0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Борис Критский: Регент должен быть волевым человеком

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

КАКОЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ ХАРАКТЕР У РЕГЕНТА? Дмитрий Сиверс.

Регент — это начальник церковного хора. А характер начальника — тема интересная, не так ли? Вот и поговорим об интересном. Вообще, я уже писал о том, каким вообще должен быть церковный регент. Но в той статье не была затронута тема скверного характера регентов, и текущая статья призвана исправить это упущение.

Мне повезло. Регент нашего храма, под руководством которого я сейчас пытаюсь издавать певческие звуки, учился не абы у кого, а у самого Матфея Мормыля! Это поистине уникальный опыт пения и обучения у столь же уникального регента. Да что скупиться на слова! Алфавит не будет протестовать, если мы назовем о. Матфея самым известным регентом второй половины 20-го века!
Мы еще вернемся к этому легендарному человеку, а пока я, как водится, слегка подведу дорогих читателей к главной мысли статьи. И начну, как и положено страдающему бешенством пера клирошанину с жалобных воплей.

Наверное, не найдется такого певчего, которого бы ни разу не обидел регент. Если Вы читаете эту статью и поете на клиросе долгие годы, и ни разу не обиделись на регента — можно ли мне прислать домой частичку вашей одежды? Я верю, что смогу одним прикосновением исцелиться от многих болезней, а ваша тень, как у апостола Петра, будет исцелять больных и изгонять бесов. Ибо вы воистину святы.

Я обижался на регентов не счесть сколько раз. Я уходил из-за обиды на регентов с клироса. Я даже писал один раз на своего регента докладную ректору ВУЗа! У меня есть полный ассортимент разнообразных обид — от сочных, как тухлый персик в лицо оскорблений, до ударов по ребрам. Я даже слышал, как регенты проклинают певчих, желая гибели «и детям и всему роду». Это кажется убийственным, шокирующим. но ведь было.

А теперь мне хочется дать всему этому оценку. И возможно, даже выступить примирителем певчих и регентов. Ибо я не так давно обрел опыт регентства (причем помимо моей воли) и некий острый опыт теперь брызжет из меня, как лимонный сок на хорошо прожаренный шашлычок. Что ж, опыт делает нашу жизнь острее и грех не воспользоваться этой пикантной приправой.

ХОЧУ БЫТЬ РЕГЕНТОМ.

Говорят эти слова самые разные люди. Я часто слышал их от милых, добрых, прекрасных душой и телом молоденьких православных девушек, чья красота была подобна букету полевых ромашек. Я слышал эти слова от звероподобных мужей, чей внешний вид заставил бы обзавидоваться прожженных рокеров. Меня всегда искренне удивляло, как столь разные по виду, характеру, и намерениям люди могут желать одного и того же?

Я всегда задавался одним вопросом. Который трудно даже описать одной фразой. Вот юная ласточка в белом платочке с розовыми ямочками на щечках хочет быть регентом. Определенно, она видит себя Марией, с тихим уютным восторгом устроившаяся у ног Христа и жадно внимающая каждому слову и жаждущая тоже что-то эдакое сказать в ответ. Нежно розовое и чистое.

Но что думает при мысли о регентстве ярый «рокер»? Неужели и у него в груди при мысли о регентстве расцветает нежным рассветом японская сакура и от нежности ко Христу и идее служения ему же слегка перехватывает дыхание? И если ответ «да, в любом искреннем сердце живет желание сделать службу лучше и угодить Богу», мы плавно подходим к другому столь же важному вопросу «тогда как так получается, что и юный цветок и старый рокер в итоге становятся жесткими, зачастую очень авторитарными руководителями, чей внешний вид (а иногда и внутренний мир) очень даже соответствуют работникам НКВД?

Через какое-же горнило испытаний проходят эти люди, если ковер из розовых лепестков плавно мутирует и превращается в минное поле, на котором неопытный клирошанин может подорваться, потеряв в процессе руку или ногу.

Да, я знаю. Я играю с огнем. Ведь мою статью читают в том числе и регенты. И мое ковыряние в их чувствах может весьма напоминать попытку ковырнуть что-то эдакое и блестящее в конструкции атомного реактора. Процесс весьма затейлив и по своему безрассудно весел, пока над полями не повисает радиоактивное облако. Что ж, в нашем случае роль облака выполнит неиллюзорный гнев регентов всех мастей, что прочитают сей опус, но ведь цель статьи — примирить обе стороны, а для этого мне волей-неволей просто нужно взглянуть на ситуацию глазами обеих сторон. И то, что я начал с наиболее массовой стороны (рядовых певчих) — не более чем случайность. Выданные литературной музой карты так легли.

Но мы продолжим.

Остановившись на скороспелом выводе, что юный подосиновик под радиоактивным облучением клиросного горнила рано или поздно становится грибовидным облаком.

ПУТЬ ДО РЕГЕНТА.

Чтобы оценить фокус, надо внимательно зреть в корень, то есть, следить за руками фокусника. Где роль оного выполняет мачеха-судьба. Любая девушка, которая хочет регентовать, редко когда понимает, с какими трудностями она столкнется в этом процессе. О трудностях хотелось бы поговорить более плотно.

На клиросе во весь рост встает проблема под моим индивидуальным названием «Хитрое тщеславие».

Каждый человек по своему тщеславен. Мы пока не мертвы, не прошли через процедуру частного суда. И определенно не обрели святость. Вообще, мой опыт работы на клиросе показывает — клирошане воистину воины, ибо все, как побывавшие в сабельной рубке казаки, покрыты рублено-рваными шрамами. Я писал об этом, но мне трудно это не повторить, ибо мне пока не довелось видеть святых на клиросе. Полным сочувствия сердцем я говорю — мы берем на себя крест быть нервными, вечно перегруженными и не очень то милыми. Ради умилительной молитвы других.

Данный абзац не даром озаглавлен выражением «хитрое тщеславие». Все певчие хотят признания и позитивного подкрепления. Все хотят и похвалы и высокого статуса и осознания своей ведущей роли на маленьком клиросом кораблике. Вот только регент — один. А вокруг него толпа людей со своими маленьким тщеславными тайнами. И хотя мы все друг другу иногда искренне, а иногда вымученно улыбаемся, у нас у всех (обязательно!) есть тайные мечты.

Кто-то видит регентом себя, кто-то очень хочет руководить, но боится ответственности. И включается в подпольную работу, как и положено шпионам — хитрое тщеславие. Как часто мы, завидуя регенту и его статусу, начинаем ему перечить? Или делать странные комментарии отнюдь не поддерживающего свойства? Или даже просто излучать что-то эдакое. недоброжелательное.

Юный регент-цветочек, поставленный настоятелем или архиереем руководить хором вдруг (с огромным для себя удивлением) обнаруживает, что между ней и толпой таких же цветочков вдруг вырастает поблескивающая инеем отчуждения стеночка. Былая подруга почему-то общается холодновато и вообще ведет себя странно. А певчие так реагируют на каждое твое слово, будто ты произносишь обвинительную прокурорскую речь на важном процессе.

Все просто. Что есть деньги? Это смазка межличностных отношений. Хорошие деньги примиряют людей с недостатками друг друга. Но клирос — не место генерации больших денег. И далеко не всегда мы испытываем духовную радость и жажду служить Христу. И выползают на свет Божий все те наши сокровенные желания, которые просыпаются тогда, когда нет иных подкреплений в виде денег либо власти.

Читать еще:  Ex Libris: Лев Тихомиров. Религиозно-философские основы истории Л а тихомиров философско религиозные

Мы — хотим славы, бедные тщеславные люди. Мы — хотим признания. А регент — отнюдь не батарейка, излучающая в пространство энергию признания. Не каждому регенту достанет сил и времени хвалить после каждого чиха своего певчего, тем паче сосед все-равно обидится «он низит и вступает на втором такте, почему похвалили его, а не меня».

И рано или поздно регент, которую как клопы под ковром, покусывают тайные мечты остальных клирошан начинает робко так, а потом все громче и громче тявкать в ответ. Что же удивляться, что от частого употребления челюстных мышц, лик регента превращается в хорошую такую пасть как у бультерьера. Или даже вернее — вожака волчьей стаи.

ЛОГИКА ВОЛЧЬЕЙ СТАИ.

Певчие тоже охотятся, только предметом их охоты является не свежая оленина, а красивое исполнение как отдельного произведения, так и в целом службы. Как и в волчьей охоте, необыкновенно важна командная работа. Если стая будет работать плохо, на ужин будет разве что кусок мокрого снега вместо теплого парного мяса.

В пении так же. Если не все выкладываются на всю катушку, а поют, уткнувшись в сотовый телефон, или не столько поют, сколько мяукают, у регента, как у вожака стаи есть только один вариант действия — грозно рыкнуть на аутсайдеров, возможно, даже потаскав отличников лени за загривок. И пусть в мире людей процесс выглядит мягче, резкий окрик или грозная речь иногда служат хорошим отрезвляющим и стимулирующим фактором перед славной охотой на Всенощном бдении.

Щенку-волчонку будет очень непросто своим нежным парным дыханием и вялым потявкиванием заставить встать матерых волков в боевую стойку и ринуться за добычей. На это способен лишь матерый вожак, закаленный в клиросных боях и вызывающий опаску даже своей характерной улыбкой удава Каа.

Притом что волчий вожак, как ни крути, априори свободен от ответственности и отвечает за упущенную добычу лишь перед своим урчащим желудком. Регент же упущенной в процессе охоты нотой может вызвать дух самого Зевса, вселив его в настоятеля. А поскольку хоть процесс пения и коллективный, а молнией по загривку придется получать от «Зевса» конкретно регенту.

Вот и выходит, что поработав регентом пару лет новичок, с удивлением сравнивая себя со старыми фото, может не узнать в звероподобном выражении собственного лица себя старого. О да, не смотря на то, что почти каждый более-менее воцерковленный певчий мечтает стать регентом, мало кто до конца понимает, на какие жертвы идут люди этой должности и кем им приходиться быть в процессе работы, чтобы пение хоть как-то сдвинулось с мертвой точки.

Я не даром начал статью с анонса о том, что наш текущий регент учился у самого Матфея Мормыля. И потому знает, как вел службы и спевки легенда регентского дела конца 20-го века. Я наслушался историй, как плохо поющий семинарист мог просто вылететь в окно аудитории или с клироса. Меня ввергли в оторопь некоторые методы разучивания материала.

Вот идете вы по территории Лавры, весь такой в умильных мыслях и тихой молитве. И вдруг с отчаянным воплем в окно вылетает отнюдь не худенький семинарист, и кубарем катится по дорожке, издавая в процессе совсем не смиренные звуки. Вот какие будут у вас мысли? Парнишку нашли кредиторы? Напали бандиты? А это всего лишь рядовая спевка и тенор отправился в «полет» — учить партию ))

Представьте себе, что идет спевка, и вас — дрожащего паренька или молоденькую девчушку вызывает о. Матфей к себе на ковер перед всем хором. Скорее всего, он расслышал в общем семинарском могучем рыке вашу неверно выведенную мелодию. И вот вы перед всем хором семинаристов начинаете ему сдавать партию, или пропевать сложный участок. Один раз спели, другой. уже идет второй десяток. Вам уже дурно. Хор пыхтит, дуется и злится, всем скучно (ведь работа идет только с вами). Но о. Матфею не привыкать. Могучий окрик и процесс продолжается.

Уж казалось бы. Монах-регент. Это должно быть само смирение. «Ага, щаззз. » Держите карман шире. Это был могучий саблезубый волк, создавший из неотесанной своры могучую, работающую как один организм стаю. Ибо иначе он не стал бы легендой. Ибо иначе вся эта разношерстная свора искусала и оставила бы помирать на молодом снегу оказавшегося слишком слабым вожака, выбрав себе другого. Покрепче духом.

И ЧТО В СУХОМ ОСТАТКЕ?

Чтобы не превращать скромную статью в могучий богатырский эпос (или передачу «в мире животных»), постараюсь сделать сухую выжимку. Если вы, дорогой читатель, стали бы когда-нибудь регентом (или вы уже регент) — вы бы быстро поняли, что ваш характер начинает сначала малозаметно, а потом все заметнее и заметнее меняться. И отнюдь не в сторону умягчения сердца. Все более отрастающие саблезубые клыки начинают ощутимо упираться в подушку во время сна. И это — нормальный атрибут вашего профессионального роста (а вовсе не камертон в руке).

Главное в этом процессе — не утратить человечность. Ведь о. Матфея Мормыля любили! Боялись, но и любили. Люди все-же не волки и способны чувствовать и заботу, и любовь. Да и я весьма щедро разродился словесами про то, каким должен быть регент для своего хориста. Иногда — строгим отцом. Иногда — любящей матерью. А иногда — бескомпромиссным начальником.

Мне хочется упасть на колени и тихо и трепетно поцеловать следы тех регентов, которые в процессе своей работы не скатились в озлобленность, а сохранили истинно человеческое лицо и сумели твердость в рабочих методах совместить с любящим и заботливым сердцем. Таким людям мне хочется сказать — Вы воистину люди. И вы — подлинные офицеры воинства небесного Царя. «Аве, Цезарь. » (с)

Борис Критский: Регент должен быть волевым человеком

Войти

Советы регентам. О проблемах и вообще

Нет, не о проблемах вообще. О конкретных, с которыми сталкивался.

1-е. Взаимоотношения между клирошанами.
Очень часто хор, особенно правый, живёт по «крысиному принципу»: кто кого быстрее сожрёт. И было бы за что враждовать! Зарплата нищенская, труд тяжёлый и требующий больших знаний, полное отсутствие социальных гарантий. Но — враждуют! Подсиживают! Все — регенты, все — сами-с-усами! Вот и ругаются!
Рецепт исцеления:
А. полное единовластие на клиросе. Регент должен быть ОДИН. Он один отвечает за богослужение. Его главная задача — дать молится священству, не отвлекаясь на мелочи типа стихир, тропарей и т д. Регент — абсолютный монарх, в клиросную политику которого не вмешивается Настоятель и певчие. Но и регент НЕ должен вмешиваться в дела Настоятеля. Для певчих Регент — всегда прав, даже если он не прав. Регент прав — даже тогда, когда он муж (или жена, или собственный ребёнок). Демократии на Клиросе — не место. Все советы и пожелания певчих регенту должны быть ВСЕГДА вынесены за пределы богослужения. Со склочными и ленивыми певчими расставаться следует после пары тройки предупреждений. Не послушался трижды — до свидания! Даже если склочник — суперпрофессионал, он принесёт больше вреда на Клиросе, чем пользы. А опоздания певчих — выматывают. Не выученные партии — тоже.

Б. Исповедь и Причастие всех участников процесса очень важны и желательны! Очень оздоровляют климат в коллективе! Пение «за деньги» — бессмысленно, если не приносит духовной пользы.

В. Следует «развести по разным местам» хор и чтецов. Хотя бы для того, что бы не было большого скопления народа на маленькой площади. Конечно, это возможно только в том случае, если чтецы что-то понимают в Богослужении.

2-е. Взаимоотношения между Регентом и Настоятелем.
Понятно, что Настоятель Регента нанимает. Настоятель — лицо начальствующее. Относиться к нему следует соответственно. Что бы избежать недомолвок и неприятностей в будущем, Регенту лучше всего сразу при поступлении на послушание заключить с Настоятелем договор. Это не обязательно должен быть Трудовой договор. Но на листе бумаги следует расписать: сколько певчих и когда выходят, ставка певчего, ставка регента, оплачиваются ли Требы, отпуск, оплата ночных богослужений, трудовая книжка, индексация заработной платы, уведомление об увольнении за две недели. Отдельно следует написать о «постоянном повышении профессионального уровня», и о желании Регента не совать нос в храмовые дела. Чем напишите подробнее — тем лучше! Один лист остаётся у Настоятеля, другой — подписанный им — у регента. Практика показывает, что Настоятели очень положительно относятся к подобным бумагам.

Читать еще:  Неделя о мытаре и фарисее в 2020 году. Первый зов великопостной весны

3-е. Если случился конфликт и Вас выгнали.
А. Не ругайтесь с Настоятелем! Даже если он — ругается. Может быть так, что жизнь Вас с ним столкнёт снова. И вы снова будете совместно работать.
Б. Изначально не храните свои ноты в храмах! Если случится конфликт, Регент рискует остаться без нот! Вообще! Самое ужасное, что обычно годами накопившиеся «находки» просто выкидываются на помойку! Часто потеря — невосполнимая.

4-е. Готовьтесь к службам заранее! Подберите ноты для себя и певчих и разложите их по разным папкам. Самое главное: пройдите службу «про себя», отметив в памяти все сложные моменты. Так Вы будете чувствовать себя увереннее — в любой ситуации.

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЦЕРКОВНЫЙ РЕГЕНТ

В самом деле, вопрос трудно назвать праздным. Вот попадешь в теплую компанию, где регент не понимает певчих, вьет из них веревки, взамен получая отвратительное пение и дурную славу на всю епархию, и невольно задумаешься над философскими вопросами бытия. В то же время классный регент способен настолько влюбить певчих в служение Богу, что невольно поражаешься тому, как судьбы некоторых музыкантов могут быть буквально отмечены свыше. Интересное, полное удивительных открытий служение Богу на клиросе на 70% зависит от таланта регента и я хотел бы сделать пару рассуждений — «а каков он, идеальный регент. «

Конечно, трудно рассчитывать на то, что в своей статье я буду объективным. Каждому от регента нужно свое, и у меня свои взгляды на регентство. Но почему бы не помечтать вместе? Вдруг наши мысли совпадут?

Едиными усты, единым сердцем.

Под этой красивой фразой (или точнее выдержкой из молитвы) кроется в сущности простая и жестокая правда жизни. Большинство регентов НЕ СООТВЕТСТВУЮТ своему званию и попросту называются не своим именем. И вообще, выбрали не ту профессию. Вот как вы думаете, что такое «едиными усты, единым сердцем»? О, ну. меня многие тут же с легкостью надоумят. «как, мол. тебе не понятен смысл этой фразы»? Я парирую. большинству регентов не понятен смысл этой фразы. Во всяком случае, есть такое ощущение.

Исходная мысль проста, как камилавка. На клиросе должна быть такая обстановка, когда у всех буквально одно сердце на всех, певчие живут одной семьей, дыша лишь хвалой Богу. Что же. Это красивые слова, но они предполагают коллективную ответственность, окей? Если певчие отдают себя служению, было бы здорово, если бы регент взамен ну как минимум вникал в беды и трудности своего коллектива, не так ли? А иначе встает вопрос о неверной работе «единого сердца», ибо оно работает как-то удивительно однобоко — только на имидж регента/его статус/зарплату.

Если вы регент, как хорошо вы знаете трудности своих певчих в жизни? Что они любят, чем они болеют, чему радуются и от чего печалятся? Истина проста — вы должны, обязаны, как регент, интересоваться жизнью своего коллектива. Конечно, встает вопрос «а зачем регенту это нужно»?
Ответ очевиден — чтобы помогать и поддерживать своих хористов словом и делом. Вы как регент обязаны общаться с настоятелем и работать с ним на предмет материальной помощи тому или иному певчему, или на предмет нахождения идеальной ставки, поиска разных материальных стимулов. Если регент способен выбить хорошему певцу хорошую зарплату — это по определению хороший регент, ибо он не ставит певца в неловкое положение униженного просителя, а позволяет сосредоточиться на работе.

Тут хотелось бы пояснить такой момент. Работа регента в данном вопросе должна быть двухсторонней и относится и к коллективу. Например, очень уместно заранее, до возникновения проблем и пресловутых искушений, демонстрировать тому или иному певчему свою заботу, мол «ходила к настоятелю, пыталась выбить тебе премию, но пока премию на приходе никому не дают, ибо трудности такого то порядка». Этот процесс напоминает общение с ребенком, которому мама объясняет, почему она не может купить ту или иную игрушку. О да, правильный регент в моих мечтах весьма напоминает опытного психолога-воспитателя с большим авторитетом на приходе.

Далеко не всегда поддержка может и должна выражаться материально. Очень часто важно просто доброе слово, теплый жест, благодарный взгляд. Люди искусства часто на удивление идейны и готовы работать за копейки при должной моральной мотивации. Фразы, обращенные к певчему типа «мне очень радостно с тобой работать, ты очень ценный член нашего коллектива» — работают на ура. Но регенты часто весьма скупы на подобные слова.
Дорогие регенты. Вам ничего не стоит произнести похвалу. Да, не сразу и не в первый день работы такая похвала будет рождаться естественным образом. Возможно, молодой регент будет испытывать некоторую скованность, пытаясь следовать моим рекомендациям, но — путь осилит идущий. Начав сегодня, через несколько лет вы будете мастером церковной политики и специалистом по решению любых конфликтных ситуаций.

Умение влюблять в музыку.

О да, это буквально сама суть моих мечтаний о классном регенте. За это качество я даже готов простить регенту отсутствие всех остальных качеств. Да-да, работа с хорошим регентом не должна быть скучной и за каждым произведением, выходящим из под его рук, должна чувствоваться волнующая и загадочная история.

Я понимаю, что на отдельно взятом клиросе может собраться хор циников, которые будут смотреть на регента тоскливыми скучающими глазами, мол «завязывай уже свои слюни, давай споем что надо, отсидим положенный час и по домам». Но это уже слишком запущенная ситуация, да и мы не говорим сейчас о том, каким должен быть идеальный церковный хор, речь все-таки про регентов. Потому — пока только о требованиях к регенту. А регент ДОЛЖЕН любить исполняемые произведения и гореть клиросным делом.

Все просто. Если вы сами не любите исполняемые вами произведения, вы будете не в состоянии передать это чувство вашим хористам. А исполняемое без любви произведение сродни пресс-релизу. Какое уж тут «единым сердцем», если на клиросе нет творческой магии. А ведь как же это классно, когда всем попросту интересно спеть произведение «как в последний раз» — на выдающемся творческом подъеме.

Я слышал на просторах интернета гениальную фразу от одного регента «Пой на клиросе так, как будто после службы ты умрешь и текущая служба — твой последний шанс оправдаться перед Богом». Каким будет твое пение в этом случае? Правда в том, что так надо служить всегда, и энергию на подобное служение передает хористам именно руководитель церковного хора.
Наверное, такой совет проще дать, чем выполнить. В самом деле, вот «отправила мама-матушка свою дочку в регентскую школу» и выходец из таких курсов вдруг понимает, что музыка интересна постольку-поскольку. Интереснее скорее сам дух службы, какой-то церковный цикл (или даже попросту замужество за священником), нежели красота музыкального материала. Что же..Это уже очень неплохо, потому что как минимум у такого регента есть любовь к службе, осталось лишь дать прорасти в себе цветам ревности по Богу — желанию украсить божественную службу прекрасными, мягко звучащими, обращающими сердца к Богу песнопениями.

Хороший профессионал.

Профессионализм — дело наживное и поэтому я поставил данный пункт на третье место. Поскольку в данном блоке речь идет о сугубо профессиональных вещах, наверное, есть смысл особо не растекаться мыслью по древу и дать кратко и тезисно описание тех профессиональных качеств регента, которые у него просто хочется видеть.

Читать еще:  Вы удобно сидите? Чем мы рискуем, проводя весь день за компьютером

Идеальная читка нотных произведений с листа. Вы даже не представляете, как нудно и неинтересно будут проходить спевки с регентом, который сам не может спеть свою партию и не слышит, правильно ли поют остальные. Читка с листа обязательна для регента. Тренируйтесь, что тут еще скажешь. Может, напишу статью о том, как это сделать. Если пока читки с листа в идеальной форме нет — готовьтесь к спевкам. Тщательно. Ну и не забывайте учиться всему, что связано с теоретико-музыкальной частью.

Музыкальный вкус и знание возможностей своих хористов. Если у вас на клиросе 4-5 человек, а вы берете Чеснокова — вы или гений или слишком увлекающийся человек, живущий в своем мире. Брать надо произведения в расчете именно на возможности вашего состава. Причем ваш вкус должен позволять находить эти произведения (например, в интернете), отсеивая множество музыкального мусора, которого, увы, хватает. Репертуар — добрая половина успеха. И регент с хорошим вкусом умеет этот репертуар подобрать.

Как то даже стыдно упоминать необходимость наличия хорошего слуха, приятного по тембру голоса, вроде как и так очевидно, что регент должен быть музыкально грамотным человеком, способным сольфеджировать, задавать отчетливо тон, и обладать понятным дирижерским жестом. Тут просто учиться, учиться и еще раз учиться.

Стрессоустойчивость. Да, это тоже профессиональное качество. На клиросе часто возникают нештатные ситуации. Регент, который от любой проблемы или только что отвратительно прозвучавшего произведения расклеивается, считая службу безвозвратно загубленной, должен избавляться от подобных свойств характера. Хороший регент сродни хирургу, допускающему смерть пациента на хирургическом столе. Это жизнь и не все удается хорошо и сразу. Если бы хирург в любой трудной ситуации впадал в истерику возле распластанного пациента, смертность по больнице резко бы выросла и я бы не стремился лечиться у этого врача. А вы?

А должен ли регент быть верующим?

В идеале — да. Потому что без духовного наполнения, без идейной оболочки клирос может легко скатиться в банальную музыкальную «халтурку» для зашибания денег. Часто так и происходит и старые певчие становятся банальными «халтурщиками» с поиском лучшей ставки. И вроде бы, что в этом плохого? Музыкант хочет заработать денег, и не от богатой жизни.

Дело в том, что пение на клиросе — очень трудная работа. И если из нее убрать духовную составляющую, певчий сам себя лишает очень важного идейного элемента — радости от служения Богу. Да, профессиональный музыкант часто приобретает от нелегкой жизни столь же профессиональный цинизм и мне в самом деле больно и жалко брата музыканта. Но я в то же время понимаю, насколько идея о служении Богу может греть, радовать, придавать смысл жизни.

В самом деле, любая зарплата рано или поздно оказывается в канализационной системе вашего города. Но радостные прихожане, довольный пением настоятель, собственное удовлетворение процессом остается на всю жизнь. Это несколько более полная радость, нежели вкус от только что съеденного бутерброда или яблока.
Я отдаю себе отчет, сколь велико отличие имеющихся регентов от образа, нарисованного мной в мечтах. Да, трудно быть фанатом своего дела. Да, трудно стать выдающимся профессионалом. Но ведь дерзать надо. Любить свое дело так, чтобы отдавать ему лучшие часы каждого дня, любить своих хористов так, чтобы отдавать им сливки своего сердца. Фантазия? Поэзия серебряного века? Возможно.

Но мечтать нужно. Ибо способность мечтать во многом и делает нас людьми.

Регент – это тот, кто не может не служить

И ещё одна мысль на тему «что такое хорошо, что такое плохо». Когда я провел службу и мне говорят «Вы сегодня очень плохо пели» – это мне неприятно. Но когда говорят «Вы сегодня очень хорошо пели» – вы знаете, это тоже нехорошо. Это значит, что наше пение оттянуло на себя слишком много внимания, стало самодостаточным. Из служебного превратилось в концертное. . «Батюшка, ну как мы сегодня пели «Херувимскую?» А он мне: «А что, это было что-то особенное, вы разве что-то новое пели? А я и не заметил». Вот это самое лучшее, что может заслужить хор –когда его пение не замечают. Но не потому, что оно маловыразительное, а потому, что оно точно вписывается в выразительность богослужения. Сама служба имеет динамическую кривую – взлеты, спады, кульминацию. Если хор не будет эту кульминацию поддерживать, он выпадёт из богослужения, и на это все обратят внимание. А если эта кульминация будет поддержана особо выразительным пением хора – это естественно. Внимание должно быть не к тому, как поёт хор, а к тому, как проходит служба.

Говоря об упорядочении церковного пения, мы затрагиваем вопросы распева,
осмогласия, состава, строя и стиля богослужения. Однако такой важный вопрос, как
устроение сердца и разума поющего человека, часто остается вне нашего внимания.
И это неправильно. О важности разумного пения, сердечной молитвы так много
сказано у святых отцов, а в нашем главном источнике мудрости – Священном
Писании – ясно и понятно высказано предостережение тем, кто устами глаголет
«Господи, Господи», а внутри не имеет не то что любви и молитвы, но даже мысли о
Боге. Если мы считаем необходимым упорядочение церковного пения, мы должны
также заняться упорядочением духовного настроения клироса.
Задача эта не из легких: ведь для каждого из нас путь духовной жизни, путь
спасения – свой собственный, тяжелый труд. Стоит ли нам брать на себя крест
воспитания других, ведь Господь сказал: «Не многие делайтесь учителями»?
Ответ на этот вопрос один – стоит. Ведь регент – уже учитель, он – правитель,
начальник хора, пастырь, поставленный Господом во главе стройного стада певчих,
апостол, несущий проповедь Христианства. И поэтому, как начальник, отвечающий
за подчиненных, как духовный отец, отвечающий за своих чад, регент в ответе за
воцерковление хора, за духовное возрастание каждого певчего, за любовь и мир в
хоровой среде, за дух поющих, которые при всех возлагаемых на них практических
и музыкальных нагрузках не должны забывать, что они не просто хор, а лик.
Что же может сделать регент для того, чтобы зажигать сердца любовью к
Богу, чтобы поддерживать огонь в сердцах тех, кто уже давно несет клиросное
послушание? На эти вопросы пытается дать ответы клиросная педагогика. Регентское дело. Духовно-музыкальный журнал.

Для священника бывает вполне достаточно, если его клирос обеспечивает грамотное проведение службы. Многим батюшкам гораздо больше по душе благоговейная тишина, которую соблюдают прихожане, чем их нестройное подпевание хору.
Пространство общенародного пения

Только теперь я понимаю, за какое непростое дело я взялся. Если только на вступительную статью получено множество самых противоречивых комментариев, то это значит, что тема выбрана актуальная.
«Хор» прихожан как совершенно неизученный феномен

Итак, дорогие коллеги, интересная петрушка получается: ни в одном учебнике по хороведению мы не найдём тех критериев и терминов, которыми определяется категория подпевающих в храме людей.
Режиссура общенародного подпевания на службе (технические рекомендации и видеоиллюстрации)

Предположим, что Вы, уважаемый читатель, взяли на себя эту высокую миссию – быть «зачинщиком» общенародного подпевания на богослужении. Предположим заодно, что Вы, как и я, регент своего храма (остальные тоже приглашаются к подглядыванию и комментированию).
Если подпевание мешает пению

Сразу оговорюсь – видеоиллюстраций к этой статье у меня нет только потому, что в нашем храме у нас с прихожанами общий язык – они подпевают там, где их к этому приглашает либо о. Сергий, либо я. Но прежде в своей практике я с этим встречался неоднократно, поэтому поделюсь с коллегами своими соображениями.
Участие прихожан в богослужении

Писать и читать эту и все предыдущии статьи имеет смысл только в том случае, если Вы заинтересованы в участии прихожан в богослужении. Вы, возможно, возразите: – А разве они не участвуют? Ещё как участвуют. Стоят, молятся, крестятся, за ближних своих свечки ставят. Чего ещё-то от них требуется?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector