0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что в имени тебе моем

Что в имени тебе моем. (СИ) читать онлайн бесплатно

Кариди Екатерина Руслановна

Что в имени тебе моем

Что в имени тебе моем.

Великий царь, так же как и последняя нищенка, всего лишь игрушки в руках судьбы. А духи, наделенные великой силой и способностью принимать различный облик по своему желанию, влюбляются точно так же, как и простые смертные. Все страдают одинаково. Все одинаково беззащитны перед коварством и предательством. Тайное проклятие и злая воля завистника разрушит их мир, но вместе с тем, подарит надежду.

На что готовы пойти герои, ради того, чтобы сохранить дружбу и познать любовь? На уничтожение любого, кто стоит на пути к счастью, а может, на самопожертвование?

Что же, в конце концов, может принести им счастье и свободу?

‘Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал’ . Книга Бытия.

Это случилось очень давно.

Однажды прекрасная царица, владевшая плодородными землями и несметными богатствами моря, случайно встретила на охоте Властителя соседнего царства и влюбилась в него. Она предложила ему жениться на ней, но Властитель вежливо отказался, объясняя свой отказ тем, что у него уже есть жена. Он недавно женился по большой любви, и теперь был очень счастлив в браке. Тогда царица, переступив через свою гордость, предложила ему взять ее второй женой. Властитель ответил, что не хочет делать ее несчастной, потому что не сможет полюбить никого, кроме своей жены. И снова отказал.

Страшно была оскорблена отвергнутая царица. Желая отомстить Властителю, она подослала отравителей к его жене и, призвав силы зла, наложила на его дом проклятие. Но она все еще любила Властителя, и потому оставила ему выход. Царица знала, что найти этот выход будет непросто.

На юге, за высокой горной цепью, лежит обширная страна, которую называют страной пустынь. Семь пустынь расположены на ее территории, остальное же — полупустыни и степи, заселенные кочевыми народами и племенами орков. Города в этой стране встречаются редко, лишь там, где в изобилии есть вода.

Засушлива и скудна страна пустынь, но дважды в год в период дождей она сплошь покрывается цветами, превращаясь в дивный сад Господень. Недолог век цветов пустыни, однако нет ничего их прекраснее.

Столица страны пустынь — прекрасный город Симхорис окружен полупустынными, поросшими чахлой травой землями, на которых живут племена пастухов. Оазисов вокруг немного, в оазисах процветает земледелие. А в Симхорисе священный источник, щедро питающий озеро, вокруг которого и выстроен весь город. За высокими стенами его жаркий ветер, иссушающий чахлую растительность, в стенах же внутри буйная зелень и приятная прохлада садов.

Симхорис великий и прекрасный город, и стены его высоки и неприступны. Десять ворот охраняются сильными воинами. Среди жителей Симхориса нет бедняков, их дома богаты, а дворец Великого Властителя пустыни являет собой чудо, знаменитое на весь просвещенный мир. Наибольшей славой и известностью пользуются висячие сады, которые Великий Властитель Зимруд устроил на ступенчатых кровлях дворца для своей любимой жены Нитхиль. Жены его юности, давно уже умершей от непонятной болезни, внезапно. Перед тем как умереть, любимая жена успела родить царю дочь — принцессу Янсиль.

Властитель Зимруд очень любил дочь. Но дочь — это всего лишь дочь, а ему нужен был сын, наследник. Он поселил любимую дочь в покоях любимой жены Нитхиль среди висячих садов, приставил к ней самых верных своих служанок, а сам женился снова. Вот только детей у него больше не было, Тогда он стал брать женщин еще и еще, но ни одна из них так и не забеременела. Властитель Зимруд не потерял еще надежду, хотя был весьма близок к этому, и стал даже подумывать, за кого бы выдать дочь. Жених должен был быть достойным, чтобы со временем передать ему царство.

Маленькая принцесса Янсиль выросла в покоях своей матери среди дивных садов, окруженная одними женщинами и никогда не видела других мужчин, кроме отца, Владыки Зимруда. Но иногда принцессе казалось, что незримый кто-то наблюдает за ней, оберегает и исполняет ее маленькие желания.

В мире небесном.

Совсем еще молодой темный дух, прекрасный, как летняя ночь, черноволосый и черноглазый, летел, прячась за самой границей тени, что отбрасывает вращающийся земной шар освещенный солнцем. Живой, веселый, проказливый, азартный, его звали Дагон, он обожал играть. Темный легко парил, догоняя свет, и вдруг заметил, что с другой стороны играет в ту же самую игру светлый. Дагон приблизился, затаив дыхание, не хотелось спугнуть неожиданно обретенного товарища. Юный, прекрасный как весенний день светлый, с ясными золотистыми глазами и блестящими золотистыми волосами, резвился в луче света, сам сияя, словно маленькая звезда. Дагон затих, почти превратившись в пятнышко мрака, и затаил дыхание. Светлый дух показался ему самым изумительным и желанным созданием, темный вдруг понял, что всю свою недолгую пока что жизнь не осознавал, насколько ему не хватало света. Пока он разглядывал светлого, оставаясь в тени, тот и сам заметил Дагона, и позвал его:

— Кто ты? Летящий в тени?

— Я Дагон, — отвечал темный, — А ты кто?

— А я Лейон. И я тебя сейчас обставлю!

— Это мы еще посмотрим!

Расшалившиеся духи-подростки. В том замечательном возрасте, когда только что обретенная сила и половая зрелость будоражат кровь, но нет еще представления, что с этой силой делать, и главное, нет никаких мудрых мыслей в голове. Они носились по самой кромке, толкаясь и норовя выпихнуть друг друга за границу света и тени, хохоча во все горло. Под конец свалились вместе в воды соленого моря прямо посреди стаи молодых дельфинов, что следила за странной игрой двух молодых духов, сцепившихся руками и окруженных сгустком из сполохов мрака и нестерпимо ярких лучей света. Хохочущие юноши пошли на дно, а стая дельфинов с любопытством последовала за ними. Наконец, они вынырнули, и, отплевываясь и отмахиваясь от желавших резвиться вместе с ними морских жителей, поплыли к берегу. Лейон вылез раньше, протянул темному руку, а тот ухватился за нее, карабкаясь на скалу.

И в этот момент заглянул в яркие золотистые глаза светлого. Дагону показалось, что он тонет в этих глазах, а Лейон рассмеялся и сказал, отряхиваясь, как большой пес:

— Ну что, Даг, обставил я тебя?

Дагон молчал, онемев от неожиданно нахлынувших чувств, он не мог понять, что испытывает к светлому.

Расставаясь, молодые духи договорились встречаться каждый день. На прощание Лейон сказал:

— Ты теперь мой друг, темный, и я скажу тебе мое истинное Имя.

— И ты мне нравишься, светлый, — ответил Дагон.

— Светлый, меня так по Имени и зовут, — сказал Лейон на священном языке духов и протянул Дагону руку.

— А я — Темный, смешно, да, — пожав его руку, ответил на том же языке темный.

Эти двое были одними из тех, кто называл себя сынами Творца. Сущности, наделенные великой силой и способностью принимать различный облик по своему желанию. Высший же облик своей сущности они принимали только, когда появлялись перед очами Создателя, или в том случае, если их позовут на священном языке по Имени. Но священные Имена не позволяли им быть вместе в истинном виде, их сущности могли просто уничтожить друг друга.

Глава 1

Есть на юге, за высокой горной цепью, обширная страна, которую называют Страной пустынь. Семь больших пустынь расположены на ее территории, остальное же — полупустыни и степи, заселенные кочевыми народами и племенами орков. Города в этой стране встречаются редко, лишь там, где в изобилии есть вода. Засушлива и скудна страна пустынь, но дважды в год в период дождей она сплошь покрывается цветами, превращаясь в дивный сад Господень.

Столица страны пустынь — город Симхорис, великий и прекрасный город, стены его высоки и неприступны, десять ворот охраняются сильными воинами. За высокими стенами жаркий ветер, иссушающий чахлую растительность, в стенах же внутри буйная зелень и приятная прохлада садов. Оазисов вокруг немного, там процветает земледелие, а в Симхорисе священный источник, щедро питающий священное озеро, вокруг которого и выстроен весь город.

Среди жителей Симхориса нет бедняков, их дома богаты. Дворец Великого Властителя пустыни являет собой чудо, знаменитое на весь просвещенный мир. Наибольшей славой и известностью пользуются висячие сады, которые Великий Властитель Зимруд устроил на ступенчатых кровлях дворца для своей любимой жены Нитхиль. Умершей совсем юной от непонятной болезни, внезапно.

Читать еще:  Храмы крыма. Малоизвестный древний храм в крыму Храм императора александра 2 в крыму

Перед смертью любимая жена успела родить царю дочь — принцессу Янсиль.

Властитель Зимруд очень любил дочь, но дочь — это всего лишь дочь. Ему нужен был сын, наследник. Поселив любимую дочь в покоях любимой жены Нитхиль среди висячих садов, он приставил к ней самых верных своих служанок, а сам женился снова.

Вот только детей у него больше не было, Тогда царь стал брать женщин еще и еще, но ни одна из них так и не подарила ему ребенка. Властитель Зимруд не потерял еще надежду, хотя был весьма близок к этому и стал даже подумывать, за кого бы выдать дочь. Жених должен был быть достойным, чтобы со временем передать ему царство.

А маленькая принцесса Янсиль росла потихоньку в покоях своей матери среди дивных садов, окруженная одними женщинами и никогда не видела других мужчин, кроме отца, Владыки Зимруда. Но иногда принцессе казалось, что кто-то незримый наблюдает за ней, оберегает и исполняет ее маленькие желания.

В Стране пустынь, как и во всякой другой стране, живут не только люди, но и духи. Их жизнь проходит тайно, но они нередко присутствуют среди людей, либо незримо, либо в человеческом облике, если конечно хватит сил и концентрации, чтобы удержать его. Духи любопытны и игривы, также как и люди. И вообще, духи, особенно стихийные, так похожи на людей…

Совсем еще молодой темный дух, прекрасный, как летняя ночь, черноволосый и черноглазый, летел, прячась за самой границей тени, что отбрасывает вращающийся земной шар, освещенный солнцем. Темного духа звали Дагон. Живой, веселый, проказливый, азартный, больше всего на светеон обожал играть, Легко парил, догоняя свет, и вдруг заметил, что с другой стороны играет в ту же самую игру светлый.

Дагон приблизился, затаив дыхание, не хотелось спугнуть неожиданно обретенного товарища. Юный, прекрасный как весенний день, светлый дух с ясными золотистыми глазами и блестящими золотистыми волосами, резвился в лучах света, сам сияя, словно маленькая звезда. Дагон затих, почти превратившись в пятнышко мрака, и затаил дыхание. Темный вдруг понял, что всю свою недолгую пока что жизнь не осознавал, насколько ему не хватало света. Пока он разглядывал светлого, оставаясь в тени, тот и сам заметил Дагона, и позвал его:

— Кто ты? Летящий в тени?

— Я Дагон, я здесь играю, — отвечал темный, — А ты кто?

— А я Лейон. И я тебя сейчас обставлю!

— Это мы еще посмотрим!

Расшалившиеся духи-подростки, совсем как мальчишки втом замечательном возрасте, когда только что обретенная сила будоражит кровь, но нет еще представления, что с этой силой делать, и главное, нет никаких мудрых мыслей в голове. Они носились по самой кромке, толкаясь и норовя выпихнуть друг друга за границу света и тени, хохоча во все горло.

Под конец свалились вместе в воды соленого моря прямо посреди стаи молодых дельфинов, с удивлением наблюдавших странную игру двух молодых духов, окруженных сгустком из сполохов мрака и нестерпимо ярких лучей света. Хохочущие юнцы пошли на дно, а стая дельфинов с последовала за ними. Наконец, оба вынырнули, отплевываясь и отмахиваясь от желавших резвиться вместе с ними морских жителей, и поплыли к берегу уже в человеческом облике.

Лейон вылез раньше, протянул темному руку, а тот ухватился за нее, карабкаясь на скалу. И в этот миг заглянул в яркие золотистые глаза светлого. Дагону застыл, ему показалось, что он тонет в этих глазах, а Лейон рассмеялся и сказал, отряхиваясь, как большой пес:

— Ну что, Даг, обставил я тебя?

Дагон молчал, он не мог понять отчего, но вдруг смутился. Расставаясь, молодые духи договорились встречаться каждый день. На прощание Лейон сказал:

— Ты теперь мой друг, темный, и я скажу тебе мое истинное Имя.

— Хорошо, — просто ответил Дагон.

— Светлый, меня так по Имени и зовут, — сказал светлый Лейон на священном языке духов и протянул Дагону руку.

— А я — Темный, смешно, да, — пожав его руку, ответил на том же языке темный.

Стихийные духи, бессмертные, наделенные великой силой и способностью принимать различный облик по своему желанию, высший облик своей сущности принимали только, когда являлись перед очами Создателя, или в том случае, если их позовут на священном языке духов по Имени. Священные Имена не позволяли им быть вместе в истинном виде, их стихии могли просто уничтожить друг друга.

Лейон сказал, что они могут видеться в любом другом облике. Дагон расстроился. Но ничего другого не оставалось, и темный принял все как есть.

Друзья теперь почти все время проводили вместе. Такие похожие, и вместе с тем, совершенно разные. Дагон порывистый, увлекающийся, подверженный глубоким страстям, более плотский, если можно так сказать о духе, Лейон же спокойный, рассудительный и мечтательный.

Дагон был счастлив, что светлый его друг, и он может общатьсяс нимпостоянно. Лейон же, в отличие темного, был куда более самодостаточен и вовсе не имел собственнических замашек. Он искренне радовался темному другу рядом, но при этомсчитал, что всем нужно личное пространство. А Дагон был ревнив. Он хотел его света, его души, его времени. Целиком.

И вот, в какой-то момент Дагон узнал, что друг нашел себе новое занятие. Что он уже не будет проводить с ним все свои дни. Светлый стал все чаще отлучался, отшучиваясь, что у него дела на Земле. Надо кое с кем увидеться. Дагон не выдержал и спросил однажды:

Что в имени твоём — судьба.

­Все трактовки имён навеяны книгой для родителей
и крёстных «Имя — судьба», составитель — Александр
Бобров

Что в тайне имени — судьба,
не каждый знает иль не хочет,
и что оно несёт всегда
беды иль счастья многоточье.

С любовью надо выбирать,
всерьёз все имена, не всуе,
и,надо, нарекая, знать,
что ты рукой своей рисуешь.

И тайна явно будет жить.
в любимом всей душой созданье.
И с жизнью будет то ль дружить,
то ль клясть пути все мирозданья.

У Александров жизнь сложна —
так много было их, великих.
У человека жизнь одна,
ей не нужны чужие блики.

В этимологии он — царь —
Василий — божеское имя,
всей жизни близких — государь,
ему внимать должны отныне.

«Победа» — в имени звучит,
он жизнь исследует упрямо,
амбициями именит,
он — Виктор, римского он нрава.

Вот золотых рук мастерство —
Владимир — широта натуры;
дождь замыслов, не баловство,
в нём чудится, Руси узоры.

Григорий — это блеск побед,
он ко всему неравнодушен.
То — вестник радостей, то — бед,
и женским так сердца послушен.

А имя Дмитрий не должно
даваться мальчику без цели,
он горд, страстями — всё равно —
ему всю душу заметелит.

Для Михаила жизнь, как сон,
он на Земле случайный странник,
конфликт души и мира — тон-
таит в себе, судьбы избранник.

Вот центр вселенной — Николай,
он — благодетельный упрямец.
Ему всё сразу подавай.
И внешности — шикарный глянец..

Суть Анны — недр вся благодать,
видений музыки полна,
готова Мир весь восприять,
где нравственности глубина.

Для Александр жизни доля —
с терпеньем и преодоленьем,
с почти мужскою силой воли
достигнуть цели без сомнений.

Уверена в себе, вольна
в поступках, нравом всем упряма,
честна, но не всегда добра,
такая Вера, скажем, дама.

Чужда кокетству, правдолюб,
полна идей — Екатерина,
и независима, судьба
бывает к ней несправедива.

Вне возраста — Елена, ей
под силу дерзость испытаний,
вся — женской мудрости елей,
чужды ей облака мечтаний.

Настойчива, резка, горда
Людмила, людям очень мила,
эффектна, вздорна ,иногда,
в желаниях нетерпелива.

Ирины нрав суров и строг,
хотя в душе она романтик.
Противен ей любой порок,
но близок свет иных галактик.

В Марине вечный зов морей,
покой во сне ей и не снится.
Спешит познать всю жизнь скорей ,
манят всё новые зарницы.

Талантлива, смела, горда,
и весела, и шаловлива —
для Лиды путь не прост всегда,
важнее то, что справедлива.

В Наталье — красота души,
природы грация, движенья —
изящны, чудо хороши,
достойны кисти в воплощенье.

Измена — крах для Натали,
в ней вся радвоенность мучений.
В душе ей верность сохрани,
не тратя сил для изречений.

В этимологии — «великой»
суть обозначена: весть мира,
скромна, умна, сильна, — с улыбкой
ждёт Ольга славного кумира.

Светлана миру свет несёт,
своей улыбкою незримо
она надежду подаёт,
что жизнь порой не так уныла.

В Татьяне — русская зима
всей красотой своею блещет,
хрустальной чистоты тома —
мечты — в её душе трепещут.

Духовной силою полна,
любому творчеству открыта, —
премудрость Божья, вся она,
София, — гордость, власть, элита.

Простор открыт нам в именах.
С любовью имя выбирайте,
чтоб жизнь прожить не в ярких снах,
а на Земле — так загадайте.

Читать еще:  Человек не удовлетворяется фактом собственной смерти

По святцам надо нарекать,
чтоб жизнь и пела, и светила,
ошибок можно избежать,
чтобы она не закружила.

Морозный вьюжится декабрь:
Екатерина и Варвара. —
два женских имени, недаром
им не страшна любая хмарь..

Татьяной грезят в январе,
хорош он для Анастасии.
Пусть снег и ветер на дворе —
уютно им давно в России.

Войдёт хозяйкой в тёплый дом
во вьюжном феврале Мария,
Строга, умна, поймёшь потом
красу её, что как стихия.

Посередине всей весны,
в апреле — Дарья и Ирина
вас привлекут собой незримо,
их лики строги и ясны.

Выходят сеять лён с утра
Матрона, Клавдия, Фаина,
Весь май — приют для Александр,-
Всего семь дев,чуть раньше — Нина.

Сентябрь, в нём — Вера и Любовь,
Надежда, хорошо Софии
Октябрь хорош для Натали,
ноябрь — месяц Евдокии.

От февраля до декабря
простор — для Александров, дайте
вы имя сыну, загодя —
черты известных лиц узнайте.

О, сколько страстных, чудных тайн
порою в имени сокрыто,
их звук — и нежен, и желанн,
пусть будет имя — именито!

Анализ стихотворения «Что в имени тебе моем?» Пушкина

Будучи в ссылке в Одессе, Александр Сергеевич Пушкин повстречался с Каролиной Собаньской, графиней. Этот роман остался в памяти поэта как самое светлое и знаменательное любовное приключение, связавшее их сердца искренними чувствами, как казалось на тот момент Пушкину. Как и любое другое «курортное» романтическое отношение между двумя людьми – оно быстро угасло и пропало сразу после того, как поэт возвратился на родину. Спустя несколько лет Пушкин обручается с будущей супругой Натальей, но в какой-то момент понимает, что этот шаг не правильный, ошибочный, и решает вернуться к Каролине, предложив ей стать его женой. Неожиданный отказ графини от предложения руки и сердца поэта разбивает Пушкину сердце, и заставляет поэта погрузиться в депрессивное состояние, вернуться к Натали, и собрав остатки чувств написать стихотворение «Что в имени тебе моем?».

Философское произведение «Что в имени…» можно отнести к лирическому медиативному стихотворению, в котором выражены эмоции, переживания, беспокойство по поводу человеческой жизни и взаимоотношений в целом.

Главный вопрос, заданный поэтом в стихотворении, является риторическим, а так же содержит в себе ответ. Несмотря на робость и боязнь получить отказ, Пушкин все равно поехал к возлюбленной, с небольшой надеждой на взаимность и светлое будущее.

Боль и душевные терзания поэта тонкой связывающей нитью пронизывают все стихотворение, задев струны души каждого читателя и показав, в каком состоянии была душа поэта после полученного отказа от любимой женщины.

В произведении можно встретить анафорические строки-утверждения:

«Оно умрет, оно оставит мертвый след…»,
«Что в имени, что в нем? …» —

Приводит читателей к мысли самоуничижения и забвения, а также исчезновении как личности.

Внимательно проникшись произведением, и прочитав строфы, с точностью поняв их ритмичность, можно смело утверждать, что эпитеты: печальной, мертвой, чистых, нежных и др. – вносят в композицию стихотворения некую двойственность. Категоричность поэта и негативно-депрессивный настрой, который легко просматривается в начале – ослабевает, и уступает место надежде на события и счастливые моменты, навсегда запечатленные в памяти поэта.

В стихотворении «Что в имени тебе моем?» — Пушкин часто использовал сравнительные образы и ассоциации. Он считал, что одно из самых больших сокровищ человека – это то, что хранит его память. Те чувства, эмоции, воспоминания, которые грели сердце в светлые времена, но больше никогда не повторятся снова. Память способна победить все, и даже быстротечный ход времени. Надежда, оставшаяся в сердце поэта, подтверждается в третьей части произведения, где имеют место фразы о самых нежных и чистых воспоминаниях поэта.

В четвертом четверостишье стихотворения можно наблюдать переломный момент психологической композиции произведения.

Последние куплеты стихотворения, в отличие от первой части, содержат множество глаголов, употребленных в форме настоящего времени, которые усиливают надежду на память о чувстве пишущего в альбом, о сердце, в котором живет любимая, живет любовь к ней, живут смирение перед судьбой и бескорыстие по отношению к возлюбленной.

Базилевич В.: Автограф «Что в имени тебе моем?»

АВТОГРАФ «ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?»

Стихотворение Пушкина «Что в имени тебе моем. » еще при жизни поэта появилось в печати.

Впервые оно, под заглавием «В альбом» и без даты, было напечатано в «Литературной Газете» А. Дельвига (6 апреля 1830 г., № 20, стр. 158), затем было перепечатано в сборнике стихов «Венера» (М., 1831) и вошло в третью часть «Стихотворений Александра Пушкина» (СПБ., 1832), где помещено среди стихотворений 1829 г.

Автограф стихотворения однако не был известен, и позднейшие издания обычно воспроизводили его по авторскому изданию 1832 г.

В нем стихотворение было напечатано по писарской копии в тетради произведений Пушкина, приготовленных им к печати. С нее и набиралось издание 1832 г. Тетрадь принадлежала В. П. Гаевскому и в настоящее время находится в Институте Русской Литературы Академии Наук СССР (фонд № 244, № 158).

Весь текст стихотворения в тетради писан рукою писца. Только дата «1829» в конце стихотворения сделана карандашом рукою Пушкина. Впрочем и эта дата, и заглавие стихотворения — «В альбом» — вычеркнуты вероятно техническим редактором. Внизу скрепа цензора В. Н. Семенова 1 .

Отсутствие авторского оригинала создавало ряд затруднений при выяснении вопроса, кому и когда оно было посвящено. Одновременно возникал вопрос и о тексте стихотворения, хотя нахождение его в тетради, представленной Пушкиным в цензуру, свидетельствовало об авторитетности текста.

Следуя датировке авторского издания 1832 г., все исследователи датировали стихотворение 1829 г.

Что касается того, кому было написано в альбом это стихотворение, установилась и прочно держалась традиция, что оно было посвящено А. А. Олениной.

Так предполагали П. А. Ефремов в своих первых изданиях (1880 и 1882 гг.), П. О. Морозов, П. М. Устимович 2 и некоторые другие.

Традиция, связывавшая стихотворение Пушкина с именем Олениной, держалась так прочно, что и в позднейших изданиях, в том числе и в издании под редакцией С. А. Венгерова, оно имеет подзаголовок «А. А. Олениной». Впрочем в указанном издании вслед за именем Олениной поставлен знак вопроса 3 .

Эту традицию в датировке и посвящении нарушил П. А. Ефремов, который в издании сочинений Пушкина в 1903 г. (т. I, стр. 484) снабдил стихотворение подзаголовком «граф Собанской» и пометил его — «1823 г., Одесса».

Графиня Собанская, имя которой впервые поместил Ефремов в подзаголовке стихотворения «Что в имени тебе моем?» — была Каролина (Розалия) Адамовна, рожд. гр. Ржевусская (ок. 1794—1885), сестра известного польского романиста Генриха Ржевусского и Эвелины Ржевусской-Ганской-Бальзак. Каролина Ржевусская, известная красавица, веселая и разносторонне образованная, провела бурную романтическую жизнь. После брака с гр. Иеронимом Собанским она сожительствовала с гр. И. О. Виттом, затем вышла замуж за его адъютанта капитана С. Х. Чирковича и уже в преклонном возрасте снова вышла замуж за французского поэта Жюля Лакруа (1809—1887), брата известного библиографа и писателя Поля Лакруа (Bibliophile Jakob).

СТИХОТВОРЕНИЕ ПУШКИНА „ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?“
ЗАПИСАННОЕ ИМ В АЛЬБОМЕ К. СОБАНСКОЙ

Всеукраинский Исторический Музей, Киев

Основанием для подзаголовка послужило П. А. Ефремову упоминание М. А. Максимовича, что летом 1836 г. в Крыму он видел в альбоме Каролины Собанской «стихи, некогда ей написанные Пушкиным: «Что в имени тебе моем?» 4 Стихотворение Пушкина видел в альбоме Собанской и польский писатель Иосиф-Игнатий Крашевский (1812—1887).

В своем путевом дневнике под 17 августа 1843 г. Крашевский записал: «Oglądatem u pani Chirkovitz (sic!), z domu HT. Rzewuskiej, zbior ciekawy autografów; cale listy Chateaubriand’a, Pitta, Wellingtona, Lavatera, Delphiny Gay, P. Staël, Puszkina, Mickiewicza, Felińskiego, pani Krüdner i t. d. Wiersz Puszkina umyslnie napisany» 5 . («Рассматривал у госпожи Хиркович (sic!), рожденной гр. Ржевусской, любопытное собрание автографов: целые письма Шатобриана, Питта, Веллингтона, Лафатера, Дельфины Гай, г-жи Сталь, Пушкина, Мицкевича, Фелинского, г-жи Крюднер и т. д. Стихотворение Пушкина специально написано».)

Дата «1823 г., Одесса» была поставлена П. Ефремовым произвольно, вероятно на основании предположения о возможных встречах и знакомстве Пушкина с Собанской, во время их одновременного пребывания в Одессе в 1823 г.

Предположение П. Ефремова о посвящении стихотворения «Что в имени тебе моем?» Собанской было принято рядом позднейших исследователей, как Б. Л. Модзалевский 6 7 8 . Что касается даты «1823 г., Одесса», то она вызвала недоверчивое к себе отношение за отсутствием положительных данных, какие могли бы изменить датировку стихотворения в авторском издании 1832 г.

Б. Л. Модзалевский пытался согласовать обе датировки. Он склонен был отнести к 1829 г. окончательную датировку стихотворения, ранее, в Одессе, написанного в альбом Каролине Собанской.

Однако это предположение встретило возражения Н. О. Лернера, который писал:

«. из всего, что известно об одесской жизни Пушкина 1823—1824 гг., никак нельзя заключить, что стихотворение было написано именно тогда; неизвестно даже, был ли Пушкин тогда лично знаком с Собанской, и ефремовскую датировку нельзя не признать произвольной» 9 .

Читать еще:  Пожар в торговом центре. Что необходимо рассказать ребенку

«Пушкин» (Лгр., 1925 г., стр. 114—117) подготовительного списка произведений, намеченных Пушкиным к помещению в издании 1832 г., дало новое подтверждение о посвящении стихотворения Собанской, а также данные о времени написания его.

В подготовительных списках стих. «Что в имени тебе моем?» обозначено Пушкиным «Соб—ой», при чем в беловой копии списка имеется и дата «1830 г.»

В обоих списках — черновом и беловом — стих. «Соб—ой» отмечено прямым крестиком — значком, которым, по мнению Б. Томашевского, Пушкин обозначал в списке свои уже напечатанные произведения. В беловом списке при стих. «Соб—ой» рядом с прямым находится и косой крестик. По мнению И. С. Зильберштейна косым крестиком Пушкин отметил стихотворения, «к коим должно было быть подыскано соответствующее название, т. е. которые в список занесены под условным заголовком».

В недавнее время мною был обнаружен автограф стихотворения «Что в имени тебе моем?», который решает ряд спорных вопросов пушкиноведения, а также дает новое в отношении расстановки знаков препинания и вариантов текста, правда незначительных.

Автограф Пушкина находится в альбоме в четвертую долю листа (24×32 см), переплетенном в темнозеленую кожу с тисненой рамкой и золотым обрезом. Альбом хранится в рукописном собрании Всеукраинского Исторического Музея в Киеве. На правых страницах альбома наклеены автографы (на 50 листах альбома находится 93 автографа), на левых даны к ним владельцем альбома краткие пояснения.

Собанской и упоминал Крашевский) находится и рукопись А. С. Пушкина 10 .

Автограф написан на листе плотной желтоватой бумаги без водяных знаков. Лист производит впечатление вырезанного из другого альбома и вклеенного в данный: на трех сторонах листа золотой обрез. Размер листа — 19,5×23 см. Лист до наклейки в альбом был вертикально сложен пополам. В правом верхнем углу рукописи карандашная цифра «41» — номер автографа в альбоме.

На обороте листа, внизу, рукою Каролины Собанской сделана надпись в две строки:

«Par Alexandre Pouchkine à qui je demandais d’écrire son nom sur une page de mon livre de souvenir. 5 Janvier 1830 à Petersbourg».

На левой странице альбома написано: «Alexandre Pouchkine» и почерком К. Собанской. «à C. Sobanska née C-sse Rzewuska».

«Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальной
Волны плеснувшей в берег дальной,
Как звук ночной в лесу глухом.

Оставит мертвый след, подобной
Узору надписи надгробной

Что в нем? Забытое давно

Твоей душе не даст оно
Воспоминаний мирных, нежных.
Но. в день печали, в тишине
Произнеси его, тоскуя;

Есть в мире сердце где живу я.

5 янв. 1830. С. Пб.».

Помимо расстановки знаков, иной, чем обычно в изданиях, следует отметить вариант «мирных» вместо «чистых» в 12-й строке стихотворения.

Новооткрытый автограф стихотворения А. Пушкина, помимо того, что увеличивает известное нам рукописное наследие поэта и устанавливает новую дату в его «трудах и днях», позволяет решить несколько спорных вопросов в истории пушкинского творчества.

«Что в имени тебе моем?» написано в Петербурге в альбом Каролины Собанской, что его чистовая редакция относится к 5 января 1830 г., что запись в альбом К. Собанской является не первоначальной, как предполагал Б. Л. Модзалевский, а окончательной редакцией стихотворения.

Дата «1829 г.», поставленная Пушкиным в издании 1832 г., или датирует его черновую рукопись или, вернее, поставлена им не вполне точно, по памяти, связывавшей воспоминание о стихотворении в альбом Собанской со «святками» 1829/30 г., когда оно и было написано.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Любезное сообщение Л. Б. Модзалевского.

2 , П. М., А. А. Андро, рожденная Оленина. — «Русская Старина» 1890, август, стр. 393.

3 Сочинения А. Пушкина под ред. С. А. Венгерова, т. III, СПБ., 1909, стр. 58.

4 Максимович, M. A., Письма о Киеве и воспоминание о Тавриде. СПБ., 1871, стр. 140.

5 «Wspomnienia Odesey, Jedyssanu i Budzaku. Dziennik przejazdki w roku 1843 od 22 czerwca do 11 wrzesnia, J. I. Kraszewskiego, Tom III, Wilno, 1846, стр. 229—230.

6 «Архив Раевских», т. II. СПБ., 1909, стр. 311—314. См. также издание под ред. Б. Л. Модзалевского «Пушкин. Письма», т. I, М. — Л., 1926, стр. 55—56 и 280—281 и т. II, М. — Л., 1928, стр. 226 и 503.

7 «Что в имени тебе моем?» в изд. «Русского Библиофила» — «А. С. Пушкин», 1911, стр. 60—62 или в «Русском Библиофиле» 1911, № 5.

8 «Пушкин. Статьи и материалы» под ред. М. П. Алексеева, вып. III, Одесса, 1927, стр. 84—86. См. также рецензию М. П. Алексеева на издание «Пушкин. Письма» под ред. Л. Б. Модзалевского в «Известиях по русскому языку и словесности», изд. Академии Наук СССР, 1928, I, вып. I, Лнгр., 1928, стр. 321—322.

9 Лернер— 1. «Что в имени тебе моем?» (о дате и посвящении пьесы). — «Русский Библиофил» 1911, № 5, стр. 61.

Александр Сергеевич Пушкин. «Что в имени тебе моем. »

Александр Сергеевич Пушкин

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний,
Как звук ночной в лесу глухом.

Оно на памятном листке
Оставит мертвый след, подобный
Узору надписи надгробной
На непонятном языке.

Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я…

Каролина Сабаньска

В жизни Александра Пушкина было достаточно много романтических увлечений, и каждой из своих избранниц поэт посвящал удивительные стихи, возвышенные и утонченные. Однако сам Пушкин признавался, что роковой страстью его жизни является польская аристократка Каролина Сабаньская, с которой поэт познакомился летом 1821 года в Киеве. Неприступная красавица, о которой, тем не менее, ходили достаточно пикантные слухи (и это неудивительно, так как муж Каролины был старше ее на 30 лет и на фоне супруги выглядел дряхлым стариком), произвела на Пушкина неизгладимое впечатление. Поэт влюбился без памяти, однако даже не был удостоен вниманием холодной и расчетливой светской львицы.

Впоследствии судьба несколько раз сводила Пушкина и Сабаньскую, и чувства поэта после каждой встречи вспыхивали с новой силой. Он жаловался, что Каролина стала для него злым демоном, который словно заманивает его в свои сети, обещая райское наслаждение, но в самый последний момент проявляет холодность и полное равнодушие. Сабаньская знала о чувствах поэта, так как в течение 10 лет знакомства Пушкин регулярно посвящал ей стихи. И – ловко манипулировала их автором, то приближая к себе, то отвергая. В этом было не только женское тщеславие, но и прагматизм: до наших дней дошли документы и воспоминания очевидцев о том, что Сабаньская, любившая жить на широкую ногу, подрабатывала шпионажем. Ее светский салон, принимавший самых различных людей, от военных и политиков до литераторов и музыкантов, являлся удачным прикрытием для того, чтобы собирать информацию и передавать ее заинтересованным людям. Одним из них, в частности, был любовник Каролины, граф Иван Витт, возглавлявший тайное сыскное управление на Юге России.

Страница рукописи «Евгения Онегина». Портрет Собаньской внизу страницы

Пушкин, далекий от политических интриг, даже не подозревал о том, что интерес к его персоне со стороны Сабаньской носит столь меркантильный характер. Поэтому в январе 1830 года, на очередном приеме у светской львицы вписал в ее альбом очередное стихотворение-посвящение «Что в имени тебе моем. », которое, как оказалось впоследствии, стало последним в цикле произведений, посвященных Каролине. В этом стихотворении Пушкин не только в очередной раз открывает свои чувства надменно красавице, но и задается вопросом – а что же он значит в ее жизни? Ему непонятна двойная игра, которую ведет Каролина, но он надеется, что годы знакомства все же оставят в душе этой загадочной женщины хоть какие-то воспоминания о том, кто был ее самым верным и преданным поклонником. Поэт отмечает, что его имя «на памятном листке оставит мертвый след, подобный узору надписи надгробной», даже не подозревая о том, что ему уготовано стать одним из выдающихся представителей русской литературы. Но в данный момент это совсем не интересует Пушкина. Для него гораздо важнее, чтобы прекрасная Каролина «в волненьях новых и мятежных» хоть изредка вспоминала о человеке, для которого когда-то так много значила. «Скажи: есть память обо мне, есть в мире сердце, где живу я», — заклинает избранницу поэт, не догадываясь о том, что очень скоро навсегда избавится от своей пагубной и испепеляющей душу страсти.

Пройдет несколько месяцев, и на очередном приеме у Сабаньской Пушкин повстречает юную Наталью Гончарову, которая затмит стареющую польскую интриганку своей свежестью и непорочной красотой. Отныне Каролина будет забыта навсегда, и ей больше не удастся зазвать поэта на свои светские рауты. Однако поэт с присущей ему откровенностью все же признается, что даже после свадьбы образ Сабаньской иногда преследует его, а воспоминания о неразделенной любви вызывают легкое чувство грусти, смешанное с разочарованием.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector