1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Человек не удовлетворяется фактом собственной смерти

Содержание

Наука

Социальные науки

То, что бывает с другими: как мозг воспринимает смерть

Ученые: люди не верят в собственную смертность

Люди не верят в собственную смертность, выяснили израильские специалисты. Такова особенность мозга — он воспринимает уход из жизни как нечто, касающееся других, но не себя.

Человеческий мозг воспринимает смерть как нечто, что происходит только с другими, считают специалисты из Университета Бар-Илан в Израиле. Это происходит потому, что он стремится защититься от мыслей о неизбежности кончины. Исследование было опубликовано в журнале NeuroImage.

«Мозг отказывается принимать тот факт, что смерть для нас неизбежна, — поясняет Яир Дор-Цидерман, один из авторов работы. — Когда он получает информацию, связывающую нас со смертью, что-то говорит нам о ненадежности этой информации, о том, что мы не должны верить в это».

Мозг делает все возможное, чтобы защититься от мыслей о неизбежности смерти. Этот защитный механизм может иметь решающее значение для благополучного существования здесь и сейчас, считают исследователи. Он может включаться еще в ранние годы жизни, когда наш разум развивается и мы осознаем, что смерть приходит ко всем нам.

«В тот момент, когда у вас появляется возможность заглянуть в свое будущее, вы понимаете, что в какой-то момент вы умрете и ничего не сможете с этим поделать, — отмечает Дор-Цидерман. — Это противоречит всей нашей биологии, заточенной на выживание».

Исследования того, как мозг реагирует на мысли о смерти, начались менее 10 лет назад. Собранные данные позволили предположить, что, оценивая вероятность собственной смерти, люди часто совершают ошибки прогнозирования, чего не происходит при рассуждениях о смерти другого человека. На основании этого авторы нового исследования допустили, что это может быть вызвано тем, что человек просто не воспринимает смерть как что-то, что может коснуться его напрямую.

Для исследования того, как мозг справляется с мыслями о смерти, Дор-Цидерман и его коллеги разработали тест, подразумевающий создание неожиданных сигналов в мозге.

В ходе исследования 24 добровольца должны были смотреть, как на экране вспыхивают лица, а ученые тем временем отслеживали активность их мозга. Использовались как лица посторонних людей, так и фото самих участников эксперимента. Когда серия фотографий заканчивалась, мозговая активность говорила о том, что человек удивлен и ожидал увидеть очередное лицо.

Над лицами на экране появились различные слова. В половине случаев они были связаны со смертью — например, «похороны» или «могила». Оказалось, что если рядом с подобными словами появляется собственное лицо человека, его мозг отключает систему предсказаний. Он отказывался связывать себя со смертью.

«Наши результаты предполагают, что мы защищаем себя от экзистенциальных угроз.

Когда мы сознательно думаем о смерти, мы отказываемся от предсказаний о себе и классифицируем информацию как ту, что касается других людей, но не нас», —

говорит ведущий автор статьи Ави Голдштейн.

«С рациональной точки зрения, мы не можем отрицать, что умрем, но мы думаем об этом больше как о том, что происходит с другими людьми», — добавляет Дор-Цидерман.

В недалеком прошлом, поясняет Дор-Цидерман, защита нашего мозга от мыслей о смерти уравновешивалась реальностью смерти вокруг нас. Сегодня, по его мнению, общество сталкивается со смертью лицом к лицу намного реже: больных помещают в больницы, а пожилых людей — в дома престарелых. В результате, считает он, люди гораздо меньше знают о том, как кончается жизнь, и, по всей видимости, больше этого боятся.

Люди выстаивают надежную психологическую защиту, предотвращая мысли о смерти, указывает психолог Арно Висман. Молодежь, в частности, может воспринимать ее как проблему, касающуюся только других людей. Его собственные наблюдения показывают, что люди в отношении смерти придерживаются стратегии избегания — они усердно работают, ходят в пабы, покупают все новые и новые вещи, постоянно проверяют мобильные телефоны и в итоге оказываются настолько заняты, что беспокоиться о смерти им просто некогда.

«Однако это не решает проблему, — полагает он. — Так что нам приходится продолжать от нее бежать».

Таким образом, поясняют исследователи, им удалось показать разрыв между рациональным пониманием собственной смертности и подсознательным восприятием себя как кого-то, кто просуществует еще долго.

В будущем ученым предстоит выяснить, необходим ли такой защитный механизм для существования человека или же он развился из-за того, что мы реже стали сталкиваться со смертью. Они надеются, что работа в этой области позволит создать психотерапевтические методики, которые позволят справляться со страхом смерти.

Тайны мозга: действительно ли перед смертью нас ждет эйфория?

Рано или поздно вы умрете. Мы все умрем. У всего, что имеет начало, есть конец. Это — неизбежное следствие энтропии — второго закона термодинамики. И тем не менее, мало кто любит думать об этом тревожном факте. Мысль о собственной смерти скрывается в тени бессознательного, но полностью избавиться от нее нельзя. Но если смерти не избежать, то можно ли узнать, какой она будет на самом деле? Правда ли, что перед смертью перед глазами проносится вся жизнь и что умирая, в мозге происходит мощнейший выброс эндорфинов и других химических веществ, которые дарят умирающим ощущение эйфории?

Возможно в будущем, исследователям удастся узнать, что именно мы видим перед смертью и почему

Абстрактное знание о неизбежности собственной смерти в один прекрасный момент может превратиться в ощущаемую реальность — я умру! Не известно когда и как, но в конце концов это произойдет. Эволюция предоставила нам мощные защитные механизмы для борьбы с предвидением собственной гибели — в частности, психологическое подавление и религия. Первое препятствует нам сознательно признавать или размышлять о столь неприятной истине, а второе успокаивает нас, обещая бесконечную жизнь на небесах, вечный цикл перерождений или же загрузку разума в Облако — прямо как в сериале «Черное зеркало».

При этом, смерть не имеет такого господства над другими животными. По крайней мере не существует достоверных доказательств того, что обезьяны, собаки, вороны и пчелы обладают достаточным самосознанием, чтобы их беспокоило понимание того, что однажды их больше не будет. Таким образом, эти защитные механизмы должны были возникнуть в недавней эволюции гоминидов, менее чем за 10 миллионов лет.

Читать еще:  «Государство вписывает тебя в сценарий с мучительной смертью от удушья»

Любой, кто предпринимает попытки понять смерть, вскоре осознает, что смерть не так хорошо определена как с научной, так и с медицинской точек зрения. При этом на протяжении истории человечества все знали, что такое смерть. Когда кто-то переставал дышать, а его сердце биться, это означало что человек мертв. Смерть была хорошо разграниченным моментом времени. Однако все изменилось с развитием медицины и технологий. Современная высокотехнологичная интенсивная терапия отделила сердце и легкие от мозга, который отвечает за ум, мысли и действия.

Огромное количество людей во всем мире верят в жизнь после смерти

В ответ на эти технологические разработки в 1968 году в знаменитом докладе Специального комитета Гарвардской медицинской школы была представлена ​​концепция смерти как необратимой комы — потери функций мозга. Эта корректировка была официально принята в 1981 году. Документ определяет смерть как необратимое прекращение функций кровообращения и дыхания или необратимое прекращение работы мозга. Все просто — вы мертвы, когда ваш мозг перестает функционировать. Это определение сегодня используется в большинстве стран мира. Подавляющее большинство смертельных случаев происходит после прекращения сердечно-легочной деятельности а затем функционирования мозга. Неврологическая смерть — обусловленная необратимой комой, отсутствием реакций или дыхания — встречается редко за пределами отделений интенсивной терапии, где обычно находятся пациенты с черепно-мозговыми травмами или после передозировки опиоидами. Смерть мозга может быть определяющим фактором, но она не упрощает клиническую диагностику — биологические процессы могут сохраняться даже после смерти мозга.

Чтобы всегда быть в курсе последних научных открытий, подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram

Почему биологическая смерть неизбежна?

Смерть создает пространство для новых вещей. Это утверждение также верно для человеческого организма, который состоит из миллиардов клеток, которые делятся каждый день и таким образом обеспечивают рост. У живых организмов есть очень эффективный метод уничтожения лишних или потенциально опасных клеток, таких как вирусы или раковые клетки: запрограммированная гибель клеток — когда старые ячейки заменяются новыми, идентичными ячейками. Но со временем деление клеток замедляется и останавливается. Ответственность за это, вероятно, несут теломеры — концевые участки хромосом: если путем деления клеток теломеры укорачиваются, то в конечном итоге клетки перестают делиться, в результате старые клетки не умирают. Сегодня ученым известно, что чем короче теломеры, тем быстрее наступает старение организма. Это происходит даже несмотря на существование теломеразы — фермента, который может обеспечить продолжение клеточного деления. Дело в том, что теломераза также может ускорить развитие рака и по этой причине фермент активен только в нескольких клетках.

На самом деле все в нашей Вселенной не существует вечно — даже звезды имеют свой жизненный цикл

Выходит, процесс физического старения заканчивается отказом нескольких органов: сердечно-сосудистая система, легкие и мозг не функционируют. С медицинской точки зрения, существуют различные типы смерти: «клиническая смерть», при которой сердечно-сосудистая система выходит из строя, пульс и дыхание прекращаются, органы больше не снабжаются кислородом и питательными веществами. В случае клинической смерти сердечно-легочная реанимация все еще возможна и часто оказывается успешна. Однако в случае смерти мозга, реанимация невозможна.

Что происходит с телом человека после смерти?

С того момента, как врачи диагностируют смерть, органы могут некоторое время выживать без кислорода и питательных веществ. Лишь постепенно клеточное деление полностью прекращается и затем клетки погибают. Если погибло слишком много клеток, органы больше не могут регенерировать. Самая быстрая реакция происходит в мозге, где клетки умирают через три-пять минут. Сердце может продолжать биться до получаса. Как только кровь перестает циркулировать, она тонет и образует «пятна смерти». Они могут дать судмедэксперту информацию о причине смерти и месте смерти.

Смерть случается не только с другими. Просто мы стараемся об этом не думать

Через два часа наступает посмертная ригидность, потому что организм больше не вырабатывает жизненно важный источник энергии для клеток. — аденозинтрифосфат. Без него мышцы становятся жесткими. Через несколько дней эта посмертная ригидность снова ослабевает. Деятельность желудочно-кишечного тракта полностью прекращается только через два-три дня, а бактерии в нем ускоряют разложение организма. Патогенные микроорганизмы, однако, остаются опасными в течение длительного времени. Например, возбудители гепатита живут несколько дней, а бактерии туберкулеза — годами. В общей сложности процесс разложения человеческого тела занимает около 30 лет.

Каково это — умереть?

Результаты исследования Джимо Борджигина и его коллег из Мичиганского университета, опубликованного в PNAS, могут помочь объяснить, что происходит в мозге непосредственно перед смертью. В ходе исследования ученые вызвали остановку сердца у крыс во время измерения электрической активности в мозге с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ). То, что они обнаружили, было поразительно: перед смертью активность мозга на определенной частоте, называемой гамма-диапазоном, увеличилась более чем в два раза по сравнению с тем, когда животные были живы. В течение многих лет гамма-колебания считались признаком сознания человеческого мозга. Считается, что волны активности в гамма-диапазоне появляются, когда мы предаемся воспоминаниям и осознаем происходящее вокруг нас. Но могли ли крысы находиться в подобном сознательном состоянии непосредственно перед смертью?

К сожалению, точного ответа на этот вопрос сегодня не существует. Дело в том, что корреляция — не то же самое, что причинность. Как бы ни было заманчиво установить связь между этими всплесками нейронной активности и сознания, существуют как минимум две проблемы. Во-первых, мы не знаем, воспринимают ли крысы сознание так же как мы. К тому же, мы не знаем, что это за мозговая активность. Во-вторых, даже если крысы находятся в сознании, мы не можем сделать вывод о том, что эти всплески активности отражают сознание, исходя только из мозговой активности.

Скорее всего, сознание умирает вместе с мозгом

Но почему мозг устраивает такое шоу непосредственно перед смертью? Отражает ли это попытку понять необычные внутренние сигналы или же это просто механизм преодоления стресса? Исследователи старались исключить боль в качестве объяснения полученных результатов. В ходе исследования они обнаружили те же всплески активности, когда смерть наступала безболезненно с использованием углекислого газа, а не искусственной остановки сердца. Однако чтобы получить точные ответы, вероятно, потребуется провести аналогичные исследования на людях. Один из таких подходов заключается в регистрации ЭЭГ у пациентов во время смерти.

Хотели бы вы стать участником подобного эксперимента в конце своей жизни? Поделитесь ответом в комментариях к данной статье и с участниками нашего Telegram-чата

Другой подход может заключаться в том, чтобы вызывать похожие всплески гамма-активности у людей в моменты бодрствования и проверять уровень сознания. Как сообщил нейрофизиолог Кардиффского университета Дэйв МакГонигл изданию The Guardian, проверка того, может ли околосмертный опыт быть вызван нейростимуляцией — с помощью экспериментов, которые вызывают увеличение гамма-синхронизации у людей — может оказаться путаницей между корреляцией и причинностью.

Происходит ли перед смертью выброс эндорфинов?

Фактический момент смерти понять довольно сложно. Однако согласно результатам недавно опубликованного исследования, непосредственно перед смертью в организме увеличивается количество гормонов и химических веществ, связанных со стрессом. Эти же химические вещества присутствуют в организме больных людей и вызывают воспаление. Учитывая такое изменение химических веществ в организме, можно предположить, что непосредственно перед смертью может произойти мощный выброс эндорфинов — химических веществ, которые отвечают за удовольствие и чувство счастья. Так, результаты исследования, проведенного в 2011 году, показали, что уровень серотонина — другого химического вещества, который, как считается, также способствует ощущению счастья, утроился в мозге шести крыс в моменты их смерти. Таким образом, нельзя исключить вероятность того, что нечто подобное может происходить с людьми.

Читать еще:  Правда ли, что в пост нельзя начинать важных дел?

Мозг — самый сложный и малоизученный орган тела человека

Но что может вызвать эйфорические переживания во время смерти, кроме эндорфинов или других нейротрансмиттеров? Когда тело перестает функционировать, активность мозга также прекращается. Вполне возможно, что способ, которым это происходит, каким-то образом влияет на то, что именно мы испытываем в момент смерти. Американский нейроанатом Джилл Болт-Тейлор в своем выступлении на TED описала чувство эйфории, которое она испытала во время околосмертного опыта в результате травмы левого полушария мозга. Интересным является и то, что хотя травма Болт-Тейлор была на левой стороне мозга, травма на правой стороне мозга также способна усилить ощущение близости и причастности к высшей силе.

Процесс умирания является священным для представителей самых разных религий, в том числе для буддистов, которые верят, что момент смерти обеспечивает большой потенциал для ума. Они видят переход от жизни к смерти как самое важное событие в жизни — тот момент, когда человек переносит карму из этой жизни в другие жизни. Однако это не означает, что религиозные люди испытывают больше радостных переживаний в момент смерти. В конечном счете, каждая смерть уникальна и мы не можем предсказать кто и при каких обстоятельствах покинет этот мир.

И все же, результаты еще одного исследования, опубликованного в журнале Psychological Science свидетельствуют о том, что непосредственно перед смертью негативные мысли и страх сменяются счастливыми мыслями. Будем надеяться, что так оно и есть.

Помимо аутизма, депрессии и шизофрении у человека могут встречаться самые различные состояния и синдромы. Например, некоторые жители Японии страдают так называемым «парижским синдромом» — они чувствуют тревогу при виде французов. Стокгольмский синдром вообще не признают психическим заболеванием, хотя состояние, когда жертва чувствует к своему похитителю симпатию и даже ставит себя на его место, явно нельзя […]

Несмотря на довольно приличный уровень развития современной медицины, все еще остаются болезни, справится с которыми врачи полностью пока не могут. Одним из таких заболеваний является болезнь Альцгеймера, во время которой у больного постепенно ухудшается память. Сложно ее лечить во многом потому, что выявляется она, как правило, на довольно поздних стадиях. Поэтому медики уже долгое время […]

Все мы хотим знать свое будущее. Гадание на картах Таро существует на протяжении многих веков и может приоткрыть вопрошающему завесу тайны, дав ответ на вопрос о том, что ждет его в будущем. Считается, что карты Таро обладают магической энергией, а от руки Мастера или по-простому – гадалки, зависит точность предсказания. Вообще Таро окутаны мистическим ореолом, […]

Человек не удовлетворяется фактом собственной смерти

«Такие люди могут быть бессознательными орудиями Божьего промысла в нашем мире. Задавая неудобные вопросы, они могут способствовать дальнейшему развитию или даже очищению христианского богословия от ненужных наслоений».

священник Филипп Парфенов

Современный атеизм как мировоззрение или агностицизм с атеистическим оттенком можно смело охарактеризовать как прямой продукт всей предшествующей иудео-христианской цивилизации. В некоторых моментах, прежде всего философско-этических, он может представлять собой даже высшую стадию развития этой цивилизации. Подчеркиваю – в некоторых, но далеко не во всех. Но тогда в каких.

Прежде всего, атеизм или агностицизм возражает против того образа Бога, который веками господствовал в народной среде, не просвещенной словом Евангелия.

Этот образ был во многом нарисован под влиянием многочисленных суеверий или собственных психологических проекций на Бога.

Еще Н.А. Бердяев остро подметил, что «Люди и целые группы людей, целые народы приспособляли христианство, как и все религии, к своему уровню и напечатлели на образ Бога свои пожелания, и наложили на этот образ свою ограниченность. Это и давало прекрасный повод для отрицания самого существования Бога» («Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого»).

Он же в другой своей работе пишет: «Негодование христиан против атеистов, против воинствующих безбожников часто бывает дурным. Их извращенное понятие о Боге, их безбожная жизнь вызывали это безбожие. Богу приписывали самые дурные свойства – самодовольство, самодурство, жестокость, любовь к низкопоклонству. Христианам не подобает быть самодовольными и презирать тех, кого мучит вопрос о Боге. Совсем не подобает им презирать, например, Ницше. Безбожники могут быть лучше тех, которые говорят: “Господи, Господи”» («Истина и Откровение»).

Неудобные вопросы могут способствовать развитию

Пафос борьбы за справедливость и попытки преобразования этого мира у многих светских людей, включая атеистов и агностиков – вполне христианский по сути, если он не провозглашает революционное насилие. Такие люди могут быть бессознательными орудиями Божьего промысла в нашем мире. Задавая неудобные вопросы, они могут способствовать дальнейшему развитию или даже очищению христианского богословия от ненужных наслоений.

Атеисты правы в том, что Бога как «объекта», подобного всем остальным, в принципе не существует. Он есть как совершенно иноприродная и трансцендентная нам личность (и одновременно внутренне присущая человеку), и Его нет как объекта или предмета, который можно фиксировать и описывать, подобно всем остальным. Но христианская мысль в своих глубоких проявлениях всегда утверждала то же самое, в апофатическом богословии.

«Итак, мы утверждаем, что Причина всего, будучи выше всего, и несущностна, и нежизненна, не бессловесна, не лишена ума и не есть тело; не имеет ни образа, ни вида, ни качества, или количества, или величины; на каком-то месте не пребывает, невидима, чувственного осязания не имеет; не воспринимает и воспринимаемой не является;

Ей не свойственны беспорядок, смута и беспокойство, возбуждаемые страстями материи; Она не бессильна как неподверженная чувственным болезням, не имеет недостатка в свете; ни изменения, ни тления, ни разделения, ни лишения, ни излияния не претерпевает; и ничего другого из чувственного Она не представляет Собой и не имеет…

Далее восходя, говорим, что Она не душа, не ум; ни воображения, или мнения, или слова, или разумения Она не имеет; и Она не есть ни слово, ни мысль; Она и словом не выразима и не уразумеваема; Она и не число, и не порядок, не величина и не малость, не равенство и не неравенство, не подобие и не отличие; и Она не стоит, не движется, не пребывает в покое, не имеет силы и не является ни силой, ни светом; Она не живет и не жизнь; Она не есть ни сущность, ни век, ни время; Ей не свойственно умственное восприятие; Она не знание, не истина, не царство, не премудрость; Она не единое и не единство, не божественность или благость; Она не есть дух в известном нам смысле, не сыновство, не отцовство, ни что-либо другое из доступного нашему или чьему-нибудь из сущего восприятию; Она не что-то из не-сущего и не что-то из сущего; ни сущее не знает Ее такой, какова Она есть, ни Она не знает сущего таким, каково оно есть; Ей не свойственны ни слово, ни имя, ни знание; Она не тьма и не свет, не заблуждение и не истина; к Ней совершенно не применимы ни утверждение, ни отрицание; и когда мы прилагаем к Ней или отнимаем от Нее что-то из того, что за Ее пределами, мы и не прилагаем, и не отнимаем, поскольку выше всякого утверждения совершенная и единая Причина всего, и выше всякого отрицания превосходство Ее, как совершенно для всего запредельной».

Читать еще:  Когда муж стал давиться обычной водой, мы не знали, что делать

(Дионисий Псевдо-Ареопагит, «О мистическом богословии»)

Вопрос извечный, сродни взываниям Иова

С другой стороны, всякое библейское откровение, запечатленное в словах, – своего рода «умаление» Бога, совлечение от Его таинственной недоступности и снисхождение к людям в их временную историю. Ибо на одном апофатическом богословии невозможно пребывать все время никому.

Но любое такое умаление и снисхождение (включая личные внутренние озарения каждого верующего) неизбежно может быть связано с различными интерпретациями, противоречащими друг другу.

В частности, понятие о промысле Бога, Его хранении и заботе в этом мире неизбежно будет неоднозначным и противоречивым. Поскольку на самом деле никто из нас до конца не знает, как Бог с нашим миром взаимодействует, и почему одни получают просимое по своим желаниям довольно быстро, а другие не получают.

Почему в мире много страданий, прямо не связанных с человеческим злом и грехом, и многое другое. Как, например, в очередной раз задал вопрос атеист Владимир Познер: «Ведь у святого Марка сказано, что ни один волос не упадет с твоей головы без Его ведома. Значит, Ты отвечаешь за все и все Тебе известно. Как Ты мог допустить такое, что произошло? Как может быть такое, что цунами уносят жизнь 200 тысяч человек, только что родившихся детей? Как? Это Ты? Это Ты сделал? Как же Тебе не стыдно?»

Вопрос этот извечный, сродни взываниям библейского Иова. Но сам по себе такой пафос по-своему примечателен и удивителен! Как справедливо заметил отвечавший Познеру отец Андрей Кордочкин,

«почему массовую гибель людей – ГУЛАГ, Холокост – вообще можно считать трагедией? Ведь ни религиозный, ни не-религиозный человек не видят трагедии, к примеру, в уничтожении насекомых – пусть и вредных. Кроме того, немногие, кроме сентиментальных веганов, сострадают забитому скоту или выловленной рыбе.

То, чего я никогда не мог понять – в перспективе атеиста, что вообще делает человеческое страдание или смерть трагичной, если между человеком и животным/рыбой/насекомым нет принципиальной разницы?

Перешла органическая химия в неорганическую, и что дальше? А если эта разница есть – то в чем она? Почему человек вообще представляет собой какую-то ценность?»

Религиозное осмысление тайны смерти не дает ее объяснения

В конечном счете мы упираемся в тайны жизни и смерти, которая недоступна не только атеистам, но и самим верующим. В тайну самой жажды жизни каждым из нас, вопреки всеобщему опыту довлеющей над нами смерти, ее обыденности.

Религиозное осмысление этой тайны лишь приоткрывает немного завесу над ней, но не может дать исчерпывающее ее объяснение.

Религиозное представление о промысле Бога в этом мире также весьма фрагментарно и отрывочно. Слова про то, что «волос с вашей головы не упадет без воли Отца Небесного», были сказаны Иисусом не кому-нибудь, а ученикам, которые были предупреждены об их будущей трудной участи, которая будет подобна тому, что суждено будет претерпеть их Учителю. Не меньше, но и не больше.

С другой стороны, если в этом мире господствуют случайности, как с атеистической точки зрения вообще можно переживать о том, что кто-то вокруг нас погиб безвременно и нелепо?

А для верующего, если для него есть продолжение жизни за рамками этой земной, так уж ли уместно горевать о том, что кто-то не дожил до преклонного возраста, а умер или погиб в юности или детстве?

Сознание людей ориентировано на то, чтобы продолжать жить

Однако такие доводы мало кого удовлетворят и среди верующих, и неверующих. Что свидетельствует лишь об одном: человеческий дух не удовлетворяется полностью самим фактом собственной смерти и ее неизбежностью. Сознание людей ориентировано на то, что человечество будет продолжать жить дальше, если не в отдельно взятых каждый раз его представителях, то в целом.

Без этого невозможна ни творческая активность людей, ни социальная, никакая вообще. Мы так устроены! Случайно ли это? Отнюдь нет. С христианской точки зрения смерть – все же еще «последний враг» (1 Кор. 15:26), который подлежит истреблению. И даже среди неверующих то и дело возникают рассуждения о будущей возможности научными методами достичь большего долголетия или даже победить или отсрочить биологическую смерть.

Возможно, и до биологического оживления людей и их воскресения когда-нибудь дойдут по имеющейся генетической информации. Но разве само по себе это не удивительно и не несет религиозный оттенок.

Ученые выяснили, почему люди не верят в собственную смерть

Специалисты из Университета Бар-Лиан утверждают, что мозг человека эффективно блокирует мысли о конечности существования. Как следствие, люди считают, что их жизнь будет длиться еще очень долго, а смерть — это то, что с ними никогда не произойдет. Мозг защищает человека от мыслей о собственной гибели, что позволяет вести обычный образ жизни. Об этом исследовании сообщает NeuroImage.

— Мозг отказывается принимать неизбежность смерти, — говорит один из авторов исследования Яир Дор-Цидерман. — Когда он получает информацию, связывающую нас со смертью, что-то указывает нам на ненадежность этих данных, и мы не доверяем им. Вся наша биология настроена на выживание, и это вступает в противоречие с мыслью о собственной недолговечности.

Ученые начали изучение того, как мозг реагирует на смерть, около десяти лет назад. Оказалось, что человек делает ошибки, прогнозируя собственный уход, чего не случается, когда он оценивает вероятность чужой смерти.

Для того, чтобы понять, как мозг человека защищается от негативных мыслей, был создан специальный тест. 24 добровольца смотрели на экран, на котором появлялись фотографии различных людей, в том числе и самих участников эксперимента. Над лицами возникали различные слова, среди них были те, что связаны со смертью. Например, «кладбище» или «похороны».

Исследователи отслеживали активность мозга. Если такое слово появлялось рядом с фотографией лица добровольца, активность его мозга менялась. Человек отказывался связывать свое изображение и мысли о смерти.

Как считает Дор-Цидерман, в наши дни люди реже сталкиваются со смертью, меньше знают об этом и, по всей видимости, больше этого боятся. Мы напряженно трудимся, ходим с спортклубы, развлекаемся, часами сидим в соцсетях. Задуматься о смерти нам просто некогда. Подсознательно человек игнорирует факты и воспринимает себя, как того, кому предстоит очень долгое существование.

Исследователям еще предстоит разобраться в том, насколько важен этот защитный механизм для выживания. Ученые считают, что это позволит найти способы справляться со страхом смерти.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector