0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Андрей Зубов: Время, чтобы стать стабильным гражданским обществом

Вы – предатель России, господин Зубов!

Андрей Борисович, к Вам обращается Ваш бывший студент, который слушал Ваши лекции по истории религии в стенах Российского Православного Университета св. Иоанна Богослова (РПУ) – высшего учебного заведения Русской Православной Церкви, которое и имел честь закончить. Конечно же, Вы вряд ли вспомните меня, но дело не в личном знакомстве (хотя Вы даже подписали мне свою книжку). Учась в РПУ, слушая лекции и читая некоторые Ваши публикации, я не строил насчет Вас никаких иллюзий: Вы всегда были и остаетесь либералом до мозга костей – это Ваша, как принято сейчас говорить, гражданская позиция. Слово «либерал» я использую в самом понятном и главном смысле: индивидуальное «я» дороже и выше любых форм коллективной идентичности (государства, Церкви, народа, семьи и т. п.). Прекрасно осознавая, что Вы, Андрей Борисович, являетесь либералом и в философском, и в политическом, и в церковном смыслах, я уважал Ваш научный статус, ценил Ваши знания в области религиоведения, Вашу прекрасную ораторскую манеру, видел, какой энтузиазм Вы вызываете в студенческой среде. Я был внутренне не согласен с Вашей либеральной позицией, но уважал Вас как русского профессора.

После того, как Вы поддержали два года назад богохульниц из Pussy Riot, уважение Вы в моих глазах утратили. Потом Вы поддержали Болотную, стали мелькать на РБК в милом сообществе г-жи Прохоровой, достойное, видимо, для либерального профессора место Вы получили на телеканале «Дождь», вместе с Кураевым Вы составили прозападную околоцерковную оппозицию нашей Церкви (наверное, только этим можно объяснить исключение Вас из Синодальной библейско-богословской комиссии в декабре прошлого года). В целом Ваши «подвиги» (и Ваших единомышленников) в борьбе за гражданское европейско-содомитское общество с моделью американской оккупационной демократии окончательно укрепили меня в мысли, что либерализм – это самая антихристианская и тоталитарная идеология. Жаль, что Вы не читаете в рамках истории религии (наряду, например, с зороастризмом, исламом или буддизмом) отдельный курс «религии прав человека» или «богословие толерантности». Это было бы очень даже познавательно.

После того, как Вы стали «церковным» оппозиционером, оправдывая грех кощунства демократическими ценностями, я перестал считать Вас, Андрей Борисович, православным человеком. Для Церкви Вы так и останетесь не более чем светским религиоведом – не зря в свое время Вас попросили уйти из Московской Духовной семинарии и не смущать умы православных студентов. Однако, Вы оставались до последнего времени еще и политическим оппозиционером. Но в эти дни резко изменилась обстановка в мире и в России – и политическая, и духовная.

События на Украине рассеяли туман либеральной лжи у нас в России. Ваша реакция, г-н Зубов, на готовность нашего Президента Владимира Путина спасти украинский народ и все пространство исторической Руси (Крым, Киев, Восточная Украина – это наша земля, за которую проливали кровь наши предки!) от неофашистской проамериканской интервенции – реакция, которую Вы озвучили 2 марта на «Дожде» и в личном блоге украинского информационного ресурса LB.ua (http://blogs.lb.ua/andrey_zubov/257887_.html) под названием «Это уже было», превращает оппозиционера в предателя своей страны. Быть в оппозиции к власти можно в мирное время. Когда же идет явная война, причем не с кучкой бандитов, засевших в киевской Раде, а с мировой американской гегемонией, которая стремится превратить весь мир в свою колонию, тогда говорить о какой-то российской агрессии, нарушении суверенитета другой страны, демократической законности и прочей чепухе (США плюют на суверенитет и демократию, когда речь идет об их стратегических интересах в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, теперь – на Украине), говорить и писать об этом в прозападных СМИ – это означает служить врагу. Вы – сторонник атлантистов и бандеровцев. Вы – предатель России, господин Зубов! В Великую Отечественную войну Вас бы расстреляли за пособничество врагу по законам военного времени. Думаю, что подобное с Вами сделали бы и сейчас спецслужбы Пентагона, если бы Вы посмели «быть в оппозиции» политическому курсу Обамы.

Вы сравнили Путина с Гитлером, помощь русской армии Крыму – с аншлюсом Австрии в 1938 году, воспели мифическую угрозу Крыму от соседней Турции (угроза оттуда, на мой взгляд, – это несвежие мандарины) и нарисовали лучезарную картинку, будто русскоязычному населению Крыма и Восточной Украины ничего не угрожает (может быть и не будет угрожать, если они все заговорят по-английски) – все это Вы подали с авторитетом, «как историк». Но Вы – идеолог. Потому что неидеологизированных историков не существует, как не существует внеконфессиональных богословов. Андрей Борисович, Вы использовали весь классический набор либеральных штампов и страшилок, беззубых и бездейственных в русском народе. Гитлер, Сталин, Петр I давно перестали быть для таких историков, как Вы, реальными историческими персонажами, они для вас либералов – страшные мифы, символы ненавистного вам государства: не Третьего Рейха, не Советской или Российской империи, а государства вообще. Вы ненавидите государство, оправдываете белых генералов, предавших царя, реабилитируете изменника Власова, сейчас встаете на защиту украинского неофашизма только ради того, чтобы утвердить произвол индивида – интернационального, без рода и племени, без Отечества; безрелигиозного, ведь религия – частное дело; мультикультурного, т. е. всеядного до любого глобального гамбургера, наконец, бесполого, ибо смена пола и содомия есть тоже «права человека». Эту модель постмодернистского импотента Вы, Андрей Борисович, как и все либералы защищаете, осознано или бессознательно. Ради нее вы и предаете, сначала веру, а потом и империю.

Но русское православное сознание – имперское по своей сути, поэтому В.В. Путин как наш державный вождь, Святейший Патриарх Кирилл как Предстоятель Церкви на всем пространстве исторической Руси, наконец, мы, простые русские патриоты не оставим наш народ ни в Крыму, ни в Харькове, ни в Одессе, ни в Донецке – везде, где единство русской веры, русского языка, культуры и истории важнее границ, проведенных неверной рукой Ельцина и Кравчука в предательском 1991 году. Господин профессор, Вы уже проиграли, потому что проиграла либеральная идеология в России – это видно хотя бы по количеству людей, которые пришли на митинг «против войны» (а значит за резню наших братьев) и на шествие в поддержку Крыма 2 марта, накануне Великого поста. Пост – это война, духовная брань, а то, что происходит сейчас на Украине – это тоже война за Православие и Россию. На нашей стороне святые, на протяжении всей русской истории благословлявшие освободительные и праведные войны государства Российского, – Сергий Радонежский, святитель Алексий, священномученик Ермоген, святитель Филарет Московский. На Вашей – стареющая прозападная интеллигенция и диссиденты, сделавшие себе имя на развалинах Советского Союза. Вы служили западной либеральной идеологии, разваливая страну и предавая империю, которая воспитала вас, но теперь ваше время кончилось, вы проиграли, господа либералы.

Читать еще:  “Макарошки” как символ новой искренности чиновников

В конце дерзну обратиться к Вам, господин Зубов, с таким предложением: откажитесь от звания русского профессора (думаю, Вам дадут аналогичный статус в каком-нибудь британском или американском университете). Свою мысль я поясню, призвав на помощь, как и Вы, авторитетных мыслителей прошлого века. Вы обратились к Солженицыну – символу всех советских диссидентов и купленной интеллигенции, я же позволю себе процитировать русского патриота и философа Ивана Александровича Ильина. Он обращает к современной России, к Президенту Путину, к Крыму, к Восточной Украине, к нам, русским людям, свой вопрос, который и через почти 90 лет актуален с еще большей силой: «Если я вижу подлинное злодейство или поток подлинных злодейств и нет возможности остановить его душевно-духовным воздействием, а я подлинно связан любовью и волею с началом божественного добра не только во мне, но и вне меня, то следует ли мне умыть руки, отойти и предоставить злодею свободу кощунствовать и духовно губить, или я должен вмешаться и пресечь злодейство физическим сопротивлением, идя сознательно на опасность, страдание, смерть и, может быть, даже на умаление и искажение моей личной праведности?» («О сопротивлении злу силой»). Вам, Андрей Борисович, поздно отвечать на этот вопрос – Вы сделали уже свой выбор. Однако, Ильин был тоже русским профессором, профессором Московского Императорского Университета. И Вы. Профессор МГИМО, русский профессор, хотя лучше сказать: профессор в России. Вы не заметили противоречия?

Новое в блогах

Интересный человек профессор Зубов!

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Зубов.

На странице обсуждения могут быть пояснения.

Андре́й Бори́сович Зу́бов (род. 16 января 1952, Москва) — российский историк, религиовед и политолог,доктор исторических наук. Общественный, церковный и политический деятель. Бывший профессор МГИМО; был первоначально уволен в марте 2014 года за выражение в прессе мнения, шедшего вразрез свнешнеполитическим курсом России[1], однако это решение было отменено 11 апреля[2][3], в конечном счёте уволен из университета 30 июня 2014 года после истечения срока контракта. Член Синодальной библейско-богословской комиссии и член Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и обществаМежсоборного присутствия РПЦ (2009—2014)[4][5]. Один из авторов «Основ социальной концепции Русской православной церкви». Глава Комиссии по вопросам народного образования, науки, культуры, религии и исторического наследия Партии народной свободы (ПАРНАС)[6].

Содержание

Биография[править | править вики-текст]

В 1978 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Опыт исследования парламентской демократии в Таиланде».

В 1989 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора исторических наук по теме «Парламентская демократия и политическая традиция Востока».

С 1988—1994 годы преподавал историю религий в Московской духовной академии[8], где имел звание доцента[9].

С 1994 по 2012 год — заведующий кафедры «Религиоведения, философии и вероучительных дисциплин» философско-богословского факультетаРоссийского православного института св. Иоанна Богослова[9].

В 2001 году уволился из Института востоковедения РАН и перешёл работать в МГИМО[9]. Был профессором кафедры философии МГИМО, а также возглавлял в качестве генерального директора университетский Центр «Церковь и международные отношения»[10]

Уволен за критику действий российского правительства на Украине и в Крыму[11], однако комиссия Совета при президенте РФ по трудовым правам признала увольнение незаконным[12].

Владеет английским, тайским и французским языками.

Научная деятельность и публицистика[править | править вики-текст]

А. Б. Зубов в 2008 году

Первоначально специализировался на изучении вопросов политической истории Таиланда, парламентаризма в странах Востока. Под влиянием В. С. Семенцова стал заниматься проблемами религиоведения и истории России[8].

В 1993—1994 годах в журнале «Континент» состоялась примечательная полемика между А. Б. Зубовым и филологом академиком С. С. Аверинцевым о христианском осмыслении истории. В отклике на статью Зубова «Пути России»[13]Аверинцев выразил несогласие с используемой Зубовым дихотомической схемой «эвдемонизм» — «сотерия». Кроме того, он не согласился с утверждением, будто «в 1941 году граждане СССР почти поголовно верили Сталину, готовы были умереть за него»[14].

Зубов ответил Аверинцеву статьей «Опыт метанойи» в которой он высказал резко критическое отношение к фигуре генерала Власова[15].

Дискуссия Зубова и Аверинцева была включена журналом «Континент» в «Избранное „Континента“ за 1992—2011», что дополнительно подчеркивает её значимость[16].

Позднее Зубов кардинально изменил отношение и к проблеме Власова, и к характеристике войны как Отечественной (что нашло своё выражение и в книге «История России. XX век»).

В 2000-е годы стал ответственным редактором проекта по выпуску двухтомника «История России. XX век» (1 том: 1894—1939 и 2 том: 1939—2007). Авторский коллектив объединяет более 40 авторов из России и зарубежья. Проект изначально создавался под руководством А. И. Солженицына, но затем Солженицын дистанцировался от него (причины раскрываются в письме Солженицына Зубову, копия письма доступна в блоге russia_xx[17].) Книга вышла в 2009 году.

Концепцию книги А. Б. Зубов представляет следующим образом:

В предисловии ответственного редактора я формулирую несколько моментов, которые мне кажутся важнымиПервый момент: мы ставим в вершину угла человека, считаем, что высшей ценностью общества является судьба человека: его благополучие, свобода, внутреннее достоинство. Когда человека вынуждают не добровольно, ради коллективизации, ради геополитического расширения отдавать свою жизнь, силы, благополучие, свободу и т. д., это всегда историческая неудача. История определяется не тем, насколько сильно или велико государство, а насколько счастлив, свободен и благополучен человек.

Мы исходили из принципа, что высшей ценностью человека является свобода воли. И там, где она не может реализовываться свободно, государство терпит фиаско. Не человек для государства, а наоборот — это первый наш девиз. И он исторически обоснован — ведь человек появился значительно раньше государства и создавал государство ради своих целей. Теперь второй принцип, и здесь мы уже даём некоторую оценку. Исходя из первого принципа, государство, созданное большевиками, было по своей природе бесчеловечным — оно ставило общее как главное, а человека — как второстепенное и служебное по отношению к общему[18].

26 апреля 2010 года в журнале «Эксперт» вышла статья «История фальсификатора», посвящённая книге «История России. XX век» и А. Б. Зубову. 6 июня 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда обязала редакцию журнала «Эксперт» опубликовать «опровержение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию Зубова А. Б.»[19].

После своего увольнения из МГИМО часто выступал в СМИ оппозиционной направленности в том числе с вопросами, касающимися истории. В мае 2015 года на сайте The Insider была публикация Ольги Горелик с комментариями Андрея Зубова и Николая Сванидзе «7 главных мифов о войне», в которой авторы критикуют набор тезисов, названных наиболее распространёнными мифами о Второй мировой войне[20]. Военный историк Григорий Пернавский указал на большое, по его мнению, количество фактологических ошибок и оценил эту публикацию как непрофессиональную и пропагандистскую[21].

Читать еще:  Я почувствовала себя свободной от Освенцима

Общественная, церковная и политическая деятельность[править | править вики-текст]

Православный христианин. По собственным словам А. Б. Зубова, к вере его привёл В. С. Семенцов, который также был крёстным отцом его старшей дочери Ксении и старшего брата Андрея[22]. Крестился в Лазареву субботу 1978 года, после девяти месяцев оглашения[23]. Крёстным отцом был протоиерей Валентин Асмус[8].

Член Союза писателей Москвы. Член редакционной коллегии журнала «Континент». В 1998 году награждён премией фонда «Знамя»[7].

Координатор общественного комитета «Преемственность и возрождение России», целью которого является «восстановление правового и культурно-исторического преемства с дореволюционной Россией как основы её возрождения».

В 1999 году в ходе внутрицерковной дискуссии, предшествовавшей канонизации Николая II, А. Б. Зубов выступил против причисления последнего русского царя к лику святых[25].

27 декабря 2000 года решением Священного Синода включён в состав делегации Русской православной церкви на двусторонние собеседования по церковно-общественной тематике с Армянской апостольской церковью, прошедшие 12-16 февраля 2001 года в Эчмиадзине[26].

16 июля 2005 года решением Священного Синода включён в синодальную рабочую группу по разработке «концептуального документа, излагающего позицию Русской Православной Церкви в сфере межрелигиозных отношений»[27].

В октябре 2005 году являлся участником Церковно-общественного форума «Единением и любовью спасёмся», посвященном 625-летию победы на Куликовом поле[28].

26 марта 2006 года в Иоанно-Предтеченском соборе РПЦЗ в Вашингтоне вместе со священником Георгием Эдельштейном был участником встречи, посвящённая проблемам восстановления общения между Русской Зарубежной Церковью и Московским Патриархатом[29].

А. Б. Зубов на антивоенном Конгрессе интеллигенции 19 марта 2014 года

skeptimist

skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)

Соотноси всё с вечностью

ПРОФЕССОР ЗУБОВ И НЕМНОГО ЗУБОДРОБИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Сегодня я начинаю выставлять свои комментарии на высказывания и дела одного из наиболее известных московских профессоров, доктора исторических наук, профессора МГИМО, уволенного оттуда 1 июля 2014 года за свою активную позицию. Но анализировать я буду не его дела, а взгляды, которые показались мне как специалисту по мифоистории довольно интересными.

Выставлять свои соображения я буду порционно, потому что в силу дефицита времени не всё могу из его размышлений оценить и прокомментировать сразу.

Итак, начнём.
О профессоре А.Б. Зубове я слышал ранее по скандалу вокруг двухтомного учебника «История России. ХХ век», который вышел под его редакцией и известен ошеломительным эклектизмом текстов, разных по уровню и направленности взяглядов авторов, а позже категорическим осуждением Зубовым воссоединения Крыма с Россией в марте 2014 г., которую он воспринял как аннексию. И тогда меня удивило, что профессор, защитивший кандидатскую и докторскую по «парламентаризму» Таиланда и Востока и проработавший до 2001 года в Институте востоковедения РАН, вдруг понял, что это не его и переключился на религиоведение и историю России, придерживаясь в анализе их абсолютно несовместимых позиций ортодоксального православия и радикального либерализма.

Каким образом востоковед пришёл к православию, я ещё могу понять. Но как его понесло в либерализм? Не понимаю. Почему? Потому что восточная традиция не отрицает личность и ценность любого бытия, чего стоит хотя бы принцип «не убий» в буддизме. Но встраивает всё это в сложную духовную структуру, где личность не может быть противопоставлена морали, обществу, Богу, и тем более поставлена выше их. В ней типичное для либерализма стремление к самовыражению обязательно проверяется общим благом. И это сквозит из любого восточного мировоззрения.

Не понимаю, как, изучая и принимая эти духовные ценности, можно безоговорочно стать на позиции либерализма, который в личностном плане может быть довольно симпатичным, но применительно как раз к восточной традиции служит инструментом взлома и раскодировки консервативно организованного социума, а через это – инструментом уничтожения иммунной системы общества и человека? Как принять либерализм в его западном варианте, если он разрушает внутренний мир? Похоже, что профессор Зубов такими вопросами даже не задавался.
Не задавался его активной деятельностью и я, пока одна из моих учениц не отправила мне ссылку на его недавнее интервью «Украинской правде» от 22 июля под названием «Историк Андрей Зубов: Бандеровцы — это пример большой лжи советской системы».

Прочитав его рассуждения, я понял, что их содержание напрямую связано с моими исследованиями. Конечно, то, что он променял востоковедение на историю России – его личное дело. Но в новых условиях он берётся судить о том, о чём у него таких глубоких познаний нет. Да и результатов исследований тоже, если не считать обширных интервью. Точнее — он судит о мифе, который для него соотносим с «большой ложью» из названия интервью. Причём, применительно к Бандере и его последователям, в значительной степени солидаризируясь с ними?

Впрочем, обо всём по порядку.

После наивного вопроса украинской журналистки: «Почему именно сейчас россиянам важно знать, кем были бандеровцы?» профессор Зубов решил её просветить. «В нашей общей стране, Советском союзе, технология создания мифов была развита в высшей степени. Огромные исторические этапы и важнейшие факты либо замалчивались, либо искажались. Мы практически не знали настоящей истории». И резюмировал свою мысль следующим выводом: «У нас нет привычки к бесценности исторического факта».

Вот так – сразу несколько посылок.

1) Ранее бандеровцы были обществу как бы не интересны. В самом деле, кому интересны националисты? А сейчас, это вдруг стало очень нужно. Иначе говоря, интерес к бандеровцам носит искусственный характер и инициируется властью России. Но так ли это на самом деле? Я думаю, что нет.

2) Историк, сделавший научную карьеру в СССР, рассуждает о том, что «технология создания мифов была развита в высшей степени». При этом он к этой технологии как бы совсем не причастен. Лично непричастен. Что видно из последней фразы: «Мы практически не знали настоящей истории». Но если он не знал «настоящей истории», то как стал доктором исторических наук? Значит, одно из двух: либо он не настоящий доктор, и должен признать это, публично отказавшись от своих степеней и званий, либо он сейчас лукавит, что у него «третий глаз» на проделки советской историографии открылся лишь после развала СССР.

3) «Привычка к бесценности исторического факта», о которой так пафосно говорит профессор Зубов, не подменяет знания простых истин, которые заключаются в том, что исторический факт представляет собой комплекс данных, которые с одной стороны встраиваются в определённую систему уже сложившихся представлений, а с другой – субъективируются как минимум дважды – когда фиксируются очевидцами и когда интерпретируются исследователем. Иначе говоря, человеку не дано знать сам факт, потому что между реальным фактом и исследователем стоит ОБРАЗ факта, с которым он и работает, воспринимая его как ФАКТ своего сознания. В чём тогда заключается его бесценность? Как грамотно работать с тем, что считается бесценным, а значит священным? Или он чего-то не понимает? Разумеется, не понимает, ибо, как минимум не знаком с исследованиями в этой области семиологов и не в курсе главных разработок в данном вопросе историков школы Анналов. Но объяснять ему это, видимо, уже бесполезно, потому профессор ПОЛОН как чашка чая.

Читать еще:  Назидание по «Великому Канону» св. Андрея, Архиепископа Критского

Понятно, что на эти вопросы у профессора Зубова ответов нет, потому что он даже не задаётся подобными излишествами. А ведь я даже не ставлю вопрос: знает ли он, что такое МИФ? Не задаётся, значит, не видит, не знает, не распознаёт. Не распознаёт, следовательно, не профессионален. Но судит и осуждает – людей и общество. Как это называется? Вопрос, естественно, риторический. На нём пока и остановимся.

skeptimist

skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)

Соотноси всё с вечностью

ПРОФЕССОР ЗУБОВ И НЕМНОГО ЗУБОДРОБИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Сегодня я начинаю выставлять свои комментарии на высказывания и дела одного из наиболее известных московских профессоров, доктора исторических наук, профессора МГИМО, уволенного оттуда 1 июля 2014 года за свою активную позицию. Но анализировать я буду не его дела, а взгляды, которые показались мне как специалисту по мифоистории довольно интересными.

Выставлять свои соображения я буду порционно, потому что в силу дефицита времени не всё могу из его размышлений оценить и прокомментировать сразу.

Итак, начнём.
О профессоре А.Б. Зубове я слышал ранее по скандалу вокруг двухтомного учебника «История России. ХХ век», который вышел под его редакцией и известен ошеломительным эклектизмом текстов, разных по уровню и направленности взяглядов авторов, а позже категорическим осуждением Зубовым воссоединения Крыма с Россией в марте 2014 г., которую он воспринял как аннексию. И тогда меня удивило, что профессор, защитивший кандидатскую и докторскую по «парламентаризму» Таиланда и Востока и проработавший до 2001 года в Институте востоковедения РАН, вдруг понял, что это не его и переключился на религиоведение и историю России, придерживаясь в анализе их абсолютно несовместимых позиций ортодоксального православия и радикального либерализма.

Каким образом востоковед пришёл к православию, я ещё могу понять. Но как его понесло в либерализм? Не понимаю. Почему? Потому что восточная традиция не отрицает личность и ценность любого бытия, чего стоит хотя бы принцип «не убий» в буддизме. Но встраивает всё это в сложную духовную структуру, где личность не может быть противопоставлена морали, обществу, Богу, и тем более поставлена выше их. В ней типичное для либерализма стремление к самовыражению обязательно проверяется общим благом. И это сквозит из любого восточного мировоззрения.

Не понимаю, как, изучая и принимая эти духовные ценности, можно безоговорочно стать на позиции либерализма, который в личностном плане может быть довольно симпатичным, но применительно как раз к восточной традиции служит инструментом взлома и раскодировки консервативно организованного социума, а через это – инструментом уничтожения иммунной системы общества и человека? Как принять либерализм в его западном варианте, если он разрушает внутренний мир? Похоже, что профессор Зубов такими вопросами даже не задавался.
Не задавался его активной деятельностью и я, пока одна из моих учениц не отправила мне ссылку на его недавнее интервью «Украинской правде» от 22 июля под названием «Историк Андрей Зубов: Бандеровцы — это пример большой лжи советской системы».

Прочитав его рассуждения, я понял, что их содержание напрямую связано с моими исследованиями. Конечно, то, что он променял востоковедение на историю России – его личное дело. Но в новых условиях он берётся судить о том, о чём у него таких глубоких познаний нет. Да и результатов исследований тоже, если не считать обширных интервью. Точнее — он судит о мифе, который для него соотносим с «большой ложью» из названия интервью. Причём, применительно к Бандере и его последователям, в значительной степени солидаризируясь с ними?

Впрочем, обо всём по порядку.

После наивного вопроса украинской журналистки: «Почему именно сейчас россиянам важно знать, кем были бандеровцы?» профессор Зубов решил её просветить. «В нашей общей стране, Советском союзе, технология создания мифов была развита в высшей степени. Огромные исторические этапы и важнейшие факты либо замалчивались, либо искажались. Мы практически не знали настоящей истории». И резюмировал свою мысль следующим выводом: «У нас нет привычки к бесценности исторического факта».

Вот так – сразу несколько посылок.

1) Ранее бандеровцы были обществу как бы не интересны. В самом деле, кому интересны националисты? А сейчас, это вдруг стало очень нужно. Иначе говоря, интерес к бандеровцам носит искусственный характер и инициируется властью России. Но так ли это на самом деле? Я думаю, что нет.

2) Историк, сделавший научную карьеру в СССР, рассуждает о том, что «технология создания мифов была развита в высшей степени». При этом он к этой технологии как бы совсем не причастен. Лично непричастен. Что видно из последней фразы: «Мы практически не знали настоящей истории». Но если он не знал «настоящей истории», то как стал доктором исторических наук? Значит, одно из двух: либо он не настоящий доктор, и должен признать это, публично отказавшись от своих степеней и званий, либо он сейчас лукавит, что у него «третий глаз» на проделки советской историографии открылся лишь после развала СССР.

3) «Привычка к бесценности исторического факта», о которой так пафосно говорит профессор Зубов, не подменяет знания простых истин, которые заключаются в том, что исторический факт представляет собой комплекс данных, которые с одной стороны встраиваются в определённую систему уже сложившихся представлений, а с другой – субъективируются как минимум дважды – когда фиксируются очевидцами и когда интерпретируются исследователем. Иначе говоря, человеку не дано знать сам факт, потому что между реальным фактом и исследователем стоит ОБРАЗ факта, с которым он и работает, воспринимая его как ФАКТ своего сознания. В чём тогда заключается его бесценность? Как грамотно работать с тем, что считается бесценным, а значит священным? Или он чего-то не понимает? Разумеется, не понимает, ибо, как минимум не знаком с исследованиями в этой области семиологов и не в курсе главных разработок в данном вопросе историков школы Анналов. Но объяснять ему это, видимо, уже бесполезно, потому профессор ПОЛОН как чашка чая.

Понятно, что на эти вопросы у профессора Зубова ответов нет, потому что он даже не задаётся подобными излишествами. А ведь я даже не ставлю вопрос: знает ли он, что такое МИФ? Не задаётся, значит, не видит, не знает, не распознаёт. Не распознаёт, следовательно, не профессионален. Но судит и осуждает – людей и общество. Как это называется? Вопрос, естественно, риторический. На нём пока и остановимся.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector