1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Бывшие люди», или Что мы сделали для преображения?

miss_hohotyn007

Мозаика из фактов, историй и фотографий

Содержание книги Дугласа Смита понятно уже из полного названия его труда: «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии». 400-страничная книга вышла в издательстве «Новое литературное обозрение» в этом году, но уже есть в Сети.

Автор поставил целью рассказать на примере нескольких наиболее известных фамилий, таких, как Голицыны и Шереметьевы, о судьбах русской аристократии в 20 в. Соответственно, текст делится на три больших части (хотя формально частей пять): жизнь аристократов до революции, жизнь во время революции и гражданской, и события после окончания последней. Самая предсказуемая и печальная — последняя часть: кого не расстреляли, те умерли в лагерях, выжили и остались на воле немногие счастливичики. Самая интересная — первая, в которой рассказывается о судьбах и быте реальных людей, считавших себя «солью земли».

Из отдельных фактов складывается занятная мозаика. Так, постельное белье аристократам меняли ежедневно, а нательное они никогда не надевали дважды. На содержание дома одной семьи в год уходило 75 тыс.рублей. Не все аристократы поддерживали царя, но все были патриотами: когда началась Первая мировая, почти все перевели те капиталы, какие были в заграничных банках, в Россию, а после не только февральской, но и октябрьской революции некоторые упорно не хотели уезжать из страны.

Любопытно читать, как по-разному вели себя представители правящего сословия, когда началась заваруха. Одни украинские помещики первым делом выпили все вина из своего погреба, чтобы они не достались крестьянам (нет чтоб поделиться с трудовым народом :)). Другие аристократы решили из Петрограда уехать в Сибирь — им казалось, что там спокойнее. Хуже всего пришлось тем, кто решил пересидеть революцию на месте, в родных усадьбах: многих поубивали крестьяне. Так в зареве пожарищ 1917-18 гг. и закончилась воспетая Тургеневым идиллия дворянских гнезд.

В книге много цитат из мемуаров, и они зачастую интереснее самого текста. Ну разве не прелестная цитата из письма одной дамы: «Вообще расширение моего политического горизонта растет не по дням, а по минутам, и все благодаря демократическому устройству страны. Когда пули свободно свистели по улицам, залетая в окна и доказывая на деле все прелести свободы в правовом государстве, – в эти июльские дни, спасаясь в ванной, я поняла, что мое прежнее понятие о ванной было шаблонно, а теперь расширилось познанием, что ванна может служить и крепостью». Что до автора, то он пытается соблюсти объективность, но не слишком удачно, явно симпатизируя своим героям. С одной стороны, это неизбежно, с другой — делает книгу несколько тенденциозной.

В любом случае, если вы любите историю, несколько дней занимательного чтения вам гарантированы. Читается легко, хотя поначалу немного путаешься в обилии персонажей.

Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

Издатель

О книге

Книга историка и переводчика Дугласа Смита сравнима с легендарными историческими эпопеями – как по масштабу описываемых событий, так и по точности деталей и по душераздирающей драме человеческих судеб. Автору удалось в небольшой по объему книге дать развернутую картину трагедии русской аристократии после крушения империи – фактического уничтожения целого класса в результате советского террора. Значение описываемых в книге событий выходит далеко за пределы семейной истории знаменитых аристократических фамилий. Это часть страшной истории ХХ века – отношений государства и человека, когда огромные группы людей, объединенных общим происхождением, национальностью или убеждениями, объявлялись чуждыми элементами, ненужными и недостойными существования. «Бывшие люди» – бестселлер, вышедший на многих языках и теперь пришедший к русскоязычному читателю.

Читайте онлайн полную версию книги «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии» автора Дугласа Смита на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик : Н. Соколов

Дата написания: 2012

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785444810170

Объем: 503.3 тыс. знаков

Жанры

Издатель

Входит в серию

Что такое Россия

Отзывы на книгу « Бывшие люди. Последние дни русской аристократии »

Что мы знаем о дворянстве во время революции? Часть эмигрировала, часть истреблена, словом, уничтожена как класс. А подробности? А люди?
Эта книга как раз и восполняет этот пробел. Не все дворяне были такими кровопийцами, как нас заставляли считать. Да, разные были, но по большей части это были высокоморальные и высокодуховные люди, интеллектуалы, элита. И тут пришла революция, Гражданская война. Все события показаны на примере виднейших и наиболее славных семей России — Голициных, Шереметьевых, Трубецких и т.д. Мы видим и тяготы в годы революции и Гражданской войны, когда меняли на хлеб семейное серебро и предметы антиквариата, когда они были вынуждены бросать все (или почти все) свое имущество, чтобы спасти жизнь.
Кто-то эмигрировал. Да, там был не сахар, приходилось много работать, но там не было постоянной угрозы ареста, выселения и т.д. Но многие остались. Остались даже не потому, что не могли эмигрировать, а потому, что не хотели. И на любимой родине хлебнули полную чащу страданий. Это и физическое уничтожение (расстрелы), но ещё больше моральное уничтожение и унижение. Что вы будете чувствовать, когда Вашу семейную усадьбы даже не громят, а стирают с лица земли, варварки уничтожая уникальные предметы искусства и книги? А острейшая безработица? А постоянные аресты? А обыски? А гибель друзей и близких? Через это все прошел каждый член семьи вышеназванных фамилий.
Книга содержит и автобиографический список. Большая часть книг есть в русском переводе. С плюсам книги можно отнести и наличие фотографий непосредственных участников событий.
Минуса книги всего два:
— иной раз кажется, что автор намеренно сгущает краски
— обилие героев. Если у каждой семейной пары (отцы) по 4-5 детей, у детей 3-6 детей/внуков, то уже много получается. И это только в одной семье! Тут основных 3 фамилии, да ещё и не основные есть. Конечно ,в начале книги есть список кто кому кем приходится, но это спасает мало. На мой взгляд, было бы логичнее сначала про одних, потом про других. А то так не получается проследить судьбу.

Читать еще:  Танкистки, летчицы и ППЖ – что еще мы не знали про женщин на войне

«Теперь им следовало принять решение относительно того, оставаться ли в Харбине, ехать в Америку или Европу или смириться с революцией и вернуться в Россию.
Евгения Писарева с тяжелым сердцем приходила к выводу, что их судьба — третий вариант.»

Сюжет книги американского историка Дугласа Смита о выживании двух аристократических семей, князей Голицыных и графов Шереметевых, в России времен пост-революции разворачивается по классической структуре любого киносценария: три акта, завязка, развитие событий и кульминация, финальная развязка. При этом каждая из частей глубоко драматична, нет особых надежд на хороший исход, и оттого еще более печально наблюдать за жизнями героев.

Страшно читать о многочисленных ссылках, убийствах и гонении дворянских семей, хотя бы уже потому что большевики делали это без капли сочувствия к или уважения к человеческому достоинству.

Народ с одной стороны можно понять: слепота дворян, нежелание менять многолетний уклад жизни и отказываться от привилегий (хотя Смит приводит в книге цитаты из дворянских дневников: многие чувствовали приближение неизбежного, общественное напряжение, но в основном предпочитали балы и веселье для облегчения) в конце концов привели к эскалации конфликта, к вооруженным восстаниям.. ну и далее по учебнику истории.

С другой стороны столь жестокие расправы над бывшими людьми никому не сделают чести; у бывших князей и графов методично отбирали все до копейки, запрещали работать, клеймили позором, выселяли из уже самых простых жилищ. Когда и этого было мало, а квартиры были нужны хлынувших в города крестьянам, многих ссылали в лагеря или расстреливали. Действительно, чего с ними церемониться.

В книге есть подборка фотографий тех лет из архивов дворянских потомков, любопытно рассматривать лица, одежду героев, размышлять, о чем они думали в те дни. (Автор в некоторых местах обращает наше внимание на детали, например, почему на столе во время свадьбы почти ничего нет.)

На фотографии выше дворяне убирают лед на тротуарах Петрограда. Приглядитесь, у женщины на переднем плане довольно роскошная меховая муфта, пальто и шапка с меховой же оторочкой. Чувствуется легкий диссонанс: форма одежды явно не соответствует самой работе.

Дуглас Смит собрал огромное количество архивных данных, неоднократно общался с потомками дворянских семей, и книга вышла в итоге качественная и увлекательная.

Для меня основным вопросом, ради которого я читала «Бывших людей», стал патриотический — Почему они не уехали? Почему когда уже все совсем стало плохо, все равно уехали не все?

Почему патриотизм был важнее собственной жизни и достоинства? На расстоянии можно ли все так же любить Родину?

Как делать выбор между Родиной и жизнью, если таковой вообще существует?

У меня пока однозначных ответов нет.

Я заинтересовалась самой идеей патриотизма и историей его возникновения, порыскала на Арзамасе и нашла целый курс по «Генеалогии русского патриотизма» и много сопровождающих его материалов, например, о том, что слово «родина» до середины XIX века обозначало фактическое место рождения — город или деревню, а значение «родная страна» приобрело лишь позднее. Произошло это, что неудивительно, с подачи революционеров и народников.

И что же теперь, любовь к Родине все время будет таким нелегким путем идти?

«Бывшие люди», или Что мы сделали для преображения?

Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

FORMER PEOPLE: THE DESTRUCTION OF THE RUSSIAN ARISTOCRACY

by Douglas Smith

Copyright © 2012 by Douglas Smith

Публикуется по соглашению Farrar, Straus and Giroux, LLC, New York.

Иллюстрации в тексте и на обложке: Е. В. Демахина

© Н. П. Соколов, перевод с английского, 2018

© ООО «Новое литературное обозрение», 2018

Посвящается Эмме и Эндрю

Нет больше российского дворянства. Нет больше русской аристократии. …Будущий историк расскажет вам подробно и точно, как умирал этот класс. И вы будете читать этот рассказ, и вы будете ощущать безумие и ужас.

Читать еще:  Человек и беда. Психолог – о том, как пережить трагедию

О датах и транскрипции

До февраля 1918 года в России использовали юлианский календарь (старый стиль), который в XX веке на тринадцать дней отставал от григорианского календаря (новый стиль), принятого на Западе. В январе большевистское правительство издало декрет о переходе на григорианский календарь; таким образом, сразу за 31 января 1918 года наступило 14 февраля. Автор приводит даты по старому стилю для событий в России до 31 января 1918 года и по новому стилю – для позднейших событий; в некоторых случаях, когда возникает опасность путаницы, добавляются пояснения «ст. ст.» или «нов. ст.». Некоторые документы, использованные в этой книге, невозможно точно датировать, поскольку многие в России продолжали пользоваться юлианским календарем и после 1918 года, и не всегда имеется возможность установить, какой календарь имелся в виду.

Главные действующие лица

Граф Сергей Дмитриевич Шереметев – граф Сергей, граф.

Графиня Екатерина Павловна Шереметева (урожденная Вяземская), его жена – графиня Екатерина.

Граф Дмитрий Шереметев – Дмитрий.

Графиня Ирина Шереметева (урожденная Воронцова-Дашкова), его жена – Ира.

Граф Павел Шереметев – Павел.

Графиня Прасковья Шереметева (урожденная Оболенская), его жена – Прасковья.

Граф Борис Шереметев – Борис.

Графиня Анна Шереметева (в замужестве Сабурова) – Анна.

Александр Сабуров, ее муж – Алик.

Граф Петр Шереметев – Петр.

Графиня Елена Шереметева (урожденная Мейендорф), его жена – Лиля.

Граф Сергей Шереметев – Сергей.

Графиня Мария Шереметева (в замужестве Гудович) – Мария.

Граф Александр Гудович, ее муж – Александр.

Дети Дмитрия и Ирины Шереметевых

Графиня Елизавета Шереметева (в замужестве Вяземская) – Лили.

Князь Борис Вяземский, ее муж.

Графиня Ирина – Ирина.

Граф Сергей Шереметев – Сергей.

Графиня Прасковья – Прасковья.

Граф Николай Шереметев – Николай.

Граф Василий Шереметев – Василий.

Дети Павла и Прасковьи Шереметевых

Граф Василий Шереметев – Василий.

Дети Анны и Александра Сабуровых

Борис Сабуров – Борис.

Ксения Сабурова – Ксения.

Георгий Сабуров – Юрий.

Дети Петра и Елены Шереметевых

Граф Борис Шереметев – Борис.

Граф Николай Шереметев – Николай.

Цецилия Мансурова, его жена – Цецилия.

Графиня Елена Шереметева (в замужестве Голицына) – Елена.

Князь Владимир Голицын, ее муж.

Графиня Наталья Шереметева – Наталья.

Граф Петр Шереметев – Петр.

Графиня Мария Шереметева – Мария.

Граф Павел Шереметев – Павел.

Дети Марии и Александра Гудовича

Графиня Варвара Гудович (в замужестве Оболенская) – Варвара, Варенька.

Князь Владимир Оболенский, ее муж.

Граф Дмитрий Гудович – Дмитрий.

Графиня Мария Гудович (в замужестве Истомина, Львова) – Мeринька.

Петр Истомин, ее первый муж – Петр.

Сергей Львов, ее второй муж – Сергей.

Граф Андрей Гудович – Андрей.

Граф Александр Дмитриевич Шереметев – граф Александр.

Графиня Мария Федоровна Шереметева (урожденная Гейден), его жена – графиня Мария.

Графиня Елизавета Шереметева – Елизавета.

Граф Дмитрий Шереметев – Дмитрий.

Графиня Александра Шереметева – Александра.

Граф Георгий Шереметев – Георгий.

Князь Владимир Михайлович Голицын – «мэр».

Княгиня Софья Николаевна Голицына (урожденная Делянова), его жена – Софья.

Князь Михаил Голицын – Михаил.

Княгиня Анна Голицына (урожденная Лопухина), его жена – Анна.

Князь Николай Голицын – Николай.

Княгиня Мария Голицына (урожденная Свербеева), его жена – Мария.

Княжна Софья Голицына (в замужестве Львова) – Соня.

Константин Львов, ее муж – Константин.

Князь Александр Голицын – Александр.

Княгиня Любовь Голицына (урожденная Глебова), его жена – Любовь.

Княжна Вера Голицына (в замужестве Бобринская) – Вера.

Граф Лев Бобринский, ее муж – Лев.

Князь Владимир Голицын – Владимир Владимирович.

Княгиня Татьяна Голицына (урожденная Говорова), его жена – Татьяна.

Княжна Елизавета Голицына (в замужестве Трубецкая) – Елизавета, Эли.

Князь Владимир Трубецкой, ее муж – Владимир.

Княжна Татьяна Голицына – Татьяна.

Петр Лопухин, ее муж – Петр.

Дети Михаила и Анны Голицыных

Княжна Александра Голицына (в замужестве Осоргина) – Лина.

Георгий Осоргин, ее муж – Георгий.

Князь Владимир Голицын – Владимир.

Графиня Елена Шереметева, его жена – Елена.

Княжна Софья Голицына (в замужестве Мейен) – Соня.

Виктор Мейен, ее муж – Виктор.

Князь Сергей Голицын – Сергей.

Клавдия Бовыкина, его жена – Клавдия.

Княжна Мария Голицына (в замужестве Веселовская) – Маша.

Всеволод Веселовский, ее муж – Всеволод.

Княжна Екатерина Голицына – Катя.

Дети Николая и Марии Голицыных

Князь Кирилл Голицын – Кирилл.

Наталья Волкова, его жена – Наталья.

Дети Александра и Любови Голицыных

Княжна Ольга Голицына – Ольга.

Княжна Марина Голицына – Марина.

Княжна Наталия Голицына – Наталия.

Князь Александр Голицын – Александр.

Князь Георгий Голицын – Георгий.

Дети Веры и Льва Бобринских

Графиня Александра Бобринская (в замужестве Болдуин (Baldwin)) – Алка.

Филипп Болдуин, ее муж.

Графиня Софья Бобринская (в замужестве Уиттер (Witter)) – Соня.

Реджинальд Уиттер, ее муж.

Граф Алексей Бобринский – Алексей.

Графиня Елена Бобринская.

Дети Владимира Владимировича и Татьяны Голицыных

Князь Александр Голицын – Александр.

Дарья Кротова, его жена – Дарья.

Княжна Елена Голицына – Елена.

Княжна Ольга Голицына (в замужестве Урусова) – Ольга.

Князь Петр Урусов, ее муж – Петр.

Дети Елизаветы (Эли) и Владимира Трубецкого

Князь Григорий Трубецкой – Гриша.

Княжна Варвара Трубецкая – Варя.

Княжна Александра Трубецкая – Татя.

Князь Андрей Трубецкой – Андрей.

Княжна Ирина Трубецкая – Ирина.

Князь Владимир Трубецкой – Володя.

Читать еще:  Обзор православной блогосферы: летние каникулы

Князь Сергей Трубецкой – Сергей.

Князь Георгий Трубецкой – Георгий.

Дети Владимира и Елены Голицыных (урожденной Шереметевой)

Елена Голицына (в замужестве Трубецкая) – Елена.

Андрей Трубецкой, ее муж.

Михаил Голицын – Мишка.

Илларион Голицын – Ларюшка.

Пролог. Наугольный дом, Москва, 23 ноября 1918 года, поздний вечер

Сиделка готовила свежую перевязку, когда в комнату ворвались чекисты. «Вы видите, что тут умирающий?» – спросила она и заступила дорогу вошедшим. Перед ними в полутьме лежал граф Сергей Дмитриевич Шереметев, старик семидесяти трех лет, бывший адъютант императора Александра III, член Государственного совета, обер-егермейстер, отпрыск одного из самых знатных аристократических родов России. Граф Сергей был при смерти: гангрена поднималась все выше по ногам, для спасения его жизни оставалось единственное средство – ампутация. Я. Х. Петерс, заместитель председателя ВЧК и один из инициаторов красного террора, провозглашенного в сентябре 1918 года после убийства Моисея Урицкого и неудачного покушения на Ленина, остался наблюдать за операцией, чтобы посмотреть, выживет ли человек, которого он пришел арестовать.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Россия

«Бывшие люди»: последние дни русской аристократии

Трудно жалеть привилегированную элиту… пока не прочитаешь этот подробный рассказ о том, что выпало на долю русской аристократии при большевиках

В начале ХХ века русские аристократы все еще были надменной и чопорной верхушкой общества. Те дни, когда они могли покупать и продавать крепостных, давно уже миновали, но большинство из них по-прежнему получали доход от земли, которой они распоряжались не очень умело. Они жили в роскошных особняках и величественных загородных поместьях, причем, зачастую не по средствам. Некоторые работали в государственном чиновничьем аппарате, некоторые служили в армии. А остальные жили на широкую ногу, прожигали жизнь и бездельничали. Большинство из них теснилось вокруг некомпетентного и упрямого царя Николая II, разделяя его ограниченные взгляды на судьбу нации. По любым меркам эти люди превращались в анахронизм, который должен был отмереть по мере развития страны. В отличие от британской аристократии, русская аристократия так и не усвоила, что лучше поклониться, чем сломаться.

На их фоне возникал новый класс, который аристократия презирала. Это были торговцы и бывшие крепостные, положившие начало современной буржуазии и предпринимателям. Если бы все находились в равном положении, то именно эти люди, а не аристократы, решали бы судьбы своей страны.

Но не все были равны. Революция и Гражданская война привели к власти большевиков, которые были полны решимости уничтожить любого, кто способен выступить против них и их идеологии борьбы сил света и тьмы. Ни аристократия, ни новая буржуазия не сумели пережить царство террора, которое создал против них Ленин.

В своей, подтвержденной множеством исследований и источников, содержательной и подробной книге Дуглас Смит рассказывает о том, что случилось с аристократией, — с многочисленными Шереметевыми и еще более многочисленными Голицыными – двумя старейшими и благороднейшими родами России. Используя мемуары, дневники, письма, материалы бесед и документы, Смит создает подробную картину жизни этих людей до и после того, как в нее навсегда внесла свои изменения революция и варварская Гражданская война.

Во времена этих бурных событий все стороны вели себя в равной степени жестоко и свирепо. Но именно победившие большевики придали террору законный статус, усиливая свою власть над разрушенной и опустошенной страной. Многие аристократы были убиты или уехали в эмиграцию. Многие из числа оставшихся в России – «бывшие», как их называли большевики – исчезли во время чисток либо выжили, скрыв свое происхождение. Кто-то увидел в происходящем возмездие за их собственные грехи. Князь Владимир Голицын, являвшийся либеральным мэром Москвы, писал в своих мемуарах: «Мы, люди нынешнего века, расплачиваемся за прегрешения своих предков, и особенно — за систему крепостничества со всеми ее ужасами и извращениями… Кто виноват в том, что русские люди, крестьяне и пролетарии, оказались варварами? Кто, если не все мы?»

Также по теме: Внук Троцкого спустя 72 года вспоминает, как убили его деда

Но как бы ни был слеп класс аристократии к последствиям своей эгоистичности и неумелости, судьба ее отдельных представителей переходит все границы. Они лишаются своих привилегий, впадая в отчаянную нищету, и падение это становится все более глубоким и окончательным. Сосредоточившись на этих людях, Смит непреднамеренно создал впечатление, будто их страдания были уникальны. Но конечно же, ничего уникального в них не было. Когда на смену Ленину пришел Сталин, миллионы их соотечественников – буржуазия, интеллигенция, рабочие и крестьяне, ради кого был провозглашен новый режим – страдали точно так же, причем, в гораздо больших количествах.

С началом упадка и распадом советского режима выжившая аристократия начала выходить из своих укрытий, восстанавливая разбросанные семьи, разыскивая родственников и возрождая свое место в истории страны. В новой России сейчас престижно быть человеком, могущим назвать себя русским аристократом. Это даже стало желательно, и это является отражением некоего нового снобизма. Были даже досужие разговоры о возрождении монархии. Но у аристократов, в отличие от возродившейся и окрепшей буржуазии, никогда не было никакой надежды на восстановление своей роли в новом государстве. Это стало слабой заменой счастливому концу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector