0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Будни Хабаровска: люди, сантиметры воды и молебен в лодке

Будни Хабаровска: люди и вода.

В Хабаровском крае продолжает действовать режим Чрезвычайной Ситуации: Амур уже перешел исторический рубеж и на сегодняшний день подбирается к отметке 730м. И хотя отмечается заметное замедление подъема уровня воды, пик паводка ожидается 3 сентября – город, как и весь край, в ожидании новых рекордов. Кажется, что абсолютно все средства массовой информации, начиная от местных газет, заканчивая федеральными каналами, пристально следят за теми самыми сантиметрами, которые раньше интересовали только гидрологов, да, возможно, рыбаков.

Сотни горожан приходят к Амуру, тревожно наблюдая за быстрым течением мощной реки, остальные наблюдают за развитием событий с экранов и мониторов. Действительно, свинцовые, почти черные воды мощной реки подбираются не только к историческим отметкам, но и к домам горожан и жителей края. Жители Хабаровска объединяются в волонтерские отряды, чтобы отстоять краевой центр от разбушевавшейся стихии.

Если еще несколько дней назад приходилось ехать, как говорится, на окраину города, чтобы увидеть затопленный район, то теперь «далеко ходить не нужно» — одна из главных магистралей Хабаровска перекрыта для движения, частично оказавшись под водой, которая, как в той пословице, и камень точит, а уж асфальт тем более. Под водой образовались ямы, в которые, попадаются те автолюбители, которые все же рискуют по тем или иным причинам проехать «не зная брода»: трофеи в виде бамперов, оторванных номеров и прочего автомобильного обмундирования лежит по обочинам дороги. Несколько десятков многоэтажных домов и магазинов оказались в водном плену.

Кто-то, вернувшись с работы, смог добраться до квартиры только на лодке с сотрудниками МЧС, а кто-то, даже не подозревая о трагедии, только прилетел из отпуска. «Летали семьей в Италию, Венецию. Зачем летали? Не понятно… Тут своя Венеция прямо во дворе», — делится одна из жительниц микрорайона, наблюдая за тем, как соседи уныло бредут по колено в воде.

Конечно, руки волонтеров востребованы как никогда – фронт работы расползается как чернильное пятно по тетрадной страничке. Люди с тревогой наблюдают за сооружением дамб недалеко от собственного жилища: кто-то благодарит, а кто-то даже ворчит, что «побольше насыпать надо». Десятилетний мальчуган, с обидой бросая лопату, не по-детски серьезно говорит: «Если бы все вышли помогать, а не ворчали бы, больше бы толку было!». Немного отдышавшись, он вновь принимается за дело: время такое – не до обид.

Не осталась в стороне и Хабаровская епархия, помогая дальневосточникам пережить сложный для региона момент. Митрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий создал и возглавил рабочую группу, которая занимается вопросами оказания помощи людям, пострадавшим от паводков и наводнения на территории Приамурской митрополии. За

«Лодки на улицах, вода из розеток»: в Красноярске устраняют последствия ливня и потопа 26 мая 2020 года

— Никогда такого не было, и вот опять! – обсуждают красноярцы в соцсетях. После мощного ливня, который обрушился на город (и край) вечером и ночью 26 мая, все «поплыло». Как в Красноярске устраняют последствия потопа?

По крышу в воде. Потоп в Красноярске 26.05.2020

Видео: ЧП — Красноярск

Напомним, вчера превратились в реки улицы Партизана Железняка, Калинина , 78-й Добровольческой бригады, Кольцевая, Грунтовая и многие другие. В « Белых росах» жильцы даже сняли видео: рассекают по двору в надувной лодке.

Улицу Партизана Железняка в Красноярске затопило после ливня 26.05.2020

Дарья ЛАВРИНЕНКО

В некоторых домах и общежитиях затопило квартиры и лестничные клетки. Люди ходили по квартирам по щиколотку в воде. Так, первый подъезд на Калинина, 2В «промок» целиком – с первого по девятый этаж. Люди были в шоке: из розеток хлестала вода, боялись включить свет.

Сейчас город приходит в себя после разгула стихии. Коммунальщики оперативно стараются привести все в порядок. Уже известно: за ночь с улиц и дорог откачали два олимпийских бассейна воды, рассказывают в пресс-службе департамента горхозяйства.

Потоп в Красноярске 26.05.2020. Утонуло общежитие на Транзитной. Воды по лодыжку

Видео: ЧП — Красноярск

Поскольку синоптики предупреждали о шторме заранее, технику вывели на работу тоже загодя, сразу держали все под контролем. Всю ночь 21 машина — илососы, мотопомпы, «кроты» — убирали воду. А заодно чистили забитые мусором ливневки, открывали колодцы и люки. В итоге вывезли 5640 кубометров воды, это больше 500 обычных цистерн. По объему сравнимо с двумя олимпийскими бассейнами.

Читать еще:  Тимур Кибиров: Высмеивать власть легче, чем писать о вере

В Красноярске устраняют последствия ливня и потопа 25.05.2020

Видео: администрация Красноярска.

Говорят, с момента начала ливня в службу 005 пришли 163 заявки. На искрящую проводку, рухнувшие деревья, протекающие крыши. Важно: если вашу квартиру затопило, нужно идти в свою управляющую компанию, фиксировать ущерб и требовать компенсацию. А в случае отказа обращаться в суд. Ведь, в основном, подтопления произошли из-за недоработок УК: гнилых труб и забитых водостоках на крышах.

В среду, 27 мая, работы продолжаются. Лнем на смену вышли 24 спецмашины. Заявки на откачку воды можно оставлять по номеру 005. Если подтопления во дворе. Звоните в свою управляющую компанию.

А КАК У НИХ

На Новосибирск обрушилась буря

А в Новосибирске вчера случилась настоящая буря. Как сообщает КП -Новосибирск, ураганный ветер валил деревья, срывал с домов крыши. Из-за поваленных деревьев пострадало много машин, припаркованных рядом. В том числе, несколько деревьев упали на дома, где-то оборвало линию электропередач.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Красноярск тонет. Мощный ливень 26 мая 2020 года затопил улицы, дома и машины

Грозовой ливень, стеной накрывший Красноярск вечером 26 мая, привел к настоящему потопу в подъездах, дворах, на улицах. Одна из них – Партизана Железняка, превратившаяся в настоящую реку. (Подробности)

После аномальной жары на Красноярск обрушилась мощная гроза с ливнем

Вслед за аномальной жарой в Красноярск пришла первая мощная гроза с ливнями. (Подробности)

Ч. 5 Условия жизни на подводной лодке

Когда пишешь о подводниках любых стран, которые служили на дизельных подводных лодках, невозможно промолчать об условиях, в каких им приходилось находиться дни, недели и месяцы.

Как ни горько и ни обидно, но об этом не прочитаешь в мемуарах советских подводников. В то время жёсткая партийная цензура не пропускала ни одного живого слова и правдивого рассказа.

Все мемуары как будто написаны под копирку, как правило, казённым суконным языком. Правдивые документальные свидетельства попадали в печать просто чудом. Например, такой была книга Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо».

Сейчас, когда появилась возможность писать правду, в живых не осталось никого из участников войны, которые могли бы это сделать или рассказать.

Но поскольку подводные лодки времён войны были похожи одна на другую, то условия службы на них мало чем отличались в разных странах, поэтому то, что я рассказываю о немецких подводниках, можно в части быта проектировать и на советские подводные лодки.

Подводники были элитой, особой морской кастой. Это определялось условиями их службы.

Что такое подводная лодка времён Второй мировой войны? Это большая железная труба длиной примерно с два железнодорожных вагона, разделённая отсеками с герметично закрывающимися люками, набитая всевозможными механизмами, приборами, торпедами, минами, снарядами и продовольствием.

Для людей оставался узкий проход из отсека в отсек, а там, где это возможно, находились по бортам узкие койки в два-три яруса. Главное требование, которое предъявлялось к подводнику, — он не должен страдать клаустрофобией (боязнью замкнутого пространства). Теснота – это первое, с чем приходилось сталкиваться на подводной лодке.

Каждый поход во время войны проходил на пределе человеческих возможностей. Поэтому подводник должен был обладать не только крепким здоровьем, но и иметь устойчивую психику. Воздух внутри лодки был тяжёлым, влажным, заполнен вредными испарениями.

Если увеличивался процент содержания углекислого газа, то людей начинало клонить в сон, что было крайне опасным.

Вся жизнь каждого члена экипажа делилась на вахту, которая длилась четыре часа, и свободное от вахты время, заполнявшееся техническим обслуживанием механизмов и учениями. Коек на всех не хватало, поэтому, когда товарищ становился на вахту, то сменившийся ложился в его ещё тёплую постель.

Не несли вахту только два человека: командир и кок, потому что эти люди практически находились на вахте постоянно. Понятия времени года и суток стирались. Пресная вода выдавалась крайне ограниченно, только для питья и приготовления пищи.

Из-за невозможности умываться подводники не брились, не чистили зубы. Неудивительно, что появлялись всевозможные заболевания ротовой полости и кожных покровов, сыпь, раздражение кожи.

Вентиляция и контроль климата в лодке были плохими. Температура в дизельном отсеке поднималась до 48 °C. Когда лодка шла в надводном положении, то можно было оглохнуть от шума дизелей.

На подводной лодке имелся душ, но только врач и командир давали разрешение для его использования: должна быть веская причина. Время пребывания в душе контролировалось по секундомеру. Предельное время помывки – три минуты.

Читать еще:  Если в Церкви «можно-нельзя» заслоняет «я тебя люблю» – это катастрофа

В южных широтах в надводном положении корпус лодки нагревался, внутри становилось нечем дышать, зимой, в северных широтах, в отсеках страдали от холода. Даже посещение туалета было событием. Один туалет на несколько десятков человек работал только на глубине до 24 метров.

При погружении подлодки на бОльшую глубину нужно было пользоваться ведром, а по малой нужде трюмными водостоками. Можно себе представить, какие запахи разносились по кораблю.

Подводная лодка – маленький корабль (напоминаю, что пишу о Второй мировой войне). В надводном положении её немилосердно швыряют волны.

От такой качки развивалась морская болезнь, людей тошнило, при этом ни умыться, ни убрать как следует. В бурную погоду вахтенные в рубке привязывались, потому что большой волной могло смыть за борт, как случилось на одной из подводных лодок в Северной Атлантике.

Тогда волной вырвало и крепления, к которым привязывались вахтенные. Всю вахту смыло, люди погибли, а узнали о случившемся только тогда, когда пришла смена.
Никакая одежда не защищала от брызг океанской воды, разъедало глаза, а следить за горизонтом и небом нужно было очень бдительно, чтобы не пропустить самолёт или вражеский корабль.

В такую погоду вахту несли по два часа. Высушить одежду было негде. Тогда большинство людей курили, о вреде курения ещё не знали, поэтому воздух был синим от дыма. Подводники уходили в патрулирование иногда на три месяца.

Свежая еда заполняла все отсеки подводной лодки. В любой стране подводников кормили всем самым лучшим. Но места для хранения продовольствия были маленькими, поэтому заполняли все открытые пространства.

Между торпедами висели окорока и связки сосисок, в ящики для личных вещей экипажа укладывали свежие яйца и фрукты, консервы. Но очень скоро свежей пищи не оставалось.

Консервированный хлеб не любили, а свежий называли «кроликом», он тоже подвешивался в сетках и быстро покрывался белой пушистой плесенью, отсюда и прозвище.

«В общей сложности прожил под водой пять лет». Моряк — о буднях на подлодке

Ежегодно 19 марта в России отмечается День моряка-подводника. «АиФ-Воронеж» поговорил со старшим мичманом, ветераном ВМФ России Николаем Локтионовым о службе на флоте, буднях подводников и о том, зачем подводникам читать «Мастера и Маргариту».

«Хотел быть просто моряком»

Виктория Молоткова, «АиФ-Воронеж»: Почему вы решили стать подводником?

Николай Локтионов: Вообще я хотел быть просто гражданским моряком и ходить в дальние плавания на сухогрузах или пассажирских судах, но попасть туда у меня не получилось. Срочную я служил в Закавказском военном округе, последние полгода службы гонял технику в Афганистан шофером. А после работал на заводе в военном цехе, где делали двигатели на танки. Учился параллельно в Рыльском техникуме на электромеханика. Как-то встретил знакомого, и он мне предложил идти к ним подводником. И я решил попробовать. Собирались вдвоем с другом, а получилось только у меня — и по здоровью, и по желанию. После техникума и проверки КГБ меня отправили служить на Северный флот. База «Гаджиево» (Мурманская область — ред.) – самая крупная база у нас на флоте. Когда-то там было очень много кораблей.

— На каких проектах подлодок вы служили?

— На 667А и 971. Причем два года в спецназе я на носителях служил, работал с гидронавтами (экипажами специальных атомных подводных лодок, работающими на глубинах в несколько километров, решая там секретные задачи – ред.). Есть такое подразделение, там служат специалисты все первого ранга, они занимаются разведкой больших глубин, вплоть до четырех километров. Их работа засекречена. Если особо не распространятся, они ведут и научную деятельность, и военную. Например, они обследовали «Курск» (подлодку, затонувшую в 2000 году – ред.). Я обеспечивал техническую подготовку, обслуживал комплекс в море, но с ними глубоко я не спускался, оставался на носителе, а они на станции спускались. Пока я служил, приходили молодые офицеры, которые потом получали большие должности. Проверенных людей они старались к себе забрать, чтобы они при них были. Поэтому я прослужил так долго — 20 лет.

— Куда вы ходили в плавание?

— У меня десять боевых служб, десять автономных. В общей сложности под водой я прожил лет пять. В основном мы закрывали север — от Канады до Баренцева моря.

— Что больше всего запомнилось?

— Запомнилось, как ходили в Атлантику, около Кубы бродили. И авария в 1989 году в Гренландском море. Прорвало где-то в районе реакторного отсека прокладку. Гидравлические коммуникации все проходят снаружи отсека. Лодка — она как термос: у нее прочный и легкий корпус. В прочном мы находимся, а между прочным и легким корпусом — агрегаты, акустические системы, трубопроводы и цистерный балласт. Чтобы лодка погрузилась, она набирает воду, становится тяжелее. Тогда-то и произошел прорыв. Самое забавное, что, когда мы всплывали, командир меня заставил надеть шапку и теплую одежду, сказал: «Одевайся и жди меня в центральном». Я засмеялся и говорю: «Товарищ командир, сейчас надо мной все ржать начнут, подумают, что я хочу покурить выйти, а люк-то закрыт, мы под водой». А он мне: «Не обсуждается. Поднимайся». Смеяться действительно начали, но при командире затихли.

Читать еще:  Чего не заметили соревнующиеся в праведности

Оказалось, что перископ подлодки в этот раз поднимался в специальную гильзу – немножко выше, чем обычно. И там становится очень холодно. Командир, зная, что я пишу песни, решил мне айсберги показать, чтобы я впечатления получил, поэтому заставил меня одеться потеплее. А потом нас встретили два больших боевых корабля и проводили домой. Там устранили неисправность, и мы пошли дослуживать дальше.

«С трусостью надо бороться»

— Как проходит обычный день на подлодке?

— Если мы в море, четыре часа ты стоишь на вахте, четыре часа после вахты отдыхаешь и четыре часа занимаешься отработками и обучением. Кормят четыре-пять раз в день, если не считать ночной чай. Обучение происходит постоянно. Ведь все, что человечество придумало, засунули в одну бочку. Представьте пятиэтажный дом, в котором находится все – и космодромы, и механика, и электрика. Поэтому процесс обучения не прекращается. Иначе что-нибудь забудешь. Подводники постоянно заняты – учеба, отработки. И даже на берегу они находятся в состоянии боевой готовности постоянно, то есть в любой момент их могут выдернуть и отправить в море. Поэтому на подводном флоте достаточно тяжело служить.

— Служить под водой – значит долгое время находиться в закрытом пространстве с одними и теми же людьми. Насколько это сложно? Бывали ли у кого-нибудь срывы, конфликты?

— Люди подбираются годами. Мелкие недоразумения были, но чтобы случился конфликт… Моментально человек будет изолирован и списан, там таких не держат. Простой пример: у лодки есть рули – вертикальный и горизонтальный, она же под водой движется как самолет. У нее запас топлива на четыре года. И вот проходит по лодке сигнал – заклинка рулей. Мы находимся на глубине 150 метров. Люди спокойно идут на посты, садятся, понимая, что на такой глубине мы можем остаться на четыре года, если не сможем продуть балласт и всплыть. Но паники нет, люди в центральном спокойно решают эту задачу. И решили. Вдоль киля всей лодки проходит труба, который называется трюмная магистраль, в ней вода. И вот они эту воду перекачали в корму, корма стала тяжелей, нос немножко задрался. За счет полного оборота винтов и давления лодка потихоньку выкарабкалась на ту глубину, на которой можно продуть балласт. Там внизу давление огромное, и силы воздуха не хватит, чтобы выдавить воду из цистерны, чтобы лодка стала легкой. И вот мы поднялись на 70 метров, спокойно продулись и всплыли, разобрались с этими рулями, починили и поехали дальше. Все спокойно решается.

Я одно время служил на лодке, которая называлась «Андромеда». На ней в центральном висел листок картона в рамочке, на котором большими буквами было написано: «Все пропало!», а внизу подписано – Илья Кузнецов. Они увековечили фразу, которую крикнул один помощник, и повесили в назидание. Вот такой морской юмор.

— Если речь зашла о морском юморе, то расскажите какой-нибудь забавный случай.

— Когда я служил на старых кораблях, у нас тараканы водились. Я поймал трех, привязал их ниткой за крылышки и повесил, а лапки у них свободны. Из бумажки сделал колечки. На одном написал «Спорт — сила, спирт — могила» и одному таракану в лапки дал, а он стал его крутить — сутками не бросал. Второму – «Слава КПСС!», а третьему: «Замполит — дурак» (замполит — заместитель командира по политико-воспитательной работе с военнослужащими – ред.). Это было на боевой службе. Ко мне на 50-е сутки приходит замполит, проверить, все ли в порядке. А я ему: «Ну что же вы стоите? Садитесь». Сел рядом со мной, увидел тараканов, начал читать, дошел до замполита, молча подпрыгнул и побежал к командиру. Не проходит трех минут, как спускается командир, смеется и говорит: «Коля, где этот, который крутит «замполит-козел», «замполит-козел»?». Вот так и жили.

— Что вы посоветуете молодым людям, которые планируют связать свою жизнь с подводным флотом?

— Не дрейфить. Пусть почитают «Мастера и Маргариту». Там были замечательные слова о том, что Иешуа – это одно из имен Иисуса – считает одним из самых страшных грехов трусость. С ней надо постоянно бороться. Не быть без башки, не по крышам бегать, а как-то полезно применить свою энергию.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector