0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Быть миссионером, или как рассказать о своей вере другому?

Ошибки миссионера

Священномученик Василий пишет: «Если мы обязаны не только думать о своем спасении, но влиять и на других, давая им почувствовать тепло и свет Евангелия и привлекая их к Богу, то неизбежен вопрос: как это делать? Здесь также возможны ошибки: неумелыми приемами вместо обращения можно лишь оттолкнуть человека и вместо любви вызвать в нём отвращение ко Христу и Его Евангелию, а это ужасно» 97 .

Так что нам особенно важно знать, что святые писали об ошибках в миссионерской деятельности. Святой Василий Великий говорит, что «для евангельской проповеди не должно пользоваться человеческими преимуществами, чтобы ими не затмевалась Божия благодать» 98 . Святой Иннокентий описывает это подробнее: «для того, чтобы умножить число принимающих Св. Крещение, отнюдь не употреблять каких-либо мер и средств, не свойственных Евангельскому духу и неприличных проповеднику, как-то: ни принуждений, ни угроз, ни подарков, ни обещаний (льгот и проч.), ни каких-либо суетных обольщений, но всегда действовать с апостольской искренностью» 99 .

Православное миссионерство – это не «охота за душами», в которой важно количество обращённых любой ценой, а свидетельство о Христе, в котором важно качество и адекватность этого свидетельства. А добиться такого качества и адекватности можно лишь одним способом, – любая миссионерская работа должна сопровождаться кропотливым духовным трудом миссионера по очищению своего сердца от страстей и по приведению своей жизни в соответствие заповедям Христовым. И от желающих принять Православие миссионер ожидает искренности и желания привести жизнь в соответствие с истиной Христовой. Богослужебные тексты, связанные с вхождением человека в Церковь, предполагают его добровольное и сознательное решение, и даже специально оговаривают это. Например, в чине, составленном Церковью для принятия лиц, переходящих из ислама, написано, что перед крещением обращающийся должен засвидетельствовать, что принимает христианство не по какой-либо корыстной причине, но исключительно будучи «красотою веры православной уловлен и любовию ко Христу Спасителю влеком».

Уместно процитировать слова епископа Хрисанфа (Щетковского), устроителя православной миссии в Корее. Указав низкую нравственность новообращенных корейцев-католиков и дурную славу о них, он пишет, что причины этого в людях, которые принимают веру по разным мирским соображениям, и добавляет: «[инославные] миссионеры тоже не менее виновны, что, гоняясь за количеством своих последователей, не заботятся об их христианском научении. Нам таких христиан не нужно, и если бы мы стремились побольше накрестить, то за три года своего существования в Корее мы могли бы крестить десятки тысяч, ибо желающих принять “русскую веру” являлось очень много, но по тщательным справкам и строгом испытании всегда оказывалось, что все они ищут не веры и забота у них не о спасении души, а о том, чтобы приобрести в лице миссионера защитника для своих незаконных действий в отношении своих ближних или начальства… Все, приходившие к нам за получением крещения с нечистыми побуждениями, предсказывали нам, что если мы не будем делать так, как делают инославные миссионеры, то у нас не будет ни одного христианина, и я выражал им полную готовность лучше не иметь ни одного христианина, чем иметь много и вести их к погибели» 100 .

Перейдём теперь к другому совету святого Иннокентия: «Отнюдь не показывай явного презрения к их образу жизни, обычаям и проч., как бы они ни казались того стоящими; ибо ничто не может оскорбить и раздражить столько дикарей, как явное презрение к ним и насмешки над ними и всем, что их» 101 . Поэтому в разговоре с неправославными людьми без крайней необходимости лучше не критиковать их убеждения. Суть нашей проповеди не в том, чтобы доказать людям, какая у них глупая вера, а в том, чтобы открыть им путь ко Христу. Если мы ругаем веру собеседника, то у него психологически возникает ощущение, что мы у него хотим что-то отнять, его личное, дорогое. Поэтому даже если мы всё правильно говорим, даже если умом он понимает справедливость наших аргументов, то у него всё равно будет инстинктивное желание защитить то, что мы у него пытаемся отобрать. Отсюда агрессивная реакция.

Нужно строить разговор не на том, чтобы отнимать его веру, а на том, чтобы предлагать свою, – то есть, лучше говорить о своей вере, чем критиковать его взгляды. Тогда совершенно другая картина, мы даём, а не отнимаем, а он, как свободный человек, может сам сравнить и выбрать лучшее 102 . Это и миссионерский опыт отца Даниила Сысоева. Он признавался, что поначалу считал правильным в миссионерском разговоре с мусульманином разоблачать ислам, но затем на опыте убедился, что гораздо эффективнее просто рассказать мусульманину о христианстве по символу веры.

В Туве был случай, когда к нашему миссионеру на улице подошло несколько буддистов и попросили рассказать, чем его вера отличается от их веры. На это миссионер ответил: «Ну, вы свою веру и так знаете, что мне о ней говорить, давайте я вам лучше расскажу о христианстве, а вы слушайте и сами сравнивайте, в чём она похожа, а в чём отличается от вашей веры». И начал им рассказывать о христианстве, а слушатели стали внимать и сравнивать.

Это не означает, что критиковать веру собеседника нельзя абсолютно ни при каких обстоятельствах. Бывают моменты, когда это необходимо, и миссионер должен быть готов к ним, поэтому важно изучать апологетическую литературу. Но даже когда прямая полемика необходима, это должно остаться эпизодом беседы, а не основным её содержанием. Миссионер, который всю беседу посвящает критике взглядов собеседника, допускает ошибку. Это вызывает отторжение у слушателя и, как правило, бывает бесплодно. Но даже если и удастся добиться победы в попытке убеждения собеседника в несостоятельности его веры, то христианский миссионер ничего не выиграет от того, что превратит мусульманина или язычника в атеиста. Не в этом задача миссионера.

Ещё одна ошибка – когда миссионер, который плохо знает веру Церкви, и не дорожит ею как сокровищем, начинает проповедовать не истину Христову, а свои эмоции, впечатления, идеи, и под видом православной веры выдавать и даже навязывать личные пристрастия и взгляды на историю, культуру, политику и т.д. Так поступали те фарисеи, которых Господь обличал, говоря: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас ( Мф.23:15 ). Наша задача не в том, чтобы пытаться сделать других людей подобными нам, а чтобы открыть им путь к Богу. Поэтому необходимо проповедовать именно Христа, а не наши идеи, вкусы, предпочтения и так далее. За этим нужно следить, когда мы проповедуем. Надо стараться, чтобы наша фигура не заслоняла Христа в глазах тех, кому мы проповедуем. Надо приучать себя смирять свой ум перед церковным учением, то есть, перед Истиной.

Ошибки появляются и тогда, когда человек, желающий проповедовать Христа, начинает думать о себе больше, чем следует, и ставить перед собой задачи, которые перед ним не ставит Христос. Например, задачу переубедить собеседника. Не наше дело изменять взгляды другого человека. Это его дело. Наше дело – рассказать ему об истине. Попробовать заронить евангельское семя в его душу. Примет ли человек истину, или не примет, – за это он даст ответ перед Богом. А рассказали мы ему об истине, или не рассказали, – за это мы дадим ответ перед Богом, как предупреждает святой Иустин Философ: «всякий, кто может говорить истину и не говорит, будет осужден Богом» 103 .

Люди, ставящие себе целью переубедить собеседников, проводят много часов в спорах, вызывающих фонтан страстей, а в результате им не достаётся ничего, кроме усталости и душевной опустошённости. Тот же, кто помнит о подлинном смысле миссии как свидетельства, избежит этой ошибки, сохранит мир в душе, уважение к дару свободы, который Бог дал каждому человеку, надежду на Бога, и сумеет сделать для обращения людей в сто раз больше, чем самые завзятые спорщики. Настоящий миссионер помнит слова апостола: Глупых же состязаний… и споров… удаляйся, ибо они бесполезны и суетны ( Тит.3:9 ).

Святитель Николай Мистик, который заботился об устроении миссии среди аланского народа, и послал к аланам Евфимия и Петра из числа своих сподвижников, особо предупреждает их об опасности возникновения распрей среди миссионеров: «пусть ни в чём не проскользнёт ни малейшего предлога для вражды или разделения [между вами]. дабы лукавый не сумел посеять плевелов между твоей добродетелью и. твоим братом [о Господе]. Да не сможет он тайно внести какое-либо противоречие в ваше единение и любовь» 104 .

Действительно, с таким соблазном нередко сталкиваются православные миссионеры. Речь не идёт о тех случаях, когда кто-то использует миссионерскую риторику для прикрытия своих личных целей, чреватых причинить вред Церкви, либо проповедует ересь, а другие его в этом обличают. В этом случае обличать необходимо.

Но, к сожалению, бывает и так, что оба миссионера стоят на здравых святоотеческих позициях и занимаются хорошим делом, а между ними возникают споры по каким-то непринципиальным вопросам, взаимная неприязнь, и даже вражда. Всё это весьма вредит делу миссии.

Читать еще:  7 правил, чтобы отдых на воде не превратился в кошмар

Предотвращать это важно даже в мелочах. Рассмотрим простой пример – один миссионер проповедует человеку или группе людей, а второй, присутствующий при этом, вдруг начинает спорить с первым миссионером, перебивать, поправлять его, говорить, что он неправильно что-то сказал. Такое неприличное поведение происходит от гордости и самовлюбленности, доводящих до такого ослепления, что человек даже не понимает, что унижает в глазах неправославных слушателей не только своего брата во Христе, но и само представляемое ими учение. Если один начал говорить, то второй миссионер не должен вмешиваться, но молиться про себя о том, чтобы Бог дал брату слово, а сердца слушателей расположил к восприятию истины. Если даже говорящий сказал что-то неудачно, это можно обсудить потом с ним наедине, без того, чтобы вступать в споры перед слушателями. Как верно замечал отец Даниил, «когда миссионеры грызутся между собой в обществе мусульман – это не является проявлением Христовой любви, и никто таким образом не обратится» 105 . Касается это и священников, прилюдно поправляющих миссионера.

Если же мы видим, что наш брат действительно сказал что-то сильно не так, или упустил что-то очень важное, мы можем поправить его, но это не должно выглядеть как спор или опровержение с нашей стороны, а как дополнение. Например: «Игорь хорошо сказал, а я бы хотел к этому добавить еще то-то» или: «Позвольте мне внести небольшое уточнение». Весьма желательно прежде чем заговорить, согласовать это с говорившем перед нами миссионером. Я рассматриваю сейчас случай, более характерный для спонтанно возникшего диалога. Если же два миссионера знают, что им предстоит проповедь, то они заранее должны согласовать между собой все вопросы о том, кто и что будет говорить или делать во время беседы.

Свщмч. Василий Кинешемский. Беседы на Евангелие от Марка. С. 178.

Как стать миссионером: личный опыт одного проповедника

Вы когда-нибудь думали о том, как стать миссионером? Я верю, что вы хотите служить Богу и хотите изменить этот мир к лучшему. Люди обычно не читают статьи о том, как проповедовать Евангелие, если не собираются применять их в своей жизни. И все же мы можем впасть в очень невнимательное состояние. Мы можем пренебрегать очень важными для нас вещами. Муж может не ценить свою жену. Дети могут не ценить своих родителей, которые дали им возможность появиться на этот свет. Христиане могут потерять благодарность Богу за все, что Он сделал в их жизнях.

Когда речь заходит о проповеди Евангелия, многие начинаются прятаться. Вы прячетесь от возможности делиться своей верой? Адам и Ева прятались от Бога в райском саду. Моисей пытался спрятаться за Аарона. Даже апостол Петр в момент своей слабости отрекся от Христа, спрятавшись во дворе среди охранников.

Люди прячутся не только из-за своей неуверенности в том, что делают. Они могут прятаться из-за того, что не хотят иметь дело с реальностью. Все христиане знают, что проповедь Евангелия является очень важной миссией. Мы слышали призыв к проповеди Слова Бога, когда принимали решение быть учениками Христа. Во время крещения мы говорили, что Иисус — наш Господь, давая таким образом обещание всю жизнь следовать по Его стопам и быть ловцами душ. Но как реально обстоят дела с нашей миссией? Мы прячемся и бежим от нее?

Иисус сказал, что нельзя спрятать город, стоящий на вершине холма. Но разве не все мы время от времени прячем наши светильники? Он продолжает затем:

«Вы свет мира. Нельзя скрыть город, построенный на вершине холма; никто не прячет зажжённый светильник под перевёрнутый кверху дном сосуд. Напротив, светильник ставят на подставку, и он даёт свет всем в доме. Пусть свет ваш сияет перед людьми, чтобы видны были ваши добрые деяния и чтобы люди прославляли вашего Небесного Отца» (От Матфея 5:14-16).

Этот отрывок является просто другой формой Великого Поручения.

Вы когда-либо прятались? Если да, то где? Какими были ваши оправдания? Что вы пытались спрятать? Что такое важное отвлекает вас от вашей миссии или ваша совесть чиста? Давайте выйдем на открытое место. Нам нечего прятать, и мы точно не хотим прятаться от нашей миссии.

«Ладно, — подумаете вы, — не буду больше прятаться. Выйду на открытое место. Но я знаю, что это значит. Мне придется оставить все мои мечты об образовании и моей карьере! А может даже начать проповедовать пигмеям…» Примерно так может звучать одна из форм самообмана. Но подобная форма мышления ошибочна. Наше поле для благовестия не «где-то там», оно прямо здесь. Если мы не можем начать разговор о вере с людьми, которые окружают нас сейчас, то как это станет проще, когда мы отправимся в другую страну, где в нашу жизнь придут еще большие вызовы и трудности?

Нет, если мы не готовы быть ловцами душ и не готовы стать миссионерами здесь, мы точно не готовы отправиться в другую страну с миссией. Правда в том, что мы всегда окружены полями, готовыми для жатвы (Иоанна 4:35). Бог уже позвал каждого из нас на Свое миссионерское поле. Это может быть в Африке, Азии или где-то еще. В большинстве случаев это поле находится в нашей собственной стране.

Нам надо быть готовыми проповедовать Слово Бога где угодно и когда угодно.

Я помню время, когда я думал, что быть миссионером — это обязательно отправиться в другую страну. И чем дальше, тем лучше! Меня очень привлекала Южная Америка, где проживают сотни миллионов людей, являющихся последователями мертвых религий. Я начал читать Библию на испанском, я даже пытался молиться на испанском языке. И когда меня пригласили отправиться в миссионерское путешествие в Лондон (ну вы понимаете, Лондон, где все говорят на моем родном языке), я даже не сразу отреагировал правильно. Лондон? Я думал, что это не достаточно привлекательно. Я был уверен, что у меня есть более «высокое» предназначение. Я задумался.

И все же Лондон был великолепен! Я был так рад оказаться частью миссионерской команды. Как бы я хотел, чтобы больше людей почувствовало то же, что и я! Я буквально стал англофилом! Я 15 раз смотрел «Огненные колесницы»! Всё английское было лучше, и я даже стыдился быть американцем. Я даже пытался сменить мой акцент!

Мы очень старались, но мы все же сильно выделялись на фоне местных! В итоге я 12 лет прожил за границей: в Англии, Швеции и Австралии.

Суть в том, что если вы хотите стать миссионером, вы можете служить Богу где угодно. Вы можете проповедовать Евангелие в вашей собственной стране или в любой другой. Вы можете стать миссионером где угодно. Так что если вы убеждены в том, что у Бога есть план для вашей жизни, то Бог покажет вам ваше поле для благовестия. Разве есть альтернатива?

Спрятаться. (Это то, что вы делаете сейчас?)

Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».

Как стать миссионером: советы служителей

Иисус дал повеление всем верующим идти по всему миру и проповедовать Евангелие. Многие христиане сегодня откликаются на этот призыв и становятся миссионерами. Легко ли стать миссионером и что для этого нужно знать? Мы поинтересовались у миссионеров с многолетним опытом.

“Я говорила, что однажды поеду миссионером в Японию, кто-то смеялся, кто-то шутил, большинство не верили и говорили, что, наверное, мне просто нравится Япония, — говорит миссионер в Японии Надежда Цвилюк. — Но куда ехать? Выхода на церкви не было, а миссионерские школы, которые я знала, в Японию не отправляют. И вот, спустя 8 лет, я совершенно случайно встретила пастора из Японии в поселке Калиновка Винницкой области (Украина) — это было даже не в столице. Он случайно там оказался, как и я случайно там оказалась — я просто пошла в баптистскую церковь в воскресенье, потому что в воскресенье я хожу в церковь. Я рассказала ему о своем видении, о том, что я молюсь за Японию, что хочу там служить. Он был очень удивлен, сказал, что не думал даже, что из Украины кто-то хочет служить у них. Мы переписывались, общались по скайпу, у него были контакты по стране и он направил меня в японские церкви. Мы составили расписание, маршрут…

Миссионер Надежда Цвилюк в Японии

Почти за 2 месяца мы служили в десяти церквах страны, были в Киото, Нагасаки, в Токио, в гавайской церкви, в районе Сендай, в г. Ито, Фукуи, а также были в г. Тояма, где в этом году планируют открывать церковь”.

Однако, если вы получили приглашение от служителей из другой страны, не стоит спешить сразу принимать решение о поездке. О некоторых опасностях на примере миссионерских поездок в Непал рассказывает директор “Славянской внешней миссии” Александр Величко: “Если на вас вышел какой-то непальский служитель, то здесь мы имеем только два варианта. Вариант первый: это нуждающийся пастор, который думает, что деньги решают все. Он уверен в том, что если вы поможете финансами, то церковь начнет расти. В основном они не ждут от нас откровений или чего-то духовного, только финансы. Вариант второй: мошенники. Многие преувеличивают как стоимость проведения мероприятий и проектов, так и собственно масштабы работы.

Нормальные церкви и служители редко ищут партнеров через Интернет. Я разговаривал со многими пасторами нормальных общин, и они больше обеспокоены тем, чтобы хоть иногда проповедовать самим. Слишком много гостей.

Читать еще:  Прививки от гриппа: какие делать, можно ли детям, успеваем ли?

церковь в Непале — из поездки Александра Величко

Они также сталкиваются с тем, что многие миссионеры несут откровенную ересь, и поэтому очень осторожны в выборе тех, кому они доверят кафедру ”.

Украинский миссионер в Японии Надежда Цвилюк дает пять советов тем, кто решил посвятить себя на миссию:

  1. Конечно, молиться.
  2. Поговорить со своей семьей. Важна поддержка семьи.
  3. Пойти к пастору или лидеру и рассказать о желании служить.
  4. Хорошо пойти поучиться, например, в какую-то миссионерскую школу. В каждой стране миссионерство очень отличается, а миссионерские школы как раз и занимаются тем, чтобы обучить и подготовить миссионера на служение в конкретной стране.
  5. Обсудить сможет ли церковь поддержать финансово (частично или полностью), обратится к партнерским церквям, разослать партнерские письма. Бог поможет!

А пастор церкви Христа Воскресшего в Кемерово, Россия, которая ежегодно отправляет множество миссионеров, Игорь Голоскубов решает этот вопрос за счет специального миссионерского фонда: “На 90% – это отдельный миссионерский фонд, он формируется средствами наших верующих.

На каждом собрании мы собираем два пожертвования: первое – это десятины и приношения, второе – на миссионерское служение. У людей есть мощный стимул зарабатывать деньги, развиваться, у нас много тех, кто являются индивидуальными предпринимателями, но причина, цель одна – иметь возможность заниматься миссией”.

пастор из Кемерово Игорь Голоскубов снаружи и внутри монгольской юрты

Миссионерские школы и курсы сегодня есть в разных странах. Одна из сильных школ находится в городе Джексонвил, Флорида, США. “Недавно нас посетил наш фултайм миссионер Сергей Сергейчик, это студент SMBS [миссионерской школы — прим.ред.] самого первого набора 2005 года, он до сих пор посвящено служит на миссии, в Кировоградской области, Украина, — пишет на своей страничке Facebook Богдан Бондаренко, директор Славянской Миссионерской Библейской Школы. — Слава Богу за таких людей, которые пожертвовали Америкой, комфортом, заработком, оставили всё, ради служения людям и Богу”.

Непал

Миссия — это всегда командное служение. В одиночку служить будет очень сложно. Так считает директор “Славянской внешней миссии” Александр Величко: “Без взаимопонимания и безусловной поддержки никак не обойтись. Команду мы собираем, опираясь на откровение и опыт. Если Господь показывает нам и человеку, что мы должны работать вместе, то это еще предстоит проверить. Не откровение, а наше понимание этого откровения, не выдаем ли мы желаемое за действительное. Пройдет много времени, годы, прежде чем мы сможем уверенно сказать, что мы одна команда”.

Очень часто из-за общих стереотипов или же удобства в одни страны едут много миссионеров, а в другие почти не едут. От этих стереотипов нужно избавляться. “В Японию, в основном, миссионеры приезжают, когда случается что-то глобальное, — говорит миссионер из Японии Надежда Цвелюк. — После второй мировой войны, как мне рассказывали, приехало много миссионеров из Америки.

Надежда Цвилюк рассказывает о Японии

В организации TEAM, которая работает с миссионерами из Америки и Канады, мне рассказали, что после войны, в этой одной организации в Токио, которая работает до сих пор, служило 200 миссионеров, они приехали постоянно служить. Миссионеров направили по разным точкам страны и вот, спустя столько времени, осталось чуть больше 70 миссионеров. В основном, это пенсионеры, еще пару лет — и они уйдут на пенсию. А кому их сменять? Сменить некому, сейчас едут мало в Японию. Возвращаются обычно дети этих миссионеров, а новых нет. После цунами была небольшая волна миссионеров на территории, которые пострадали. Складывается обманчивое впечатление, что страна богатая, и сама о себе позаботится”.

Пастор из Кемерово, Россия, Игорь Голоскубов, который сам был более чем в двадцати станах с миссионерскими поездками отмечает: “Я верю на основании Евангелия от Матфея 28 глава, Евангелия от Марка 16 глава и Деяния Апостолов 1:8, что единственное предназначение церкви – проповедь Евангелия. И, как мы говорим, миссия – это не поездка в Африку, миссия – это проповедь Евангелия от соседа до краев земли. Вот на этом основании мы строим церковь. Поэтому вся наша церковь варится в этом учении, в этом направлении, что нужно смотреть дальше своих стен, а не варится в собственном соку. Нужно больше смотреть наружу, на спасение этого мира”.

Пастор Игорь Голоскубов и его церковь провела лагерь «Глория» в Камбодже

Вместе с тем, если вы очень хотите быть миссионером, возможно, вам совсем не придется ехать в дальние страны. Александр Семак из Тольятти, Россия, пишет на своей страничке в Facebook: “Вы все еще мечтаете о миссии в Африку? Так сгоняйте в русскую деревню! Там такие же темные люди… Попроповедуйте!”

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Обязан ли христианин быть миссионером?

Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе.
Святитель Николай Японский.

Наверное, такой вопрос задает себе каждый человек, ставший православным христианином. И вопрос этот очень и очень не прост. Решение этого вопроса зависит и от самой личности христианина, и от его окружения, и от обстановки, в которой он находится. Вспомним, что одни христиане во время гонений открыто исповедовали свою веру и шли на мучения, а другие — скрывались в лесах или уходили в другие страны. Так и в наше время христианин, живущий в Иране, должен рассчитывать на совершенно иную реакцию общества, чем христианин, живущий в Греции.

Даже в России есть регионы, где совсем не безопасно открыто исповедовать христианство, но не будем говорить о крайностях. Миссия в условиях нехристианских религиозных регионов представляется довольно ясно: это путь с риском для жизни. Но как обстоит дело в секуляризованных, обычных регионах России? Если в «опасных» регионах проповедь могут осуществлять люди мужественные, то в остальных регионах к делу миссии может подключиться любой, но нужно ли это, и в чем собственно будет заключаться такая миссия?

Православный человек оказывается здесь меж двух огней. С одной стороны, исходя из самой главной заповеди (возлюби ближнего своего как самого себя), он чувствует ответственность перед всеми людьми и, не сказав им о Спасителе, посчитает это преступным бездействием. С другой стороны, исходя из той же заповеди, христианин боится нарушить свободу личности, оскорбить человека. Когда на улице ко мне подходят сектанты, я испытываю двоякое чувство: с одной стороны, они раздражают своей навязчивостью, с другой — они искренне хотят помочь. Есть две статьи уголовного кодекса Российской Федерации, которые близки к этим трудностям: 1) ст. 125 «Оставление в опасности» (подобная ей ст. 124 «Неоказание помощи больному»); 2) ст. 137 «Неприкосновенность частной жизни». То есть, с одной стороны, ответственность, а с другой — боязнь навредить. Это очень тонкий вопрос, ведь все люди разные и обижаются тоже на разное.

О нужности миссии говорит сам Христос: Вы — свет мира. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16); Идите и научите все народы (Мф. 28:19).

Многие, в том числе и в лоне Церкви, считают, что эти слова относятся только к апостолам (и к их преемникам — епископам, на худой конец — священникам), а простые миряне этим заниматься не должны. «Думать, что Церковь делится на профессиональных церковных людей — священнослужителей и тех, для кого они осуществляют эту деятельность — прихожан, — ложная и опасная установка. Считать, что Церковь нужна только для того, чтобы „удовлетворять религиозные потребности“ — в корне неверно. Мы должны осознать, что к миссионерской работе и активному свидетельствованию призваны все члены Церкви» (1).

Можно согласиться с тем утверждением, что «сложные задачи должны решаться профессионалами». Было бы идеально иметь в каждом приходе своего опытного профессионального миссионера, который считает для себя дело миссии главным делом жизни. Но еще Господь говорил «жатвы много, а делателей мало» (Мф. 9:37). Нет в наше время такой роскоши, как профессиональный миссионер. Зачастую по этой причине миссионерские задачи «автоматически» возлагаются на священников. И это тоже неправильно. В современных условиях приходской священник (особенно сельский) фактически является и бухгалтером, и строителем, и психологом, и просителем, и Бог знает кем еще. Даже если откинуть все «непрофессиональные» обязанности батюшки, у него все равно будет очень мало свободного времени для миссионерской деятельности: служба, исповедь, венчание, крещение, отпевание, молебны и т.д. и т.п.

Представьте, что в больнице один врач будет заботиться о больных сразу во всех отделениях: в операционной он будет за хирурга, в реанимационной — реаниматологом, в палате для выздоравливающих — терапевтом. Понятно, что такой врач ничего не успеет и везде будет плохо выполнять свою задачу. Каждый на своем месте должен выполнять ряд определенных задач. Скорая помощь — это миссионеры, врачи — пастыри, младший медперсонал — миряне.

Таким образом, получается, что профессиональных миссионеров у нас мало [1] , а священники перегружены приходскими заботами. Но остается не занятой самая большая часть тела Церкви — миряне. И тут есть свои минусы и плюсы. Основное преимущество — это количество, мирян много, они распылены по всей стране и потому всегда доступны. Основной недостаток — непрофессионализм и нежелание. Зачастую миряне плохо знают даже основы собственной веры и по разным причинам боятся или не хотят говорить о своей вере. Все это преодолимо, но только при условии осознания обеих проблем самими христианами. Важно осознавать эти проблемы именно одновременно. Часто бывает, что приходит осознание миссии, но не осознание собственного непрофессионализма, и человек начинает компрометировать себя разговорами о чудесах, «непростых» батюшках и старцах, а на богословские вопросы ответить не может. А бывает, что человек начитанный, получивший даже специальное религиозное образование, боится говорить о Христе, предубежден, что его не поймут, что его оскорбят, что это вообще «дело священников и миссионеров, а я недостоин, что это не моего ума дело». «Уровень приложения дарований может быть разным, но осознание своей ответственности должно быть у всех» (1).

Читать еще:  Субкультура развлечений берет верх над культурой как таковой

С миссионерской точки зрения, миряне должны себя считать тружениками тыла. На миссионерском фронте воюют миссионеры и священники, а миряне должны им помогать. Вспомним, что тружениками тыла были как раз непрофессионалы — женщины, дети, старики, все они в мирное время имели другие профессии.

Второй важный вопрос: в чем должна состоять помощь? Тут надо во внимание принимать два условия:

  1. Разнообразие людей. Кого-то привлекает одна тематика, а кого-то другая. Кому-то в Православии нравится один аспект, но настораживает другой. Поэтому миссионер не может рассчитывать на большой успех в работе с аудиторией, в идеале на каждого неверующего должен приходиться один миссионер.
  2. Восприятие информации. Зачастую люди анализируют и понимают услышанное о Православии совсем иначе, как хотел проповедник. Так называемое правило «испорченного телефона».

Для лучшего понимания приведем такой пример: есть люди, которые обожают симфонию № 6 Бетховена. Они хотят поделиться своей радостью с другими. Почитателям Бетховена кажется, что они отлично помнят симфонию и начинают ее напевать. У кого нет слуха — получается плохо и он не может передать эту музыку, у кого-то получается хорошо, но слушающие его люди либо сами не имеют слуха, либо им просто не нравится классическая музыка. А кому-то из слушающих понравится, и он захочет пойти в консерваторию и послушать симфонию на нормальных инструментах.

Все это приводит к заключению, что миссия должна быть разнообразна и неметодична. Разнообразна не только в зависимости от того, кто проповедует (мирянин, священник или епископ), но и кто слушает (общество — пенсионеры, студенты, солдаты или отдельно какие-либо личности), следовательно, здесь не может быть каких-то общих методов.

Надо понимать, что для мирянина важен не метод, а личность (2). Судить о его вере будут по его поступкам и образу жизни. Вот поэтому мы должны чувствовать ответственность и должны стремиться к совершенству. Мало надеть платок и отрастить бороду (многих это скорее отпугнет), надо еще иметь и внутреннее содержание и к людям относиться с любовью. Как писал митрополит Антоний Сурожский, «только свет Христов в глазах другого может привести человека к вере» (4). Может ли каждый мирянин сказать про себя: «да я имею свет, я соль земли»? — Нет! Но мы должны стремиться к этому, чтобы люди, увидев нас, задались вопросом: что во мне не так, почему я так не могу?

Принцип «не навреди», о котором мы говорили в начале статьи, для мирянина особенно актуален, потому что он живет среди людей в той или иной степени настроенных враждебно и предвзято по отношению к христианству. Неверующие люди чаще всего сталкиваются с христианством не в лице священника или монаха, а в лице обычного мирянина. И от поведения последнего зависит, что человек подумает о Православии, заинтересуется ли он Православием. Чаще всего именно миряне отпугивают неверующих от Церкви своим видом, своим образом жизни, своими словами.

Православный христианин в светском обществе должен вести себя так, чтобы у людей появилось желание узнать Православие, чтобы хотя бы какой-то вопрос нарисовался. Таким образом, число слушающих миссионера будет увеличиваться. Ведь к миссионеру или священнику уже приходят, то есть человек уже имеет вопрос, уже заинтересовался, его Православие заинтересовало еще раньше, чем он увидел объявление о лекции или проповеди. И для многих этот интерес возник после общения с обычным верующим другом, коллегой, родственником и т.д.

То есть для того, чтобы человек был готов услышать голос Церкви, ему нужен миссионер, а для того, чтобы человек был готов услышать миссионера (иметь к нему какие-то вопросы), ему нужен наглядный пример в лице мирянина. Да, есть интернет, есть телевиденье, но живое общение все-таки незаменимо, иначе бы люди перестали приглашать друг друга в гости.

Мирянин как миссионер должен быть крайне ненавязчивым. Он не только не должен цепляться к прохожим на улице, но и сводить все разговоры с людьми «к Богу». Если он чувствует ответственность перед Богом, то он должен ее чувствовать во всех сферах жизни, не только в религиозной. В профессиональной сфере — если врач, то ответственный врач, если учитель, то ответственный учитель, если дворник, то ответственный дворник. В социальной сфере — если муж, то ответственный муж, если брат, то ответственный брат, если друг, то ответственный друг. Каждый «должен качественно делать свою работу, тем самым свидетельствуя о вере. Все то, что он обязан делать, он должен делать ответственно, ведь служение христианина — это не только посещения воскресных и праздничных богослужений. Христианство — это всегда ответственность, и эта ответственность должна выявляться прежде всего там, где Бог поставил нас трудиться» (1). Расхлябанность, лень и безответственность чужды верующему человеку, такое поведение не может привлечь людей.

Если христианин будет ответственно себя вести, то неверующий человек может сделать для себя первое и очень важное откровение: «Надо же, эти Православные тоже люди». Часто, когда мы враждебно настроены против какого-либо общества, нам свойственно «обесчеловечивать» это общество, тем самым создавая ложное моральное право считать себя выше. Если государственные служащие — то «чинуши», если сотрудники полиции — то «менты», если украинцы — то «укропы и хохлы», если русские — то «москали и кацапы». так и православные для многих — фанатики и мракобесы. Смыть эту враждебность, этот миф — первостепенная задача мирян.

Второе важное откровение: «Эти Православные живут правильнее, чем я» — почти недостижимая для мирян задача, т.к. предполагает, что неверующий человек проделал серьезную внутреннюю духовную работу над собой. И я даже не берусь говорить, как эту нелегкую задачу решить, слишком много зависит от личностных качеств.

Таким образом, с миссионерской точки зрения от мирянина требуется соответствовать трем «И»:

  • Он должен быть Исповедником. То есть быть православным христианином, верить, участвовать в Таинствах, жить во Христе. Только в таком состоянии наши слова не будут расходиться с нашими действиями. Идеальное состояние — это святость, к которой должны стремиться все христиане. Вот тогда неверующий человек может разглядеть какой-то особый свет в наших глазах.
  • Он должен быть Интеллектуалом. Мало верить, нужно еще и знать свою веру. Если вопрос возник, то задан он будет не миссионеру и священнику, а ближайшему знакомому христианину. Важно грамотно ответить на вопрос, чтобы у человека сформировалось правильное представление. Это не означает, что человек сразу же уверует и побежит в храм или даже сразу верно поймет ответ, но это не отменяет нужды в повышении нашей грамотности. Если Иванов Коля, ученик 7-го класса, не понял закон Архимеда, это не значит, что этот закон вообще бессмысленно изучать в школе. Невежество и лень — точно не могут способствовать правильной подаче информации.
  • Он должен быть Интеллигентом. Знать веру надо, но нельзя навязываться. Если у человека не возникло желания после общения с вами узнать о вашей вере, то не надо быть напористым. Это только еще больше отпугнет. Религиозная скромность свидетельствует о том, что Вы уважаете собеседника, уважаете его жизненную позицию, не посягаете на его личное пространство, видите в нем прежде всего человека, а не врага. Негласное признание друг в друге человека — это необходимое условие для дальнейшего разговора.

Для каждого «И» есть свой источник информации: для первого — Святое Писание и Святое Предание, для второго — богословская и догматическая литература, для третьего — учебники по этики и психологии.

Это кажется трудной и порой невыполнимой задачей, но к соответствию этим трем «И» нужно стремиться. В принципе, эти требования предъявляются и к любому человеку как к члену Церкви. Первое «И» — это вера, без которой нельзя спастись, второе «И» — это знание, без которого невозможно правильно верить в Бога и правильно Его славить, третье «И» — это любовь к ближним, без которой также немыслимо спасение.

Источники:

  1. Христианин не может не быть миссионером. Интервью с прот. Дмитрием Прокопенко.
  2. Миссия кончается там, где начинается пастырство. Интервью с протодиаконом Андреем Кураевым.
  3. О. Андрей Кураев. Перестройка в церковь. Эскиз семинарского учебника по миссиологии. — М, Центр библейско-патрологических исследований.: Alapa, 2009. — 512 с.
  4. Митрополит Антоний. О миссионерстве // Церковь и время. М., 2004. № 2 (27). С. 90.

[1] Только в 1996 году была открыта первая и пока единственная семинария с миссионерской направленностью в Белгороде.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector