0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь

Эта поддержка даст возможность маме высыпаться с самого начала после родов, избавит, в том числе, от дальнейших проблем со сном.

Но хотя бы нужно понимать, что чем медленнее родившая женщина вышла в активную жизнь, чем больше дала себе остановиться, особенно если это не первый ребенок, тем выше шанс, что депрессия не наступит. Есть очень активные люди, которые на второй день после родов уже котлеты жарят, полы моют, коляски таскают, через неделю развозят детей по кружкам, а потом – не только физиологические проблемы, но еще и ужасное состояние, потому что не дали себе восстановиться.

Выход из беременности, восстановление после родов – это не быстрый процесс, даже если все было удачно. Организму нужно дать время, чтобы перенастроиться, а это не происходит по щелчку.

Понятно, что няню не каждый может себе позволить, бабушки тоже далеко не всегда готовы помочь. Тут скорее речь о широком социальном окружении.

В некоторых странах принято навещать родившую женщину, приносить ей домашнюю еду, заботиться о старших детях. У нас это невозможно, если мы специально не организуем. Хотя на самом деле или в приходе, или среди широкого круга знакомых найдутся люди, готовые помочь, если вы попросите, если вы скажете, что примете эту помощь. Сделать это женщине мешает перфекционизм и идея, что она должна справиться сама.

Уныние и «железные» люди – Современных священников нередко волнует вопрос, как отличить депрессию от уныния. Давать ли прихожанину пастырские наставления про уныние или отправлять к специалисту с депрессией? – У меня стаж работы психологом 23 года. Когда я встречаюсь с человеком и у меня есть сомнение, в депрессии он или нет, я обязательно направляю на параллельную консультацию к психиатру. Мне кажется, если любой человек видит, что у другого нечто, напоминающее депрессию, лучше предложить ему этот вариант, здесь лучше проявить большую бдительность.

Вообще термин «уныние», неправильно расшифрованный в данном случае, очень мешает. Беспричинные слезы, постоянно сниженное настроение, изменившийся характер, подавленность когда-то жизнерадостного человека – серьезный повод насторожиться.

После специалиста – довольно надежный источник опыта (хотя не такой, конечно, как человек с медобразованием) – люди, которые пережили депрессию ближних. У них наметанный глаз, и они обычно видели и других депрессивных больных. Они могут подсказать: это скорее не депрессия, просто пожалей, пригрей, свози отдохнуть, снизь нагрузку, а это вот да, точно депрессия. Ведь при развернутой клинической картине у человека меняется взгляд, меняется характер движения.

Важно понимать, что депрессия может развиться до состояния, когда нужна госпитализация. А психиатрическая госпитализация – очень тяжелая история. – Бывает, что в депрессии оказались оба супруга, как быть здесь? – Мы снова возвращаемся к вопросу об окружении, об определенных социальных связях. Чем более изолированная жизнь у людей, тем больше шансов, что это будет просмотрено. Но все-таки есть какие-то родственники, друзья, сослуживцы. В целом есть одно лекарство от субдепрессивных состояний – это общение, пока человек еще может общаться. Когда человек в депрессии, он уже не может этого делать, у него сил нет. Еще один признак депрессии. Нет сил даже на то, что раньше радовало.

Фото: Hsin Wang – Как быть вот с этим чувством, что надо перебороть, «вот раньше люди в тяжелых условиях жили, а я тут раскисаю»? – Идея, что человек может быть хрупким и просто не выдержать, очень сложно приживается на постсоветском пространстве, где долго культивировался идеал железных людей. Отсюда: «Чего ноешь, вот раньше времена были какие, все пережили, а тут…» Нужно понимать, что депрессия – это нарушение нейрохимии мозга, что-то идет не так на уровне физиологии.

Из-за желания преодолеть себя, поднажать, в надежде, что дальше будет лучше, человек в итоге попадает в такую яму депрессии, из которой трудно выбраться. И когда человеку кто-то говорит, что это не ты плохой, а ты заболел, у тебя вот такое нарушение, ты не виноват, это бывает, ему становится лучше. В том смысле, что ответственность уходит и возникает понимание – болезнь надо лечить.

Сейчас есть лекарства, которые могут быть подобраны только специалистом, и они позволяют улучшить состояние.

Но процесс этот не быстрый. Это циклическая история, и нужно очень внимательно первые год-два после депрессии следить за нагрузками и за атмосферой в принципе. Если появилась депрессия, значит, есть какая-то хрупкость, какая-то склонность, какая-то такая уязвимость, и она не пройдет после курса лечения. Нужно выстраивать образ жизни с опорами.

Обычно это удается, особенно мамам, вышедшим из послеродовой депрессии.

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь

«Все это хорошо, когда есть силы». Почему вокал, бассейн и послушание не помогут при депрессии .

Куда бежать, если ты на дне, и в чем нельзя согласиться со священником


«На одной из первых исповедей батюшка сказал, что у меня хроническое уныние. Психотерапевт определил мое состояние как тревожно-депрессивное расстройство. Невролог нашел причину подавленности и головных болей в органическом поражении мозга и частых стрессах». Кто из них оказался прав, читайте в откровенном рассказе журналиста.

Больше 15 лет я хожу в церковь, и все эти годы я была уверена, что у меня хроническое уныние. Так сказал священник.

И эти слова звучали как приговор. Я думала, что он точно знает, как мне помочь, но вместо радости испытывала лишь подавленность. «Хроническое» — значит, давно и почти не лечится. Он советовал читать псалмы и больше молиться.

Но у меня слабо получалось контролировать свое состояние вне храма. Состояние тревоги, подавленности приходило помимо моей воли. Вроде я все делала правильно и чувствовала благодать, но в любую минуту могло «накрыть», мрачные мысли разъедали меня изнутри.

Это было странно для симпатичной двадцатилетней девушки.

Сначала я думала, что причина в моих грехах. Но воспоминание о них не должно было мучить так навязчиво. Помню, как пришла в храм и попросила икону святителя Николая, потому что где-то прочитала, что он помогает унывающим.

Как это проявлялось

Я просыпалась и понимала, что не хочу, чтобы наступал новый день.

Нет, у меня никогда не было мыслей о суициде, но и особой радости я не чувствовала.

Обстановка в доме всегда была нервозной. Детские травмы сделали из меня к 30 годам идеального невротика.

До сих пор могу метаться полчаса по магазину, сомневаться до головокружения, не зная, что выбрать.

Сложно принимать решения, потому что мое мнение — ничто.

Состояние усугубилось неправильно понятым православием в период воцерковления. Возникло постоянное чувство вины и стыда за себя и грехи. Оказалось, что можно быть в Церкви и не быть в гармонии с собой и быть далеко от Бога.

Принимать слабость и неуверенность за смирение. Внешне улыбчивая и активная, я сразу затухала, когда меня не поддерживали.

Какие печали у девушки в 30? Почти все подруги замужем, а я все одна, карьеру не сделала, семью не создала. Неудачница — читается в глазах окружающих. Даже священники не скрывали мнения: «Ну если до 30 не определилась, то уже вряд ли что-то получится». От этих мыслей можно сойти с ума. Счастливый инстаграм друзей напоминает, кто ты на самом деле. Появляется еще большее желание закрыться дома и никуда не выходить до той поры, пока не стану лучше — красивее, начитаннее, стройнее.

Читать еще:  Ольга Седакова и протоиерей Алексей Уминский — «Православие и мир»

Слишком буквально я понимала все советы священников. «Старайся быть никому не в тягость», «Слушай родителей» — я старалась и в итоге оказалась на задворках жизни. Я часто вижу, как недолюбленные девочки вырастают в девушек с заниженной самооценкой, которые не умеют строить отношения и выходить из тупика.

А что такое депрессия, как не адское состояние одиночества и самоизоляции. Это тупик.

Депрессия не появляется из ниоткуда. Сейчас много говорят про присутствие и осознанность, про то, как важно чувствовать друг друга. Это то, чего больше всего не хватает и что ведет к депрессии.

Я плакала навзрыд о несчастной любви, а мама мне говорила: «Не плачь, папа ругаться будет». И только сейчас я поняла, что бомба замедленного действия была заложена намного раньше. Сказать «не чувствуй» значит сказать «не живи». Нас учат быть удобными и правильными, но нас не учат бороться. Мы можем быть хорошими христианами, но если нет решимости и смелости, то все добро катится в пропасть.

Как не надо поддерживать

Никто бы никогда не догадался, что у меня депрессия. В соцсетях я остроумная и веселая. То будоражу острые темы, то танцую в пижаме. Это не было неискренне, ведь мы все очень сложно устроены. В тот момент раскрылась именно эта сторона моей личности.

А потом я закрылась. Писать об этом непросто, потому что знаю, какой бывает реакция: от «делом займись» или «не накручивай», «у меня нет ресурсов с тобой разговаривать» до примитивного «мужика заведи».

Тот, кто не впадал в это состояние, а точнее, не выпадал из жизни, не поймет, каково это — ощущать себя как на дне океана, где нет совсем никакой жизни.

Когда ты понимаешь, что у каждого есть кто-то ближе и роднее тебя. И в этот момент тебе не так важно, каким словом назвать состояние — депрессия или уныние. Очень сложно разобраться, что с тобой происходит сейчас. Я бы это состояние назвала отсутствием мотивации к жизни. Ты споткнулся и кубарем катишься вниз. Стараясь хоть чем-то себя обрадовать, ты тянешься к холодильнику, заедаешь стресс, а потом не можешь смотреть на себя в зеркало. Я ела много, как будто себе назло — чипсы, мороженое, шоколад. За год поправилась на 15 килограммов.

Депрессия не возникает из ниоткуда. Это то, что появляется от неразрешенных проблем, невысказанных обид. Для этого состояния характерно отрицание, на любую идею внутри звучит ответ: «Да ну, зачем, ничего не выйдет, все бессмысленно». Депрессия случается не от лени. У меня было много увлечений: вокал, театр, верховая езда, бассейн, волонтерство. Все это хорошо, когда есть силы. Мое состояние колебалось, как шкала землетрясений Рихтера. Утром ты улыбаешься и думаешь, что счастлива, а вечером может наступить такая печаль, как будто ты лежишь в больнице неделю и тебя еще ни разу никто не навестил.

Когда нет внутреннего стержня и твоя самооценка раздавлена, то депрессия оказывается сильнее тебя. Ты становишься уязвимым, потому что остро чувствуешь, но у тебя нет защитной брони. Это не такая болезнь, при которой дают больничный, но ты реально оказываешься недееспособен. Ты — как разбитое корыто, которое нужно склеить и какое-то время не трогать. Но ты не можешь себе этого позволить, у тебя кредит и съемное жилье.

Мне выписали антидепрессанты, но чуда не произошло

Психотерапевт советовала мне вести дневник, записывать свои достижения, описывать эмоции и чувства. Иногда это помогало, но я не видела смысл записывать повторяющиеся как в дурном припеве слова: «Мне так плохо и одиноко, не хочется, чтобы наступал новый день».

После нескольких сеансов психотерапии были перемены. Я начала жить отдельно от родителей, сразу ощутила прилив сил от того, что никто не контролирует меня и не душит меня своей заботой. Обострение состояния наступило после серии конфликтов на работе. Один за другим увольнялись коллеги, все это я пропускала через себя. Помню, как лежала на диване и мне ничего не хотелось.

Было настолько плохо, что на приеме у психотерапевта я четко заявила — выпишите антидепрессанты, я сама не справляюсь. Помню, как молодая врач-психотерапевт открыла на планшете тест, а мне казалось все это бредом. Я была готова кричать «помогите». Разве нужен для этого тест? «У вас высокий уровень тревожности, начнем с самой минимальной дозы самого легкого антидепрессанта», — сказала врач. У меня появилась надежда, но чуда не произошло.

Таблетки лишили меня последних сил и воли. Все время хотелось спать. Через две недели я поняла, что так больше продолжаться не может. (Врач сказала, что препараты выявили астенический синдром.) Возможно, мне они просто не подошли, но с этого момента я четко осознала: или буду продолжать погружаться в этот мрак, или буду бороться.

Раз лекарства не помогают, я должна вытащить себя из этого болота сама. С Божьей помощью, конечно. Помню, как лежала на диване и пыталась отмотать назад свою жизнь и понять, с какого момента все пошло не так. Когда-то я же была счастлива, у меня горели глаза, я так радовалась, когда мне подарили щенка, и скакала галопом на лошади по степям Байкала, приезжала паломницей в монастырь и отдыхала на Японском море. Оно у нас особенное — с ярким вкусом и запахом йода. Природа дикая, но такая настоящая, неглянцевая.

Я вспоминала самые приятные моменты, после которых хотелось жить.

Мне нравилось бегать по утрам в дендрарии, когда город спит и наглые белки выбегают навстречу. Куда все это пропало? Нет денег на занятия верховой ездой и отпуск на море, значит, нужно просто встать с дивана, надеть кроссовки и бежать.

На следующее утро я открыла глаза в 7 и четко осознала, что это мой шанс. Если я не воспользуюсь им, то мысли опять будут крутиться в голове и мучить меня. Проснусь через два часа разбитая, и день опять не заладится. Заставила себя встать и поволокла ноги в парк. Через неделю я уже просыпалась без сожаления. Наоборот, ждала утра и боялась его проспать.

Появились силы, когда я поняла, что могу генерировать внутри энергию. Я бегу, трачу калории и вырабатываю какую-то новую силу и уверенность в себе. Это звучит банально, но как бы плохо ни было, бесконечно перекладывая ответственность за свои неудачи, ничего не изменишь. Все начинается с назойливых мыслей.

Сегодня согласилась с тем, что нет смысла что-то менять, учить язык, идти в поход, знакомиться. Завтра оделась, не глядя в зеркало, как попало, не убрала квартиру. Из этих мелочей и складывается какой-то мрачный образ. Внешний хаос всегда отражает внутреннюю тоску. В этот раз все сработало с точностью до наоборот. Я поняла, что мне нужно для выздоровления — создать в доме уют, наконец-то купить плед, шторы и включить хозяйку. Ведь мне же и это нравилось!

Рецидив

Я думала, что победила депрессию, но после очередного стресса на работе и затянувшейся болезни состояние ухудшилось.

Мое состояние сложно назвать отчаянием, но я опять перешла в режим энергосбережения. Появилось чувство бессилия, стала плохо запоминать и забывать самые простые вещи. Головные боли как колпак обволакивали голову, удары пульсировали в висках и давили на глаза. Сложно объяснить, но мне больно было смотреть на свет, монитор, экран телефона.

Мне казалось, что мой лимит исчерпан. Все выходные я не могла подняться с дивана.

Будто на меня опять надели скафандр и погрузили на дно.

Я не знала, к кому идти, но четко понимала, что причина не только в душевном и психическом настрое, так называемой психосоматике. Думать о себе как об унылом хронике к этому времени я перестала.

Читать еще:  «Художник рисует фильм». Ярбусова и Норштейн

Лет шесть назад я обратилась к неврологу с похожей проблемой — такая же непрекращающаяся головная боль. Сделала два вида МРТ (с контрастом и без), услышала, что у меня в голове есть очаги демиелинизации. Они могут говорить о серьезном заболевании — рассеянном склерозе — или быть врожденной особенностью. «А может, вы энергетиками или тониками злоупотребляли в студенчестве?» — спросил опытный врач, прищурившись. Мне выписали ноотропы, магний, отправили к мануальному терапевту и на массаж, сказали больше отдыхать, и, кажется, стало легче.

На этот раз мне попался хороший врач-невролог. Он не стал повторять все дорогостоящие процедуры, а внимательно расспросил о самочувствии. Из кабинета я вышла счастливая — это лечится! Мне важно было услышать, что мое безжизненное, незамотивированное состояние — не выдумано и не связано с психикой. Причина — отягощенный акушерский анамнез (резидуальное поражение головного мозга), который усугубил стресс и проблемы с шеей. Когда в мозг поступает недостаточное количество кислорода, мозг работает не так, как надо.

Это органика, понимаете? Люди бывают грустными не потому, что не умеют радоваться. Просто у них не хватает ресурса для борьбы.

Невролог назначила препараты, от которых на следующий же день мне стало лучше. Появилась какая-то стабильность и ясность, вернулся интерес к жизни. Да, точь-в-точь как в инструкции, на второй день я стала чувствовать прилив сил. Удивлялась, как легко я стала переносить то, что раньше меня загоняло в тупик. Прошли головные боли.

Сейчас я не застреваю в негативных эмоциях так, как раньше. Чувство вины и беспомощности не сжирает до основания. Это настолько невероятное превращение, что оно мне напоминает евангельского слепого. Когда ты не видишь мир на 360 градусов, а видишь стенку. Просто потому, что в твоем организме что-то сломалось. Жизнь в больших городах, где есть пробки, дедлайны и кредиты, имеет свои опасности для психики.

По иронии судьбы в это же время я получаю редакционное задание — подготовить статью про осеннюю хандру. И опять узнаю от психотерапевта, что ноотропы и антидепрессанты не возвращают радость жизни. Они всего лишь выводят из минуса в ноль. А дальше ты должен сам найти способ получать эндорфины.

Хорошими антидепрессантами могут быть животные и любимое дело — творчество, рукоделие, хенд-мейд, в общем, все, что так любили наши бабушки. Вот, посмотри, показывает она мне свои плетеные салфетки, я так восстанавливаюсь, собираю себя.

А вот моя коллега (открывает страничку в инстаграме) восстановила старинную технологию и делает сама кукол.

Это очень важно — создать свой мир, где есть традиции и привычки. Делать все от души и по любви.

«Причина депрессии – мама». Правда ли, что токсичные родители – проблема с потолка?

Как взрослые люди справляются с болезненными установками

Дарья Рощеня, Вера Якупова

22 декабря, 2019

«Думаешь о себе – эгоистка», «Оставляешь меня – плохой сын». Наши родители – не просто люди, они нас вырастили, а их убеждения остались у нас в голове. Чтобы отделиться от токсичных отношений и стать по-настоящему взрослыми, иногда приходится провести серьезную работу, а то и вовсе прекратить отношения. О привязанности и причинах депрессии размышляет психотерапевт Вера Якупова.

Из социальных сетей:

«С появлением ребенка отношения с мамой стали сложными.

Она приехала после выписки и с порога сказала: «Ты все делаешь не так. Дура, раз ребенок плачет. Вот мои дети никогда не плакали!» Мне так была нужна поддержка, но с каждым ее приездом, с каждым новым комментарием становилось все тяжелее».

– Не кажется ли вам, что проблема токсичности старшего поколения взята с потолка? Якобы есть люди, которые могут запустить своим поведением, словами, отношением в нас депрессию. Неужели могут?

– Токсичность не связана ни с возрастом, ни с определенным поколением. Токсичным может быть не только родитель, но и коллега, ровесник, друг, собственный супруг и даже ребенок. Токсичностью обозначают определенный стиль общения – ядовитый, вредный и уничтожающий тип отношений, после которого вам становится плохо, вы испытываете неприятные чувства. Он подразумевает под собой унижение, обесценивание, навешивание чувства вины, другие формы манипуляции.

У каждого в опыте встречался хоть один «токс». Если не начальник, так воспитатель в саду, если не сосед по лестничной клетке, так руководитель дипломной работы. Если говорить о родителях, людях, которые влияли на нас в детстве, от кого мы были зависимы, то они не только формировали нас, но и давали нам образец отношений. И это мог быть образец токсичных отношений.

Советская психологическая культура была сосредоточена на функциях человека. Про качество жизни и самоощущение речи не шло. Это же касалось воспитания детей: накормить, одеть, обуть, выучить – вот основные задачи воспитания. Сегодня, благодаря обилию информации, уровень психологической культуры сильно изменился. Эмоциональная жизнь вошла в фокус нашего внимания.

«Он у тебя лежит на газоне, это неприлично» – почему от маминых слов нас бомбит три дня

Вместе с тем изменились требования к родительству. Теперь мы знаем о теории привязанности, о том, что наши отношения с ребенком влияют на формирование его личности и имеют последствия. Многие, кто уже вырос, начали интересоваться психологией, в том числе детской. Многие стали вспоминать свой детский опыт, переживать заново ту боль, рефлексировать. Мне часто приходится слышать от клиентов о том, что, став родителями, они впервые задумались, как несправедливо и жестоко с ними обращались в детстве.

Из социальных сетей:

«Мама родила меня в шестнадцать лет от местного бандита. Она всегда была эмоционально холодна и жестока. Помню, как таскала за волосы, наказывала, кричала, могла расцарапать мне лицо, впав в ярость. После родов она стала приезжать помогать, но невзначай унижала перед мужем, окружающими. И готовить-то не умею, и хозяйка плохая и мать, и располнела… Но я не только стала замечать зависть мамы к моему женскому счастью (мой муж на несколько лет ее моложе), у меня самой неожиданно появились «мамины замашки» из детства. Когда ребенку исполнился год, меня накрыло депрессией».

– Многие признаются, что токсичные отношения вгоняют их в депрессию. Люди стали такими чувствительными?

– Рядом исследований подтверждено, что пережитое в детстве физическое, психологическое, сексуальное насилие, любые токсичные отношения с близкими – разрушают человека. Даже на уровне нейробиологии в человеке меняются внутренние механизмы, и он становится уязвим для разного рода психологических и психических расстройств.

Тяжелый опыт, сопровождавшийся игнорированием, оставленностью в сложных жизненных ситуациях, необходимость в одиночку справляться с болью и сильными негативными переживаниями делает человека уязвимым для депрессии.

Одно из моих исследований подтвердило, что склонность к депрессиям характерна для людей, у которых нет опыта обращения за поддержкой.

Например, прося поддержки у родителей, ребенок либо не получал ее, либо вызывал в родителях злобу и раздражение. Одна из клиенток, например, рассказывала, что, сломав руку, боялась сообщить об этом маме из страха вызвать скандал и быть наказанной. До вечера она просидела у соседки, так и не сообщив никому о травме. Маленькая девочка понимала, что не только не получит поддержки, но и будет наказана. Если человек не умеет просить о помощи, не учится отслеживать свое эмоциональное состояние, а безнадежность становится его центральным переживанием, то это серьезный фактор для развития депрессии.

«Чего ноешь» – депрессия и право на помощь

– Раз сами токсичные отношения не вызывают депрессию, а создают лишь дополнительные условия, тогда от чего зависит, будет ли у человека депрессия или нет? Ученые вроде бы обнаружили ген депрессии, может все-таки дело в нем?

– Депрессия, как многие сложные заболевания, это био-психо-социальный конструкт. Наш мозг запоминает непосредственный опыт и на нем основывает дальнейшее поведение. Если нет опыта поддержки, мы за ней просто не обращаемся. В стрессовой ситуации «замираем», «умираем», потому что знаем, что помощи ждать не от кого.

Читать еще:  В доме с врагом – опасные вещества, с которыми мы сталкиваемся в быту

Что касается генов, то ничто не кодируется одним геном. Есть какие-то редкие заболевания, конечно, но их ничтожно мало. Наш рост, например, кодируется множеством разных участков генома. Ученые продолжают исследования и периодически обнаруживают участки ДНК, чувствительные к гормональным перестройкам или определяющие предрасположенность к депрессиям. Но сыграет ген или нет – одному Богу известно.

Человек может быть чувствительным к депрессиям на генетическом уровне, но родиться при этом в семье, где получает много поддержки. Он научается регулировать собственное состояние.

Но даже если человек родился в семье, где постоянно сталкивался с отсутствием поддержки и игнорированием, можно скомпенсировать риски развития психического расстройства.

Согласно исследованиям, детский опыт – один из сильнейших факторов, связанных с риском возникновения депрессии. При надежной привязанности мама – гарант безопасности. При избегающей привязанности, когда мать непредсказуема и агрессивна – без мамы спокойнее. Если говорить о послеродовых расстройствах, то частота их возникновения зависит именно от типа привязанности женщины к своей собственной матери.

«Мать всегда говорила, что я погубила ее молодость» – как избавиться от яда токсичных отношений, пока все живы

Из социальных сетей:

«Узнав о моей беременности, мать настаивала на аборте. Логически понять ее было можно, ведь отец ребенка тут же испарился. Но то, что все 9 месяцев из чувства протеста мать меня игнорировала: она не общалась, не приходила, даже не звонила – было тяжело. Я была в отчаянии. Всю беременность не оставляло желание подойти на улице к зрелой женщине и сказать: “Обнимите меня, пожалуйста”».

– Кто острее страдает от токсичных отношений? Может, те, у кого с самооценкой не все хорошо? Разве может взрослого, образованного, состоявшегося человека задевать собственная мать?

А вы знаете много людей, которых не задевают их собственные родители? Мать – это не просто женщина, это человек, с которым сложились значимые отношения. Во многом личность страдающего человека сформирована в этих отношениях. Скажу больше: независимо от возраста, физического состояния и даже существования, родители имеют очень сильную власть над нами. Родитель может умереть, но его голос будет звучать в вашей голове всегда!

Только при хороших отношениях (это идеальная и благополучная ситуация) возможно отделение от родителя. Это бывает, когда человек получает от родителей принятие, любовь и внимание.

Иными словами, родитель принимает, что ты вырастешь, станешь взрослым и независимым. Только тогда мы можем стать взрослыми, когда нам дают ими становиться.

По факту очень многие взрослые люди продолжают искать принятие и внимание, которого не получали от своих родителей, теперь уже от других людей. Удивительно, что эта надежда невероятно крепка и мучительно в нас умирает. Порой кажется, что не получить этого никогда. Дело здесь не в том, что люди слишком слабы и зависимы. Нет, это универсальный для всех нас механизм. Мы хотим от близких поддержки. Мы ждем от родителей принятия и одобрения, ведь, в конце концов, мы выросли с ними рядом, их мнение значимо для нас всегда.

«Мне не позволили принять ни одного решения». Как матери разрушают жизнь своих дочерей

Родители – не просто люди. Они нас вырастили. Все, что говорили, мы воспринимали как законы мироздания, правила, данность, ориентиры, над которыми не имеет смысла рефлексировать. Их убеждения так сильны, что лежат в нашей голове не осмысленными: «Думаешь о себе – да ты эгоистка», «Все лучшее детям», «Либо хорошо, либо никак». Некоторые из этих императивов не так плохи, но некоторые откровенно не полезны. Немногие начинают пересматривать родительские ценности, отбрасывая лишнее и оставляя важное.

– Ожидание от родителей, тем более посторонних людей, принятия, понимания, одобрения, помощи – разве это не конфликт с собой? Что это за детские желания у взрослых людей?

Желание поддержки – это естественная человеческая потребность. Плохо, если мы этого не ищем и не ждем. Как я говорила выше, это значит, что мы никогда такой поддержки не получали и уверены, что не получим.

С другой стороны, рядом с близкими мы всегда чувствуем себя защищенными. Мама пожалеет, если ребенок упал и разбил коленку. Но если ребенок, когда ему нужна помощь, в ответ от мамы или любого другого близкого взрослого получает жесткость и агрессию, то его картина мира расщепляется. Как правило, психика ребенка не выдерживает. Он начинает думать, что это он что-то не так делает. Ребенок никогда не перестает любить родителей, он всегда перестает любить себя!

Часто люди не уходят из отношений абьюза и домашнего насилия именно потому, что с детства ими усвоен негативный опыт. Им сложно принять, что близкий, родной, любимый может унижать, оскорблять и избивать просто так, без причины.

Токсичные люди всегда создают условия, в которых нам сложно от них отделиться. Если токсичны родители, если они не дают поддержку, не дают право быть таким, какой ты есть, если уничтожают твою самооценку, отделиться от них практически невозможно, потому что в такой ситуации у нас просто нет опоры…

Токсичными родителями являются те, кто сам находится в токсичных отношениях? Можно ли как-то распознать по поведению и речи токсичность?

Великий учитель, влюбленный ученик. Как выйти из токсичных отношений

Токсичные люди всегда поддерживают токсичные отношения. Нельзя сказать, что они делают это сознательно, скорее по-другому не умеют, у них самих тяжелый опыт прошлого. Токсичные люди, пытаясь удержать нас рядом, клюют, используют разнообразные уничтожающие приемы и механизмы манипуляции, вызывают чувство вины и стыда. Токсичным родителям не так важно, какой ты.

Обычно такие люди не умеют заботиться о себе, как следствие – не способны заботиться о других. Но ради того, чтобы удержать нас, они кричат нам вслед: «Ты плохая дочь, ты бросаешь меня беспомощную», «Ты мне целый день не звонишь, а я себя плохо чувствую», «Ты мне не сказала, что собираешься уехать, что же мне теперь делать», «Если вы переедете, я умру/покончу с собой». Если после такого разговора вы чувствуете себя плохим и виноватым человеком – это стопроцентный признак манипуляции. Люди такими методами удерживают нас в отношениях, потому что просто не знают, как возможно по-другому. Они не подозревают, что вместе можно быть, потому что просто приятно, интересно, хорошо, комфортно… Увы, они просто паразитируют на жизни своих детей, супругов, коллег.

Есть какие-то способы защиты от токсичных людей?

Лучшая защита – прекратить общение. Выход один: на выход. В конце концов, взрослый человек не обязан выдерживать, когда его поливают грязью, унижают, обесценивают, вызывают негативные эмоции.

Если ребенку просто некуда деваться, то взрослые никому уже ничем не обязаны. Хочешь отношений? Умей их удержать. Не умеешь? До свидания.

Это правило универсально для всех и касается не только родителей, но и коллег, соседей, друзей. Понятно, что степень разрушительности отношений бывает различна. Порой психологическая зависимость куда сильнее финансовой. Человек настолько разрушен, что искренне не верит в свою способность быть самостоятельным, достигать чего-то самому. Однако при тяжелой степени разрушительности отношений, когда один человек допускает не только психологическое, но и физическое насилие, размышлять о выстраивании границ, достижении договоренностей и устойчивости довольно глупо и бессмысленно. Нужно искать помощи вовне, а потом брать и уходить.

Многие привыкли выдерживать нехорошее к себе отношение, склонны его оправдывать, но это самообман. Если чувствуете себя пристыженным, обесцененным, обесточенным, если на душе нехорошо – бегите от этих отношений.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector