1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Американец принял православие и готов служить в Российской армии

Американец принял православие и готов служить в Российской армии

— Во дурачина! Из Америки сюда удрал! — Эти слова 34-летний Джордж Грин из Нью-Йорка слышит второй год то в Москве, то в Киеве, то в западноукраинской глубинке. А он лишь добродушно улыбается и на смеси английского, русского и украинского терпеливо объясняет, почему променял нью-йоркский комфорт на такую авантюру. А началось все с православия.

ПЛАТОК И ЮБКА В ХРАМЕ — НЕ СЕКСИЗМ

— Мои родители-протестанты были против крещения во младенчестве, поэтому крестился я уже сам в православном храме незадолго до того, как четко решил: все, уезжаю в Россию! Как-то я случайно зашел на службу в православный храм. И был очарован, понял, что хочу здесь остаться.

Батюшка готовил меня к крещению 8 недель! Сидел на религиозных форумах, пытался учить русский, посещал храм по всем праздникам, хотя он в часе езды от моего дома, — рассказывает мне мистер Грин. — Впервые я побывал в России в возрасте 22 лет, с тех пор подумывал у вас осесть. А после того как меня уволили (банк предпочитал нанимать программистов, работающих подешевле, на удаленке), загорелся еще сильнее. Стал присматривать работу в Москве. А друзьям и родне сказал прямо в день отъезда, 1 декабря 2010 года, чтобы не пытались в последний момент меня переубедить.

— Близкие, поди, были не в восторге?

— Еще как! Приобщение к православному образу жизни оттолкнуло от меня многих либерально настроенных друзей. Они считали его консервативным.

— Наша церковь, например, не приемлет однополые союзы. Это тоже консервативно для ваших друзей?

— О, больной вопрос. Даже мои друзья-католики считают, что у геев есть право на законный брак. Многие американцы высмеивают идею воздержания от сексуальных отношений до брака, считают сексизмом заставлять женщину надевать платок и юбку при входе в храм. Помню, как в скиту возле Почаева на Западной Украине одна женщина очень злобно отреагировала на просьбу намотать платок поверх своей короткой юбки.

Тогда монах ответил ей, что даже в жару носит рясу до пят и с длинными рукавами. Так что сексизмом здесь и не пахнет.

А знакомые протестанты крайне мало знают о церкви, но ненавидят богатые убранства храмов. Зато дом за 200 тысяч долларов с бассейном и дорогим авто — это круто, а прилично выглядящий храм — нет-нет. А моих родителей не волновало ни то ни другое. Отец потом примкнул к «вольным каменщикам», пытался убедить, что они замечательная благотворительная организация и ничего не имеют против церкви. Как мы тогда сильно ругались!

СПАЛ НА УЛИЦЕ, ПОДЪЕДАЛ КАРТОШКУ ФРИ

— Вы и в жены взяли русскую.

— Да, еще задолго до отъезда в Россию. Но тогда не понимал, что ей нужно только американское гражданство и жить в России точно не входило в ее планы. Я лишь переживаю, что мой 4-летний сын живет в отрыве от русских корней. Не хочу, чтобы он жил в Америке, которой сейчас предстоят худшие времена. Но ничего не могу сделать — там феминистская организация снабдила бывшую жену специальным адвокатом, и теперь я не могу общаться с ней или сыном без риска угодить в тюрьму. Остается только ждать, когда он подрастет и сможет сам со мной связаться.

После развода Джордж уехал в Москву. Но и тут поначалу все сложилось нерадостно. Работы, которую Грину обещал знакомый британец, имевший бизнес в России, он так и не дождался. Джорджу пришлось жить в хостеле, да еще его избили и обобрали до нитки.

Когда у американца закончился срок действия российской визы, он перебрался на Украину. Спал на Крещатике прямо под открытым небом, подбирал картофель фри, оставленный на столах в «Макдоналдсе». Джордж наконец решился попросить помощи в церкви и в итоге оказался в Почаевской лавре Московского патриархата — главной православной обители на Западной Украине.

— Я работал и жил в монастыре как послушник. Монахи очень интересовались православным американцем, да и относились к США так же скептически, как и я. Мы много беседовали о том, как американские ценности отличаются от здешних. Было очень тяжело, я никогда не занимался столько физическим трудом! Сильно похудел. Мне предлагали стать монахом, и я всерьез об этом раздумывал, потому что физический труд и молитва приносят большое удовлетворение. Но в итоге в церкви я встретил достойную девушку, и мы решили создать семью.

Политическая ситуация на Украине дикая, большинство оппозиционеров живут на деньги Запада, выступают против канонической церкви. Лучшее место для воспитания верующей семьи — это все-таки Россия, где закон относится к конфессиям справедливо и где не пытаются, как в Штатах, помешать церкви принимать активное участие в жизни своей паствы.

— А у нас многие ее за это как раз и критикуют.

— Я вижу, как церковь все больше приходит в жизнь людей. Да, пока многие молодые люди предпочитают воскресной литургии субботнюю вечеринку. Но немало и таких, кто пытается жить так, как учат в церкви: смысл жизни не только в удовольствии. Церковь многое делает, чтобы сократить в России число абортов. И множество молодых россиян, с кем я общался, ее в этом очень поддерживают. И реакцию на девиц из Pussy Riot считаю абсолютно обоснованной. Сделай они такое в мечети или синагоге, их бы запросто обвинили в религиозном терроризме.

Образование и Православие / Елена ЧИНКОВА
«Комсомольская правда»
29 ноября 2012 г.
Автор благодарит за содействие в подготовке материала портал «Интерфакс-Религия»

Американец провёл неделю рядовым в российской армии: «это полное фиаско!»

Обозреватель портала RT Тим Керби, родившийся в США, на неделю стал рядовым российской армии (точнее – ВМФ РФ), после чего поделился в своём блоге ощущениями от полученного опыта. В его статье рассказывается о предрассудках, которые существуют о российских ВС, и о том, как всё обстоит на самом деле.

Тим Керби пишет, что стал единственным американцем, которому дали возможность побывать в рядах российского флота, и это при том, что он совершенно не умеет плавать. Такая возможность у него появилась благодаря тому, что он является ведущим радиопрограммы, которая организовала проект «Вежливые люди: бархатный сезон». Идея проекта заключается в том, что шестеро никогда не служивших молодых парней и ещё шестеро уже отслуживших ранее человек отправляются в армию, чтобы показать всей стране, как за считанные дни они могут стать настоящими солдатами.

По итогам передачи Тим Керби признаёт, что стал худшим её участником и ему за себя очень стыдно. Однако этот опыт стал для него источником многих неожиданных открытий.

Ожидание 1: питание в армии – нормальное…

Реальность: питание в армии – хорошее!

Участники проекта, служившие 10-15 лет назад, подтвердили, что нынешнее меню в армии стало намного лучше. По мнению Керби, армейская еда вообще лучше, чем в некоторых столовых в московских бизнес-центрах. Сухпайки, которые солдатам выдают при выезде из части, содержат качественные продукты, в том числе натуральный шоколад.

Ожидание: русские войска – это большая сила.

Читать еще:  10 минут духовного чтения. Чтобы пост не стал самоубийством

Реальность: русские войска – это большая сила.

Русские – очень эффективные военные, считает Керби. Начиная со времён Древней Руси, русские не раз доказывали свои таланты к воинскому делу, и современная российская армия является довольно внушительной силой.

«Один из сержантов выглядел прямо как Сталлоне – и голос, и жесты, – пишет Керби. – Если все военнослужащие ВС РФ похожи на сержантов нашей части, то русским нечего бояться внешнего врага».

Ожидание: российская казарма – это полуразвалившийся сарай или барак в ссыльном лагере из книг Солженицына.

Реальность: казарма похожа на общежитие в американских университетах.

До участия в проекте Керби представлял себе армейский туалет в виде «бетонного сарая с выгребной ямой», а оказалось, что в казарменных уборных исключительно чисто, унитазы и душевые находятся в отдельных кабинках. Кровати удобные, в каждой казарме по 3 стиральных машины и фильтр для воды.

Ожидание: в армию призывают только мужчин.

Реальность: женщины тоже служат родине.

В армии у человека почти нет свободного времени – он спит меньше, чем хотелось бы, ему нужно уметь очень быстро есть, он много двигается. В этом солдат похож на мать грудного ребёнка, иронизирует Керби, которая тоже вечно недосыпает и постоянно что-то делает. Так американский обозреватель убедился, что российские мужчины и женщины в одинаковой степени служат родине.

Ожидание: в армии часто применяется жёсткое психологическое манипулирование.

Реальность: манипулирование практикуется, но не жёсткое.

Армейские порядки с древности отличались жёсткостью: уже древние римляне жестоко карали за трусость, чтобы остальные сражались до последнего. Впоследствии методика устрашения только развивалась и закреплялась. Задолго до Фрейда военное командование усвоило эффективность жестоких манипуляций ради создания большой военной силы.

Керби пишет, что ожидал жёсткого психологического давления, но на практике выяснилось, что всё не так плохо, а при некотором опыте попыткам манипулирования можно легко противостоять.

Ожидание: офицеры относятся к солдатам как к быдлу или роботам.

Реальность: офицеры относятся к солдатам, как строгие отцы к своим детям.

Сержанты, в представлении Керби, никогда не служившего в армии, должны быть злыми психопатами, получающими удовольствие от издевательств над подчинёнными. В действительности всё оказалось не так: сержанты, по словам Керби, относятся к солдатам не как спятившие диктаторы, а как строгие отцы, которые желают добра своим детям.

Ожидание: будут солдатские шутки и военный юмор.

Реальность: МНОГО солдатских шуток и военного юмора.

Русские солдаты постоянно шутят, рассказывают анекдоты, а время от времени не прочь подпустить сарказма.

И последний вывод Тима Керби.

Ожидание: я не способен служить в ВС РФ.

Реальность: я не способен служить в ВС РФ.

Чтобы быть солдатом российской армии, нужно иметь хорошее здоровье и железный характер, умение противостоять психологическим манипуляциям и чувство юмора, резюмировал американский обозреватель. В России таких людей, по его мнению, много.

Армия и мужественность

Сегодня россияне поздравляют своих защитников Отечества. О том, стоит ли служить в армии и превращает ли эта служба молодого человека в настоящего мужчину, защитника своей Родины, порталу Православие.Ru рассказали священники Михаил Васильев, Святослав Шевченко и Сергей Привалов, а также отслуживший в армии семинарист Сретенской духовной семинарии Василий Лапкин.

«Армия — это та важная часть,
без которой совершенно нельзя представить себе настоящее
и тем более будущее наших детей»

— Армия — это срез общества, в котором, к сожалению, есть свои недостатки. Но мы исходим из того, какое должно быть общество и стремимся к искомому совершенству. Задача вооруженных сил стать той силой, которая защищает общество, его миропорядок, традиции и территорию от внешнего нападения и внутренних дестабилизаций.

Нужно признать, что перед лицом опасности наличие армии просто необходимо. Представьте, что в город или населенный пункт, где вы живете, войдет большое количество вооруженных людей. Чтобы противостоять этой внешней угрозе, требуется регулярная армия, вооруженные силы, которые состоят из хорошо обученных профессионалов, добровольно согласившихся служить своему Отечеству.

Мы видим, что в истории нашего Отечества принятие веры Христовой началось именно с войск, которые тогда именовались дружиной. От князя Владимира, который принял крещение еще в Херсоне, и до ребят, которые сохраняют территориальную целостность, суверенитет нашей страны на северном Кавказе или в средней Азии. Мы понимаем, что армия — это та важная часть, без которой совершенно нельзя представить себе настоящее, тем более — будущее наших детей. Представьте, что у людей отняли право свободно жить, отняли саму жизнь просто по праву сильного, как это было во времена фашисткой оккупации или при татаро-монгольском иге. Что делать в такой ситуации без армии? Чтобы не вернуться в эти страшные времена, нам нужна вооруженная сила, состоящая из настоящих мужчин, которые готовы не за деньги, а ради Родины выполнять свой долг. Я своими глазами наблюдаю, что не оскудела земля русская, есть еще великое множество таких людей, которые способны жить не для себя, а для Отечества. Я имею счастье разделять с такими людьми их трудности и опасность служения. Что было бы с Матерью Церковью, если бы сегодня наши русские воины не были христианами, которые сознательно выполняют свой христианский долг, защищая наше Отечество?

Армия — это школа жизни, где человек исполняет свой конституционный долг, отдает уважение тому народу, к которому он принадлежит, а также показывает, что хочет жить в свободной стране.

Вопрос служить или не служить православному христианину в армии обсуждался еще в начале IV века отцами древней Церкви. Тогда было определено: если в мирное время гражданин оставляет свое войско, он тут же отлучается от причастия. Замечу, что тогда речь об этом шла в языческом государстве, где многие христиане, рискуя своей жизнью за веру Христову, тем не менее не оставляли воинское служение. Тогда была языческая армия, а сейчас армия большей частью состоит из православных христиан — и это не фантом, это реальность. Сегодня у нас в Воздушно-десантных войсках по официальным данным 90% называют себя православными христианами, что не может не радовать.

«Служба в армии всегда была школой взросления,
не пройдя которую, юноша не мог считаться полноценным мужчиной»

— Каждый гражданин обязательно должен служить своему Отечеству. Это потребность мужчины, который призван защищать, оберегать и сохранять духовную самоидентичность нашего государства. В первую очередь служба в армии развивает в молодом человеке чувство ответственности. Когда мужчина получает в руки оружие, он понимает, что это оружие способно как защитить ближнего, так и принести непоправимый вред. Поэтому человек, который несет свое служение с правом применения современных видов оружия, имеет совсем другой подход к жизни. Он по-другому относится к своему служению, к вверенной технике, к командирам, к начальникам и к своим сослуживцам. Происходит возмужание молодого человека. Служба в армии всегда была школой взросления, не пройдя которую, юноша не мог считаться полноценным мужчиной.

Уклонение от исполнения воинского долга недопустимо, потому что кто-то должен встать на защиту своей Родины, своей семьи, родных и близких людей. «Воин», «гражданин», «защитник» — все это про наше молодое поколение, которому предстоит на своих плечах нести груз ответственности за мир и спокойствие наших сограждан. А то общество и государство, которое пытается сэкономить на своей армии, просто перестает существовать.

Читать еще:  Вместе с машиной разбилась жизнь, а родные посоветовали меня «сдать»

«По своей сути армия — это микромир, модель глобального мира»

Иерей Святослав Шевченко, руководитель пресс-службы Благовещенской епархии, клирик Благовещенского кафедрального собора г. Благовещенска:

— Как человек, который отслужил два года в пограничных войсках, я просто уверен, что каждому мужчине необходимо пройти армейскую школу. Потому что это не только гражданская обязанность, но и сыновний долг своей Родине. Это нужно и для того, чтобы в случае опасности быть полезным своей стране: уметь держать в своих руках оружие защитника. Тем более, это актуально в свете последних событий.

Именно служба в армии делает из юнца мужчину, а вовсе не ранняя половая близость, как считают некоторые. В мужском коллективе человек быстро понимает, что значит чувство локтя и взаимовыручка. По своей сути армия — это микромир, модель глобального мира. Поэтому не зря армейские годы называют школой жизни. Солдат в армии мужает, набивая шишки, закаляясь в сложных жизненных ситуациях. На мой взгляд, это помогает молодому человеку выйти в этот жестокий мир более подготовленным. А еще служба в армии укрепила мою веру в Бога, Который проявлял Себя в экстремальных ситуациях непростой армейской жизни.

Уклонение от службы в армии без уважительных причин является грехом лукавства, обманом, поскольку человек прибегает к различным уловкам и ухищрениям, а порой даже занимается членовредительством. Все это не совместимо с высоким званием православного христианина, который должен быть честным и законопослушным гражданином.

«Армию нужно пройти, чтобы стать настоящим воином
и защитником для Родины и своих близких»

Трудности и проблемы есть везде, а в армии их еще приходится решать без помощи родителей и друзей. Вот так и набираешься опыта для дальнейшей самостоятельной жизни. Здесь нет ничего страшного, потому что армия модернизируется, и многие ее проблемы уже сегодня решены по сравнению с 1990-ми годами. Армия не меняет человека, человек меняется в армии. Вооруженные силы России делают все, чтобы человек изменился, начиная от внешнего вида и заканчивая получением внутренних качеств: ответственности, выносливости и терпения.

Хочу заметить, что не каждому дано отслужить в армии так, чтобы командир роты напоследок пожал ему руку и выразил слова благодарности за пройденную службу. Этого нужно добиться. Как семинарист, я скажу, что жизнь в армии и жизнь в семинарии практически не отличаются: дисциплина, строгое выполнение распорядка дня, учеба — все это есть как в армии, так и в семинарии. Однако коллектив все-таки разный, поэтому после службы в армии жизнь в семинарии проходит легче. После армии учиться в семинарии проще, потому что семинария — это одна большая семья, где тебя всегда поддержат, а если нужно и помогут.

Закон Божий говорит нам жить по совести. Кесареву — кесарево, а Богу — Божие. Конечно, нельзя укрываться от исполнения военной службы, ведь тогда мы совершаем грех противления государству.

Бывают различные обстоятельства, серьезные причины, которые позволяют не служить в армии. Но если нет крайних ситуаций, то не стоит оправдывать себя и прятаться за мнимыми болезнями. Если человек отслужил, он может спокойно спать и не бояться каждого звонка в дверь.

Тем, кто служит или только собирается служить, хочется пожелать терпения, потому что служба в армии — это настоящее испытание для человека. Многие люди этого испытания пытаются избежать, но они не понимают, что армию полезно пройти, чтобы стать настоящим мужчиной и защитником — как для Родины, так и для своих близких.

Эстонско-русский американец: почему в США принимают православие и завидуют россиянам

Как советский десантник из Эстонии, который прошел горячие точки, оказался в США и почему американцы принимают православие, рассказал Sputnik Эстония Павел Щербаков.

ТАЛЛИНН, 4 окт — Sputnik, Ирина Тихомирова. Предки Павла из староверов, они жили в Эстонии и 300 лет назад. А сам он после службы миротворцем отправился знакомиться с Америкой, где задержался надолго.

— Начало вашей армейской службы — это осознанное желание или вынужденная необходимость?

— Моя детская жизнь проходила среди летчиков. В Тарту в эскадрилье 132-го тяжелого бомбардировочного авиационного полка служил мой отец. Конечно, я мечтал служить в армии. После школы сделал попытку поступить в училище военно-транспортной авиации в Балашове Саратовской области. Но мне это не удалось, и я был призван в ряды Вооруженных сил СССР.

На момент призыва у меня было 5 прыжков с парашютом, 117 полетов на планере в ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту) и хорошее здоровье. Меня и определили в ВДВ. Служба проходила в 76-й Гвардейской Псковской воздушно-десантной дивизии. Я служил в дивизии 104-го парашютно-десантного полка со знаменитыми командирами, которые прославили ВДВ*.

— Когда и как вам довелось оказаться в условиях боевой обстановки?

— Это было в Сумгаити. 27 февраля там начались погромы. Первой подняли по тревоге нашу Псковскую дивизию. Но еще трое суток мы ждали команды на аэродроме в Крестах (Кресты — аэродром военно-транспортных самолетов). Мы даже спали в самолетах. Сначала думали, что нас отправят в Афганистан на обеспечение вывода советских войск. Только когда взлетели, нам объявили, куда мы направляемся.

За эти трое суток, что мы стояли на аэродроме, много армян убили во время антиармянских погромов. У меня первый раз в жизни был настоящий стресс: я молодой парень, мне 19 лет, вижу, что это начало войны, и это действительно было началом Нагорно-Карабахского конфликта.

— Когда для вас закончилась служба в советской армии?

— Демобилизовался я в 1989 году, когда началось разрушение Союза. Вернулся я в родной Тарту, в военный городок, начал решать бытовые проблемы. Я Джохара Дудаева** лично видел и с ним разговаривал.

Как-то мы пришли к нему с матерью в надежде решить одну нашу семейную проблему. Я только что демобилизовался, тельняшку еще носил. Когда зашли к нему, обращаюсь по форме, отвечаю на вопросы, как в армии положено: «Никак нет!», «Так точно!». А он и говорит: «Армией от вас прет, молодой человек!» А мать за меня отвечает: «Сын только что из Карабаха вернулся». После слов моей мамы Дудаев вздохнул и сказал: «То-то ещё будет!» Только позже я понял значение этих его слов.

— Как ваша семья пережила период получения Эстонией независимости?

— Мама вспомнила, что мы эстонские потомственные граждане, поэтому гражданство мы получили автоматически. После этого я начал ходить на курсы эстонского. Мама свободно говорила на эстонском, а я общался на нем, только когда приезжал к бабушке в Причудье на каникулы.

Это были лихие 90-е. Начались придирки к русским, которые не знали государственного языка, на хорошую работу не брали.

В то время я работал строителем, сварщиком, закончил курсы секьюрити.

— Как вы попали в Миротворческий батальон?

— Я услышал, что создается миротворческая рота под эгидой ООН для выполнения миротворческих задач, и решил попробовать. Требования были такие: среднее образование, гражданство Эстонии и отсутствие судимости.

У меня с эстонским было плохо, но ведь по конституции каждый гражданин страны ЭР имеет право, должен и обязан служить ЭР. И в 1997 году я приехал в штаб Сил обороны Эстонии, прошел медкомиссию и стал служить в Балтийском миротворческом батальоне в эстонской роте.

Как раз тогда и разгорелся новый конфликт на Балканах и начались бомбардировки НАТО в Югославии. Я был в миссии в Боснии в 1998-1999 годах. Там мы отвечали за свою подконтрольную территорию, чтобы на ней не было оружия (Disarmed zone). Несли службу на вышках в районах, где происходили столкновения, стояли между воюющими группировками — мусульманами и сербами в Добое. Миссия называлась Stabilizations force — войска по стабилизации, разъединительные силы.

Читать еще:  Тимур Кибиров: Высмеивать власть легче, чем писать о вере

— А как вы проверяли территорию?

— У нас были рейды по разоружению боснийских моджахедов. Делалось это по афганскому варианту, применялся советский опыт. Использовали платных информаторов, сообщения которых перепроверяли, а потом сразу проводили оцепления и мобильные Check point (точки проверки). Мы, даже зная, где находится склад с оружием, делали так, как будто это плановая проверка.

Миротворцы прекрасно понимали, с кем имеют дело — одно резкое движение могло вызвать конфликт. Не дай бог задеть религиозные чувства — всегда оружие за спину, чтобы показать, что у нас нет воинственных намерений. Нас учили, что там нельзя заходить в женские комнаты, чтобы женщин не обидеть.

После этой миссии всех нас, кто служил там, проверяли на медкомиссии на предмет онкологии и облучения. Спустя годы я узнал что бомбардировки происходили боеприпасами с обедненным ураном.

Слава богу, со здоровьем у нас, кто там был в это время, до сих пор всё в порядке.

— Это была единственная ваша миссия в миротворческом батальоне?

— После того как вернулись в Эстонию, нас предупредили, что будет другая командировка, намекнув, что это уже будет не миротворческая деятельность. Но я, если честно, уже тогда устал от военной службы. Это сильно отражалось на семейной жизни. С 2001 года уже ходили слухи, что нас могут задействовать в Ираке, что, в принципе, и случилось, но к тому времени я ушел из армии и улетел в США.

— Поддерживаете ли связь со своими сослуживцами Эстонского миротворческого батальона?

— Да, конечно, у меня остались очень дружественные и теплые отношения с моими эстонскими сослуживцами. Со многими поддерживаю связь.

После моей службы с ними в Боснии многие побывали по несколько раз в Ираке и Афганистане, и есть погибшие. Один друг, Янек, получил ранение в Афганистане и потом принял православие. Три года назад я крестил двух его маленьких сыновей.

— А в Америке вы как оказались?

— Когда я служил в Боснии, познакомился с одним американским сержантом, мы проводили совместные патрули по миссии PFP («Партнерство во имя мира»). Вот так и пришла мысль поехать в США.

Я подумал, может, хватит мне тянуть военную лямку. Начал изучать английский язык, думал, заработаю денег, открою какой-нибудь маленький бизнес.

В Америку я поехал по туристической визе. Страна меня засосала: сделал рабочую визу, а потом женился. Сначала жил в Бруклине в Нью-Йорке, теперь переехал в Чикаго, где живу уже три года. Мне повезло, там я встретил наших братишек-десантников. Один из них оказался священником, настоятелем Русской православной церкви Московского патриархата в городе Тампа штата Флорида. Он был моим сослуживцем в учебной дивизии в Союзе. Раньше он готовил боевых саперов для частей ВДВ, был, как и я, водителем дальнобойщиком, теперь лечит души людей.

— И каковы ваши общие впечатления о стране?

— Я не хочу никого отговаривать ехать туда, просто если кому-то кажется, что в Америке доллары на деревьях растут, что их легко заработать, то это неправда.

В США люди очень много работают. Там за каждый доллар платишь налоги. Многие живут в кредит, по тридцать лет выплачивают за жилье и машину. Тебя могут без причины уволить. У людей другой менталитет. Там нужно выживать.

— Не скучали ли по друзьям, по дому?

— Скучал. Радовало, когда встречал русских еще послереволюционной волны эмиграции. Они в третьем-четвертом поколении не утратили свой язык и культуру. Вот это меня больше всего поразило.

И в целом в Америке очень много русских. Вот благодаря этому и выкарабкиваешься, потому что русские там своим помогают. И здесь русские не бездействуют. Допустим, православный священник, бывший десантник, несмотря на грязь и пропаганду, открыл фонд помощи детям Донбасса. Организация легально зарегистрирована. И я на той стороне, где погибают женщины, старики и дети.

— Вы следите за тем, что происходит на вашей родине, в Эстонии?

— Да, я как эстонский гражданин наблюдаю за своей родиной, которая оказалась полностью под управлением Брюсселя и Вашингтона.

Рядом великий и могучий сосед, который может не только накормить, но и инвестировать, а мы палки в колеса сами себе вставляем. Естественно, я не против независимости Эстонии и эстонского языка как государственного. Но независимости как таковой нет. Мы могли бы заключить с Россией новый мирный договор и взаимовыгодные торговые соглашения, быть внеблоковой нейтральной страной по примеру Финляндии. Ведь аграрный сектор почти полностью убит, машиностроения нет, все зависит от импорта. Транзит потеряли. Конечно, я переживаю за свою родину.

Депортация в Сибирь после Второй мировой войны была действительно печальным событием для многих народов, в том числе и русских. А сейчас проходит добровольно-принудительная депортация — двести тысяч человек уехало из республики по собственной воле. У нас в Эстонии очень трудолюбивый народ, и очень жаль, что многие молодые жители до сих пор покидают родину из-за неимения перспектив. У меня, например, все три родные сестры живут в Финляндии.

— А как оцениваете то, что происходит в России, которую вы считаете второй своей родиной?

— В современной России хорошие перемены. Строятся храмы, идёт нравственное воспитание молодежи. Я православный человек, потомок священнослужителей, меня это очень радует. В РФ хорошее качество образования. Я об этом могу судить по приезжающим в США россиянам и имею возможность сравнивать.

Вижу, что в США очень многие американцы принимают православие. Я спрашиваю, почему у них такой интерес? Они так и отвечают, что в нем нашли правильное нравственное воспитание. Мы хотим, говорят, быть такими, как русские. Чтобы наши дети, как и русские, воспитывались в православии, где нет пропаганды гомосексуализма. Идут в православие даже те американцы, которые ни разу в жизни не видели Россию, берут себе русские имена. Они даже завидуют нам в плане культуры, нравственности. Мне также известно, что 20 процентов американцев хотят такого президента, как в России. Они поддерживают Путина.

— Вернуться к родным пенатам не планируете?

— Есть планы вернуться в Эстонию. Хочу купить кусок земли в Калласте, строиться в том поселке, где похоронены мать и мой дед со своим братом.

Справка

*В должности замкомдива Псковской дивизии был генерал Лебедь, Владимир Анатольевич Шаманов был командиром батальона, Герой России Марк Николаевич Евтюхин — командиром взвода. Погиб в Чечне в 2000 году.

**Лидер движения 1990-х годов за отделение Чечни от России, первый президент самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия. В 1987-1991 годах был командиром стратегической 326-й Тернопольской тяжёлой бомбардировочной дивизии 46-й воздушной армии стратегического назначения (г. Тарту) одновременно исполнял обязанности начальника военного гарнизона. После событий в Вильнюсе Дудаев выступил на эстонском радио, заявив, что если советские войска будут отправлены в Эстонию, он не пропустит их через воздушное пространство.

Вам может быть также интересно:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector