные лесные переходы и многое другое.

Эта страшная повесть написана очень спокойным языком, это не описание войны, а именно ее изображение, полное обрывочных деталей, намеков, из которых читатель должен сам создать общую картину. Книга производит неизгладимое впечатление и очень нужна современным подросткам.

Местонахождение: городская детско-юношеская библиотека, библиотека семейного чтения.

Джон Бойн «Мальчик в полосатой пижаме»

Отец мальчика Бруно получает новую должность, и семья переезжает из Берлина в Польшу. Из окон своего нового дома Бруно видит странных людей в полосатых пижамах, которые живут за забором из колючей проволоки. Бруно — единственный в его семье, кто ничего не знает о концентрационном лагере. Его мать и бабушка стараются не замечать ужасов, происходящих практически у них на глазах. Но, будучи ребенком, неспособным осознать происходящее, он верит в то, что люди в полосатых пижамах наслаждаются жизнью в лагере. На все чаще возникающие вопросы, ему удается каждый раз найти какие-то удовлетворяющие его ответы.

Однажды около этого забора он знакомится с мальчиком по имени Шмуэль, с которым, как считает Бруно, у них много общего. Они становятся друзьями. Но вскоре Бруно с мамой и сестрой должен вернуться обратно в Берлин. Он приходит попрощаться с Шмуэлем, и переодевается в полосатую пижаму, чтобы помочь другу отыскать в лагере пропавшего, как он считает, на работе отца…

Джон Бойн заканчивает роман такими словами: «Конечно, все это случилось очень давно и никогда больше не повторится. Не в наши дни и не в нашем веке». Очевидно, это так и будет, если наши взрослеющие дети будут читать подобные книги.

Местонахождение: центральная городская библиотека, городская детско-юношеская библиотека, библиотека семейного чтения.

Виктор Драгунский «Он упал на траву»

Повесть Драгунского рассказывает о московском ополчении. Главный герой — Митя Королёв, девятнадцати лет, сирота. Он хромой из-за травмы, полученной в детстве, поэтому его не принимают в действующую армию. Но он очень хочет на фронт. Осенью 1941 года его берут в ополчение, и он идет копать противотанковые рвы. Ополченцы работают до изнеможения и ждут, когда придет Красная армия. Но, несмотря на все усилия, немцам удается обойти их рвы и прорваться ближе к Москве. Митя с другом уходят через лес, но Леша погибает. Уже садясь в поезд на Москву, герой видит советские войска, идущие в занятую немцами деревню Щеткино, из которой ему удалось вырваться. В Москве он записывается в партизаны. Митя, по сути, еще вчерашний школьник, сильно переживает не только войну, но и первую юношескую безответную любовь.

Автор книги Виктор Драгунский — очевидец описываемых событий. Его, как и главного героя книги, не взяли на фронт из-за астмы, и он пошел в ополчение. Видимо, поэтому ему удалось создать такие правдоподобные картины того времени: москвичей, которые дежурят на крышах по ночам, ополченцев, копающих многокилометровые рвы плохими лопатами и страх в глазах людей, напуганных эвакуацией Москвы.

Местонахождение: городская детско-юношеская библиотека, библиотека семейного чтения, библиотека №1.

Вадим Шефнер «Сестра печали»: автобиографическая повесть

«Сестра печали» — небольшая лирическая повесть, рассказанная с подкупающей искренностью, честностью и правдивостью. Это рассказ о дружбе, юности, любви, чести, о настоящей жизни, о детдомовцах и, конечно же, о войне — сестре печали. Книга во многом автобиографична, автор рассказывает нам о блокаде Ленинграда, о голоде, об ожидании и предчувствии войны.

Книга начинается со знакомства с молодыми людьми, друзьями двадцати с небольшим лет, которые вместе выросли в детдоме, а теперь учатся в одном техникуме. Они только-только вступают во взрослую, самостоятельную жизнь. Толя, от лица которого ведется рассказ, — романтик, мечтающий когда-нибудь встретить ту самую особенную девушку. А еще он любитель бродить по родному Васильевскому острову и придумывать названия его улицам (линиям). Его друзья: Костя — своего рода философ, Володя — поэт, сочиняющий стихи о войне и мобилизации, Гришка — талантливый лыжник, мечтающий почему-то о песках пустыни, самый сознательный и ответственный из ребят, наделенный острым чувством долга. Бывшие беспризорники, хулиганистые, по детдомовски колючие, они стали друг для дружки семьей.

Ленинград живет трудной, не слишком изобильной, но все же мирной жизнью. Война идет в Европе — где-то далеко и до нас не доберется. Так говорили все. Все хотели так думать, надеялись или даже были уверены, хотя это страшное слово «война» и витало в воздухе. Но ведь только недавно закончилась советско-финская война, да и с Германией у нас подписан Пакт о ненападении. Нет, конечно, войны не будет. Но она оказалась совсем рядом и уже готовилась нанести удар…

Местонахождение книги: библиотека №1.

Булат Окуджава «Будь здоров, школяр»

Замечательная автобиографическая повесть Булата Окуджавы о юном парнишке, которому пришлось отправиться на фронт сразу со школьной скамьи. Вчерашний подросток, живший беззаботной жизнью, не державший в руках оружия, теперь оказался в пекле. Вокруг — такие же солдаты, выдернутые из мирной жизни на фронт, чтобы защитить Родину от врага. Вокруг – миномёты, вокруг – опасность и смерть. Сколько товарищей были ранены и подорваны буквально рядом с тобой на минном поле? А вдруг ты следующий? Это как рулетка — вернешься живым после боя или же нет. Война глазами подростка, вчерашнего школяра. Война такая, какая она есть — без романтического ореола, без «великой цели». Суровые будни солдат, которым не хватало ни еды, ни обмундирования, которые шли по дикому холоду, шли на бой, умирать за Родину. Тяжелая реальность фронтовых будней — вечный голод и постоянный страх за свою жизнь. Тяжело жилось нашему школяру на войне. Но были и маленькие радости, вроде кружки молока и куска домашнего пирога, которым угостила солдат сердобольная женщина в деревне. Была солдатская дружба, надежное плечо товарища.

Автор книги Булат Окуджава, по сути, писал про себя — свои воспоминания о фронтовых буднях, о том, как это было. Школяр в этой повесть и есть сам автор, который пошел на фронт сразу со школьной скамьи.

Местонахождение книги: городская детско-юношеская библиотека.

Тод Штрассер «Волна»

Это история основана на реальных событиях, произошедших в 1970-х годах в обычной калифорнийской школе. Чтобы донести до учеников основные принципы нацистского режима, учитель истории Бен Росс создает движение «Волна». Его идеология базируется на формуле, заимствованной из уклада гитлеровской Германии. Он объясняет детям, что отныне все они члены одной организации, в которой все равны, в которой нет более удачливых и успешных, а есть только чувство локтя и дисциплина. Как это ни странно, школьники весьма охотно включаются в новую игру и создают сплоченный коллектив, в котором тоталитарная идеология очень быстро вытесняет все завоевания американской демократии. Они с удовольствием скандируют: «Сила в Дисциплине! Сила в Единстве! Сила в Действии!», не понимая, что такого рода сообщества, обеспечивая равенство, полностью уничтожают их право на независимость. Но большинство из них только рады — командный дух отменяет постоянное соперничество между ними, от которого многие действительно устали. Всего за несколько дней школа превращается в настоящее микрототалитарное сообщество, члены которого с ужасающей покорностью готовы следовать за своим лидером. Ситуация полностью выходит из-под контроля, и Бен Росс уже не понимает, как положить конец этому безумию…

Местонахождение книги: городская детско-юношеская библиотека.

Кристине Нёстлингер «Лети, майский жук!»

Это автобиографическая повесть, воспоминание о войне и о людях, разных по своим жизненным установкам и ощущениям, о доброте и любви, даже в то страшное бесчеловечное время.

Вена, придавленная фашистским сапогом, — в ожидании расплаты. Смутное, тяжелое время, близок конец войны и связанная с ним пора надежд. Небогатый район Вены, где живет семья менее чем скромного достатка. Мама, сестра, дедушка-часовщик, бабушка – домохозяйка, отец — раненый солдат немецкого вермахта, а потом и дезертир. Повествование в книге идет от лица маленькой Кристель, в роли которой выступает сама автор. Семье Кристель суждено, перенеся невзгоды войны, пережить конец Третьего рейха и освобождение Австрии советскими солдатами, видевшими в них врагов.

Первая же встреча с солдатами-освободителями уничтожает клевету фашистской пропаганды, обывательские слухи и измышления о жестокости русских. Для восьмилетней Кристель это новые жизненно важные впечатления, когда русский солдат улыбается темноглазому австрийскому ребенку, все страхи куда-то исчезают.

Читать еще:  Зачем мы выныриваем: 7 актуальных фраз о купании в проруби

Вскоре у Кристель появляется настоящий взрослый друг — повар из Ленинграда по фамилии Кон. Девочка полюбит этого русского солдата со всей страстью детского сердца, она увидит в нем воплощение доброты и человечности, надежду и защиту…

Кристине Нёстлингер — австрийская писательница художник, писатель, поэт, автор комиксов и сказок, лауреат более 30 литературных премий, в том числе — Золотой медали Ханса Кристиана Андерсена, Международной премии имени Астрид Линдгрен.

Местонахождение книги: городская детско-юношеская библиотека.

Джудит Керр «Как Гитлер украл розового кролика»

Анне всего девять лет. У неё много детских дел: она ходит в школу, катается с друзьями на санках – и не обращает особого внимания на политические плакаты. А с плакатов смотрит Адольф Гитлер – человек, который в скором времени изменит жизнь всей Европы. И жизнь маленькой Анны.

Анна не успевает осмыслить происходящее: события слишком быстро следуют друг за другом. Однажды вдруг исчезает её папа. Анне становится страшно. Потом и она сама, и её брат Марк вынуждены расставаться со всем, что им дорого, — с родным домом, школьными друзьями, любимыми игрушками: мама срочно увозит их из Германии.

Долгие годы семья Анны вынуждена переезжать из одной страны в другую. Девочке и её брату приходится осваивать новые языки и учиться налаживать отношения с новыми людьми, преодолевать неуверенность в себе, жить в бедности. И всё это время, её не будет покидать воспоминания о плюшевом розовом кролике, оставленном в берлинском доме…

Книга написана по следам реальных событий: семья автора Джудит Керр тоже бежала из Германии, когда к власти пришел Гитлер.

Местонахождение книги: городская детско-юношеская библиотека.

Список составила Елена Сухарева

Книги о войне, которые нужно читать и обсуждать вместе с детьми

Сегодня очередная годовщина окончания Великой Отечественной войны, ставшей частью ужасной Второй мировой. Каждый из нас, взрослых, переживает эту дату по-своему. Но как разговаривать о войне с детьми? Нельзя, чтобы война у них ассоциировалась со слоганами вроде «Можем повторить». Потому что нет, повторять мы этого не хотим.

Могут ли книги нам в этом помочь? Папмамбук обратился к специалистам по детскому чтению с просьбой ответить на несколько вопросов: «Читаете ли вы своим детям о войне? Что читаете? Какие книги о войне вы читали, когда были маленькими, но не станете читать их своим детям?»

Ирина Филиппова

Переводчик, журналист, ведущая детского клуба «Книжный шкаф», г. Москва

Я не очень люблю тематически приурочивать чтение книг к каким-то датам. В клубе мы читали и обсуждали несколько книг о Холокосте («Остров в море» Анники Тор, «Дневник Анны Франк», «Мальчик в полосатой пижаме» Джона Бойна), пытались представить, каково это, когда твой привычный и родной мир вдруг рушится. Дети рисовали чемоданы и «складывали» в них те вещи, которые они взяли бы с собой, если бы им, как героям этих книг, пришлось срочно покинуть дом на неизвестный срок.

С младшим сыном (5 лет) тему войны я еще почти не обсуждала. А со старшей, Сашей (ей 11), мы, конечно, много и читали, и разговаривали. «Девочка из города» Любови Воронковой, «Сахарный ребенок» Ольги Громовой, «Счастливая девочка» Нины Шнирман – все эти книги ей очень близки и интересны, потому что довоенный мир и переживания героинь очень похожи на то, чем живет сейчас сама Саша. И она очень остро ощущает несправедливость и ужас войны, которая в жизни других таких же девочек пришла на смену занятиям музыкой, коллекционированию наклеек, перекидыванию записочками с мальчиками. На мой взгляд, крайне важно дать детям понять, что война перечеркивает все, что ты любишь и чем наполнены твои мирные дни.

Любимые книги из своего детства я, конечно, часто рекомендую своим детям, и большинство из них «попадают в точку», хотя иногда бывают и разочарования.

Книгу о молодогвардейцах мне пока не пришло в голову предлагать своей дочке, потому что сейчас есть куда более честные и серьезные книги, свободные от идеологического приукрашивания.

Анна Рапопорт

Филолог, научный сотрудник Детского музейного центра исторического воспитания, г. Санкт-Петербург

Мы с детьми ничего не читаем о Второй мировой. Просто потому, что я не знаю хороших детских книг об этой войне для детей младше 10 лет. Единственное исключение – книги о блокаде Ленинграда.

«Дорогу жизни» Н. Ходзы мои дети знают наизусть, читаем мы ее с четырех лет очень часто, и это не чтение, привязанное к «дате», ‒ они часто листают ее в любое время года. Восьмилетний сын пробовал читать «Вот как это было» Юрия Германа, но не смог. Сказал, что слишком грустно.

В моем понимании хорошая детская книга о войне – та, которая говорит с ребенком о человеке. Книга, которая рассказывает ребенку историю о конкретном человеке в конкретных обстоятельствах – детям обязательно нужны истории. Война – страшная, опасная и разрушительная для человека вещь. Поэтому я ненавижу пафосные советские детские книжки, в которых «советские генералы бьют фашистских фельдмаршалов», а артиллеристы зовутся «бомбардиры-кудесники». Но другого, человеческого измерения, честного, искреннего, в детских книгах для дошкольников и младших школьников я не вижу.

Поэтому я просто жду, когда мои мальчики дорастут до книг Веркина, Попова, Черкашина, Голявкина, Шефнера – истинной военной прозы. Конечно, никто не запрещает им читать и советские книги. Благо, у нас сохранилась целая полка военных книг моего детства, например, целая серия «Библиотечка юного ленинца» с рассказами про пионеров-героев. Или книги о Гуле Королевой, Искре Поляковой, Ваське Трубачёве – это всё герои моего детства. Сейчас я листаю эти книги и не испытываю ни малейшего желания их перечитывать. И детям своим рекомендовать не буду. Но если через пару лет они сами захотят их прочесть – с большим интересом поговорю с ними об этом.

Евгения Шафферт

Эксперт книжного конкурса «Книгуру», книжный обозреватель сайта «fly-mama», г. Новосибирск

Я читаю книги на военную тему с сыном-второклассником и с его одноклассниками, у которых веду литературный кружок. Правда, я никогда не привязываюсь к каким-то датам, гораздо чаще руководствуюсь тем, что меня или детей в данный момент волнует. Вот в начале января мы провели занятие, на котором поговорили о блокаде Ленинграда. А в начале мая, видимо, не будем возвращаться к этой теме специально, она в любом случае будет звучать отовсюду.

Для себя книги выбираю стихийно, читаю переиздания советских авторов, которые когда-то прошли мимо меня, стараюсь непременно прочитывать новые книги по этой теме, а также переводную литературу, которая позволяет найти неожиданный угол зрения и посмотреть на войну с другой стороны. Например, только прочитав роман «Криптономикон» Нила Стивенсона я задумалась о работе дешифровщиков в годы войны и значении этой работы.

Вообще говоря, появляется не так уж много современных книг на эту тему. Отечественные писатели не то чтобы игнорируют военную проблематику, но либо пишут очередной стандартный текст о подвиге, самопожертвовании и героизме на передовой, либо упражняются в фэнтези и сочиняют истории про «попаданцев», есть даже целые фэнтези-серии о «приключениях» наших современников на полях сражений Второй мировой войны, и, к сожалению, их не за что хвалить. Пару лет назад мы все радовались появлению прекрасной книги Э. Веркина «Облачный полк», но с тех пор ничего подобного не издавалось. Да и путь «Облачного полка» к читателям не был прямым и коротким, несмотря на то, что рукопись книги заняла первое место во втором сезоне конкурса «Книгуру».

К военной теме обращаются и современные англоязычные авторы. Так, книгу «Книжный вор» М. Зузака хочется рекомендовать всем старшеклассникам наряду с признанной советской «военной» классикой, а знакомство с «Мальчиком в полосатой пижаме» Д. Бойна и «Тайной брата» Дэна Смита поставит перед читателем-подростком много неожиданных вопросов. Например, все ли немцы были однозначными врагами и фашистами? Каково это – быть гражданином фашистского общества?

Сегодня у читателей по-прежнему популярны советские книги на тему Великой Отечественной войны, они переиздаются, и это очень хорошо, потому что, несмотря на некоторую стереотипность и шаблонность большинства этих текстов, среди них встречаются настоящие шедевры. Например, я с удовольствием прочитала книгу Ф. Кнорре «Оля», переизданную недавно «Речью», внимательно прочитываю все книги серии «Как это было» издательства «Самокат», в ней редактор серии издает книги писателей-фронтовиков и дополняет их комментарием профессионального историка.

Хороших книг о войне для подростков много, но не так уж просто выбрать подходящую книгу для маленьких. На занятии у второклассников, посвящённом блокаде Ленинграда, мы читали детям рассказ Е. Коровиной «У Лёки большие щеки» ‒ о ребенке в блокадном городе, голоде, испытаниях. Кажется, это современный автор, но информации о нём я не нашла даже на сайте журнала «Кукумбер», где рассказ был опубликован в 2009 году. Сыну я читала книгу Н. Ходзы «Дорога жизни». Это документальное повествование о блокаде, с фотографиями из хроники тех лет, с отрывками из воспоминаний очевидцев, энциклопедической информацией и военными картами. Сейчас эта книга «живет» в библиотечке класса, и я вижу, что дети время от времени ее читают или просто пролистывают.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector