0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бабушка читала псалтырь, а кот не отходил от нее

Чудная сила чтения Псалтыри и святого послушания

Однажды в 1983 году, приехав в Троице-Сергиеву Лавру и зайдя к Ф., я застал у него двух мужчин из Молдавии. Одного из них звали мош-Василий. Он о чем-то с чувством рассказывал Ф. Я понял, что речь идет о каком-то деле и что Ф. пытается помочь этому человеку.
Мы познакомились. За чаем кто-то сказал слова из какого-то псалма. Мош-Василий подхватил их и наизусть прочитал этот псалом до конца, назвав потом его номер, чему я очень удивился. Видя мое удивление, он сказал, что Псалтырь знает почти наизусть и что случилось это по необходимости. Мош-Василий рассказал мне свою историю.
Он из одного небольшого села Молдавии. Не так давно он и его взрослая дочь были очень больны. Он не мог долго находиться на ногах (не более получаса), сильно уставал и был инвалидом, т.к. от постоянного недомогания ничего толком не мог делать. Врачи, где он ни лечился и к кому ни обращался, ничем не смогли помочь, только признали его нетрудоспособным и выдали ему инвалидность. Дочь также была нетрудоспособна и получила инвалидность еще в подростковом возрасте. Она также испытывала постоянное недомогание, а иногда могла вдруг все забыть и ничего не могла вспомнить из того, что ее окружало, т.е. была еще и психически ненормальной. Когда он был в состоянии, он возил дочь к светилам науки и в Москву и в другие медицинские центры страны, но безрезультатно.
Испытав все средства, какие могла дать медицина, и ничего не добившись, он стал обращаться к помощи церкви. Стал посещать богослужения, молиться. Из-за недомогания отстоять всю службу у него не получалось, но он старался, как мог. Кто-то из прихожан во время разговора с ним рассказал ему о прозорливом старце из какого-то монастыря (кажется, с.Александровка). Они вместе с дочерью поехали туда. Внимательно выслушав их жалобы, старец сказал, что дает им послушание: один псалом в день из Псалтыри. А когда они выходили, то вдогонку им старец сказал, что Псалтырь их исцелит. Отец с дочерью серьезно восприняли слова старца и неукоснительно читали по одному псалму в день. Русский язык они знали плохо, но достать Псалтырь на родном молдавском языке они не смогли, поэтому с великим трудом читали псалмы по-русски.
Через год они уже свободно могли читать псалтырь по-русски, но особенная радость была в том, что чувствовать себя они стали лучше. Мош-Василий уже мог что-то делать дома по хозяйству, а дочь — помогать матери. Еще через год они были уже настолько здоровы, что обратились к врачам с просьбой о снятии их с инвалидности. Их отправили на врачебную комиссию и, действительно, признали совершенно здоровыми.
«Посмотри на меня, Николай — говорил он мне — ведь трудно поверить сейчас, что я был полным инвалидом, неспособным находиться на ногах более получаса? А, вот, я только пришел из богослужения в Лавре, где простоял на ногах более трех часов и — хоть бы что: я, как ни в чем ни бывало, могу сейчас и работать и еще, если понадобится, простоять на ногах столько, сколько будет нужно. Я вполне здоров». Мош-Василий был высокого роста и мощного телосложения.
«Теперь я работаю механизатором и водителем, содержу семью и другим помогаю. После такого чуда, которое я на себе испытал, я загорелся идеей, во что бы то ни стало, найти Псалтырь на родном языке и размножить ее и для себя и своих близких, и для тех, кто в ней будет нуждаться. А ведь Псалтырь имеет огромную силу! Но где я только ни искал ее, ни у кого не было такого экземпляра, с которого можно было бы снять копию. Были либо очень ветхие, либо с недостающими страницами. Я объехал всю Молдавию и вот, наконец, я нашел одного священника, который услышав мою историю, одолжил мне свой экземпляр на некоторое время, чтобы я мог снять с него копию. Время это на исходе. Скоро я должен вернуть Псалтырь, а у меня ничего не получается с ее тиражированием. К кому я ни обращался, все говорят, что это почти невозможно. Наконец, здесь через знакомых Ф. и других людей мне удалось выйти в Москве на типографию и они уже готовы мне ее напечатать, но официально они не имеют права выполнять заказы менее пятисот экземпляров. Вот такую информацию мне там сообщили сегодня и теперь я не знаю, что и делать. Стоит это около пяти тысяч рублей, а у меня от силы две тысячи наберется. Если продать корову, кое-что из хозяйства — и то денег не хватит», — с сокрушением сказал мош-Василий.

(Для справки. В СССР ксерокопирование производилось в специальных бюро, контролируемых КГБ. Для копирования требовалось специальное разрешение. Копирование текстов религиозного содержания наказывалось лишением свободы и конфискацией имущества).

Я удивился Божественному Провидению, т.к. для меня теперь стало понятно, почему я, имея место в гостинице в Москве, а также имея возможность остановиться в гостинице Троице-Сергиевой Лавры, все-таки пошел к Ф. Вот так, почему-то мне захотелось к нему, где, кстати, и места-то было в этот момент очень мало, так, что нам с мош-Василием пришлось спать вместе на одной кровати, т.к. отпустить меня в гостиницу не хотели.
Вопрос с ксерокопированием для меня в Москве не составлял никакого труда, т.к. я регулярно покупал у людей, занимающихся этим, интересующие меня книги. Я сказал мош-Василию, что труды его не были напрасными, т.к. Господь «устроил по желанию сердца твоего» и послал тебе навстречу человека, который тебе подскажет, как это просто все сделать; что завтра я напишу ему записку к знакомому моему и объясню, как его найти, он поможет вам не только скопировать Псалтырь, но и переплести и вы получите ее в виде красивой добротной книги. И получите столько экземпляров, сколько захотите, причем очень быстро, так, что вы отсюда уедете домой уже с готовыми книгами.
Бедный мош-Василий не знал, что мне сказать от радости. На глазах у него выступили слезы. Он кинулся было поцеловать мне руку, затем стал очень и очень благодарить меня. Я спросил его, что стало с его дочерью. «Дочь? Она полностью здорова, работает, вышла замуж и теперь, вот, я уже имею внука, тоже здоровенький мальчик. Слава Богу за Его Великую Милость!», — кротко ответил он.
На следующий день утром я позвонил в Москву моему знакомому, он обещал помочь и назначил встречу мош-Василию. Поздно вечером мош-Василий вернулся к Ф. счастливо улыбаясь. «Все в порядке! — с порога воскликнул он — через три дня мне пообещали сделать несколько экземпляров. Мы уже договорились о встрече. Так, что я домой уеду уже с готовой Псалтырью. Слава Богу!».
Вернувшись из Москвы домой в К., я рассказал своему духовнику эту необыкновенную историю одновременного исцеления двух безнадежно больных от чтения Псалтыри и о благодарном рвении их поделиться с другими тем, что получили от Бога сами. Прот.Георгий спросил о возможности заказать еще один экземпляр этой Псалтыри, и не против ли я, если он об этом случае расскажет другим. Я сказал, что, конечно, я не против, а насчет Псалтыри, пусть он выяснит какое количество экземпляров понадобится и мне скажет. А я позвоню в Москву и мне сделают их и передадут через кого-нибудь, либо я сам скоро поеду туда и привезу их. Так и случилось и через некоторое время несколько экземпляров этой Псалтыри были уже в К. у тех, кто пожелал ее иметь.

Откровение старицы Евфросиньи Почаевской о Псалтыри

«При чтении Псалтыри приставляется особый ангел. Церковнославянская Псалтырь имеет над русской. то преимущество, что заключает превечную глубину и тайны небесные, не объяснимые словами. Ангел псалтырный стоит одесную и подсказывает сердцу смысл прочитанных слов, даже если умом их объяснить нельзя. Я многих слов не понимала, догадывалась. Ангел объяснял их смысл.

Церковнославянское чтение намного выше синодального перевода Псалтыри (на русский). Псалтырь — книга небесная, а не земная, и язык ее неизъяснимый, иномирный. Церковнославянская переведена Духом Святым и открыта была старцам. А в русском переводе нет тех мистических высот. Псалтырь на русском языке почти никакой силы в брани не имеет. Демоны ее не боятся.

Молись чаше по Псалтыри, хотя бы несколько кафизм в день, от трех до семи. Дивный мир подастся в сердце.

(Cвятые) не расставались с Псалтырью и побеждали полчища вражии и самого сатану. Если бы ты знал, как сатана боится Псалтыри и какое ограждение ткет Псалтырь молитвеннику! Амфилохий учил нас, что терял силу, как только прекращалось чтение Псалтыри. В доме Амфилохия Псалтырь читалась круглосуточно. И старец говорил: я теряю покой, когда прекращается чтение Псалтыри. Псалтырь составляла для него особый мир. Передал любовь к Псалтыри и тайну ее действия в невидимой брани против действия духов зла истинным своим ученикам.

Псалтырь церковнославянская столь велика, что (подвижник), приобщившись к ней, уже никогда не расстается с ней как со своим мечом во всеоружии. И духовные православные в отличие от мирских и никудышных, никчемных, ценили и знали силу Псалтыри и не выходили из нее и блаженствовали в ее сладости.

Ангел, говорит Царица, поставленный для монашеских подвигов, читает Псалтырь вместе с подвижником и несказанно радуется, видит во время чтения Псалтыри со своим подопечным небесные престолы и раскрывает мистический смысл Псалтыри, многократно превосходящий любое словесное значение — восходящий по превечной книге жизни.

Без церковнославянской речи молитвенный строй православия невозможен. Я Псалтырь держала у сердца, как Божия Матерь книгу жизни держит у Своей груди, не расставалась с ней. Псалтырь была мне и матерью и наставницей, и игуменьей, и ангелом-хранителем, и келейницей моей, и подругой, и Евангелием, и Господом. Без Псалтыри я была как без глаз и как без рук.

Читать еще:  Я родила после изнасилования, или Все возможно, если есть любовь

Я теряла Псалтырь, дьявол выкрадывал ее, приводил воров специальных и Псалтырь внезапно исчезала. Но я кричала Господу, не поднимаясь с колен. И однажды увидела Псалтырь возвращенной. Псалтырь оказалась под руками. Потерянная Псалтырь была возвращена мне. Это было в одно из странничеств на Украине в Кривом Роге.

Не нужно допытываться до конкретных смыслов этой божественной книги. Они превосходят человеческое разумение и говорят много больше, чем может понять человек в настоящем со своей греховной чашей и убожеством богопознания ничтожном, и неспособностью к истинному богопознанию.

Я всегда знала, что Псалтырь есть зеркало от Книги Жизни. Я читала небесную Псалтырь. Я читала ее в вечности. Я слагала чтением Псалтыри то, что созерцают небожители перед престолом Божиим. Я любила Псалтырь наравне с Евангелием и недоумевала, как это людям не открыто чудо Псалтыри: увлекаются светскими, духовными, святоотеческими книгами, а сладости псалтырной никто не знает. И благодарила учителя своего Амфилохия, давшего мне печати псалтырного блаженства.

Когда читаешь Псалтырь при свечах умиленно по церковнославянски, тотчас небожительная Святая Русь включается в чтение. И тихому голосу молитвенника внемлют сонмы подвижников.

Псалтырь — самый большой покров. Дом у меня был псалтырный, и я в Псалтыри укрывалась от колдунов, от гонителей и от врагов.. Воздвигнет Господь скинию псалтырную над подвижником, и ничто ему не страшно. А без псалтырной кущи — удары один за другим и беззащитность, хотя б и жил в золотых хоромах и окружен тысячью ближних, вооруженных воинов.

Какой покров и какая помощь от Псалтыри, знает только тот, кто познал ее медоустые глаголы. Псалтырь скажет тебе больше, чем все книги, написанные от сотворения мира. Будешь пренебрегать Псалтырью, не узнаешь и сотой доли того, что хочет открыть тебе Господь.

Я рыдала уже на первом «Блажен муж», не могла слез сдержать. Блажен муж, услаждающий себя псалтырной лирой, на гуслях Давидовых поющий Господу песнь благодарения и хвалы.

Скрижаль псалтырная, как тонкая пластина, запечатляет состояние сердца молитвенника. Псалтырь приобщает к золотому алтарю небожителей Царствия, сочетает сердца всех, молящихся по ней.

Музыкальный строй Псалтыри — равноангельский, небесный, и превышает шедевры самых великих композиторов, написанные от века. А щит псалтырный в брани с демонским миром не сравним ни с одной другой молитвой, в том числе, экзортической, на изгнание.

Книга эта написана Духом Святым, и не благословенно делить ее на разных авторов, как и другие книги Библии. Кто заземляет их смысл — размышляет по-человечески и у того отнимается благодать Святого Духа. К Священному Писанию необходим подход в страхе Божием и трепете, а не рассудочное исследование. Старцы никогда не интересовались, кто в какое время написал Библию, был ли первый Исайя и второй, но слушали голос Духа Святого на страницах Священного Писания и несказанно услаждали слух свой.

В Священном Писании нет ни одного слова, что было бы не от Духа Святого. Если и вкраплены какие ошибки, ангел учит их не замечать и читать, как подобает. Если же начнешь научное исследование, потеряешь благодать и разоришь сокровищницу. Господь любит простых и чистых сердцем, кротких и смиренных нравом. Непознавших (магию), — улыбнулась. От колдунов исходят магические чары, и малоопытные попадаются в их сети и часто погибают.

Помимо регулярного и последовательного чтения Псалтыри, творите отдельные стихи, особенно любимые вами, богомыслите о них, выписывайте их, пойте их.

В Псалтыри мощевая благодать благоухает больше, чем церковный антиминс с мошами. Псалтырь — Гефсиманский сад. Пресвятая Дева, посылая меня к вам, сказала: «Розарий многих вверг в прелесть. Научи их Псалтыри, любимица Моя».

Розарий — подготовка к псалтырной благодати. Розарием познали тайны, которые иначе познать нельзя и предуготовились для царского стола псалтырного. Если бы католики и их святые знали церковнославянскую Псалтырь, многие из них стали бы ее ревностными приверженцами и оставили розарий. Если бы любимый тобой Луи Гриньон де Монфор прочитал однажды, как я, Псалтырь следованную от начала до конца, написал бы восторженный трактат о ней и не расставался с ней.

Пользуйтесь этим великим даром земли русской, даром ее святых. Недаром говорят: будьте верны святыне православной, а кто хочет войти в Царствие, стяжайте псалтырную молитву и Духа Святого в ней. Я не знала ни одного священника или подвижника, получившего вторую благодать Святого Духа без Псалтыри. Трое были юродивыми и по безграмотности Псалтырь не читали, но шли великими подвигами и гонениями.

Есть за этой, церковнославянской, невещественная безмолвная Псалтырь — Псалтырь из Царствия. Сокровище в каждом стихе псалтырном! Тысячи лет не хватит их обнять. Истинно, книга из вечности.

Подвижнику сообщается пренебесная музыка Псалтыри во время чтения ее по-церковнославянски.

Можно ли сравнить хоть одну утреннюю молитву с псалтырной широтой и глубиной? Утреннее правило читается ежедневно. Почему же не творить ежедневно наипрекраснейший (117) из псалмов, как молитвы в правиле монашеском?

В основу служб православных положена Псалтырь, и без любви к Псалтыри, без привития церковнославянской псалтырью, без ее печатей службы эти закрыты. Псалтырь сама по себе служба служб. Творя ее по разному можно целый день пребыть в молитве — второй по важности после литургической.

Нет душевного состояния, которое не нашло бы отражения в Псалтыри, и нет вопроса, который не разрешила бы Псалтырь. В ней всесовершенная полнота присутствия Божия. Псалтырь благоухает во всех мирах и является любимой книгой не только людей, а всего творения (птиц, духов незримых. ). Псалтырь составлена по архитектоническим канонам книги творения. В ней соблюдены столпы премудрости, лежащие в основании мироздания.

На небесах есть сфера псалтырного блаженства. Псалтырь читается в ней по церковнославянски, но видится и постигается в небесных образах. Войдя в эту сферу, я воочию видела и сопереживала каждый стих из тех, что знала в земные дни. Царь Давид, царь Соломон, древние пророки и судьи пребывают в этой дивной сфере, и многие святые посещают ее, устав от крестных своих трудов, и подолгу задерживаются в ней, получая несказанные утешения”.

(Архиеп.Иоанн:) «Каждый псалом имеет свои тайны и печати. Когда ангел откроет мир этого псалма, выйти из него невозможно, хочется творить его еще и еще, нескончаемо. Псалтырь перетекает в вечность, как река райская.

Без Псалтыри жизнь подвижника скудная. Жалкие крохи со стола Его молитвы. Псалтырь — изобильные хлеба, вино и елей. Неисповедимая сладость — складывать каждый стих и слово Псалтыри в сердце, как Слово самого Господа.

Матушка хочет, чтобы мы сложили Псалтырь в сердце, как незримый преблагоуханный свиток, чтобы в сердечном храме, на его алтаре, покоилась Псалтырь таинственная. Храма внутреннего нет без Псалтыри, утвердившейся на алтаре. Псалтырь запечатляется в сердце, подобно слову Господню. Как Пресвятая Дева слушала Господа в земные дни, тем самым харизматическим слухом хочет матушка, чтобы мы слушали слова Псалтыри. Это голос Жениха, голос Святого Духа, утешение для невесты, ничем не заменимое, ни с чем не сравнимое”.

Св. Евфросинья: «Дух Святой откроет вам несчетное множество способов творения Псалтыри. Если собрать образы чтения ее в Египте, в Греции, в России затворниками александрийскими, афонскими — исчислить их невозможно. Каждой обители, каждому городу Господь подавал свой образ творения Псалтыри. Одни читали нараспев, другие повторяли стихи, третьи вкушали Псалтырь безмолвно. Четвертые пели антифонно, пятые вставляли в церковные службы, шестые в ночное пение и монашеские ходы. Седьмые благословляли петь Псалтырь монотонно-благодатно, иные восхищенно и велелепно.

Псалтырь слух духовный утончает и сердце благодатью Божией наполняет. Как кадильница, она благоухает в храме внутреннем.

Однажды на небесах я слышала Псалтырь — ее творил скитский подвижник, затворник — не по-русски, а на каком-то восточном, египетском или древнеарабском языке. Ангел, меня путеводяший, переводил тотчас, и мне было понятно и внятно каждое слово. И так заслушалась — не могла оторваться. Подобной красоты творения Псалтыри я не слышала нигде и никогда. Ангелы слетались из небесных сфер послушать, как молится на Псалтыри этот подвижник.

Усопшие так любят Псалтырь, что при звуках ее у них тотчас заживают раны и на них проступают капельки масел.. Души абортированных перестают кричать и замолкают, упокоившись на время творения Псалтыри.

Чины небесные полагают своим долгом время от времени внимать псалтырной молитве как совершенному строю прославления Бога, данному для Адама, творения Божия.

На болящего, если Псалтырь читается с упоминанием его имени, Псалтырь действует, как бальзам на рану, острая боль проходит и рана затихает.

Есть грехи, вымолить которые можно только псалтырной молитвой, столь длительного требуют они омовения и очищения. Есть грехи, которые подвижник ни в силах не увидеть, ни покаяться в них, а псалтырная молитва достигает их и омывает.

Подвижник псалтырный берет на себя тяжелое бремя, поскольку на него обрушиваются демоны того, кто исцеляется через степенную псалтырную молитву. Меня нешадно били и многие годы атаковали духи-искусители тех, кого я вымолила на псалтырной молитве, кого исцелила и из пропасти вызволила.

Кто не познал ни молитвы, ни брани псалтырной — еще младенец духовный, хотя б и Евангелие наизусть цитировал на разных языках.

Читайте псалмы с детской непосредственностью и радуйтесь, как если бы они были составлены только сейчас, при вас. Имейте каждый отдельно на молитвенном столе и каждому уделяйте свое внимание.

Икона в больничной палате, если перед ней читается церковнославянская Псалтырь, тайно благоухает и становится для больных как живая.

В местах заключения Псалтырь превратит тюрьму в оазис Царствия.

Кому поставлю печати чтения псалтырной молитвы, тот не сойдет с нее, как дева с полуночной молитвы, запасшаяся возжженными светильниками и маслами. Псалтырь и есть то самое масло для светильника из притчи Господней, необходимое мудрой деве. Чтение Псалтыри, творящееся при мошах, есть приобщение к тайнам вечного мира, преподнесение истинного образа веры, молитвы, подвижничества и священства. Ничего более важного на сегодня нет. А дальше Господь покажет”.

Август-сентябрь 1998г.
(Цит. по сб. «Мир святых”, N1, М., «Новая Святая Русь”, ноябрь, 1998, изд. 2-е, испр., с.2,10-15)
Для справки- О Ефросинье см.:Дворкин А.Л. «Сектоведение»,изд.2002г.,стр.601.:». п од конец жизни объявила себя четвертой ипостасью Троицы и предрекла свое воскресение на 40-й день».
Дворкину меньше верю, чем автору этой книги.

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

Читать еще:  Новый год в православной семье: с чистого листа

Сергей Дурылин (1886-1954) фрагмент повести «Сударь кот» из книги «Тихие яблони».

Это он переманил меня из музыки в литературу… Б. Пастернак
*************************************************­**********
Сергей Дурылин (1886-1954), литературовед, театровед и автор мемуаров, незаслуженно забыт как писатель. После революции его произведения, проникнутые глубокой верой, не могли быть напечатаны, он писал «в стол».
www.pravmir.ru/babushka-chitala-psaltyir-a-kot-ne-othodil-ot-nee/
******************************
Дьякон, единственный собеседник Петра Ильича, одобрял кота:
– По шубке он куний, и ум у него не волк съел.
И даже сходил по этому поводу в некое рассуждение:
– Полагают издревле, что лев первенствует среди зверей: лев – утверждают – царь зверей. Но я полагаю, что мнение сие языческое, и первенствует-то во зверях не лев, а кошка…
– Почему же? – спрашивал Петр Ильич.
– А потому: всем зверям без малейшего исключения вход в алтарь строжайше воспрещен, а кошке нет; ежели, скажем, собака, друг людей, вбежит не в алтарь даже, а просто в церковь, то церковь святят, а кошка – входит в алтарь свободно. Не только против зверей, но даже и против жен рода человеческого у нее есть великое преимущество: женщине вход в алтарь воспрещен, а кошке – нет. И так издревле-с: кошка над женою преимуществует!
Этому диакон был рад, потому что дьяконица решительно во всем, по его доброте и смирению, преимуществовала над ним. Но Петр Ильич сомнительно качал головой: права кошки были велики и неоспоримы, но преимущество ее пред женщиною казалось ему спорно.
*******************
. Петра Ильича похоронили в монастыре, невдалеке от прадеда. Поминали его, по его завещанию, все, кто хотел: были столы для народа – и «столы» эти повторялись в девятый, двадцатый, сороковой, полугодовой, годовой дни по его кончине. За ними сидели старушки, странники, богомольцы, нищие, – все, кто хотел. В острог был посылаем в эти дни воз с калачами и сайками.

Бабушка же целый год читала псалтырь по новопреставленному у себя в келье. Кот не отходил от нее. Поселившись у нее, он прежде всего переловил всех мышей и крыс и потом только обхаживал, время от времени, около мест их бывшего жительства – и этого котиного обхода было достаточно, чтоб эти места оставались пусты. Был перевезен к бабушке и любимый скворец Петра Ильича. Остальных птиц роздали ребятам, хаживавшим с Петром Ильичем, в летнее время, в рощу за птицами и в поле слушать перепелов.
*******************
. Мать Лариса думала-думала, припоминала всех монастырских котов и нашла, что один только подходящ и пригоден для дела и места – Васька матери Иринеи: не молод, не резв, не баловлив, но на мышей еще лют. Бабушка не с охотою его отпустила, а кот не с охотою шел в неведомое место, но дело было важное, – и рано по утру, еще до прихода маляров, мать Иринея передала матери Ларисе кота на руки, погладила его, поуспокоила его, наказали матери Ларисе беречь кота – и отпустила. Кота нарочно не кормили, чтобы охотнее пошел на мышей.

Мать Лариса отнесла его прямо в алтарь. Кот обнюхал все углы, все щели между половицами, ямочки, дырочки – и, принизившись, поуменьшившись ростом, весь истончившись, тихонечко спустился в подполье. Там он принялся самым исправным образом за свое котово дело: скорей бы, не теряя времени, справиться с мышами, да и на слона спать. Мать Лариса, спустив кота в подполье, и видя, что ни в чем не ошиблась относительно своих надежд на его благочиние и мышеловство, спокойно пошла на середину собора, села, как обычно, под куполом на стуле и принялась за вязанье чулка. Пришли рабочие, разошлись по лесам, закипела работа. Кот был все в подполье, никто его не видел. Но время шло. Кот, устав от своего котова дела в подполье, вышел из-под половицы, оглянулся, потянулся и спокойно, неторопливо пошел из алтаря по собору. Ему хотелось скорее лечь на слона и спать. Он был сыт и утомлен.

Тут-то и случился грех. Первым из маляров кота завидел с лесов – веселый парень-балагур с медной серьгой в левом ухе. Он и слыхом не слыхал, что кошкам разрешается вход в церковь. Завидев кота, он вообразил, что кот в церкви – все равно, что поганый пес, завопил на весь собор с лесов:

– Кот! Кот! Братцы, кот! Держи! Держи!

И не дожидаясь, пока «братцы» станут «держать», пустил в кота с лесов куском кирпича. Кусок попал коту прямо в ухо. Кот повалился, как подрезанный, на пол, глаза у него сразу помутнели, из носу потекла маленькая струйка крови. Мать Лариса присела от ужаса. Опомнившись, бросив чулок на пол, она побежала с криком: – Убили кота! Убили кота! – к бабушке.
*************************
Когда бабушка прибежала в собор, кот был уже мертв. Он лежал на левом боку. Около мордочки натекла маленькая лужица крови. Бабушка подняла кота; он еще был чуть теплый, и понесла к себе, а мать Лариса кинулась за водой – замывать кровь. Маляры глядели с лесов; парень с серьгой виновато вздыхал.

– Эх, какое дело вышло! Я его прогнать хотел. Думал: церковь поганит.
Старый золотильщик с укоризной отозвался с иконостаса, от золотых скрижалей завета:
– Кошку со псом смешал! Глупый человек: кошке везде ход. За чистоту.
А через несколько минут все были за работой. Мать Лариса, замыв пол, опять села на стул. Она успокоила себя мыслью: «Все равно собор святить будут».
Бабушка велела закопать кота за огородом, на чистом месте. Праскевушка закопала и поплакала над ним.
А бабушка не плакала, но отметила про себя: «Это к моей смерти. Без меня не хочет оставаться».

Два рассказа священника о чтении Псалтири за упокой Племянница

Валентина Васильевна достигла почтенной старости. Ей уже восемьдесят лет. Она обладает крепкой верой и хорошо знает правила церковной жизни. Как-то раз Валентина Васильевна спросила меня:

— Батюшка, можно ли мне читать Псалтирь об упокоении моей усопшей племянницы?

Я немного удивился:

— Вы же сами знаете, что чтение Псалтири приносит большую пользу душам усопших. В чем причина вашего сомнения?

— Маргарита, моя племянница, прожила семь­десят лет. Несколько лет перед своей смертью она занималась плохими делами. Поэтому у меня и воз­никло сомнение: можно ли молиться об умершей?

— Какие же это плохие дела? — спросил я.

— Маргарита занималась колдовством,- отве­тила Валентина Васильевна.

— Как же она стала колдуньей?

Валентина Васильевна рассказала, что Марга­рита была красивой женщиной, обладала величе­ственной статью и житейской смекалкой.

Правда, в детстве она училась в школе для де­тей с отставанием в развитии. Потом она работала на одном из военных заводов Сергиева Посада. Не­смотря на явные проблемы с психикой в школьные годы, на заводе Маргарита проявила себя очень энергичной работницей. Ей даже присвоили зва­ние передовика коммунистического труда. Свою трудовую деятельность Маргарита закончила на молокозаводе. На этом производстве она преуспе­ла не только в работе, но и в умыкании молокопродуктов. Нелегально приторговывая ими, женщина смогла купить себе квартиру.

Став пенсионеркой, Маргарита почувствовала в своей душе дискомфорт. Привыкнув на молоко­заводе к деньгам, она не желала доживать свой век в бедности. Ей было необходимо заниматься ка­ким-нибудь делом, приносящим приличный доход. Поэтому пенсионерка нашла новое поприще для деятельности.

В одном подъезде с Маргаритой жила старая колдунья, которая в своей квартире принимала людей. Маргарита завела с ней знакомство и стала помогать ей по хозяйству. С течением времени она подружилась с колдуньей настолько, что та, уми­рая, передала ей все свои темные тайны и обшир­ную клиентуру.

Маргарита начала чародействовать самостоя­тельно. За мзду она обслуживала всех желающих. Деньги потекли рекой. Сын Маргариты, для кото­рого она не жалела средств, начал вести разгульный образ жизни, спился и был убит при невыясненных обстоятельствах. Не сложилась личная жизнь и са­мой Маргариты.

В течение жизни она жила с несколькими муж­чинами, но ни один из них не стал ей настоящим му­жем. К последнему из своих сожителей Маргарита испытывала особенно сильную страсть. Несмотря на это, мужчина бросил ее. В это время Маргарита была уже в подмастерьях у колдуньи. Желая вер­нуть сожителя, она со своей учительницей пере­пробовала всевозможные магические средства, но безрезультатно. Мужчина не вернулся. Через неко­торое время он покончил жизнь самоубийством.

Валентина Васильевна, узнав, что племянни­ца стала колдуньей, неоднократно пыталась вразу­мить ее. Напрасно. Та не желала слушать никаких нравоучений. Тем временем слава Маргариты рос­ла. Масса людей стремилась попасть к ней на при­ем, при этом многие проделывали из своих городов и сел до Сергиева Посада немалый путь. Квартира Маргариты находилась на девятом этаже много­квартирного дома. Иногда очередь к ней тянулась чуть ли ни с первого этажа.

На лестничной площадке перед квартирой Маргариты людей набивалось столько, что соседи не могли открыть свои двери и выйти наружу. Сре­ди этих посетителей было немало бедных людей, которые несли колдунье свои последние деньги, чтобы избавиться от различных несчастий и болез­ней. Одна из соседок, женщина верующая, очень жалела бедных, обездоленных людей и постоянно увещевала их:

— Люди, образумьтесь! К кому вы идете?! Мар­гарита — безграмотный человек, она ничем помочь вам не может, она обманывает вас.

Обличения не помогали. Толпа продолжала ломиться в квартиру Маргариты. В конце концов, соседям так надоело постоянное столпотворение в подъезде, что они предъявили ультиматум попу­лярной колдунье: если она добровольно не покинет их дом, они вышвырнут ее силой. Тогда Маргари­та переехала в другой район города и поселилась в частном доме, доставшемся ей от матери. Люди из соседних домов знали Маргариту с детства. С того самого детства, когда она училась в школе для сла­боразвитых. Вскоре после возвращения Маргариты в отчий дом соседи увидели возле него вереницы автомобилей, многие из которых имели московские номера. Изумлению соседей не было предела:

— Это что ж такое делается! Это зачем же к на­шей Маргаритке народ отовсюду едет?!

Читать еще:  Как я перестал оправдывать Бога перед атеистами

— Как это зачем! Разве вы не знаете, чем она занимается? — говорили осведомленные люди и просвещали своих знакомых, пребывавших в неве­дении.

В семидесятилетием возрасте Маргарита за­хворала. У нее начала чернеть и болеть нога. Ста­рушку положили в больницу. Чернота постоянно ползла вверх, и вместе с этим усиливалась боль. В конце концов, она стала настолько сильной, что последние десять дней перед смертью Маргарита страшно кричала почти без перерыва.

— Надеть на тебя крестик? — спрашивали род­ственники.

— Нет, не надо, — отвечала умирающая, хотя черной стала уже половина ее тела.

— Позвать к тебе священника?

— Нет, еще не время, — отказывалась Марга­рита.

Незадолго до смерти она впала в безпамятство. Родственники, сидевшие возле старушки, с жало­стью смотрели на нее. Вдруг тело колдуньи под­нялось над кроватью, а затем упало вниз. Присут­ствовавшие отпрянули и оцепенели от ужаса. На их глазах неведомая сила подбросила умирающую вверх еще несколько раз. Когда, наконец, тело Мар­гариты застыло неподвижным на кровати, из ее рта вышел большой ком черной пены. Родственники от страха уже были близки к обмороку. Тем временем умирающая проглотила черный ком и испустила Дух.

Услышав рассказ о жизни Маргариты, я заду­мался: на самом деле, можно ли читать Псалтирь об упокоении души нераскаявшейся колдуньи? Из задумчивости меня вывела Валентина Васильевна. Она сказала:

— Когда мои родственники захотели отпеть Маргариту на дому, то попросили меня позвать вас, батюшка. Я же им сказала, что вы сейчас очень за­няты. Поэтому они позвали другого священника. Он и отпел Маргариту.

— Так ее похоронили по церковному чину?! — удивился я. И меня тотчас охватило смешанное чувство радости и горечи. Радости, что меня мино­вал жребий хоронить Маргариту. Горечи, потому что другому священнику, которому не сообщили, чем занималась Маргарита, пришлось взвалить на себя бремя отпевания колдуньи и петь над ее те­лом: «Со святыми упокой. ». Подумалось, как хо­рошо было в старину, когда приходской священник имел право отпевать только своих постоянных при­хожан, жизнь которых он отлично знал.

— Когда батюшка отпел племянницу, — про­должала рассказывать Валентина Васильевна, — я его спросила, можно ли по ней читать Псалтирь? Но ему было очень некогда, и он сказал, что сейчас не может вникнуть в суть дела и чтобы я ему потом напомнила, и он тогда ответит. Однако скоро уже будет сорок дней со дня смерти Маргариты, а я его не вижу. Вот поэтому я и решила спросить вас: чи­тать или не читать Псалтирь по племяннице?

— Конечно, совершать евхаристическое поми­новение о нераскаявшейся колдунье нельзя, — отве­тил я. — Поэтому вы не пишите ее имя в записках, подаваемых на литургии.

Молиться же на домашней молитве можно за всякую душу. Поэтому Псалтирь читайте. Вашу племянницу отпели, а это значит, что она формаль­но скончалась в мире с Церковью.

Однако вряд ли отпевание, которое в принци­пе совершать было нельзя, дало ее душе реальную духовную пользу.

Выслушав мой совет, Валентина Васильевна, будучи в свои восемьдесят лет очень слабой и больной, попросила почитать Псалтирь за упокой души племянницы одну из своих знакомых. Эта женщина, откликнувшись на ее просьбу, подошла ко мне взять благословение на чтение. Из беседы с ней выяснилось, что она знает, за какого человека ей придется молиться. Благословляя женщину, я предупредил, чтобы она в случае явных и сильных бесовских нападений прекратила чтение Псалти­ри за упокой колдуньи. За таких людей могут без­опасно молиться только подвижники, а обычному христианину, наверное, не стоит подвергать себя непосильному испытанию. Молитва за чародеев — подвиг. Бесы очень жестоко нападают на человека, взявшегося вымолить погибшую душу. Если чело­век не готов выдержать сильнейшую брань с беса­ми, то ему следует проявить благоразумие и не вре­дить собственной душе.

Получив благословение и наставление, жен­щина принялась за чтение Псалтири. Через не­сколько дней она вновь подошла ко мне в храме и рассказала о том, что приключилось с ней после на­шей беседы:

— Я сначала читала Псалтирь об упокоении Маргариты вечером перед сном. В первый вечер все прошло нормально. Во второй — тоже. Однако ночью мне приснился сон. Якобы меня окутал дым, и я почувствовала удушье. Когда проснулась и от­крыла глаза, вижу — на самом деле моя комната на­полнена дымом и вокруг разлито такое невыноси­мое зловоние, что я чуть не задохнулась. Меня ох­ватил необъяснимый ужас. Даже когда дым и смрад исчезли, я еще долгое время пребывала в страхе. По многим усопшим я читала Псалтирь, но такого бесовского страхования со мной никогда не было. После этого случая я перестала читать Псалтирь об упокоении Маргариты.

Я знаком с женщиной весьма преклонного воз­раста, которая в течение своей жизни читала Псал­тирь об упокоении множества усопших. Основы­ваясь на личном опыте, она как-то сказала, что во время чтения псалмов испытывает различные ду­ховные состояния. Я спросил:

— Когда читаю Псалтирь по людям верующим и добрым, на сердце легко и, несмотря на их смерть, ощущаю на душе радость. Когда же приходится мо­литься за людей маловерующих или обремененных многими грехами и страстями, часто переношу бе­совские нападения.

— А какой характер носят эти нападения? — поинтересовался я.

Старица немного помедлила, но потом все же решилась и сказала:

— Когда читаю Псалтирь об упокоении отъяв­ленных и не покаявшихся грешников, бесы насыла­ют плотские искушения.

Мать

Елена была богобоязненной христианкой, за­ботливой матерью и любвеобильной бабушкой. До глубокой старости она помогала всем, чем могла, своим детям и внукам. Смерть Елены опечалила ее многочисленных родственников и знакомых. Особенно тосковала о Елене одна из ее дочерей — Руфина, воспитывавшая пятерых детей. Усопшая мать была для нее настоящей опорой в жизни.

После кончины матери Руфина несколько лет работала председателем сельсовета в Удмуртии. Как-то раз очередная ревизия обнаружила боль­шую растрату в финансовой деятельности сельсо­вета. Началось расследование. Подозрение пало на Руфину. Она же была человеком очень честным и на посту председателя сельсовета не позволяла себе никаких злоупотреблений. Жить по совести было девизом всей ее жизни. Оказавшись под следстви­ем, Руфина совершенно растерялась и стала воепринимать все происходящее как самую ужасную трагедию в истории человечества. Неизвестно, чем закончилось бы это потрясение для Руфины, если бы не вера, заложенная в нее матерью.

До случившейся беды Руфина была человеком хотя и верующим, но малоцерковным. Теперь же она с полной ясностью осознала, что может спра­виться со своим горем только благодаря помощи Божией. Руфина стала много времени посвящать молитве и постоянно ходить на богослужения. Вспоминая праведную жизнь матери, она старалась подражать ей. Руфина часто беседовала мысленно с матерью, изливала ей скорбь своей души и проси­ла ее молиться Богу о помощи своей дочери, попав­шей в беду. Руфина очень сожалела о том, что при жизни матери мало прислушивалась к ее рассказам о Законе Божием и не внимала ее наставлениям о церковных правилах. Вот если бы мать была жива! С какой радостью она утолила бы свою духовную жажду! Близок локоток — да не укусишь.

Руфина быстро поняла, что без наставника в духовной жизни далеко не продвинешься. Поэтому она начала искать духовника, с которым могла бы советоваться по волновавшим ее вопросам. Вскоре Руфина обрела такового в лице отца Владимира, ие­ромонаха одного из удмурдских монастырей. Жен­щина стала регулярно ездить к нему на исповедь. Во время очередной встречи духовник спросил ее:

— Руфина, твою маму зовут Елена?

— Да, батюшка. А что?! — удивилась Руфина: она ведь никогда не говорила отцу Владимиру, что ее мать звали Еленой. Откуда он узнал ее имя? Об­щих знакомых у них нет, так что сообщить имя ма­тери ему никто не мог.

— Твоя мама ко мне приходила, — сказал отец Владимир.

— Как приходила? Она же умерла несколько лет назад. — вскрикнула Руфина и почувствовала, как ее лицо обдало жаром.

Тут пришло время удивиться отцу Владимиру. Батюшка рассказал, что недавно после литургии он стоял на амвоне и давал прихожанам целовать крест. Когда все подошли к кресту, отец Владимир заметил в храме старушку, которая скромно стояла у стены. Он подумал: «Почему она не прикладыва­ется к кресту?» — и громко сказал:

— Матушка, идите ко мне. Приложитесь к кре­сту, а не то я унесу его в алтарь.

Старушка застенчиво подошла к отцу Влади­миру и сказала, что ее зовут Елена. Она — мать Ру­фины и от всего сердца благодарит батюшку за его заботу о своей дочери, за его помощь в спасении ее души.

Руфина была потрясена рассказом отца Вла­димира. Она спросила его, как выглядела ее мать. В ответ батюшка в точности описал внешность усопшей Елены. Руфина посчитала, что явление матери не было случайным. Наверное, таким обра­зом умершая сообщала ей о своей заботе и молит­ве за нее в потустороннем мире. И на самом деле, вскоре после этого случая следствие по растрате в сельсовете выяснило полную непричастность Руфины к финансовым злоупотреблениям. Все обвинения с нее были сняты.

Елена была простой русской женщиной. В годы советской власти она жила в Удмуртии, где и скончалась, достигнув глубокой старости. Всю свою жизнь Елена трудилась, не покладая рук, но

жила со своей семьей в постоянной нужде. Она отличалась глубокой набожностью и молитвенностью. Особенно Елена любила читать Псалтирь. Семнадцатая кафизма этой богодухновенной кни­ги всегда вызывала у нее умиление.

Одна из родственниц Елены сейчас живет в Сергиевом Посаде. Она рассказывает, что в моло­дости была человеком малоцерковным. Некоторый период времени эта женщина находилась в тяже­лейших жизненных обстоятельствах. Елена посо­ветовала ей как можно чаще читать семнадцатую кафизму. При этом она подарила родственнице текст этой кафизмы, перепечатанный на пишущей машинке, ведь при советской власти достать цер­ковные книги было очень сложно. Родственница последовала совету, и беда вскоре миновала ее. По­том эта женщина всю жизнь почитала Елену сво­ей наставницей в вере и говорила, что, если бы не ее наставление, она, наверное, и не выжила бы под бременем испытаний судьбы.

За свою жизнь Елена совершила много добрых дел, поэтому облик незримой для мира праведницы запечатлелся в сердцах всех людей, ее знавших.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector