0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Беженка из Сирии спасла двадцать человек и поехала на Олимпиаду

Содержание

Легенды Рио: история 18-летней сирийской пловчихи, которая спасла 20 человек в море

Новости Бразилии. 18-летняя сирийская пловчиха Юсра Мардини не прошла в финал заплыва на 100 м баттерфляем в Рио и пока не стала олимпийской чемпионкой, но ее имя знает каждый. Потому что главную победу в своей жизни девушка отвоевала у жизни до (!) своих первых Игр.

История Юсры Мардини облетела страницы всех мировых изданий прошлым летом. Девушка родилась в Сирии, там ходила в школу, посещала секцию гимнастики и плавания, никаких громких юниорских титулов не получала – в общем-то, непримечательно для журналистов.

В один день дом Юсры попал под обстрел. Крыша бассейна в Дамаске, где тренировалась девушка, была разрушена бомбами. Столкнувшись с войной лицом к лицу, Юсра и ее сестра Сара решились бежать.

Юсра Мардини:
Может быть, думала я, я умру в пути. Но я и так почти мертва и бессильна в моей стране.

Мы решили покинуть Родину, потому что там не было нормальной жизни и не было будущего.

Я уехала, потому что понимала, что там не смогу достигнуть олимпийского уровня.

С помощью контрабандистов девушки пересекли границу с Турцией и смогли сесть в надувную лодку с другими нелегальными мигрантами, которая направлялась к греческому острову Лесбос.

Но легким такой путь быть не мог по определению.

Уже через полчаса легкоматорка заглохла. И 20 человек, которые на берегу смогли запаковаться в 7-местную лодку, оказались беспомощными в открытом море.

Сначала люди стали выбрасывать за борт вещи, потом покорно ждать решения злодейки-судьбы, ибо даже плавать умели немногие. Но такой расклад устраивал не всех.

Юсра Мардини:

Я ведь пловчиха – для меня было бы слишком позорно утонуть.

Дочери тренера по плаванию, Юсра и Сара бросились в воду, за ними еще одна девушка. Вопреки мнению, что женщины – слабый пол,

они более 3-х часов толкали к берегу дрейфующее корыто с товарищами по несчастью.

Юсра Мардини:
Я и сестра держались за лодку одной рукой, а другой загребали. В последние полчаса я не могла плыть и потом с трудом забралась в лодку. Мне было очень холодно. С тех пор я ненавижу море.

К счастью всех, сил до берега хватило.

Дальше был путь через Грецию в Македонию, оттуда в Сербию, Венгрию и Австрию. Шли пешком, ехали на поезде и автобусе. В конце концов, добрались до Германии. Сначала прибыли в Мюнхен, откуда их направили в Берлин. И путь длиной в тысячу миль, наконец, подошел к концу.

Германия подарила Юсре возможность и жить, и заниматься любимым делом.

Ей предоставили жилье, питание и возможность тренироваться в бассейне два раза в день.

Тренер Свен Шпаннекребс разглядел в 18-летней Юсре потенциал.

Свен Шпаннекребс, тренер (Германия):
Она почти немка – та же педантичность, организованность, дисциплина. Сначала мы рассчитывали, что она будет хороша к Олимпиаде-2020 в Токио. Но порой события развиваются быстрее, чем можно предположить.

В марте 2016 года Международный олимпийский комитет объявил, что на Олимпиаде в Рио будет участвовать отдельная команда из беженцев.

И тут тренеру девочки, которая и в Сирии, и в Германии занималась по олимпийской программе, посыпались звонки от журналистов из США, Японии и других стран с просьбами подать заявку на Юсру Мардини.

В тот день, когда МОК обнародовал ее имя в числе 43 кандидатов в состав сборной из числа беженцев, тренер Спаннеркребс на радостях забросил телефон. в холодильник. Видимо, чтобы никакие звонки уже с поздравлениями не мешали им готовиться!

Юсра Мардини:
Я была так счастлива!

Сбылась моя мечта. Олимпиада – это все для меня.

Плавание – это больше, чем профессия, это моя страсть, это моя жизнь. Это самое важное в моей жизни, и я хочу добиться успеха.

И еще одна попытка в Рио у спортсменки будет!

10 августа Юсра Мардини поборется за медали на дистанции 100 м вольным стилем.

Напомним, команда беженцев на Олимпиаде-2016 выступает под флагом Международного олимпийского комитета. Так что в случае победы, медаль Юсры не попадет в копилку ни Сирии, ни Германии. Впрочем, если бы Юсра могла выбирать, предпочтение отдала бы своей новой Родине.

Юсра Мардини:
Я скучаю по дому, возможно, вернусь туда старушкой. Но строить жизнь буду в Германии.

Я хочу показать беженцам,что даже с нашей судьбой можно добиться многого.

Текст: по материалам The Telegraph, Daily Mail и других открытых источников.
Фото: AP, Getty Immages, Reuters, UNHCR

Александра Герасименя: «Вторую Олимпиаду я привожу медали, и вторую Олимпиаду считают неудовлетворительной»

Новости Беларуси. Пловчиха во время ток-шоу «Что происходит» прокомментировала критику Президента в адрес белорусских спортсменов.

К Вам в отношении Олимпиады никаких претензий нет – Вы привезли медаль. Но Вы тоже – часть команды, и наверняка, тоже отчасти на свой счёт принимаете такую оценку. Справедливая оценка? Провал? Отвратительные результаты?

Александра Герасименя, призёр Олимпийских Игр (Рио-де-Жанейро, 2016):
На самом деле, конечно, вторую Олимпиаду я привожу медали, и вторую Олимпиаду считают неудовлетворительной. Конечно, для меня лично это обидно, потому что я считаю своё выступление вполне успешным. Может быть, не на 100%, как мне хотелось, конечно. Но я выполнила свою программу-минимум. Да, конечно, возможно, ребята не смогли дойти до более высокого уровня, чтобы выступить на Олимпиаде более успешно и, хотя бы, прорваться в полуфиналы и финалы. Но, учитывая, что это было массовое такое снижение результатов – я думаю, тут не столько даже их ошибка. Потому что, всё-таки, если происходит падение результата именно командное – а они готовились в одних местах, на одних сборах – то, я думаю, тут уже вопрос к руководству, почему так случилось.

О «бронзе» в Рио, конфликте с тренером и декрете Александра Герасименя рассказала в программе «Простые вопросы»

Читать еще:  Пустая трасса, степь и бездонный купол неба – как в песне «ДДТ»

Беженка-подросток из Сирии едет на Олимпиаду в Рио

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Есть люди на свете, путь которых вам не хотелось бы повторить, но чьи характер, смелость и несгибаемая воля вызывают уважение. На примере таких людей мы убеждаемся в том, что самые неблагоприятные обстоятельства могут выявить в человеке самые лучшие качества.

    Юсра Мардини была обыкновенной девочкой-подростком. Она любила сплетничать с подружками, болтать с ними по телефону.

    Она жила с родителями и двумя сестрами в Сирии, ходила в секцию гимнастики и любила плавание. В общем, ее жизнь была совершенно обычной и вряд ли могла привлечь внимание журналистов.

    Но потом в Сирии началась гражданская война, и жизнь Юсры полностью переменилась. Ее дом попал под обстрел, крыша бассейна в Дамаске, куда она ходила, была повреждена бомбами.

    Юсра слышала про футболистов, которые погибли при обстреле. «Я не могла больше всё это терпеть», — говорит 18-летняя девушка.

    Дочь тренера по плаванию стояла перед выбором — оставаться в стране без будущего или бежать туда, где есть свобода.

    «Может быть, думала я, я умру в пути, — рассказывает она. — Но я и так почти мертва и бессильна в моей стране».

    Путь в неизвестное

    12 августа 2015 года, через четыре с половиной года после начала конфликта в Сирии, Юсра, ее старшая сестра Сара, их кузены со стороны отца и другие родственники покидали страну.

    Они попрощались с родителями, которые провожали их со слезами на глазах, и направились в Бейрут, откуда начинался их путь, который займет 25 дней.

    Они шли по дороге, по которой прошли более четырех миллионов их соотечественников.

    «Конечно, я боялась за себя и за сестру, — рассказывает Юсра. — Я не могла даже подумать о том, что случится с нашей мамой, если мы погибнем».

    Особенно страшно беглецам стало на подходе к границе с Турцией, в гористой местности. Они провели четыре ночи в лесных зарослях на границе, ожидая сигнала от контрабандиста, который за большие деньги готов был переправить их морем в Грецию.

    В открытом море

    Они погрузились в надувную лодку, которая должна была доставить их на греческий остров Лесбос. Море было бурным.

    На борту было 20 человек вместо шести или семи, которые лодка могла выдержать. Мотор заглох, и лодка остановилась в море. Ее захлестывали высокие волны, и люди стали выбрасывать в море свои вещи, чтобы облегчить ее.

    Юсра, которая научилась плавать в три года, отказалась покорно ждать конца.

    Лишь несколько человек на борту умели плавать. Первой за борт прыгнула Сара, за ней последовала Юсра. Следующие три с половиной часа они и еще одна молодая женщина тащили лодку по направлению к берегу, уцепившись за веревку.

    В последние полчаса они совсем обессилили. С тех пор Юсра возненавидела открытое море.

    «Всё вокруг было серым, — вспоминает она. — Моя жизнь проходила перед моим взором. Мы обвязались веревкой, чтобы не утонуть, потому что даже я не могла плыть среди таких волн».

    «Я и сестра держались за лодку одной рукой, а другой загребали, — рассказывает Юсра. — В последние полчаса я не могла плыть и с трудом забралась в лодку. Мне было очень холодно. Сегодня я смотрю на море и чувствую подступающую слабость».

    Наконец лодку прибило к берегу. Юсра упала на землю и стала молиться.

    Путь длиной в 1500 км

    Но это был не конец их мучительного пути. Да, вокруг больше не рвались снаряды и бомбы, но на новой земле их никто не ждал.

    «Когда мы добрались до Греции, мы увидели ресторан, — рассказывает Юсра. — Мы хотели купить у них еду и воду, но они не хотели нам ничего продавать, они боялись, что мы у них украдем что-нибудь. Мы сказали им, что у нас есть деньги, что мы хотим пить».

    Юсра умирала от жажды и голода, на ней не было обуви, только промокшие джинсы и майка. Она завернула свой паспорт, мобильный телефон и деньги в пластиковый пакет, и каким-то образом они уцелели.

    «В конце концов нам продали воду, а потом какая-то девочка дала мне ботинки, а маленький мальчик принес свои старые брюки».

    «Многие греки думали, что мы дикари из какой-то пустыни. Когда они увидели у меня в руках айфон, они страшно удивились», — рассказывает Юсра.

    Эта группа беженцев, которые теперь заботились друг о друге, как члены семьи, решила продолжать путь в Германию.

    Из Греции они перешли в Македонию, оттуда в Сербию, Венгрию и Австрию. Они шли пешком, ехали на поезде и автобусе. В конце концов они прибыли в Мюнхен, откуда их направили в Берлин. Их путь длиной в тысячу миль подошел к концу. Они уцелели.

    Через 25 суток после того, как они покинули родину, где жизнь для них не имела смысла, беженцы снова испытали надежду.

    «Я знала, что наше путешествие закончилось, и что в моей душе настал покой», — вспоминает Юсра.

    Мобильник в холодильнике

    Первым домом Юсры в Германии оказался центр по приему беженцев. Первое, что она сделала в незнакомом городе — спросила египетского переводчика о ближайшем плавательном бассейне. Он указал им на один из старейших берлинских олимпийских клубов в Шпандау — «Вассерфрейнде».

    «На нас посмотрели местные тренеры, одобрили нашу технику и приняли в клуб», — рассказывает Юсра.

    В этом нет ничего удивительного, потому что Юсра занималась плаванием в Сирии по олимпийской программе.

    После месяца тренировок новый тренер Юсры Свет Спаннеркребс подал на нее заявку на участие в Токийской Олимпиаде 2020 года, но уже в марте этого года Международный олимпийский комитет объявил, что в Олимпиаде в Рио будет участвовать отдельная команда из беженцев, чтобы дать надежду на лучшее будущее всем беженцами в мире.

    Читать еще:  «Русский святогорец» преподобный Силуан Афонский

    Журналисты прознали про то, что в Берлине есть сирийская девочка, которая тренируется по олимпийской программе. На Юсру и ее тренера обрушилась лавина звонков от журналистов из США, Японии и европейских стран. Тренер Спаннеркребс даже забросил свой телефон в холодильник в тот мартовский день, когда МОК объявил список из 43 кандидатов из числа беженцев, среди которых было и имя Юсры Мардини.

    Юсра не боится внимания прессы. «Я хочу, чтобы мой пример вдохновлял остальных — говорит она. — Я хочу помочь всем беженцам от всего сердца».

    Жизнь в бассейне

    За два месяца до начала Олимпиады в Рио Юсра получила электронное письмо от МОК. Она с бьющимся сердцем открыла письмо на своем айфоне.

    Это было официальное приглашение к участию в Олимпиаде.

    «Я была так счастлива, — говорит Юсра, которая сознает, что реальный шанс завоевать олимпийскую медаль у нее появится только в Токио. — Сбылась моя мечта. Олимпиада это все для меня, это единственный шанс в жизни».

    При поддержке системы элитных спортивных школ Германии она имеет возможность тренироваться дважды в день в олимпийском бассейне рядом со своей школой. В обычный день она просыпается в 6 утра и приходит домой в 8 вечера. Юсра показывает отличные результаты.

    Тренер считает ее многообещающей пловчихой, которая стремится к успеху. Ее отец, который теперь живет в Берлине вместе со всей семьей, говорит, что его дочь воплотила в жизнь его мечты.

    В бассейне Юсра забывает о войне на родине и о друзьях, оставшихся там. Она думает о будущем — она хочет стать летчицей.

    «В воде все проблемы исчезают, — говорит Юсра. — Для меня это отдельный мир».

    На вопрос, не собирается ли она посвятить свою жизнь плаванию, Юсра отвечает: «Это больше, чем профессия, это моя страсть, это моя жизнь. Это самое важное в моей жизни, и я хочу добиться успеха».

    Душераздирающие судьбы команды-загадки Олимпийских игр (ФОТО)

    В стартующей 5 августа Олимпиаде впервые в истории примет участие так называемая сборная беженцев, состоящая из 10 спортсменов с душераздирающими биографиями.

    Лайф рассказывает о каждом из них.

    В то время как информатор WADA Юлия Степанова безуспешно дожидалась допуска к Олимпиаде под олимпийским флагом, это право давно получили спортсмены, которые покинули свою родину отнюдь не по своей воле.

    Бежать за границу, а точнее — куда глаза глядят, их вынудила сама жизнь. Которой они вполне могли лишиться, оставаясь на месте.

    Именно для таких спортсменов-беженцев Международный олимпийский комитет в марте этого года и учредил специальную команду.

    Главным тренером олимпийской сборной беженцев была назначена знаменитая кенийская бегунья Тегла Чепкине Лорупе. Участница трёх Олимпиад, она никогда не становилась чемпионкой Игр, зато владеет сразу тремя мировыми рекордами — в беге на 20, 25 и 30 километров. А еще Лорупе — пятикратная победительница ЧМ в полумарафоне. Короче, настоящая легенда лёгкой атлетики!

    Среди подопечных Лорупе — выходцы из Южного Судана, Сирии, Эфиопии и Демократической Республики Конго. В общем, оттуда, где в последние годы неспокойно. Очень неспокойно.

    Впрочем, обо всех по порядку.

    Ич Пур Биль (бежал из Южного Судана в Кению), лёгкая атлетика, 800 м


    Фото: © REUTERS

    Биль бежал из Судана в 2005-м, в самый разгар гражданской войны, начавшейся ещё в 80-х годах прошлого века и унесшей жизни 4 миллионов человек.

    В течение 10 лет жил в Какуме — самом большом лагере беженцев, насчитывающем почти 180 тысяч человек. Там он тренировался, хотя для этого не было никаких условий — ни зала, ни даже обуви. Чтобы не обжечь ноги о раскалённую землю, приходилось вставать рано утром и бежать, бежать.

    В настоящее время Биль занимается бегом в столице Кении Найроби, наряду с четырьмя другими соотечественниками, отобранными в сборную беженцев. В официальных соревнованиях он начал участвовать с 2015 года.

    Пауло Амотун Локоро (бежал из Южного Судана в Кению), лёгкая атлетика, 1500 м

    Ещё несколько лет назад Пауло был пастухом и ничего не знал о мире. Сколько он себя помнит, на его родине шла война. В лагере беженцев у него, наконец, появилась мечта — стать профессиональным атлетом.

    И этой мечте суждено было сбыться. Поступив в школу Теглы Лорупе, Пауло быстро освоил технику бега. Хотя долгие годы не имел ни малейшего представления о лёгкой атлетике.

    Теперь он готовится в Рио. И, по его словам, счастлив.


    На фото: Пауло Амотун Локоро и Роза Натике Локоньен. Фото: © REUTERS

    Роуз Натике Локоньен (бежала из Южного Судана в Кению), лёгкая атлетика, 800 м

    Покинула родину в 10 лет.

    «Если бы мои родители не увезли нас с братьями и сёстрами тогда, мы бы умерли», — вспоминает Локоньен.

    Родители, кстати, вернулись домой в 2008-м, когда война стихла. А вот Роза до сих пор остаётся в лагере. И именно с 2008-го занимается в школе Лорупе.

    Джеймс Ньянг Чингийек (бежал из Южного Судана в Кению), лёгкая атлетика, 400 м

    Чингийек родом из южносуданского города Бентиу. В 1999 году он потерял отца, который погиб на войне.

    В 13 лет Джеймс был вынужден бежать в Кению — иначе повстанцы забрали бы его в военное рабство.

    В лагере Какума он находится с 2002 года. В 2014-м ООН предоставил ему официальный статус беженца и мечта стать олимпийцем воплотилась в реальность.


    На фото: Анжелина Нада Лохалит и Джеймс Ньянг Чиенджек. Фото: © REUTERS

    Анжелина Нада Лоалит (бежала из Южного Судана в Кению), лёгкая атлетика, 1500 м

    Лоалит вместе с детьми-сиротами была эвакуирована из Судана в 2001-м. Тогда ей было 6 лет. И с тех пор она ни разу не связывалась с родителями, не знает, живы ли они. Обрести себя Анжелине помогла всё та же Лорупе.

    Йоланде Букаса Мабика (бежала из ДР Конго в Бразилию), дзюдо, до 70 кг


    Фото: © REUTERS

    Букаву — район, в котором жила Мабика, серьёзно пострадал во время второй войны в бывшем Заире — ныне Демократической Республике Конго. В разгар боевых действий будущую участницу Олимпиады забрали у родителей. Всё, что она помнит, — как убегала от незнакомых людей, как те схватили её, посадили в вертолёт и доставили в детский дом в Киншасе.

    Там она увлеклась дзюдо. В 2013 году побывала на чемпионате мира, который проходил в Рио-де-Жанейро. После турнира осталась в Бразилии, чтобы продолжать тренироваться и жить в более или менее человеческих условиях.

    Читать еще:  Великая Суббота – толкования, проповеди, песнопения

    Пополе Мисенга (бежал из ДР Конго в Бразилию), дзюдо, до 90 кг


    Фото: © REUTERS/Pilar Olivares

    Во время второй войны в Конго родной для Мисенги район сильно пострадал от обстрелов.

    Его мать убили, когда ему было шесть лет. Мисенга бежал в тропический лес, но потерялся там. Его нашли лишь спустя 2 недели.

    Открыл для себя дзюдо Мисенга в центре для детей-беженцев в Киншасе. Ну а затем повторил судьбу Мабики, осев в Рио по окончании ЧМ-2013.

    Юсра Мардини (бежала из Сирии в Германию), плавание, 200 м вольным стилем


    Фото: © REUTERS

    Выросла в Дамаске, занималась плаванием при поддержке Олимпийского комитета Сирии. В 2012 году она даже представляла страну на чемпионате мира.

    Дом Юсры был разрушен во время гражданской войны. Вместе с сестрой Сарой они покинули родину в августе 2015-го. Добрались до Ливана, затем в Турцию, откуда на лодке вместе с другими 16 беженцами перебрались в Грецию.

    Лодка была рассчитана только на шестерых и посередине Эгейского моря мотор заглох. Тут-то Мардини и пригодились навыки пловчихи. В течение четырёх часов они с сестрой и ещё несколькими товарищами по несчастью толкали утлое судёнышко, пока не причалили к берегу острова Лесбос.

    Из Греции храбрая сирийка отправилась в Германию, где и тренируется по сей день.

    Йонас Кинде (бежал из Эфиопии в Люксембург), лёгкая атлетика, марафон


    Фото: © Кадр из YouTube/Olympic

    В Рио Кинде примет участие в самом престижном виде легкоатлетической программы. Но его собственный марафон начался в 2013 году, когда он принял решение бежать из Эфиопии.

    Оказавшись в Европе, первое время Кинде работал шофёром. А теперь у него есть шанс прославиться на весь мир, став участником Олимпиады. И возможно разбогатеть. Ведь простой водитель и в благополучном на вид Люксембурге простой водитель.

    Рами Анис (Сирия), плавание, 100 м баттерфляем


    Фото: © Кадр из YouTube/United Nations High Commissioner for Refugees (UNHCR)

    Рами пришлось покинуть неблагополучную Сирию в 2011-м. В Турции он тренировался в спортивном клубе «Галатасарай». Но в конце концов сел на надувную лодку и перебрался на греческий остров Самос.

    Оттуда путь Аниса лежал в Бельгию, которая предоставила ему политическое убежище в 2015 году.

    Серафима Семенюкова

    Из Сирии доставили 26 детей, которых из России увезли родители, примкнувшие к боевикам

    Самым младшим всего по два-три года, но они уже знают, что такое война, голод, одиночество. Сегодня из Сирии в Россию доставили 26 детей, наших соотечественников. Большинство в Арабскую Республику вывезли родители, примкнувшие к боевикам. Маленькие заложники ошибок взрослых. Почти все остались сиротами.

    Прежде чем вернуть их на родину, была проделана колоссальная работа: переговоры, поиски родственников, генетические экспертизы. А затем несколько часов дороги из войны в мирную жизнь, домой.

    Чтобы понять, что ужасы войны уже позади, маленькому Махмуду потребуется время. И сколько — не знает никто. В лагере для беженцев Эль-Холь на границе Сирии и Ирака он провел больше года. Дома в России остались родственники, которые с нетерпением ждут возвращения мальчика на Родину. И таких сломанных войной судеб здесь не счесть. Истории этих детей способны растопить даже самое черствое сердце.

    Аиша и Зейна семь лет живут в этом аду. Их мать вышла замуж за сторонника радикального ислама. И их жизнь превратилась в кошмар.

    Их спасло то, что они свободно говорят по-русски. В аппарате российского уполномоченного по правам ребенка узнали, что в Эль-Холе почти 100 русскоязычных детей. Долгие месяцы ушли на поиски их родственников в России, затем — переговоры с представителями курдских ополченцев — они контролируют лагерь — и бесконечные генетические экспертизы, которые точно помогли установить: это дети российских граждан. Когда их забрали из лагеря, ребята выглядели растерянными. Но, увидев в глазах людей, приехавших из России, участие и заботу, стали понемногу оттаивать.

    «Психологически, конечно, дети подорваны. Пообщавшись с ними, они раскрылись. Это детский сад. И поговорить и посмеяться и поиграть. Их ждут», — говорит анастезиолог- реаниматолог НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Владимир Багаев.

    В лагере Эль-Холь находятся почти 70 тысяч беженцев. Вода и продукты в дефиците. Дети могли рассчитывать только на себя. Повезло тем, у кого были старшие братья и сестры. Все, что им надо сейчас, это ласка и забота. И еще — поесть досыта.

    «Они, когда на руках, поспокойнее. Они из многодетных семей, старшие смотрят за младшими», — рассказывает педиатр, детский хирург НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Владимир Чурсин.

    Миссия по вызволению этих невольных заложников войны нашла поддержку у сирийских властей. Детский омбудсмен Анна Кузнецова встретилась в Дамаске с супругой президента республики Асмой аль Асад, чтобы поблагодарить за помощь и договориться о деталях совместной работы.

    «В лагере Эль-Холь уже забрали 53 пробы ДНК, и мы впервые попали в соседний лагерь Рош, там забрали ДНК еще у 20 сирот. Начинаем оформлять документы, так что на следующий выезд у нас будет 70 с лишним детей», — рассказала уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова.

    Камышлы — Дамаск — Хмеймим. Эвакуация детей напоминала спецоперацию. Безопасность обеспечивали российские военные. Они же взяли на себя доставку ребят на Родину. Накормили ужином и каждому вручили подарки — яркие рюкзаки с тетрадями, фломастерами и раскрасками. Багажа у ребят нет.

    Прежде чем взять курс на Москву, самолет с детьми совершил посадку на авиабазе Хмеймим. Для дозаправки и предполетной подготовки. Для детей выделили салон повышенной комфортности: кожаные кресла, увеличенное расстояние между рядами. На борту 26 детей — от 2 до 17 лет. Впереди 3,5 часа в воздухе. Дорога из войны в мир.

    В самолете летят и две сестры-близняшки родом из Астрахани. Девочкам едва исполнился годик, как их мама, поддавшись агитации боевиков, бросила мужа и тайком увезла их в Сирию. Сейчас сестрам уже по пять лет. И все это время их родной отец верил, что рано или поздно увидит своих дочерей.

    «Накануне вылета он писал: «Неужели вы везете мне дочерей, я не верю в это». И вот сегодня мы действительно везем девочек домой», — рассказывает Анна Кузнецова.

    В морозной Москве спецборт из Сирии приземлился поздно ночью. Многие ребята впервые летели на самолете и будут вспоминать это, как сказочный сон. В одной из столичных клиник их уже ждали родные. Первая встреча после многолетней разлуки. После отдыха — медицинское обследование. А затем домой. Почти забытое слово, которое все это время отдавалось в памяти чем-то родным и теплым.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector