0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Cанкционная прививка, или Как будем жить без импортных лекарств?

Смертельная зависимость: в мае россиян ждет дефицит многих лекарств

МОСКВА, 3 апр – ПРАЙМ, Екатерина Шохина. Из-за закрытия границ и пандемии коронавирусной инфекции россияне уже в мае могут столкнуться с дефицитом лекарств. Антибиотики, обезболивающие и антигистаминные средства, лекарства от диабета, ВИЧ, туберкулеза, неврологические препараты и даже простые жаропонижающие стремительно исчезают с аптечных полок.

Проблемы возникли как с импортными препаратами, так и с препаратами, производящимися в России из импортных субстанций. По данным DSM Group, доля импортных лекарств в аптеках в натуральном выражении составляет 39%. Более 80% российских препаратов производится из импортных субстанций.

Большинство использующихся в российской фармацевтической отрасли субстанций производится в Китае (51,7%) и Индии (26%). На отечественное сырье и субстанции из Европы приходится 22,3% поставок, отмечают в RNC Pharma.

БЕЗ СЫРЬЯ

По словам гендиректора Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедроса Адханома Гебрейесуса, Китай является крупным производителем активных фармацевтических ингредиентов и промежуточных продуктов, которые используются в других странах для производства антибиотиков, болеутоляющих, лекарств от диабета, ВИЧ, туберкулеза и малярии.

Но в феврале из-за пандемии коронавируса китайские фармацевтические заводы закрылись. Сейчас они возобновляют работу в ряде регионов, но их продукцию ждут не только в России, но и во всем мире.

«Так что до сих пор в Россию из Китая не поставляется сырье для чрезвычайно популярных антибиотиков ампициллина, цефтриаксона и гентамицина, противогерпесного препарата ацикловира, нестероидных противовоспалительных средств ибупрофена и парацетамола», — сообщил агентству «Прайм» сотрудник одной из фармкомпаний.

О сложностях с поставками лекарственного сырья из-за эпидемии коронавируса в конце марта предупредил своих контрагентов петербургский производитель «Активный компонент», который снабжает фармацевтическими субстанциями такие заводы, как «Вертекс», «Фармасинтез», «Солофарм» и другие. По оценке компании, запасов сырья как в России, так и в Китае хватит примерно до апреля.

«Активный компонент» выслал партнёрам список препаратов, производимых из китайского сырья, предложил создать резерв и подумать об альтернативах. Дефицит, по данным компании, прежде всего может затронуть антибиотики, кардиопрепараты, антигистаминные и обезболивающие средства.

Не лучше обстоят дела с поставками фармсырья и готовых препаратов из Индии. Правительство страны запретило экспорт почти трех десятков наименований лекарств, включая парацетамол, ацикловир, неомицин, эритромицин, тинидазол, прогестерон, левомицетин, а также витамины В1, В6 и В12. Индийцы опасаются, что из-за повышенного спроса во время пандемии граждане страны они сами останутся столкнутся с дефицитом этих лекарств.

По словам врача одной из столичных детских больниц, «парацетамола в аптеках уже нет, нет многих антибиотиков». «Где-то какие-то остатки еще есть, но надо очень постараться, чтобы их найти», — отмечает педиатр. Исполнительный директор союза «Национальная фармацевтическая палата» Елена Неволина также отмечает, что из аптек исчезли медицинские маски и антисептические гели для рук.

ОПАСНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

«Масла в огонь» подлили и депутаты, которые внесли в Думу два законопроекта по регулированию цен на лекарства. Авторы законопроектов — председатель Госдумы Вячеслав Володин, руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов, его первый заместитель Андрей Исаев и председатель комитета по охране здоровья Дмитрий Морозов предлагают дать правительству право фиксировать цены на лекарства и медицинские изделия, если они за месяц подорожали на 30 и более процентов.

В нынешней нестабильной ситуации заморозка цен на лекарства привести к дефициту отдельных товаров и возникновению теневого рынка, прогнозируют эксперты фармрынка. Такая ситуация уже случилась с масками. Цена на них выросла из-за производителей и дистрибуторов. Аптеки не решались поднимать цены, боясь обвинений в спекуляции, и товар исчез с полок, — объясняет гендиректор eapteka.ru Антон Буздалин.

Падение курса рубля вместе с ограничением цены может сделать производство части продукции нерентабельным, отмечают в компании «Озон Фармацевтика».

Последствия дефицита лекарств очевидны: нагрузка на систему здравоохранения и ухудшение здоровья граждан. «В связи с перебоями поставок лекарств в аптеки увеличится нагрузка на врачей, которые должны будут менять схемы лечения больных», — говорит врач функциональной диагностики Научно-практического психоневрологического центра им Соловьева Вадим Хайкин.

Возрастет число госпитализаций и смертности. Больной-гипертоник умрет от геморрагического инсульта, если вовремя не примет назначенный врачом пропранолол. Отсутствие антипсихотического препарата может привести к суицидальным попыткам у психиатрических больных. Список примеров можно продолжать до бесконечности.

«Ситуация с коронавирусом показала – мы очень сильно зависим от импорта, даже очень простые препараты производятся из импортного сырья. И это очень опасно. Задача государства сейчас – усилить политику импортозамещения жизненно необходимых лицензированных препаратов, чтобы сберечь здоровье нации», — подчеркивает специалист.

Общество

Здоровье

«Выберу смерть»: чем опасно антипрививочное движение

Эксперты оценили поведение людей, не желающих прививаться от COVID-19

Хотя вакцину от коронавируса до сих пор не изобрели, многие люди по всему миру уже заявляют, что не хотят прививаться от COVID-19. Чаще всего об этом говорят антипрививочники — сторонники идеи, будто вакцинация вредна и опасна. Эксперты в сфере здравоохранения рассказали «Газете.Ru», чем грозит отказ от прививок и как можно повлиять на противников вакцинации.

Во всем мире ученые активно работают над вакциной от коронавирусной инфекции нового типа. В настоящее время существует 67 прототипов препарата — об этом сообщила представитель Всемирной организации здравоохранения в России Мелита Вуйнович.

Но хотя иммунизация считается одним из важнейших способов, благодаря которому человечество может спастись от COVID-19, во всем мире продолжает процветать антивакцинаторство – общественное движение, оспаривающее эффективность, безопасность и правомерность прививок.

Так, в России, согласно данным благотворительного фонда Wellcome Trust, 38% людей скептически относятся к прививкам, считая, что они могут нанести вред их организму.

Антипрививочное движение популярно во всем мире: за рубежом знаменитости открыто признаются, что боятся прививаться от COVID-19. Так, сербский теннисист Новак Джокович высказал опасения, что вакцинацию от этой болезни могут сделать обязательной и заявил на своей странице в соцсети Facebook, что «не хочет, чтобы кто-то заставлял его прививаться от коронавируса».

Читать еще:  Патриарх Кирилл: Многие люди воспринимают Церковь как нечто из прошлого, и потому не связывают с ней будущего

Британская рэперша М.И.А. и вовсе написала в своем блоге в соцсети Twitter: «Если мне нужно выбрать вакцину или чип, я выберу смерть». А австралийскую актрису Изабель Лукас отстранили от должности амбассадора благотворительной организации для девочек после того, как она сообщила, что «не доверяет вакцинации».

Медики, напротив, возлагают на вакцину большие надежды. Заслуженный врач РФ Николай Говорин заявил «Газете.Ru», что он совершенно не поддерживает движение антипрививочников. «Я всю жизнь отработал в здравоохранении и знаю не понаслышке, что если бы не прививки, то очень многие страшные заболевания такие, как корь или туберкулез, были бы в нашей стране серьезнейшими проблемами», — подчеркнул он.

По мнению медика, если бы вакцина от COVID-19 была изобретена раньше, то человечество не испытало бы таких серьезных потрясений, с которыми пришлось столкнуться сейчас.

«Пандемия должна поставить точку на этих антипрививочных течениях. Она станет важнейшим доказательством того, что вакцинация – это правильный и порой единственный способ эффективной защиты населения», — уверил Говорин «Газету.Ru».

С коллегой согласен и врач общей практики клиники Frau Klinik Денис Кондратьев. «В XXI веке глупо говорить об опасности прививок, потому что вакцины, которые были 20 лет назад, и те, что есть сейчас, — это совершенно разные вещи. В настоящее время от прививок нет тех осложнений, которые случались раньше», — сообщил медик «Газете.Ru».

Профессор Университета общественного здоровья в Нью-Йорке Скотт Ратзан в разговоре с порталом The Guardian высказал опасение, что антивакцинаторы могут серьезно помешать в борьбе с COVID-19. «Что, если большое количество людей решит не делать прививку себе или своим детям? Прямо сейчас только половина жителей Нью-Йорка собирается проходить вакцинацию. Если так и будет, мы не сможем защитить наше общество от новой волны», — сказал он изданию.

В то же время Николай Говорин считает, что каждый человек будет вправе сам решать, делать ли ему прививку от коронавируса.

«Антивакцинаторство вряд ли будет опасно в глобальном смысле. Но у каждого в индивидуальности на чаше весов будут лежать жизнь и смерть. И тут уже самим людям придется делать выбор»,

— пояснил медик «Газете.Ru».

Денис Кондратьев также считает, что к серьезным негативным последствиям антипрививочное течение все же не приведет. «Неизвестно, успеют ли вообще создать вакцину к моменту, когда закончится пандемия. Возможно, к этому времени большая часть человечества уже переболеет и вакцина даже не понадобится», — объяснил врач «Газете.Ru». Он также подчеркнул, что вирус постоянно мутирует, поэтому нет гарантии, что после создания вакцины от одного штамма не появится множество других.

Действительно, согласно заявлению Мелиты Вуйнович, чтобы пройти все этапы клинических исследований и перейти к массовому производству вакцины от COVID-19, в лучшем случае понадобится год-полтора.

Между тем директор проекта доверия к вакцинам в Лондоне Хайди Ларсон предположила, что даже антивакцинаторы могут изменить свою точку зрения в страшных условиях пандемии. Ее мнение поддержала и главный педиатр сети клиник «Семейная» Мария Чахнашвили. «Я думаю, что массового отказа от вакцинации не будет, потому что весь мир увидел насколько опасной может быть, казалось бы, банальная вирусная инфекция», — отметила врач «Газете.Ru».

Она добавила, что если ВОЗ сделает вакцинацию от COVID-19 обязательной, то отказ от прививки может повлечь за собой временное отстранение от работы, что также может мотивировать антивакцинаторов отказаться от своих взглядов.

Вместе с тем Николай Говорин в разговоре с «Газетой.Ru» подчеркнул, что после разработки вакцины от коронавируса именно государство должно заняться обеспечением национальной безопасности. «Во главе угла должна стоять защита здоровья населения, поэтому правительству необходимо будет провести правильную разъяснительную работу о пользе прививания», — заключил врач.

В Институте Гамалеи рассказали об одной из первых в мире готовых вакцин от коронавируса

Честное слово, как бы не сглазить! Я вообще-то не суеверный, но боюсь. Сейчас поймете почему, и тоже постучите по дереву. А прямо в лаборатории по разработке вакцины по дереву стучит Юлия Онищенко. А как еще — плевать через плечо и вообще плевать в таком месте нельзя. Там все стерильно. И вот в атмосфере абсолютной стерильности зародилась надежда.

Вот одна из первых в мире готовых вакцин от коронавируса, созданная в институте Гамалеи. Она двухкомпонентная, первая доза вводится внутримышечно и через 21 день вводится вторая, этого достаточно чтобы развился полноценный иммунитет.

Обычно на создание и внедрение вакцины в клиническую практику уходит около пяти лет. Российские ученые уложились за 2,5 месяца. Сами изобрели вакцину и проверили ее на себе.

«Все сотрудники, которые нужны нам для создания этой вакцины, они защищены, не было осложнений», — рассказал директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи Александр Гинцбург.

Однако, признаются, начинали не на голом месте. Несколько лет назад была создана и успешно применялась вакцина от эболы. Позже препарат от MERS — атипичной пневмонии. Эти разработки и взяли за основу для вакцины от коронавируса.

«Вакцина, созданная по этой технологии, защищала и людей, и экспериментальных животных со стопроцентной эффективностью. В последнее время, год — полтора назад, мы создали вакцину против вируса MERS, это ближневосточный респираторный синдром, ближайший родственник COVID-19», — пояснил Александр Гинцбург.

Метод производства прививки новый. Можно сказать, революционный, и до этого не применялся. Ученые использовали не ослабленный вирус, а всего лишь его кусок. Но, по словам специалистов, это безопасно и очень эффективно.

Вакцинируя человека, мы показываем иммунной системе частицу вируса, как служебному псу дают понюхать вещь с характерным запахом, так что иммунитет дальше сам понимает, что именно он должен обнаружить.

Иммунные клетки, подобно ищейкам, идут по следам нарушителя. В этом случае задействованы все виды иммунного ответа. Одни защитники антитела, отвечают за уничтожение врага, другие Т-лимфоциты стараются его запомнить, чтобы в будущем распознать и сразу убить. Однако хватит ли одной вакцинации на всю жизнь — ученым пока не ясно.

«Есть ощущение, что он не так быстро мутирует, как тот же вирус гриппа, например, и поэтому скорей всего вакцина будет работать, но покажут исследования, насколько эти фрагменты, которые есть в вакцине, действительно дают стойкий иммунитет против того вируса», — пояснил зав. лабораторией НМИЦ гематологии Григорий Ефимов.

Читать еще:  Как журналисты Льва Толстого от школы отлучили

Эффективность препарата ученые собираются проверить на генетически модифицированных мышах. Грызунов уже вывели в Институте биологии гена при участии научного центра «Вектор». Более чувствительными к COVID-19 их сделают два человеческих гена, и при этом болезнь у грызунов будет протекать так же, как и у людей.

«Мы ожидаем, что с использованием нашей модели можно будет быстро получать достоверные результаты, поскольку в эксперименты можно будет запустить большое число животных», — рассказал руководитель Центра коллективного пользования «Геномное редактирование» Института биологии гена РАН Алексей Дейкин.

Всего в России семь центров работают над вакциной от коронавируса. По словам специалистов института Гамалеи, в конце лета препарат пройдет клинические испытания на людях. А в промышленных масштабах его планируют выпускать уже осенью.

marafonec

Марафонец

Бег на месте к горизонту

КАКИЕ ЛЕКАРСТВА ПОПАДУТ ПОД САНКЦИИ (список) и как быть больным?

https://gala-gala15.livejournal.com/2018/04/19/

Вопрос вопросов сегодня для многих: Какие именно лекарства попадут под запрет?
Несмотря на то, что санкции на фармпрепараты из «страны вероятного противника» отложены до середины мая, общество взволновано и рыщет в поисках списка лекарств, которые могут запретить бескомпромиссные чиновники и депутаты.

Фармацевты не остались глухи к стенаниям соотечественников и набросали свой список, исходя из знания рынка медпрепаратов, ознакомиться с которым стоит, на всякий случай, ведь «предупрежден, значит, вооружен», хотя бы, закупившись впрок, или подыскав аналоги.

На фоне всеобщей паники список препаратов, которые могут запретить, выглядит угрожающе: антибиотики, обезболивающие, антидепрессанты, препараты от давления, капли в нос и прочее — кажется, будто с введением новых санкций фармацевтический рынок опустеет.
Но так ли это на самом деле?

Итак, эксперты компании «Видаль» назвали самые популярные препараты, находящиеся под угрозой исчезновения с российского рынка (среди них есть препараты британских компаний, но и они могут попасть под санкции):

Препараты для повышения потенции «Виагра», «Сиалис»
Препарат от простуды «ТераФлю»
Обезболивающее «Нурофен»
Антибиотик «Аугментин»
Антибиотик «Клацид»
Средство от ревматоидного артрита и псориаза «Хумира»
Препарат от болезней суставов «Артра»
Гормональный препарат «Дюфастон»
Гормональный препарат «Дипроспан»
Препарат от давления «Капотен»
Препарат от болезней суставов «Терафлекс»
Противоэпилептическое средство «Лирика»
Поливитаминный препарат «Кальцемин Адванс»
Витаминные комплексы «Витрум»
Ферментное средство «Креон»
Гепатопротектор «Гептрал»
Слабительное «Дюфалак»
Лекарство от гепатита B «Бараклюд»
Препарат от гепатита С «Совальди»
Препарат от аллергии «Телфаст»
Вакцина от вируса папилломы человека, защищающая от рака шейки матки «Гардасил»
Вакцина от пневмококковой инфекции «Превенар»
Антидепрессант «Паксил»
Антидепрессант «Симбалта»
Снотворное «Мелаксен»
Средство от мигрени «Экседрин»
Назальный спрей «Тизин»
Назальный спрей «Назонекс»
Препараты инсулина.
Противоопухолевый препарат «Сутент».

Всего в Государственном регистре лекарственных средств указано 1 019 препаратов, которые производятся в Соединенных Штатах Америки. Многие препараты, права на которые принадлежат американским фармацевтическим компаниям (крупнейшие из них — Pfizer, Merck, Abbott Laboratories, Johnson & Johnson, Eli Lilly, Gilead Sciences, Bristol-Myers Squibb), производятся на территории других стран, которые, впрочем, так же не одобряют действия российских властей: Франции, Италии и так далее.

По оценке аналитической компании RNC Pharma, в Россию импортируют лекарства американских компаний на сумму около 82 млрд рублей в год, из них на 45 млрд рублей импортируют препараты, имеющие аналоги. Под санкции могут попасть 130 МНН и 140 торговых марок.

Есть один важный нюанс — в соответствии с действующим законодательством, инвалиды имеют право получать любые лекарственные препараты, даже незарегистрированные в России. Так что это будет точно конфликт существующих правовых норм, в том числе и международных. Кроме того, под ударом окажутся пациенты с редкими, в том числе, онкологическими болезнями, ведь многие из подобных препаратов в России не производятся.
источник

И все же, вопрос остается и требует более пристального и детального рассмотрения.
Чем россиянам грозит запрет американских лекарств, насколько страшны «лекарственные» санкции и как жить с этим дальше?

Пока многомудрые и неподкупные законодатели пытаются разобраться с тем, что именно и в каком объеме запрещать, мы попробуем понять, чем новые санкции могут обернуться для больных?
Ну и — как им быть, если ввоз лекарств все же ограничат?
Что говорят об этом профессионалы фармацевтического рынка?

«Как вы понимаете, пока слишком мало конкретики, нет списка стран, соответственно, невозможно составить полный список препаратов, которые точно исчезнут с аптечных полок», — поясняет директор по внешним коммуникациям ПАО «Аптечная сеть 36,6» Алексей Киселев-Романов.

Если мы говорим только о продукции, произведенной в США, то в основном это будут витамины и БАДы (Artra, Solgar, Natrol). Лекарственных препаратов, попадающих на наш рынок из США, на самом деле не так много.
Алексей Киселев-Романов
Директор по внешним коммуникациям ПАО «Аптечная сеть 36,6»
«Даже пресловутая “Виагра”, вопреки мнению нерадивых комментаторов, попадает в Россию из Франции», — говорит специалист.

Оценки доли американских лекарств на российском рынке отличаются. По данным RNC Pharma, в Россию ввозят препаратов американских компаний на сумму около 82 млрд рублей в год — это чуть меньше 9% всех продаж лекарств. По словам Алексея Киселева-Романова, в выручке сети «36,6» препараты из США занимают чуть более 1%.

Так что запрет лекарств именно американского производства, скорее всего, не так сильно скажется на рынке. А вот если под санкции попадут все иностранные препараты, отечественная фармпромышленность вряд ли справится со спросом — сейчас на российские лекарства приходится лишь чуть более половины продаж.

Почему все не так плохо
Во-первых, потому, что граница между российскими и иностранными препаратами в принципе размыта. Отечественные фармкомпании сильно зависят от зарубежных партнеров, и санкции им не на руку. «Зачастую сложно определить, насколько препарат является импортным или отечественным. Ведь фармацевтические субстанции для их производства в основном привозят из-за рубежа. Российские производители в 2016 году выпустили около 12% от общего объема субстанций. И, хотя ни одна страна мира не обеспечивает себя всеми необходимыми субстанциями на 100%, текущая ситуация сохраняет зависимость нашего рынка от импорта при любом сценарии», — рассказывает глава бизнес-подразделения Евразия фармацевтической компании «Босналек» Валентина Бучнева.

Зависимость от импорта говорит о том, что российская фармацевтическая отрасль просто не выживет без зарубежных «вливаний». А значит, вряд ли законодатели осмелятся ввести слишком жесткие санкции — это попросту обрушит рынок медикаментов.
Во-вторых, многие зарубежные компании уже локализовали производство в РФ, либо выпускают препараты здесь на контрактной основе. Иностранные лекарства, произведенные таким образом, становятся «отечественными» и уже не попадают под запрет по текущему тексту законопроекта.

Читать еще:  Нотр-Дам – что именно горело и от чего спасли собор пожарные

Наконец, запрет не коснется тех препаратов, у которых нет аналогов. Правда, пока не очень понятно, что подразумевается под «аналогом», и какие конкретно лекарства не попадут под санкции. «В первую очередь, это все препараты, находящиеся под патентной защитой. Но пока до конца не ясно, о санкциях в отношении каких именно препаратов и производителей идет речь», — поясняет Валентина Бучнева.

По словам председателя Госдумы Вячеслава Володина, который внес законопроект, из 1 019 американских препаратов только 90 не имеют аналогов на российском рынке — именно на эти лекарства запрет не будет действовать.

Не все дженерики одинаково полезны
Для тех препаратов, которые все же попадут под санкции, россиянам придется искать аналоги на отечественном рынке. Беда в том, что «аналог» не всегда значит «то же самое». Препарат может иметь то же действующее вещество, но отличаться дополнительными компонентами, либо иметь схожий эффект при другом активном компоненте — и все это может считаться аналогом. При этом побочные эффекты и индивидуальная переносимость такого аналога может отличаться от оригинального препарата.

«Необходимо помнить, что аналог – не всегда такой же препарат по эффективности. Можно провести параллель с 2016 годом, когда Россия ограничила ввоз импортных вакцин. Это привело к развитию двух направлений: медицинскому туризму, когда семья специально едет за границу, чтобы сделать прививки, и так называемому «черному рынку» — когда люди везут из-за рубежа препараты и даже вакцины для себя, часто нарушая условия хранения и транспортировки», — говорит главный врач мобильной клиники DOC+ Виктор Сакулин.

В итоге импортные вакцины на рынок вернулись — после паники из-за дефицита прививок и разговоров о возможной эпидемии. Уже тогда в СМИ поступала информация, что закупка зарубежных вакцин сокращалась в рамках политики импортозамещения. Сегодня та же политика вкупе с санкциями коснулась уже всего фармацевтического рынка.

Потеряв возможность выбора, пострадают все. Потребитель должен иметь возможность самому определять, каким препаратом ему лечиться. Кроме того, здоровая конкуренция стабилизирует рынок и сохраняет баланс цен. Особенно могут пострадать пациенты с хроническими заболеваниями и применяющие препараты длительными курсами — смена препарата для них может быть губительной.

Валентина Бучнева
глава бизнес-подразделения Евразия фармацевтической компании «Босналек»
Так или иначе, привычные препараты, которые попадут под запрет, придется чем-то заменять — например, дженериком. Среди дженериков есть лекарства, которые продаются под международным непатентованным названием, а также брендированные препараты, название которых отличается от фирменного наименования разработчика препарата.

Как сделать правильный выбор?
«Главное — это действующее вещество и дозировка. По сути, вся разница между оригинальным препаратом и дженериком — в способе синтеза действующего вещества и так называемом наполнителе.

Тут все, естественно, индивидуально, и последнее слово обязательно должно оставаться за лечащим врачом. Если он видит у пациента индивидуальную непереносимость к каким-то компонентам дженерика или же не видит при приеме препарата ожидаемого эффекта, то обойтись без оригинального препарата не получится. Но это, скорее, крайние случаи», — говорит Алексей Киселев-Романов.

«В первую очередь следует обращать внимание на репутацию производителя, как давно он присутствует на рынке. Также советую всегда консультироваться со специалистом: функция сотрудника аптеки заключается именно в том, чтобы потребитель получил необходимые разъяснения и сделал оптимальный выбор. Кроме того, не гонитесь за откровенной дешевизной: как правило, именно препараты средней ценовой категории не уступают по качеству самым дорогим зарубежным аналогам», — добавляет Валентина Бучнева.

Выбирая замену своему привычному лекарству, можно обратиться и к отечественной продукции. По словам Бучневой, российские предприятия, работающие по нормативам GMP (Gooв Manufacturing Practice) и использующие качественные фармацевтические субстанции проверенных поставщиков, выпускают препараты, которые вполне способны конкурировать с лекарствами ведущих международных производителей. К таким компаниям относятся, например, «Фармстандарт», «Валента Фарм» и Производственная фармацевтическая компания «Обновление».

Специалисты пока не уверены, введут все же лекарственные санкции или нет. Некоторые смотрят на ситуацию с осторожным оптимизмом, другие видят не столь радужные перспективы.

«Конечно, запрет американских лекарств — это очень плохое решение, все последствия которого трудно сегодня предусмотреть. По-видимому, это поняли и в Думе, поскольку, вместо принятия запретов сразу в трех чтениях, перенесли рассмотрение законопроекта на 15 мая. Это очень хороший признак», — говорит руководитель отдела интернет-проектов АО «Видаль Рус» Максимилиан Власенко.

«Надеюсь, что этого не произойдет, поскольку речь идет о здоровье людей. Спекуляции любого рода тут неуместны», — считает Валентина Бучнева.

Запрет почти наверняка будет, но каких конкретно препаратов он коснется, покажет только время. Что касается его продолжительности, то, боюсь, это надолго.
Алексей Киселев-Романов
Директор по внешним коммуникациям ПАО «Аптечная сеть 36,6»
«Если все же это случится, то, как показывает опыт последних лет, обратного хода практически нет», — солидарна с ним Валентина Бучнева.
источник

Как видите, особо панических настроений быть не должно, но и оснований для радужных надежд на то, что все обойдется безболезненно, тоже питать не стоит — профи говорят об этом осторожно, но достаточно определенно.
Как и о том, что, будучи раз введенными, санкции на отдельные лекарства, скорее всего, задержатся надолго, а потому, вопрос нужно решать радикально.

Кстати, Лига пациентов собирает подписи под петицией против принятия соответствующих санкций.
Под направленные против нас же санкции подпадет масса пациентов: с гепатитами, онкологией, ревматоидным артритом, эпилепсией и прочими болезнями. Создание препятствий в получении необходимых лекарств является грубым нарушением прав граждан со стороны должностных лиц, что может считаться и уголовным преступлением по ст. 293 УК РФ (халатность). В случае наступления смертей из-за отсутствия лекарств преступление будет считаться тяжелым, — напоминает глава лиги Александр Саверский.

Ну, а о причинах и мотивах такой жестковыйной позиции законодателей и чиновников говорилось в предыдущем посте, вчера —

P.S.
А это не карикатура или демотиватор, а самая что ни на есть подлинная фотография, теперь таких препаратов в наших аптеках будет еще больше —

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector