2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Апостол интеллигенции» и его младшие братья

LiveInternetLiveInternet

Новости

Музыка

Метки

Рубрики

  • Культура (243)
  • Вера (100)
  • Чтиво (80)
  • Видео (76)
  • Фото (63)
  • Секты (47)
  • Юмор (38)
  • Слушаем (33)
  • Патриарх (24)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

«Апостол интеллигенции»

O. Александр Мень служил в храме Сретения Господня поселка Новая Деревня Пушкинского района Москвы. Паства отца Александра выглядела необычно по тем временам: на службе рядом с извечными деревенскими старушками стояли писатели, художники, ученые, поэты. Среди его духовных чад — Александр Солженицын, Надежда Мандельштам, Александр Галич.

Рассказывает Михаил Мень, губернатор Ивановской области, сын о. Александра:

— Михаил Александрович, в вашей семье хранится предание о чудесном исцелении вашей прапрабабушки отцом Иоанном Кронштадтским.

— Это семейная история. Моя прапрабабушка страдала тяжелым заболеванием, и подруга подвела ее к Иоанну Кронштадтскому, который в то время приехал в Харьков. Он сказал: “Я вижу, что вы не христианской веры, но вы очень глубокий и чистый человек. Идите с миром домой”. И у нее все прошло. Это событие послужило толчком для крещения нашей семьи. А пару лет назад я был в Гамбурге, где недавно отреставрировали храм, возведенный в честь Иоанна Кронштадтского. И там одна фреска изображает исцеление святым Иоанном Кронштадтским моей прапрабабушки. Я сделал фотографию и передал ее нашим палехским художникам, а они изготовили копию по мотивам этой иконы.

— Ваш дом в Семхозе был центром притяжения для многих. К отцу Александру постоянно приезжали люди. Как ваша семья выдерживала этот поток? Ведь всех надо было как-то накормить.

— В те времена очень ценилось духовное общение. У нас был небольшой деревянный дом, но очень уютный и гостеприимный, и всегда находилась возможность перекусить, попить чаю, пообщаться. Отец с удовольствием готовил какие-то простые блюда. Своих гостей он принимал в маленьком кабинете, а позже была сделана пристройка.

— Кто вам особенно запомнился?

— Приезжал Александр Галич накануне его вынужденного отъезда за рубеж. Он открывал футляр, и там, в красном бархате, лежал великолепный инструмент. Галич доставал гитару и начинал петь свои песни. У него не было сильного голоса, но исходила такая мощная энергетика, что с того дня я решил обязательно научиться играть на гитаре.

Надежда Яковлевна Мандельштам у нас несколько сезонов жила в Семхозе, как на даче, и я с ней много общался. Она столько пережила, но не озлобилась, осталась добрым, открытым человеком. Меня она посылала в магазин за “Беломором”.

Помню Александра Солженицына. Сохранилась фотография, на которой они вместе с отцом. Александр Исаевич хотел построить церковь, они даже ездили присматривать место, хотя отец отговаривал его от этой идеи: “У нас столько храмов в развалинах. Лучше их реставрировать, чем строить новые”.

Отец Александр находился под недремлющим оком КГБ. За ним следили, в донесениях его называли “Миссионером”. И обыски в доме тоже были?

— Не раз, но запрещенную литературу так и не нашли, в том числе и роман Солженицына “В круге первом”, за который тогда можно было получить реальный срок. Поскольку наш дом топился углем, отец придумал хранить опасную литературу на угольном складе. Но, к счастью, никто из тех, кто приезжал с санкцией на обыск, не захотел разгребать уголь и пачкать руки.

— Как чувствовал себя сын священника в советские годы?

— Система работала на то, чтобы не только сам священник, но и его близкие чувствовали себя неуютно. В государстве всегда было предвзятое отношение к церковнослужителям. В школе объясняли, что священники — темные, отсталые люди, жулики, которые обманывают людей. Хотя благодаря тому, что я учился в обычной сельской школе, идеологический климат был помягче. Но некую дискриминацию я ощущал постоянно.

— Но все же это не помешало вам сняться в главной роли в картине “Денискины рассказы”.

— Я абсолютно самостоятельно в десятилетнем возрасте, увидев объявление по телевизору, настоял, чтобы родители отвезли меня в “Останкино” на кинопробы на роль Дениски. Я прошел кастинг и выиграл свои первые на свете “выборы”. И тут моя мама сказала режиссеру: “Ничего у вас не получится, потому что отец мальчика — православный священник, и никто вам не разрешит его снимать”. И режиссер схватился за голову: “Как же так?” Но надо отдать ему должное: он отстоял свою позицию.

Всю жизнь меня преследовали эти моменты. И когда я был призван служить в армию, несмотря на то что у меня за плечами два курса института и определенные спортивные достижения, меня забрали на Тихоокеанский флот, но в строительные войска. Это был обычный морской стройбат. Такая была установка в советское время: всех сыновей священнослужителей брать только в строительные войска.

— А в комсомоле вы состояли?

— Нет, не состоял. Если пионерская организация — это некая игрушка, то в уставе комсомольской организации была заложена конкретная атеистическая работа. В школе знали нашу семью, и мне пошли навстречу, в институте это обстоятельство как-то прошло незамеченным, а в армии меня вызвал замполит: “Слушай, Мень, мы решили, что тебя срочно нужно принять в комсомол, и поскольку ты один из немногих без судимости, то мы хотим тебя в партию рекомендовать”. Я говорю: “А вы биографию мою читали?!” “Спасибо, что предупредил!” — вздохнул замполит. И от меня отстали.

— Поразительно, как при безумной занятости отец Александр находил время для семьи. Ваша мама рассказывала мне, что он много помогал по дому: и продукты из Москвы привозил, и на почту ходил, и огород копал.

— В понедельник не было службы в храме, и отец всегда встречал нас из школы. Помню, как с рюкзачком он ездил в Загорск в прачечную сдавать белье — машины у нас не было. Мы пилили с ним дрова, один раз сорвалась пила, отец здорово разрезал руку, у него остался шрам. Он многое успевал, потому что был человек очень организованный, хотя иногда казалось, что он погружен в свои мысли и витает в облаках. У него все было строго расписано, и он меня с детства приучил четко планировать свое время. Он любил поспать, но приходилось вставать очень рано, чтобы успеть на службу. Отец шутил: “Я сова, исполняющая обязанности жаворонка”.

— У вас не вызывала противодействия необходимость читать молитвы, соблюдать посты?

— Все было, как в любой семье православных христиан. Отец умел так аккуратно подходить к этой теме, никогда не настаивал на зубрежке. Прежде чем начать учить с нами “Символ веры” наизусть, он сначала “переводил” каждую непонятную строчку, объяснял, к примеру, что такое “одесную Отца” и т.д. Он не крестил людей, которые не знали “Символ веры”, и говорил, что это наш гимн, и если человек его не знает, он не может себя считать православным христианином. В нашей семье читались молитвы, соблюдались посты. Мы знали, что должны во многом сдерживать себя в эти периоды, опираясь на христианскую традицию. Отец нам объяснял с детства, что пост — это не просто воздержание от скоромной пищи, что, безусловно, тоже важно, но время, когда мы пересматриваем свою жизнь, по-другому относимся к себе и, самое главное, к окружающим. Если ты не ешь мяса и в это время продолжаешь ненавидеть ближнего своего, хоть лоб разбей о каменный пол храма — все будет бесполезно.

Читать еще:  Митрополит Антоний Сурожский о «лишних» людях и неразделенных чувствах

— Помните, как праздновалась в семье Пасха?

— Это всегда был самый большой праздник — торжество жизни над смертью. На ночь ехали в храм, утром разговение с необыкновенно вкусными куличами, приготовленными по старинному рецепту с добавлением розового масла. Рецепт унаследовала моя супруга. Нашему владыке Иосифу, епископу Иваново-Вознесенской и Кинешемской епархии, очень понравились эти куличи, он сказал, что нигде таких куличей не пробовал.

— В воспоминаниях одной прихожанки читала, как ваша бабушка Елена Семеновна переживала: “Завтра будет отец Александр, и я опять не знаю, что говорить на исповеди”. Он был и вашим духовником?

— Что касается детей, есть некая негласная традиция в православной церкви: на исповедь не принято ходить к отцу. Конечно, он помогал готовиться к исповеди, но само таинство осуществлялось в том же храме Сретенья Господня в селе Новая Деревня, но у второго священника.

— Он был строгим отцом? Наказывал?

— В детстве, конечно, наказывал. Мог лишить каких-то развлечений, например просмотра телевизора. В более старшем возрасте мы хорошо понимали друг друга. Последние несколько лет я находился в Москве, но очень любил приезжать к отцу. Мы закрывались в кабинете и беседовали на разные темы: политические, религиозные. Отец очень воодушевленно воспринял перестройку. А я скептически относился к тому, что демократия в западном понимании смысла этого слова у нас когда-нибудь приживется.

— Михаил Александрович, вы ведь увлекались музыкой. Как отец Александр относился к этому увлечению?

— Сестра рисовала, я занимался музыкой — отцу это нравилось. Он сам подарил мне пластинку с рок-оперой “Иисус Христос — суперзвезда” и сказал: “Музыка замечательная, но либретто неудачное”. Отец делал замечательные слайд-фильмы по мотивам картины Франко Дзеффирелли “Иисус из Назарета” и другим произведениям, мы с ним готовили аудиосопровождение, это были мои первые звукорежиссерские работы. Отец считал, что для привлечения людей к вере необходимо задействовать все рычаги цивилизации. И кино, и музыку, и телевидение.

— Протоиерей Димитрий Смирнов сказал, что отца Александра убили за миссионерство. На его проповеди и беседы приходили тысячи людей.

— Его трагическая гибель, безусловно, связана с его деятельностью. В 90-м году страна стремительно распадалась. Шел поиск путей развития. Коммунистическая идеология, которая долгие десятилетия цементировала общество, перестала работать. Это было очевидно. Требовалось найти другой идеологический стержень, который удерживал бы нацию, и один из возможных вариантов, который рассматривался, — это приручение православия, стремление превратить его в некий патриотически-этнографический музей. И в этот момент вдруг появляется священник, служащий в простом подмосковном храме, который пишет книги, проповедует с амвона. Собирает стадионы, к нему прислушивается интеллигенция. Этот священник начинает рассказывать о христианстве — религии, которая раскрывает свободу человека. Об этом мало говорится до сих пор. Настоящий христианин свободен.

— Протоиерею Меню не было места в лубочной картинке. Ему угрожали?

— Он об этом никогда не говорил, но мы знали, что были угрозы, какие-то неприятные звонки, записки. Предпринимались попытки написать открытые письма. Яркий человек всегда вызывает и восхищение, и ненависть. Тем более отец стал новатором, он был первым из священников, кто вышел на телевидение. Он был очень харизматичным человеком, блестяще образованным, обаятельным. Его появление на телевидении имело эффект разорвавшейся бомбы. Критиковали и коллеги: “Зачем он вылез на этот дьявольский экран? Священник должен проповедовать только с амвона”. Сейчас мы видим, что он был прав на 100 процентов. Церковь начинает пользоваться всеми медийными возможностями.

— За что вы хотели бы попросить прощения у отца?

— За то, что не всегда его слушал. За то, что не удалось его уберечь. Может быть, мне нельзя было уезжать в Москву, надо было все время быть рядом.

— Убийство отца Александра — одно из самых резонансных преступлений конца прошлого века. Как вы думаете, оно когда-нибудь будет раскрыто?

— Как мне говорил один из следователей, он никогда не видел столь безупречно совершенного преступления. Убийца не оставил никаких следов. Прошло 20 лет. Разве что всплывет что-то неожиданное, что сможет послужить зацепкой для нового следствия. Но я слабо в это верю.

«Апостол интеллигенции» и его младшие братья

Узнайте, какие инструменты ВКонтакте помогут сохранить привычный ритм жизни, когда нужно оставаться дома.Посмотреть

Институт богословия и философии

Информация

Описание: Институт основан в 1992 году в качестве негосударственного, светского высшего учебного заведения для осуществления образовательной и научной деятельности в области богословия и философии. Показать полностью…

Богословие (теология) представляет собой целый корпус взаимосвязанных наук. Богословие – это не проповедь, не упражнения в благочестии. Оно выстраивается на строго научных основаниях. Другое дело, что сами эти основания не есть последняя истина, в свою очередь они производны от Откровения, данного нам в Священном Писании Ветхого и Нового Завета. На Священное Писание опирается христианское вероучение. Богословие же призвано рационально оформить Слово Божие, данное в Откровении, и сформулированные Церковью положения вероучения. А это предполагает, что постигающему богословие предстоит погружение в научное знание особого рода, существенно отличающееся как от естественнонаучного, так и гуманитарного знания.

Отличительной чертой Института богословия и философии выступает концепция, в соответствии с которой богословское и философское знание на паритетных, равных началах задают тон всей структуре подготовки студентов. Обучение в Институте предполагает освоение богословия и философии не как рядоположенных областей знания, а как двух возможных направлений, взглядов, подходов, во-первых, тесно между собой сопрягающихся, во-вторых, часто имеющих общий предмет исследования.

В 2019-20 учебном году состоится набор по следующим программам:

— «Теология», двухгодичные курсы дополнительного образования;
— «Философия в контексте культуры», двухгодичные курсы дополнительного образования;
— «Русская культура в контексте мировой культуры», двухгодичные курсы дополнительного образования;
— курс художественной резьбы по дереву.

Местонахождение Института: Санкт-Петербург, ул. Миргородская, д. 1, здание Просветительского центра Феодоровского собора.

Телефон: (812) 971-79-21, 8 (906) 240-60-36
Адрес электронной почты: info@ibif.ru
Веб-сайт Института: https://ibif.ru/
Онлайн-проект Слово Богослова:
https://slovo-bogoslova.ru/

_________________________________
Это неофициальная группа Института.

Хотя. «что такое официальное лицо или неофициальное? Все это зависит от того, с какой точки зрения смотреть на предмет, все это условно и зыбко. Сегодня я неофициальное лицо, а завтра, глядишь, официальное! А бывает и наоборот. И еще как бывает!» 🙂

Другое

Действия

Не ограничивайте себя во время самоизоляции!

Узнайте, какие инструменты ВКонтакте помогут сохранить привычный ритм жизни, когда нужно оставаться дома.Посмотреть

Уважаемые учащиеся, преподаватели и друзья нашего института!
27 мая в 18-00 в Институте богословия и философии состоится онлайн-семинар на тему «Опыт осмысления греха в богословии, аскетике и художественной литературе». Показать полностью…

Надо ли говорить, что тема греха необъятна. Чем более пристально в него вглядываешься, тем явственнее открываются не замечаемые и неожиданные моменты. Задача нашего семинара миновать общие места в разговоре о грехе и коснуться наиболее проблемного и неясного в нём. Мы очень часто склонны не замечать грех там, где он присутствует, грозно нависает над нами, обрушивается на нас. И точно так же совсем не редкость сведение греха к нарушению заповедей, и только. При этом как-то забывается, что грех, греховность пронизывает насквозь человека от каждого отдельного индивида до всемирной истории. Помнить об этом никогда нелишне. Но это и не значит, что надо становиться пораженцем рода человеческого, бесконечно изводя себя подозрениями в своей непрерывной и непреодолимой греховности.

Читать еще:  «Домой придешь!» Памяти протоиерея Василия Ермакова

Семинар пройдет на платформе Zoom. Приглашаются все желающие, присоединиться можно по Zoom-ссылке на сайте института:
https://ibif.ru/news/opyt-osmysleniya-grekha

Дорогие и любимые читатели! Начинаем публиковать цикл материалов, посвященный проблеме сознания.

Многим представляется, что биологи и физики уже изучили все явления в человеческом организме. Сколько написано книг, Показать полностью… где до мельчайших деталей описываются те или иные процессы в человеческом организме. Тем не менее, что касается сознания — сейчас в науке нет даже близкого понимания как оно устроено. Существует множество разных гипотез о том, какие механизмы за ним стоят. Многие из них сводят сознание к сумме вычислимых явлений, действующих в мозге. Да, явления эти сложные, но принципиально они вычислимы.

Таким образом, сознание по их представлением — полностью детерминированный механизм, и человек по своей природе мало чем отличается от камня — описав математически все процессы во внешней среде и внутри организма человека мы легко, по их мысли, можем вычислить состояние человека в любой момент времени. Эта идея принадлежит еще Лапласу, она была множество раз переосмыслена, но принципиальный момент детерминированности сознания здесь остается.

Мы хотим познакомить вас с другой гипотезой, автор которой — английский математик, физик и философ науки из Оксфорда сэр Роджер Пенроуз. Известный многим по научно-популярной книге «Новый ум короля» Пенроуз рассказывает о своей совместной со Стюартом Хамероффом идее, объясняющей сознание через квантовую физику. Сэр Роджер в подробностях описывает общие принципы работы этой теории, которая базируется на ключевой роли симметричных микротрубочек в работе сознания. Рассматривая ключевой для наблюдения за сознанием процесс анестезии и роль микротрубочек в известных нам процессах деления клеток, Пенроуз и Хамерофф приходят к выводу, что эти объекты могут быть своего рода «носителями» сознания, ключем к разгадке его тайны.

Если говорить упрощенно, процессы в квантовой механики бывают и вычислимыми, но здесь они проявляются в своей «сложной», неоднозначной, не поддающейся вычислению форме, в такой, где «ломается», не работает уравнение Шредингера (отсылаем наших читателей к знаменитому «коту Шредингера» и просим прощения у физиков за упрощение). Важный момент этой теории — сознание в ней рассматривается как принципиально непознаваемый, не сводящийся к сумме взаимодействия нейронов, процесс, что дает возможность говорить о свободе воли человека и об уникальности каждой человеческой личности, не сводимости ее к сумме примитивных вычислимых процессов. Именно поэтому мы считаем важным рассказать вам об этой теории и ее роли в дискуссии о природе сознания.

«Апостол интеллигенции» и его младшие братья

9 сентября 5 г.

Ну вот, и дождались. Дождались – не ожидая. По 1 каналу добрым словом помянут Александр Мень. Вчера в статье о новомучениках (в связи с освещением церкви во имя их в селе Матвееве и презентацией книги Ирины Тлиф о роде Розановых, матвеевских священнослужителей, по определению, мучеников XX столетия) несколько слов написал я о нем – для газеты «Северной правды». Посмотрим, дрогнет ли теперь рука снять мои завиральные абзацы. Апостол интеллигенции, замечательный ученый, гуманист – примерно это прозвучало по ТВ. Так – снять или не снять? Снимут.
Лет 10 назад неукротимый Олег Губанов, совсем тогда юный новомученик костромской культуры, СУМЕЛ пригласить на поэтический фестиваль «Чибиряшечка» несколько десятков стихотворцев со всех краев нашей необъятной. Приехал маститый Владимир Корнилов, поэт, однофамилец и тезка костромского прозаика, приехали Алик Зорин и я, других москвичей не помню. Зорин – мой друг и духовный сын Меня. Истовый прихожанин, ощетиненный на все, что ему кажется ересью, кощунством и проч. Не терпит поэтического панибратства с Богом, косо глядит на апокрифы, обожаемые мной. Булат поет:

Я знаю, Ты все умеешь,
Я верую в мудрость Твою,
Как верит солдат убитый,
Что он проживает в раю.

— Кощунство! – возмущается Алик.
На фестиваль он привез книжку воспоминаний об отце Александре, где перемежались проза и стихи. Книжку разместил на стенде в «Пале». В течение трех дней мимо стенда проходили люди высшей, так сказать, лиги, люди причастные к поэзии – ни одной книжки не было продано, даже украдено не было. Алик надулся и уехал. (Я бы тоже уехал, но среди толпы небожителей было несколько похабников, я остался, читал стихи «Костромским старухам», одна из которых будучи костромской молодкой, вытащила меня, когда тонул, из Волги. А раскрепощенным до бесстыдства мальчикам и девочкам читал Тютчева:

Толпа вошла, толпа вломилась.

Уже одной строкой Федор Иванович изобразил то, что с нами произошло в годы «ОТВРАТИТЕЛЬНОЙ ДЕМОКРАЦИИ» – разве не так?)
Я, стало быть не уехал. Я потом ПРИЕХАЛ. Это у Эльдара Рязанова спрашивают: – Вы пьете? – Нет, говорит он, – Я ЕМ. Во вчерашней статье пишу: Мень любил мои стихи – я любил его самого.

И православный черный плат
не удержал Господня Дара:
как некий райский водопад,
как золотая Ниагара,
как лавы жаркая волна.
Тихонько вскрикнула девчонка –
летит мне под ноги одна
заколка – черная лодченка.
Избыта храмовых прикрас,
огням, столпам иконостаса
пришлась ты в масть и в самый раз,
сиятельна и златовласа!
Помянем лодку-на-лету,
свергающуюся в каменья,
Помянем Александра Меня,
УБИТОГО ЗА КРАСОТУ.
Души от Бога не тая,
на это благо, это злато,
нахлынувшее из-под плата,
перекрестился б он – как я.

Ну кто из косматых и косных недоучек, ошибкой служащих Богу служа брюху. кто потерпит священника, перекрестившегося на волну женских волос,—

благоговея богомольно
ПЕРЕД СВЯТЫНЕЙ КРАСОТЫ?

Не потерпят. И вот вам версия: убьют, чтоб не красовался. Не помню, жаловался я или нет, ведя эти записи – повторю на всякий случай. Каторжника делали безобразным, выбривая полголовы. Моды на бритоголовость еще не было. Со сквером на главной площади Костромы обошлись как с головой того каторжника.

Была красавица – теперь уродка.
Что сделали с тобою, Сковородка?
Кому так ненавистна красота,
что микельанджеловская ПЬЕТА
становится мишенью идиота?
И неопределенноличный кто-то
в лицо стреляет Матери Христа?
Как Божья Мать, растерянно и кротко
глядит растерзанная Сковородка

В том, что ПОЛОВИНА сквера – молодые деревья – 80-летнему подростку-дубу жить бы и жить до 800, до 1000 лет – снесена «за ветхостью», а другая половина жива, угадывается воровской стиль власти. ЗНАЮТ, ЧТО ТВОРЯТ, творят украдкой и обязательна лгут, что хотят «как лучше». Так в годы террора «воронки» ездки по ночам, а днем ездили фургоны с надписью «ХЛЕБ».
ШКОДА Й ПРАЦИ, пишет великий Шевченко, беря в эту вилку жизнь своего времени, в основе своей неизменную. Но именно ШКОДЯТ одни, пока працюют другие.
Подлый удар по голове тупым топором утром 9 сентября 1990 года. Их стиль. Удар сзади. ПО ДЕЛАМ ИХ УЗНАЕТЕ ИХ.
Для о. Александра по его просьбе я собрал и сшил для него книгу своих стихов в 1 экземпляре. Пишу это наудачу: а вдруг она сохранилась в архиве убитого? А вдруг – и пометки его рукой на полях?
Иметь «старца», иметь духовного отца как-то мне претило. Чувство близкое к благоговению испытывал я перед великими тружениками (подвижник, мученик – синонимы), которых знал в жизни, которыми жизнь моя не скудеет. Но желания подпасть под крыло, раствориться в благоговейном чувстве вплоть до молитвы

ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ, А НЕ МОЯ –

такого желания я не испытывал. Бывало нечто даже противоположное: желанье диалога, удивленье: великий человек – а как прост, и как радостно с ним, и где мое смущенье и проч.?
Так просто было мне, и не только мне – с Александром Менем. Как-то, подвизаясь в клубе «Москва» и проводя под его шапкой вечера в Некрасовской библиотеке, я придумал вечер ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ПАСТЕРНАКА. Броскостью пренебрег: здесь выразилась доступна мне глубина понимания места и роли этого поэта

Читать еще:  Крещенская вода, богоявленская вода – вера, мифы и суеверия

на нашей долгой бытности.

Пускаться в объяснения тут не место, я о другом. Александр Владимирович понял меня с полуслова, мы выпустили красивый пригласительный билет с портретом Пастернака рукою отца – один из самых удачных – с именами замечательных людей, собрался народ, заполнивший до отказа Г-образный зал библиотеки. Мне кажется, вечер оправдал свое названье – даже несмотря на то, что о. Александр не смог прийти. Но были Пастернаки, сын и невестка, великие труженики, готовящие к печати книги из неисчерпаемого наследства гения, была духовная дочь Меня, редактор некоторых его книг Зоя Афанасьевна Масленикова, автор книги разговоров с Пастернаком во время сеансов, когда З.А. лепила его портрет. «Я Вам постою», говорил Б.Л. и стоял, а З.А. непременно его «разговаривала» (переходный глагол) и всегда успешно: была молода и недурна собой, и ума ей было не занимать. Ее книгу, еще рукопись, привез я однажды в Тбилиси – «Литературной Грузии» принадлежит честь первой публикации книги о поэте, имя которого еще вызывало тупое неприятие.
А он был – наша церковь в те далекие времена. На нем люди сходились. Его портрет висел в комнате, не в кабинете же, Игоря Дедкова в Костроме.
И тут не откажу я себе в удовольствии подразнить костромских гусей, которые до сих пор вытягивая шеи шипят на имя Пастернака, на имя Меня, на имя Мандельштама и вообще ЖИДОВ, примазавшихся к великой русской литературе. Редчайшее право на родимые пятна того же антисемитизма, и не только, имеет, например, великий Астафьев. Ну, а эти-то. Вразуми их, Господи.

«Не надо к нему ходить.» Не надо его читать.

Что многих в нем настораживает и даже отталкивает? Его всеядность и неразборчивость по отношению к реальным духовным различиям между Православием, католичеством и протестантизмом…, его взгляды на Священное Писание Ветхого и Нового Заветов… Достаточно сказать, что он считал целый ряд лиц Священного Писания мифологическими персонажами. Так, Авраам для него был мифом, мифом для него был и пророк Иона и три отрока в пещи вавилонской.

Но, если это так, то чего тогда стоят слова Спасителя: «Авраам, праотец ваш был рад видеть день рождения Мой и возрадовался»? Получается, что Христос апеллировал к мифу? Подобные представления, безусловно, подрывают веру во Христа, веру в истинность Евангелия.

В пункте же национальном о.Александр был весьма догматичен. Он считал, что евреи сохранили богоизбранничество и после распятия Христа, несмотря на очевидные высказывания: «Се, оставляется дом ваш пуст» (Мф. 23, 38).

Приходится согласиться с очень многими утверждениями из знаменитого письма митр. Антония* (Мельникова) к прот. Александру Меню. Письмо это подлинное. Не случайно многие духовные пастыри и старцы относились к творчеству отца Александра Меня и к его деятельности весьма настороженно, если не сказать более. Характерно, что когда при о. Иоанне (Крестьянкине) зашла речь об о. Александре Мене, он сказал: «Не надо к нему ходить». Автор был свидетелем этих слов.
Диакон Владимир ВАСИЛИК.
http://ruskline.ru/news_rl/2010/9/07/pamyati_protoiereya_aleksandra_menya/
—————
* Из открытого письма митр. Антония (Мельникова) о. Александру Меню.
…Я знал, что Вы являетесь крещеным евреем и служите православным священником. Такое сочетание нисколько не смущает меня…, потому что антисемитизма нет в самой природе Православия
Знакомясь с Вашими работами…и Вашими действиями, я обнаружил в Ваших словах и делах такое, что никак несовместимо ни с Вашим положением в Православной Церкви, ни с подлинной любовью к еврейскому народу…

Ибо дело не столько в Вас…, сколько в тех видимых и невидимых силах, которые управляют Вами. Условное собирательное имя этим силам – сионизм… Сионизм есть не что иное, как практическое осуществление тайных стремлений религии талмудического иудаизма… Духовная сущность иудаизма достаточно определенно раскрыта в Евангелии. «Если бы Вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы; А теперь ищете убить Меня…Вы делаете дела отца вашего»…»Ваш отец диавол»,…»

Важнейшей задачей сионизма является борьба с христианством и, прежде всего, с Православием… Православная Церковь приемлет людей без различия их национальности, и люди обретают здесь и полноту неискаженного вероучения, и единственно верный образ жизни в Боге по вере. Поэтому сионизм особенно заинтересован иметь в Православной Церкви своих «постовых… Задача таких «постовых» – под видом правды проповедовать ложь.

Таким «постовым» сионизма в Православии и являетесь Вы, отец Александр… Это ваша продуманная и добровольно взятая на себя миссия…

Несколько слов об особых религиозных средствах сионизма в его интригах против Православия. Это разложение Православия…, попытки доказать необходимость объединения Православия с католицизмом, которое мыслится… как проникновение католического духа в среду Православия.Между сионизмом и властями Католической церкви возник самый тесный союз… Заразить православных католическими настроениями значит возбудить в них дух внешней активности, жажду политической борьбы, участие в суете чисто мирских дел…

Людям усиленно внушается (сионистами), что современный еврейский народ остается богоизбранным, а значит призванным свыше к мировому господству. Однако, после распятия Христа богоизбранность более не принадлежит еврейскому народу как нации… Богоизбранный народ – это теперь Церковь Христова.

Вы признаетесь, что не перестаете считать, что Израиль как народ сохраняет свое избранничество… Cовременный иудаизм Вы не отделяете от веры Ветхозаветного Израиля, утверждая, что еврея-христианина и еврея-иудаиста в наши дни связывает не только общность национального происхождения, но и вера в Единого Бога, вера в Священное писание, общая религиозная этика.

Современное христианство и современный отвергающий Иисуса Христа иудаизм для Вас – равноправные ветви одной и той же религии Авраама…Теперь ясно какому «богу» у Вас навсегда посвящен Израиль, и какие силы являются для Вас темными, а какие светлыми. Тьма для Вас, о. Александр, это традиционное русское святоотеческое Православие.

«Просветить» такое Православие, а точнее разложить и разрушить его является Вашей задачей. Если под маской ветхозаветной веры в Единого Истинного Бога оказалось возможным скрытое поклонение сатане, то почему бы не попробовать устроить того же в христианстве.

Однако без обмана и подлога здесь не обойтись, и Вы их совершаете…Вас спрашивают: нельзя ли уже теперь евреям, приходящим в Православие, как-нибудь все же удержать иудаизм. Можно, говорите Вы, если внушить православным евреям, что они могут не отрекаться от обрядов и религиозных обычаев иудаизма.

Вас спрашивают, как Вы относитесь к культам православных святых Гавриила и Евстратия…; не является ли это одним из препятствиий для пребывания евреев-христиан в лоне Русской Православной Церкви.

Преп.Евстратий был иноком Киево-Печерского м-ря… половцы в числе других русских угнали Евстратия в плен и продали в рабство одному еврею…В праздник Святой Пасхи в 1097 году фанатик-иудаист распял Евстратия на крестеСв. муч. Гавриил был 6-летним мальчиком, фанатик-иудаист похитил мальчика и зверски умертвил его. Убийцы потом были уличены, осуждены по закону. А мощи св. Гавриила были найдены нетленными и также получили от Бога особую благодатную силу…

Вы стали говорить, что ритуальные наветы на еврейство не получили юридического подтверждения на скандальных судебных процессах прошлого. Это помогает Вам бросить тень клеветы и на память святых Гаврила и Евстратия и без обиняков заявить: «Надеюсь, что они будут деканонизированы», то есть исключены из лика святых нашей Церкви…

Следует в таком случае исключить из лика святых всех, кто так или иначе пострадал от еврейского фанатизма и «начать» придется уже со Христа Иисуса, преданного иудеями на распятие.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector