0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архидиакон Андрей Мазур: Христиан не хватает!

Голос Русской Церкви: Светлой памяти архидиакона Андрея Мазура

3 мая 2018 года на 92-м году земной жизни отошёл ко Господу один из самых любимых в церковном народе клириков Русской Церкви — многолетний патриарший архидиакон, отец Андрей Мазур

«Когда умирают люди, поют песни», — в этих словах поэта Велимира Хлебникова есть толика изумления. Почему уход в мир иной наших ближних у людей православных обычно сопровождается не заунывным плачем, но песнопениями? А в дни пасхальные — песнопениями светлыми и радостными? Ответить на это несложно, куда сложнее принять подлинно христианское отношение к смерти — как к малой Пасхе, а не трагедии. Конечно, и это осознание не избавит нас от скорбной печали и слёз (даже Христос прослезился, узнав о кончине Своего друга Лазаря), но способно уберечь от греха уныния. Ведь самое главное для христианина — осознание того, что на самом деле никакой смерти нет, а земное умирание — это рождение для Вечной жизни.

Так, в одной из своих проповедей тяжёлого послевоенного 1946 года Русский Златоуст XX века, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) произнёс очень важные слова:

Смерти нет, но к смерти надо готовиться всю жизнь, потому что смерть — это дверь в вечность. Какое это великое, ни с чем не сравнимое счастье — наше бессмертие! Святой Григорий Богослов, рассуждая о бессмертии в одной из своих проповедей, говорит: «У меня дух замирает, когда я представляю себе то нескончаемое будущее, которое лежит предо мной»».

Митрополит Николай уже давно встретился с вечностью. Сегодня же уходят в мир иной последние люди, опалённые Великой войной. Среди них архидиакон Андрей Мазур, отошедший ко Господу 3 мая, в один день с приснопамятным Патриархом Пименом с разницей в 28 лет. Именно после кончины Святейшего Владыки Пимена, в 1990 году, отец Андрей стал известен всему церковному народу — всем, кто хотя бы раз побывал на Патриаршем богослужении, кто хотя бы раз видел его телетрансляцию. Не запомнить этого человека было просто невозможно: его уникальный бас, не столько громкий, сколько глубокий, выделялся на любом фоне. И именно поэтому на протяжении десятилетий голос архидиакона Андрея был самым настоящим «голосом Русской Церкви». Гласом не проповедническим и не общественным, отец Андрей всегда был очень скромен, сторонясь известности и славы, но оттого его звучание было ничуть не менее значимым: это был богослужебный голос всей нашей Церкви.

Сын Почаевской Руси

Если взять карту и посмотреть, где родился отец Андрей, то человек, мало знающий церковную историю, но искушённый в современной политике, удивится: «Так ведь это же Галичина! Самая Западная Украина, рассадник самостийничества и русофобии!». Так, да не так. Действительно, будущий патриарший архидиакон родился на территории Тернопольщины, входившей в те времена в состав «Второй Речи Посполитой» — Польской республики времён правления Юзефа Пилсудского.

По воспоминаниям отца Андрея, в школе он учился по-польски, а в приходских храмах в те годы заставляли служить по-украински, однако и в те времена Свято-Успенская Почаевская Лавра, близ которой прошли детство и юность будущего архидиакона, оставалась оплотом Русского Православия в западнорусских землях. Вплоть до того, что и сейчас, в условиях крайне агрессивного окружения, здесь твёрдо хранят верность каноническому Православию, не просто не помышляя об антимосковской «автокефалии», но находясь в авангарде защитников единства Русской Церкви.

Наверное, именно эта близость к Святому Почаеву воспитала в юном Андрее Лазаревиче Мазуре твёрдое стремление служить Церкви Христовой. А потому после службы в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, недолгой, но героической (будущий архидиакон брал Берлин), он решил стать лаврским послушником, трудился в хлебопекарне, просфорной и трапезной, пел в хоре (именно здесь в полной мере раскрылся его великолепный бас). И если бы не решение поступить в Московскую духовную семинарию (в то время — Богословский институт при Новодевичьем монастыре), быть бы ему почаевским монахом. Но Господь определил иначе. Вот как вспоминал об этом спустя полвека сам отец Андрей:

Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на приём. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо весёлое, потом на приёме говорит: «Андрей, идите к нам протодиаконом». Я говорю: «Владыка, я же не женат ещё, учиться надо». — «Ничего». Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. А в 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: «Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому». Так я оказался в Питере».

Православный ленинградец

О православной жизни в послевоенном Ленинграде сохранилось немало воспоминаний самых разных людей. Именно здесь служили такие столпы Русской Церкви того периода, как митрополиты Григорий (Чуков) и Елевферий (Воронцов), воспитанники ещё дореволюционных духовных школ, в 1961-1963 годах Ленинградскую кафедру возглавлял будущий Патриарх Пимен, а с 1963-го — митрополит Никодим (Ротов), учитель и наставник Святейшего Патриарха Кирилла.

К слову, и наш сегодняшний Предстоятель духовно возрастал именно в те же самые годы, когда отец Андрей Мазур сначала служил протодиаконом и ризничим в Александро-Невской лавре. А затем и в Никольском кафедральном соборе, где митрополичьим иподиаконом в то время уже был юный Володя Гундяев, вскоре постриженный владыкой Никодимом в монашество с именем Кирилл, а затем рукоположенный им в иеродиаконы и иеромонахи. Времена были непростые, хрущёвская «оттепель» обернулась самой настоящей волной гонений. За веру уже не расстреливали, но давление было постоянным и очень сильным. И некоторые ломались, как, например, бывший профессор Ленинградской духовной академии, протоиерей Александр Осипов, который не только отказался от сана, но и присоединился к активной атеистической, а по сути — богоборческой пропаганде.

Отец же Андрей, несмотря на все трудности того времени, верно служил Церкви Христовой. И до последних дней очень тепло отзывался о том, как митрополит Никодим, ушедший из жизни совсем молодым в 1978 году, смог в этих условиях переломить давление местного уполномоченного по делам религий и по-настоящему возродить церковную жизнь Северной столицы.

Вот как вспоминает те времена епископ Каскеленский Геннадий (Гоголев), уроженец Ленинграда и выпускник Санкт-Петербургских духовных школ, в эксклюзивном интервью «Царьграду» рассказавший о последних годах служения отца Андрея в ещё советском Ленинграде:

«В 1980-е годы в Ленинграде гремел оперный бас Борис Штоколов, многие были в восторге от, к примеру, его исполнения партии Бориса Годунова в Мариинском театре. И в те же самые годы в кафедральном соборе я впервые услышал отца Андрея Мазура и вдруг понял, что его богослужебное пение и возгласы даются значительно легче, чем прославленному оперному певцу. И для меня, а также моих сверстников, воцерковлявшихся в начале и середине 1980-х, отец Андрей был сродни небожителю, человеку, необыкновенно одарённому, в первую очередь, музыкально, вокально. Но когда я познакомился с ним лично, меня поразила его удивительная скромность.

А познакомились мы при следующих обстоятельствах. Когда я уже заканчивал семинарию, мне довелось несколько раз иподиаконствовать у епископа Ладожского Арсения, сегодняшнего митрополита Истринского, первого викария Святейшего Патриарха. И в те времена протодиакон Андрей Мазур ездил вместе с нами на простом «РАФике», общаясь с нами безо всякого превосходства, по-дружески. И самое замечательное воспоминание связано с нашей совместной поездкой в Петрозаводск в 1990 году, когда из местного музея передавали Церкви мощи преподобного Елисея Сумского. И мы с отцом Андреем ехали в одном купе. И мы, юные иподиаконы, шутили, что если наш громогласный протодиакон захрапит, то перебудит весь вагон. А когда приехали в Петрозаводск, то поняли, что отец Андрей не спал всю ночь, чтобы не доставить неудобство тем, кто с ним ехал.

Что же касается его дальнейшего служения архидиаконом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, то нужно помнить, что он сменил другого выдающегося архидиакона — отца Стефана Гавшева. Нужно сказать, что у отца Стефана была своя манера архидиаконского служения, кому-то она нравилась, а кому-то совсем не нравилась. И богослужения с отцом Андреем Мазуром стали совершенно иными, чем при отце Стефане, они стали намного более молитвенными и спокойными. Ни в коем случае не произнося суд над отцом Стефаном и его богослужебной манерой, факт остаётся фактом. Необыкновенно светлая осталась память об отце Андрее. Царствие ему Небесное!»

Смиренный Патриарх архидиаконского служения

Читать еще:  Дисфункция в семье – дисфункция в монастыре

С избранием в 1990 году Первосвятителем Русской Церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) отец Андрей Мазур, многолетний протодиакон Ленинградского кафедрального собора, оказался в Третьем Риме, став патриаршим архидиаконом. С этого дня его голос стал постоянно звучать в патриаршем кафедральном Богоявленском соборе в Елохове, а затем и в возрождённом Храме Христа Спасителя.

Не было практически ни одного Патриаршего богослужения (а Святейший Патриарх Алексий II славился своей особой любовью к богослужениям, совершая их намного чаще, чем абсолютное большинство других пастырей и архипастырей), за которым не был бы слышан величественный бас архидиакона Андрея. Именно в это время у отца Андрея появился ученик — молодой выпускник Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Александр Агейкин. Человек, более десяти лет служивший протодиаконом Храма Христа Спасителя, а сегодня являющийся настоятелем Елоховского собора, штатным клириком которого до своих последних дней оставался отец Андрей. Протоиерей Александр Агейкин также поделился с «Царьградом» своими тёплыми воспоминаниями о новопреставленном отце архидиаконе:

«Для меня отец Андрей — это настоящий духовный отец, человек, который меня родил для служения Церкви. С первых же дней служения в сане диакона, с 1996 года, я всегда был рядом с отцом Андреем. И как он сам говорил после моего назначения настоятелем Елоховского собора: «Я никогда не думал, что ты станешь моим настоятелем», искренне радуясь этому, поскольку относился ко мне, как к сыну.

Удивительно чуткий человек, очень тонкий, очень смиренный. Такие люди редко встречаются. И когда вчера вечером мы получили известие о кончине отца Андрея, оно было радостно-скорбным, и потому что сейчас продолжаются Пасхальные дни, и, конечно, вспомнилось само общение с отцом Андреем, очень переживавшим в последнее время, что уже не может совершать богослужения. Сразу сложилось впечатление, что умер святой человек, потому что по своей преданности, по своей верности и глубокой вере он был самым настоящим Авраамом, Патриархом диаконского служения. И эта его верность Церкви может вмениться ему в праведность.

Всей своей душой он был неразрывной частью Церкви, ничего своего в нём не было. И это — удивительный дар человека, который через глубочайшее смирение воспринимал своё служение, которое было воплощением его мечты служить диаконом. Ещё в Почаеве он, молясь, просил у Бога стать диаконом. Как-то отец Андрей рассказывал, что ему приснилось его священническое рукоположение, и он проснулся в слезах.

Он был настоящим диаконом во всём своём служении и во всей своей жизни, потому что другого для себя не видел. И нам, молодым диаконам, которые столь же искренне хотели служить, он отдавал всего себя без остатка. При этом был настолько смиренным, простым и доступным, никогда никто от него не слышал ни единого грубого слова, и я уверен, что никто не сможет вспомнить о нём ничего негативного».

Конечно, это лишь малая толика того, что можно сказать об отце Андрее, тело которого уже совсем скоро обретёт вечный покой в стенах столь любимой им Александро-Невской лавры. Душа же его, как говорится в заупокойных молитвах, во благих водворится, и память его в род и род. Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному архидиакону Андрею, и сотвори ему вечную память!

Архидиакон Андрей Мазур: Христиан не хватает!

Дорогие друзья, преставился ко Господу священнослужитель Русской Православной Церкви, архидиакон Патриархов Московских и всея Руси Алексия II и Кирилла Андрей Мазур.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
Родился в 1926 году в селе Новый Кокорев на Западной Украине (до 1939 года — в составе Польши), расположенном неподалеку от Почаевской лавры. Отец Лазарь Прокопьевич — церковный староста сельского храма. Мать, Агафья Филипповна, умерла в 1930 году.

Учился около пяти лет в польской школе (где среди прочих предметов изучал Закон Божий), затем, после присоединения Западной Украины к СССР в 1939 году — в школе с русским языком обучения. Работал в хозяйстве у отца, имевшего 8 гектаров земли: косил, пахал, был пастухом.

С детства ходил в церковь, в которой служил отец, пел в церковном хоре, посещал также и богослужения в Почаевской лавре.

После освобождения Белоруссии от немецкой оккупации в 1943 году был призван в ряды Красной Армии. Службу проходил в запасном полку, дислоцированном на территории Марийской АССР. В армии был ротным запевалой. В начале 1945 года был отправлен на фронт. В должности командира отделения миномётчиков участвовал в боевых действиях под Берлином.

Демобилизовавшись по болезни в 1946 году, некоторое время пробыл дома. Вскоре после этого Мазур поступил послушником в Почаевскую лавру, где впервые и проявились способности диакона: при определении в лаврский хор у него выявили бас.

В лаврском хоре пропел два года, одновременно был заведующим хлебопекарней и трапезным храмом.

В 1948 году поступил в Московскую Духовную семинарию, называвшуюся тогда Богословским институтом (в то время семинария располагалась в Новодевичьем монастыре). Некоторое время учился в Московской консерватории, но затем был вынужден оставить лекции из-за учёбы в семинарии.

После женитьбы и принятия 17 сентября 1950 года диаконского сана шесть лет служил протодиаконом Пермского кафедрального собора (архиерейским диаконом архиепископа Иоанна (Лавриненко), позднее переехал в Ленинград.

С 1957 по 1968 год служил протодиаконом в Троицком соборе Александро-Невской лавры в Ленинграде (архиерейским диаконом у епископа Алексия (Коноплёва) и одновременно — регентом будничного хора).

В 1968 году митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) был переведён протодиаконом в Ленинградский кафедральный собор. До 1990 года участвовал в богослужениях при митрополитах Елевферии, Питириме, Гурии, Никодиме, Антонии, Алексии. Одновременно пел в хоре духовенства под руководством протодиакона Павла Герасимова.

В 1990 году Патриархом Алексием II возведён в сан архидиакона. Прослужил с Патриархом до самой его кончины в 2008 году. Совершая служения с Алексием II и сопровождая его во время всех архипастырских поездок, Андрей Мазур побывал во многих странах, в том числе три раза — в Иерусалиме.

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему архидиакону Андрею, и сотвори ему вечную память.

Архидиакон Андрей Мазур: Я с детства мечтал служить Богу

Польский украинец
Архидьякон Андрей был одним из немногих, кто молился без служебника – книги, в которой собраны все православные службы и молитвы. Все их он знал наизусть, и никогда ничего не путал и не ошибался. Имея феноменальное музыкальное чутье, он пел молитвы настолько чётко, ясно и проникновенно, что каждое произносимое им слово доходило до всех молящихся в храме.
Удивительно, но факт: в детстве он умел говорить лишь на польском и украинском языках. А русский освоил и полюбил лишь в юности.
Родился Андрей 8 декабря 1926 года в польском селе Новый Кокорев. В то время его родина, Западная Украина, была частью Польши. После начала Второй мировой войны, в 1939 году село вошло в состав Тернопольской области Украинской ССР Союза Советских Социалистических Республик.
Главной трагедией детства стала смерть матери. Агафья Филипповна умерла, когда Андрею было три с половиной года. С малых лет мальчик узнал, что такое тяжёлый крестьянский труд. У церковного старосты Лазаря Прокопьевича было своё хозяйство и 8 гектаров земли. Помогая отцу, Андрей пас коров и лошадей, вместе с взрослыми косил сено, пахал, сажал и собирал урожай, ездил за дровами. А в свободное время ещё и успевал посещать службы в деревенском храме и петь в церковном хоре. Но самым любимым местом он считал расположенную неподалёку Почаевскую лавру, которую стремился посетить при первой удобной возможности.
В годы польского владычества православным приходилось нелегко – их умеренно притесняли и хотели со временем подчинить Католической Церкви. Однако те далёкие годы отец Андрей позже вспоминал с ностальгией. Абсолютно все, кто его окружал, были верующими воцерковлёнными людьми, а сельчане жили хоть и не богато, но и не бедствовали.
С приходом Советской власти на верующих начались настоящие гонения. Религию объявили пережитком прошлого и заблуждением, многие храмы закрыли, а крестьян раскулачивали, ссылали и пускали по миру, насильно загоняли в колхозы. Односельчане считали, что, видимо, заслужили это по грехам своим и воспринимали такие перемены с грустным смирением.

Читать еще:  Увидеть в доисторических бизонах «заговор попов»

Ротный запевала
Вскоре после начала Великой Отечественной войны, Западная Украина была оккупирована фашистами. После её освобождения в 1944 году, Андрея призвали в Красную армию и направили в запасной полк, располагавшийся в глубоком тылу. Узнав, что у новобранца Мазура красивый и мощный голос, командир назначил его ротным запевалой – поднимать боевой дух бойцов.
В начале 1945 года Андрей попал на фронт, став командиром отделения миномётчиков. Он принимал участие в боях под Берлином и не только выжил в кровавой мясорубке, но и даже ни разу не был ранен. После победы его сослуживцы ещё три года дослуживали в армии, а его самого в 1946 году комиссовали по состоянию здоровья. Кормили солдат в то время очень плохо, приходилось есть подножный корм и картофельные очистки, и молодой солдат тяжело заболел и попал в госпиталь, где его признали инвалидом II группы.
Вернувшегося домой воина приглашали на работу в милицию, но он мечтал об ином. Уходя в армию, Андрей поклялся Богу, что если выживет и вернётся – то будет служить Церкви. И он исполнил свой обет, став послушником Почаевской лавры.
Помимо пения в лаврском хоре, юный послушник заведовал монастырской хлебопекарней и трапезным храмом. Совершенствовал свой певческий талант, учился духовной мудрости у монастырских старцев. Один из них, прозорливый схиархимандрит Николай предсказал ему, что в будущем у него будет семья, а молиться и служить он будет в самых главных и лучших храмах страны. Так оно и вышло – монахом Андрей не стал, но достиг наивысшей высоты, о которой может только мечтать семейный священнослужитель.

Благословляю жениться!
В Почаевской лавре было неспокойно. Время от времени представители власти вламывались в монастырь прямо во время служб и арестовывали священников и монахов.
В 1948 году Андрей уехал в Столицу и поступил в Московскую духовную семинарию. Стал петь в хоре Успенского храма Новодевичьего монастыря. Одна из прихожанок пригласила его в Московскую консерваторию, приведя на прослушивание к преподавателю, профессору Казакову. Мазура взяли без экзамена, и некоторое время он посещал консерваторские лекции, совмещая их с семинарской учёбой. Но когда руководство музыкального вуза узнало об этом, то ему предложили сделать окончательный выбор: или уйти из семинарии и остаться в консерватории, или наоборот. Андрей выбрал семинарию.
Два года спустя, во время каникул, Мазур вместе с другом гостил на Урале. Узнав о его выдающихся вокальных данных, местный архиерей, архиепископ Иоанн (Лаврененко) предложил ему принять участие в церковной службе. После неё между ними состоялся судьбоносный разговор:
— Андрей, вам надо срочно принять сан, идите к нам диаконом!
— Владыка, но ведь я ещё не женат, да и учиться мне надо…
— Ничего страшного. Благословляю вас на брак! Вот вам деньги, поезжайте домой, женитесь и приезжайте ко мне служить!
Невесты у Андрея не было, и теперь нужно было срочно решать эту проблему. Приехав в родную деревню, он по совету отца стал свататься к дочери местного священника. Но её мать категорически заявила: «В Сибирь не отпущу!». Отец несостоявшейся невесты тоже был против. Урал воспринимался ими как нечто далёкое и холодное, место ссылок и изгнаний. Да и сама поповна не высказывала особого энтузиазма так резко и кардинально поменять свою судьбу.
Вторая попытка также окончилась неудачей. И когда Андрей уже готов был отчаяться, он встретил любовь всей своей жизни, приметив симпатичную девушку, певшую в хоре местного храма. Юлия обещала подумать и вскоре согласилась. Её мать тоже не хотела отпускать дочь, но та была настроена решительно и настояла на своём. Сыграли свадьбу, и два дня спустя молодые супруги уехали на Урал начинать новую жизнь.
С матушкой Юлией Андрей прожил без малого 70 лет, справив все возможные свадьбы – и серебряную, и золотую, и бриллиантовую. Жили в мире, любви и согласии, являя собой пример настоящей счастливой православной семьи. У них родились два сына и дочка. Сыновья по стопам отца не пошли, один из них окончил торговый институт, другой – художественное училище. А дочка Лариса стала матушкой священника, протоиерея Андрея Клокова, ныне служащего в храме Благовещения на Пискаревском проспекте. Постоянным прихожанином этого храма был сам архидиакон Андрей в последние годы своей жизни. Сейчас семейная династия Мазур насчитывает шесть внуков и двоих правнуков.

Сбылась мечта детства
В детстве Андрею очень нравилось слушать, как поёт протодьякон Почаевской лавры отец Стратоник, обладавший замечательным мощным басом. Мальчик мечтал тоже когда-нибудь стать таким же голосистым церковнослужителем. И мечта его служить Богу исполнилась в полной мере.
17 сентября 1950 года Андрей был рукоположен в диакона (а затем в протодиакона) и 7 лет служил в Пермском кафедральном соборе.
Матушка Юлия пела в хоре, а в мирской жизни – работала в ателье. Со временем она стала шить облачения для священников и хоругви. Ныне её замечательные вышивки украшают многие российские храмы.
В 1957 году епископ Алексий (Коноплев) предложил отцу Андрею стать его личным протодиаконом и регентом будничного хора. Последующие 11 лет он служил в Троицком соборе Александро-Невской лавры, в Ленинграде. А в 1968 году митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) перевёл его к себе, в Ленинградский Никольский кафедральный собор. Новый шеф работал в Отделе внешних церковных связей и много ездил в заграничные командировки. Вместе с ним ездил и отец Андрей, приняв участие в более чем 70 поездках и объездив почти весь мир.
В 1990 году патриарх Алексий II (Ридигер) возвёл Андрея Мазура в сан архидьякона – главного диакона страны. С тех пор он служил вместе с предстоятелем Церкви и сопровождал его во время всех его архипастырских поездок по стране и за рубежом.
Нынешнего патриарха Кирилла (Гундяева) отец Андрей помнил ещё юным мальчиком Володей, иподиаконом владыки Никодима. Он лично вводил его в чтецы и в диаконы, наставлял и учил правильно служить, присутствовал при всех его хиротониях. Став Патриархом, Кирилл попросил его остаться и служить вместе с ним. А когда 80-летний старец посетовал на проблемы со здоровьем – мол, ноги болят и сердце пошаливает, Патриарх установил ему свободный график работы. Последние годы жизни отец Андрей уже не мог служить, но до конца оставался почётным архидиаконом Русской Православной Церкви.

Скромный рекордсмен
За беззаветное служение Церкви отец Андрей получил немало наград. Среди них есть орден Святого равноапостольного князя Владимира, которым обычно награждаются только главы церквей и правители. А на память о военном прошлом у него бережно хранились Орден Отечественной войны II степени, медаль «За взятие Берлина» и медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».
Среди архидиаконов мировых церквей Андрей Мазур был настоящим рекордсменом: он участвовал в епископских хиротониях 166 архипастырей, которых он выводил из алтаря к кафедре Предстоятеля для произнесения архиерейской присяги. При этом все знали его как очень доброго, чуткого и скромного человека, который никогда не гордился своим положением и ни перед кем не превозносился. Общаясь на равных и с великими, и даже с простыми алтарниками, он с радостью делился со всеми своим опытом. В его голосе никогда не было слышно приказных ноток, от него не исходило ни единого грубого слова, с каждым человеком он общался по-дружески, с трогательной детской непосредственностью и простотой.
Скромен отец Андрей был и в личной жизни. Дома любил помогать своей матушке по хозяйству, готовил, мыл посуду, помогал убирать квартиру. И просто обожал нянчится с любимыми внуками и правнуками.

Последний из могикан
На вопрос – считает ли он себя счастливым человеком, отец Андрей отвечал: «Безусловно, да! Главное счастье в моей жизни – это служить Богу и общаться с Ним в молитвах. Ну и, конечно же, счастье это – семья».
В его жизни было много радостей, но и скорбей пришлось хлебнуть немало. Они ничуть не поколебали его глубокую искреннюю христианскую веру, любые проблемы и удары судьбы он встречал со стоическим терпением и смирением.
Сыновья отца Андрея немало натерпелись в детстве во времена гонений на церковь – их клеймили как «мракобесов» и «детей попа», пытались насильно заставить вступить в комсомол, угрожали выгнать из школы с волчьим билетом. Но самое страшное случилось несколько десятилетий спустя. Их преждевременный уход из жизни стал для родителей незаживающей раной.
У старшего сына, Александра, обнаружили злокачественную опухоль на шее – меланому. Лечение, к сожалению, не помогло. Младший сын, Владимир, очень любил брата и болезненно переживал его смерть в неполные 54 года. Через 5 лет после его ухода из жизни он сам скоропостижно умер от инфаркта.
18 лет, проведённые вместе с патриархом Алексием II, были одновременно счастливым и трудным временем. Патриарх отличался особой любовью к богослужениям и служил чаще, чем большинство предстоятелей Церкви. Практически всегда рядом с ним был верный и незаменимый архидиакон. Семья его жила в Санкт-Петербурге, а сам отец Андрей большую часть времени проводил в патриаршей резиденции в Переделкино, в молитвенных службах и постоянных разъездах, видя своих родных не чаще, чем видит человек, работа которого состоит из постоянных командировок. Резиденция была своего рода монастырём, жить в котором вместе с женой не представлялось возможным. К тому же подрастали внуки и внучки, нуждавшиеся в бабушкиной ласке и помощи.
Старость брала своё, и он уже не мог водить машину, а ездить на служебной удавалось далеко не всегда. Многие из нас могли видеть его в электричке, в метро или в вагоне пассажирского поезда, и даже не подозревали, кем является этот умиротворённый батюшка, погруженный в сосредоточенную внутреннюю молитву.
Последние годы у отца Андрея болели ноги и сердце, и он уже не мог служить. Знавшие и любившие его священники при встрече, как могли, утешали его: «Вы всё равно с нами! Вы всегда в наших молитвах!»
К сожалению, так думали не все. Несколько лет назад в День победы на Поклонной горе проходила литургия, возглавляемая Патриархом. Нашедшего в себе силы приехать в Москву на праздник отца Андрея после службы… забыли пригласить на торжественный патриарший обед, и он остался коротать время возле храма. Когда же отобедавшие маститые священники и дьяконы стали разъезжаться восвояси, никто не захотел подвезти его до дома. Одни оправдывались, что, мол, нет места в машине, другие просто проходили мимо старика. Молодые иподьяконы и дьяконы ухмылялись, и в их глазах читалось: «Твоё время ушло, мы теперь тут первые!» И лишь позже кто-то из прихожан отвёз батюшку на вокзал.
Многие из нас, оказавшись в подобной ситуации, не смогли бы сдержать праведный гнев, но отец Андрей оставался абсолютно спокоен, провожая чуть грустным усталым взглядом поставивших на нём крест равнодушных представителей нового поколения. Он был похож на мудрого старого льва, которому нет дела до снующих мимо жалких шакалов…
3 мая 2018 года архидьякон Андрей Мазур перешёл в мир иной. Его отпевали пасхальным чином в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, на Никольском кладбище которой он обрёл свой последний приют. Торжественное отпевание возглавил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий (Судаков).
Поминая почившего отца Андрея, его вспоминали добрым словом. Признавая, что он был одним из очень немногих, о ком даже при желании невозможно вспомнить ни малейшего негатива. Светлый добродушный миролюбивый человек, никогда никому не завидовавший, ни с кем не ссорившийся и ни на кого не обижавшийся. Сердце его всегда переполняла любовь к Богу и к окружающим людям. Это был последний из могикан, каких уже, к сожалению, больше нет, и вряд ли будет. Наверное, теперь он молится за всех нас в Царствии Небесном, предстоя перед Всевышним, Которому он верно и самоотверженно служил всю свою сознательную жизнь.

Читать еще:  То, что мы считаем грехом, порой имеет медицинскую причину

Архидиакон Андрей Мазур

Этот человек начал свое служение господу в те времена, когда церковь была не в чести, а закончил во времена ее оживления и новой жизни. Его голос во время богослужений заставлял всех прихожан забыть о мирских проблемах. Отец Андрей является одним из самых уважаемых клириков православной церкви, ведь он всегда был скромен и прост.

Детские годы

Андрей Лазаревич родился на Украине в селе Новый Кокорев в простой крестьянской семье в 1926 году. Стоит заметить, что семья была христианской и достаточно религиозной, отец являлся церковным старостой. К сожалению, мальчик лишился матери, когда ему было всего четыре года. Уже с малых лет Андрей служил в местном храме, пел в хоре.

Недалеко от села находилась Почаевская Лавра. Именно поездки и походы туда сыграли решающую роль в жизни мальчика. Андрюша был очарован красотой богослужений и их духовной силой. Тогда-то он и решил, что станет диаконом.

О других известных клириках РПЦ:

Школьные годы мальчик провел, обучаясь польскому языку. Свой родной украинский он изучал, как иностранный. Русский язык Андрей стал изучать только в семинарии.

Интересно! В те времена Западная Украина, где родился будущий архидиакон, принадлежала Пруссии.

Юношеские годы и молодость

Молодость парнишки пришлась на Великую Отечественную войну. Времена были трудные, продолжались гонения на церковь. Несмотря на это Андрей Лазаревич смог сохранить силу духа и силу веры.

Воинская служба

Мазур был призван в ряды Красной армии в 1943 году. Служба проходила в запасных полках, где парень являлся запевалой. Уже тогда его голос очаровывал людей. Зимой 1945 Андрея Лазаревича отправили на фронт. Будучи командиром минометчиков, он принимал участие в боях под Берлином. За годы войны паренек получил награды:

  • орден Отечественной войны второй степени;
  • медаль «За взятие Берлина»;
  • медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг.».

Поступление в лавру

Когда Андрея призвали в армию, он дал обещание. Если вернется с фронта живым, то посвятит всю свою жизнь служению в церкви. Обещанию суждено было исполниться.

Сразу после окончания военной службы Андрей Лазаревич стал послушником в той самой Почаевской Лавре. Там он два года пел в хоре, а также заведовал хлебопекарней и трапезной.

Семинарские годы

В 1948 будущий протодиакон поступил в Московскую Духовную Семинарию, она тогда время располагалась в Новодевичьем монастыре и считалась Институтом Богословия. Во время учебы Андрей обучался и в Московской консерватории.

Когда перед юношей встал выбор: консерватория или семинария, Андрей выбрал второе. В семинарии Мазур проучился только два года. Судьбоносной стала поездка с другом в Пермь.

Протодиаконство

Юный семинарист на пермской кафедре как то прочитал «Апостол» на литургии. Архиепископ решил пригласить Андрея Лазаревича к себе на прием. Тогда Мазуру предложили стать дьяконом, дали денег на дорогу в родное село для женитьбы. Андрей так и поступил, а уже в 1950 году вернулся в Пермь и принял сан диакона.

После шести лет службы у архиепископа Андрей Лазаревич отправился в Ленинград. Там он служил в Троицком соборе, а также руководил хором. Вплоть до 1990 года Мазур служил диаконом в Кафедральном соборе. Там произошла первая встреча диакона и будущего патриарха Кирилла.

Архидиаконство

В 1990 году Патриархом Московским и всея Руси Алексием Мазур был возведен в сан архидиакона. Вплоть до смерти патриарха Андрей служил ему до 2008 года. Отношения у них были доверительные. Так Мазур рекомендовал патриарху двух своих одноклассников на важные посты. В будущем это будут митрополит Санкт-Петербурга Ладожский Владимир и митрополит Филарет Денисенко.

Это интересно! Филарет Денисенко — нынешний раскольник и самопровозглашенный патриарх Украинский. За него архидиакон Андрей Лазаревич очень переживал и был расстроен из-за ухода друга в раскол.

Зрелый возраст

При патриархе Кирилле Мазур продолжил свое служение архидиаконом. Из-за ослабшего здоровья вскоре Андрей Лазаревич не смог участвовать в богослужениях, хотя его прекрасный голос и до сих пор помнят многие прихожане. У Мазура родились ранее трое детей, но двое умерли раньше отца. Патриарший архидиакон Андрей Мазур скончался 3 мая 2018 года.

Награды

Честная и верная служба была награждена по достоинству. Так Андрей Лазаревич получил следующие награды:

  • орден святого равноапостольного Великого князя Владимира первой степени;
  • орден святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского первой степени;
  • орден святого Благоверного Великого князя Димитрия Донского второй степени;
  • орден святого равноапостольного Великого князя Владимира третьей степени;
  • орден святого преподобного Серафима Саровского третьей степени.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector