0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

4 причины, по которым подростки уходят из Церкви

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

Почему подростки уходят из Церкви?

Подростковый период – непростое время в жизни любого человека. Множество новых вопросов, множество новых ответов – запутаться может каждый. Книга протоиерея Алексея Уминского «Подросток в семье и Церкви» призвана помочь преодолеть зоны недоверия – одну из основных проблем, встречающихся в семьях с подростками.

Но прежде чем решать проблему, ее нужно сформулировать. На это и направлена первая глава книги, которую мы публикуем сегодня здесь целиком.
Когда «Бог не слышит»

Подростковый возраст – это индикатор семейных отношений, возраст болезненный, тонкий, чувствительный. Поэтому все, что с подростком происходит, — его негативные реакции, протестные состояния, грубость и колкость, нежелание подчиняться – все это вылезшие наружу наши родительские недоделки, наша родительская нечуткость, непонимание.

А в христианских семьях это еще и какая-то часть нашей собственной религиозности, нами не до конца понимаемая и неотрефлексированная и тем самым направленная на наших детей не всегда лучшим образом.

Вот этот фактор непонятой, непережитой нашей собственной религиозности, воспринятой часто поверхностно, воспринятой формально и схематично — это одно из самых колоссальных недоумений в жизни подростка.

Потому что он перестает себя в этом смысле понимать. Он с ужасом обнаруживает, что мир, который для него открывается в реальности, не совпадает с тем миром детства, с тем миром понятий о Боге, понятий об отношениях между людьми, которые внушались родителями, воскресной школой и даже священником в течение долгих-долгих лет.

У взрослеющего человека отношение к Церкви меняется, оно уже не будет таким, как в детстве, — такое внутрисемейное, внутриприходское, где все хорошо, все правильно и вообще думать ни о чем не надо. Жизнь в представлениях маленького ребенка очень проста. Он знает от папы и мамы, что стоит ему только помолиться — и Бог тут же поможет. Но вот подросток в какой-то тяжелейшей ситуации вопиет к Богу, молит о помощи — и ничего не происходит. А действовать самостоятельно он не научен, потому что родители внушили, что Бог обязательно услышит и обязательно исполнит то, о чем будешь просить. Почему? С какой стати мы решаем за Бога? Нам так проще. Мы как бы отвязываемся от решения очень многих проблем детства. То есть мы, родители, сваливаем на Бога то, что должны были решать сами.

Вот эта ситуация, когда «Бог не слышит», — одна из самых серьезных причин отхода подростка от Церкви. Ведь папа с мамой обещали, что стоит только помолиться — и все будет хорошо! Никто не говорил с ребенком о том, что в этом мире много страданий, о том, что огромное количество людей молятся Богу в самых тяжелых ситуациях, и их молитва может остаться без ответа. Подросток не понимает, что в каких-то случаях Бог приходит на помощь, когда человек начинает действовать.

Далее, подросток начинает видеть Церковь иначе, нежели в детстве, многое из того негативного, что он раньше слышал о Церкви, оказывается похожим на правду. В его подростковом сознании это приобретает гиперболические, очень напряженные формы, потому что в этом возрасте недостатки не прощаются, они сразу вызывают отторжение.

Еще одна причина отхода подростков от Церкви — непонимание происходящего на богослужении. Все эти действия и слова для них привычны, но бессмысленны. Никто не удосужился объяснить им в детстве смысл молитвы «Отче наш», например. Возможно, каждый день с полуторамесячного возраста ребенок с родителями читал вместе «Отче наш» утром, вечером и в течение дня. Но для него в этом нет никакого эмоционального и смыслового усердия души.

Не многие из подростков понимают очевидные вещи, когда речь идет о таинствах Церкви. И даже если мальчик прислуживает в алтаре, а девочка поет на клиросе, это ни от чего не спасает. Часто священник приглашает подростков в алтарь не ради того, чтобы воспитать в них благоговение перед богослужением, а лишь для того, чтобы прихожане умилялись, чтобы архиерей, приехавший в храм служить литургию, похлопал настоятеля по плечу и похвалил его.
Подростку в Церкви бывает чрезвычайно одиноко, здесь нет дружелюбного пространства для него, и самое главное — здесь нет никаких смыслов, которые могли бы его тронуть.

К счастью, так не везде. Есть много прекрасных приходов, где к детям и подросткам относятся с огромным интересом, где воскресная школа – это пространство интересное и свободное, где организуются походы, лагеря, подростковые клубы, подростковые театры.

Как еще можно помочь подростку? Как сделать, чтобы и молитва, и таинства у него по мере взросления начинали для него звучать по-новому? Нужна специальная духовная литература для подростков, где бы говорилось о тех вещах, с которыми им предстоит встретиться. Давно пора, например, составить определенные молитвенные правила, в том числе Правило к Причастию: не перевести на русский язык, а просто сочинить молитвы, которые бы кратко обозначали внутренний мир подростка. Наши взрослеющие дети нуждаются в культурной среде — в нормальной литературе, в фильмах, в спектаклях, говорящих на их языке. Наступило время, когда о проблемах подростка можно говорить в церкви, в том числе на языке молитвы, на языке создания подростковых сообществ, военно-патриотических и скаутских клубов.
Честный разговор о добре и зле

Ребенок сталкивается с серьезными проблемами — непонимание, неузнавание Бога, неузнавание себя. Подростки, не привыкшие к ответственности, проблему просто исключают, отказываются ее решать. Но есть и те, кто начинает размышлять. Здесь важна роль священника. Он может помочь правильно сформулировать вопрос, правильным образом выстроить разговор, чтобы дать понять подростку, что сейчас у него такой возраст, когда рождается собственная внутренняя, мыслительная, эмоциональная, духовная жизнь, и это тот путь, по которому он может идти дальше, как взрослый человек. С подростками такие разговоры не бессмысленны, но для этого надо уметь с ними говорить, как со взрослыми, то есть разговаривать на экзистенциальном уровне — о проблематике добра и зла, страдания, понимания Бога, непонимания Бога.
Надо дать понять подростку, что все люди сталкиваются с этими вопросами, что он не одинок в своих переживаниях, что его собственное состояние не уникально.

Часто подростку негде это услышать. Родители говорят ему: «Ты же раньше был верующий, ходил в церковь, молился. Что же ты так опустился?» И вместо того чтобы общаться со своим ребенком, взрослые начинают читать акафисты, молиться иконе Божией Матери «Прибавление ума». Детям в верующих семьях навязывается чувство вины и это называется покаянием, смирением.

Тему смирения очень просто использовать для манипуляции. Вообще, когда воспитание подменяется манипуляцией, в конечном итоге неизбежно наступит кризис. Манипуляция работает, пока ребенок маленький и слабый. А подросток тоже начинает манипулировать — покупать, подкупать, пугать и так далее, то есть использовать те механизмы, которыми пользовались родители. Манипулировать маленьким ребенком проще, чем его воспитывать. «Если ты не будешь есть кашу, я тебя любить не буду, не будешь слушаться — придет бес, тебя заберет» — вот это способы манипуляции. Их миллионы в родительском арсенале. Почему-то считается, что это воспитание.
Как научить подростка слышать Бога?

Мой рецепт очень прост: детям не надо врать. Не надо с самого начала твердить заученные фразы, в которые сами родители не верят. Надо разобраться с собственной религиозностью. Люди не очень понимают, что такое правило, а что такое молитва. И когда попадают в очень тяжелые ситуации, скажем, тяжелая болезнь ребенка, они сразу начинают не на молитву рассчитывать, а на чудо. И с ними происходит то же самое, что и с подростком, – глубокое разочарование. Это отсутствие собственного опыта молитвы.

Читать еще:  «Наши отношения с папой умерли, но твои – продолжаются»

Например, сейчас популярны «молитвы по соглашению». Иисус же сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Люди думают, что Он сказал как раз об этом: если мы сейчас соберемся, пять человек, и в определенное время будем читать какой-то акафист, то вот все будет так, как Он нам обещал. Но Он обещал не это! Он говорил о Церкви: где двое или трое собраны во имя Христа — это Церковь, которую слышит Бог. Но это не собрание трех, или четырех, или пяти, или двадцати людей, которые будут, так сказать, принуждать Бога, ставить Бога в положение обязанности — мы Тебя заставим, мы Тебя к стенке-то припрем. И тут та же история: они молятся — а нет результата!

Это отсутствие личностного отношения человека к Богу. Люди не знают, не умеют слышать ответ на свои молитвы. Они представляют себе ответ на молитву как сиюминутное исполнение желания. Или вообще не понимают, как Бог может отвечать. Спросите у человека: «А ты у Бога просил? А Он тебе что ответил?» На вас посмотрят с недоумением: «А что, Он разве должен отвечать?» Если все идет вот таким порядком, то никогда никакого слышания Бога у человека не будет.

Чем поддержать своего «неудобного» подростка и как сделать так, чтобы его душа не закрылась для Бога? Об этом новая книга протоиерея Алексея Уминского «Подросток в семье и Церкви. Преодоление зон недоверия»

Православная Жизнь

Main menu

Подросток и храм: сюда я больше не ходок?

4 декабря – Введение во храм Пресвятой Богородицы. В этот день христиане вспоминают, как святые Иоаким и Анна привели их Дочь в Иерусалимский Храм. Ведь когда-то они обещали, что если когда-нибудь у них появится ребенок, – его посвятят Господу. И вот, когда Пресвятой Деве Марии исполнилось три года, родители сдержали обещание. Богородица осталась в храме. Как хочется современным христианам, чтобы их дети по-настоящему полюбили храм, церковную жизнь. Но вот дети превращаются в подростков и всё реже стремятся оказаться в церкви. Почему так происходит? Как реагировать родителям? Отвечают священник и психолог.

Просто любить… Протоиерей Александр Пономаренко, настоятель Свято-Троицкого храма в Желтых Водах Криворожской епархии:

Всегда вспоминаю пример собственных родителей. Для меня и для брата они были большим авторитетом, нам интереснее было общаться с папой и мамой, с их знакомыми, чем со своими сверстниками.

«Мы берем вас в свою компанию, чтобы вы научились себя вести», – сказали они как-то. И мы подражали им, тому, как они общались в кругу своих друзей. Нам вообще было интересно с ними. У них, например, были такие рок-н-ролльные записи, каких не было у ребят-ровесников.

Детям должно быть интересно с родителями. Мама и папа должны быть в курсе всех событий современной жизни, не шарахаться от них, не становиться «замоленными», как мы говорим, которые из себя и из всех домашних стремятся сделать «мучеников» – по внешнему виду, по манере поведения.

В доме должна быть обстановка любви. И, когда наступит переходной возраст, когда дети из дома бегут на улицу, даже если будут смотреть в «страну далече», далеко и окончательно всё равно не уйдут. Так что ответственность за своих детей несут родители.

Я понял, что воскресные школы и так далее – это хорошо, но лучше всё-таки священникам больше внимания уделять прихожанам – молодым родителям. Если они будут хорошо воспитаны Церковью, подготовлены, то и дети их в итоге останутся в Церкви. Важно наладить здоровую приходскую жизнь. Нужно больше общаться с прихожанами, особенно с семейными, и дружить с ними. Последние восемь лет я начал уделять внимание именно этому.

Приходская жизнь должна быть разнообразной, интересной. Можно ездить с прихожанами и их детьми в музеи, в театры, ходить в походы, и дети будут расти с ощущением, что церковная жизнь – она радостная, она не мешает, а, наоборот, обогащает… «Воспитание» молодых родителей позволит им избежать и крайностей неофитства. Ведь чаще всего какие подростки перестают ходить в храм? Как раз в тех семьях, где родители в пылу неофитства непосильно нагружали их постами, молитвами и так далее, что в итоге и вызвало у них протест.

Радикализм вообще – вещь опасная, а если он затягивается… Если родители вместо православия уходят в «православизм» – велик риск, что дети, уйдя из Церкви, могут назад и не вернуться. Так что ответственность за то, чтобы радикализма не было, не было перегибов неофитства – в том числе на священнике, который окормляет эти семьи.

В доброй семье дети обязательно увидят, как отец уважает маму, как они любят друг друга, а если и ссорятся, то быстро и мирятся. И главное, что дети чувствуют себя любимыми. Для чего Бог создал семью? Чтобы в ней созидалась любовь. Когда ребенок видит, что отец любит мать, а мать любит отца, и родители любят своих детей, то став взрослыми, они будут распространять эту любовь на окружающий мир.

Однако если вспомнить притчу о блудном сыне, мы понимаем, что даже в идеальной семье не бывает идеальных детей. Но всё-таки в семье, где родители искренни, всегда разговаривают с детьми, больше шансов, что ребенок останется в Церкви. Если же всё-таки подросток начал отходить от Церкви – нравоучения и укоры не помогут. Всё это вызовет еще большее отторжение.

Одно время я допускал ошибку – пытался ограничивать свободу своих детей и детей, которые росли у нас в храме. Гневался (не сильно) – почему они не были на службе, а если и были, то почему не слушали проповедь? Хотя родители мои мою собственную свободу никогда не ограничивали. Они научили меня ценить ее и уметь ею пользоваться. Ведь любовь – это и есть свобода. Так что если подростки вдруг перестали ходить в храм, нужно просто продолжать говорить с ними, интересоваться их жизнью, любить их… и – молиться за них.

Еще одна проблема – сейчас много неполных семей, когда мама одна воспитывает ребенка. Мама порой настолько занята собой, работой и устройством своей личной жизни, что на воспитание ребенка сил не хватает. Чаще этим занимается бабушка или дедушка (если есть). И вот, у священника и общины есть возможность по-настоящему проявить о детях заботу и любовь. Чтобы, даже если они и уйдут в «страну далече», даже если и докатятся до «свиного корыта», всё равно знали и помнили, что есть место на земле, где их ждут. И я вижу примеры, как, взрослея, уезжая в другой город на учебу, отдаляясь на время от Церкви, наши дети, выросшие в храме, потом всё-таки возвращаются. Помню, что после армии я и сам стал редко ходить в храм, но потом же вернулся.

Если в семье есть любовь и если в общине созидается любовь, у ребенка обязательно произойдет собственная встреча с Богом. Взрослея, он должен найти свою дорогу к Христу, к православной вере. И это уже будет его вера, доставшаяся ему своим трудом. И он будет дорожить этой верой.

Про двойные стандарты родителей. Илья Суслов, психолог-консультант, отец шестерых детей:

Дети растут, взрослеют и с возрастом всё меньше ведут себя так, как хочется родителям.

В начальной школе дети начинают замечать, что, оказывается, не все ходят в храм, а только единицы. Максимум они сами и один-два одноклассника, и еще двое-трое из параллельного. Они начинают удивляться, знакомиться с этой жизнью, недоумевать, задавать вопросы…

Читать еще:  Обязательно ли ходить на Всенощное бдение?

А когда становятся подростками – у них уже появляется больше своих интересов, и они могут себе позволить большее, чем раньше.

И вместе с тем основная проблема, которая приводит отроков к желанию уйти из храма, – это двойные стандарты – в том, что говорят и делают родители. Дети видят и слышат, что родители зачастую транслируют одни ценности, и в то же время сами могут вести себя по-другому: не выполняют свои обещания, осуждают других, ругаются сами, ругают и наказывают своих детей за проявление агрессии, за обман, а сами делают то же самое, да еще иногда могут прикрываться религиозной моралью про почитание родителей согласно пятой заповеди, про послушание старшим и т.п. К возрасту пубертата дети это уже хорошо различают. Тем более, если родители не хотят признаваться в своем неправильном поведении или не просят прощения у тех же детей, при том что детей постоянно призывают прощать всех и просить прощения и так далее…

Вот это я считаю главной причиной того, что подрастающие дети перестают ходить в храм.

Еще один аспект: дети – очень чувствительные натуры. Они понимают, что мы ходим в храм, чтобы спастись, а для этого должны справляться с какими-то своими грехами, страстями и пороками. И дети зачастую не видят никаких положительных изменений у самих родителей. Родители ходят в храм годами, а ничего к лучшему в их семье не изменяется, они как ругались, так и ругаются, как осуждали других, так и осуждают, и так далее.

И вот тогда подросшим детям с их юношеским максимализмом и обостренным чувством справедливости трудно объяснить, для чего же ходят в храм. Просто разговоры о спасении их уже могут не так впечатлять: дети всё-таки хотят увидеть какие-то реальные результаты здесь, на земле. И если никаких улучшений они не наблюдают, то начинают сомневаться, спорить, протестовать, и им сложно объяснить, для чего всё-таки нужно ходить в храм.

Есть три уровня отношения к Богу. Рабский, когда мы делаем что-то в нашей церковной жизни потому, что так надо; наемнический, когда мы надеемся получить какие-то выгоды, и сыновий, когда человек любит Бога и потому не может этого не делать. Если дети видят только рабский или наемнический уровень, потребительское отношение к Церкви, к религии, к таинствам: «Вот мы сейчас помолимся так-то и так-то, и получим то-то», то для них «надо идти в храм» перестает работать. Тем более они могут сказать, что эти выгоды можно и по-другому получить.

Дети еще чистые, менее испорченные – они тонко чувствуют, всё считывают и воспринимают.

Еще подросток может не хотеть идти в храм просто из-за банальной лени, из-за усталости, перегрузки. Для них иногда религиозная жизнь, воскресная служба и так далее становится в ряд с секциями, кружками, и тогда может просто уже не хотеться, они устали. Тем более, если они не видят в этом толка и результатов.

Что делать родителям? Не стоит давить на подростка, понуждать или читать нотации, а лучше в первую очередь пробовать, стараться меняться самим. Стараться хотя бы, чтобы поступки стали соответствовать словам.

Также важно, чтобы с раннего детства поход в храм ассоциировался не с долженствованием, обязательной скучной нагрузкой, а – с радостью.

Сегодня зачастую это рутина. Еще связанная с утренними криками, нервными сборами, негативом: «Мы опоздаем, давайте быстрее, бежим». Пока ехали на машине – все переругались. Приехали в храм – все чинно улыбаемся. Получается конфликт между фасадной и внутренней жизнью семьи. Лучше детей увлекать, рассказывать о жизни Церкви, о вере, и главное – самим быть увлеченными этим.

Подросток отказался ходить в храм — что делать?

Никогда не думала, что эта беда случится со мной, вернее, с моим ребенком. Я не заставляла своих детей ходить со мной в храм. Ведь, как говорится, «невольник – не богомольник». Просто предлагала, мягко уговаривала и смотрела на реакцию. В последнее время сын-подросток постоянно приводил какие-то отговорки, чтобы не ходить на Литургию. Я огорчалась, соглашалась с его решением, но в следующий раз вновь приглашала его с собой. А однажды он отозвал меня в сторонку и, немного помявшись, признался, что сомневается в существовании Бога. И, оказывается, уже полгода как. Но молчал, не хотел, чтобы мама переживала.

Чувство недоумения, разочарования, растерянности и даже паники охватили меня. Но внешне я старалась быть спокойной. Сказала сыну: «Знаешь, я была готова к чему-то подобному. Многие подростки в твоем возрасте отходят от Бога, начинают сомневаться в Создателе. Это нормально. Если мы сомневаемся, значит, мы развиваемся, идем вперед. Если у тебя появятся вопросы, можешь смело спрашивать. Будем вместе искать на них ответы».

В тот момент для меня самым важным было остаться с сыном друзьями. Переходный возраст – это время, когда родители перестают быть для детей авторитетом, когда слова мамы и папы подвергаются беспощадной критике и безоговорочному отрицанию. Но это все естественный процесс. Сам Господь говорит: «Оставит человек отца своего…» (Еф. 5:31). Однако, в этот период очень сложно сохранить взаимопонимание и доверительные отношения с подросшим ребенком. И родителям надо приложить все старания, запастись ангельским терпением, чтобы не оттолкнуть от себя колючего, словно напуганный еж, подростка.

Слава Богу, мы с сыном остались друзьями. Видно было, что к этому разговору он долго готовился и сильно переживал. После того как первое смятение улеглось, я стала думать, как быть дальше. Во-первых, я перестала звать с собой сына в храм. Во-вторых, начала анализировать, по каким причинам подростки уходят из церкви.

Так почему подростки уходят из церкви?

Бывает, что родители не видят (или не хотят видеть), что их подросший ребенок изменился не только физически, но изменилось его мировоззрение, восприятие окружающих, круг интересов. Подросток стремится к самостоятельности, а мать и отец не хотят его отпустить, считают еще маленьким и не воспринимают всерьез. Тогда происходит бунт. Подросток отрицает ценности и установки, которые хотят навязать ему родители.

В 13-15 лет детей тянет в молодежную среду. Именно там они находят себе новых авторитетов. И именно в этот период появляются неверующие или придерживающиеся не православных взглядов друзья. Запрет общения с неподходящими по мнению мамы или папы личностями приводит только к еще большему взаимному непониманию и отторжению. Поэтому очень важно принять выбор сына или дочери. Ребенок стал личностью со своим мнением и убеждениями. Это надо осознать и смириться. Надо позволить подростку «уйти в мир», не пытаясь ограничить его существование только пределами церкви и церковной общины. Кино, музыка, видеоигры — это не всегда плохо. Подростка невозможно изолировать от современного мира.

Как невозможно его оградить от вопросов сексуальной жизни. В интернете, по телевизору, в глянцевых изданиях пропагандируется гиперсексуальность, а целомудрие считается пережитком прошлого. В такой культурной среде очень много соблазнов и сложно хранить чистоту, как того требует церковь. Это тоже может оттолкнуть подростка от Бога.

Немаловажную роль в восприятии веры и Бога является поведение родителей и окружающих верующих людей. Если подросток видит, что говорят они одно, а поступают совсем не по-христиански, то такое лицемерие очень быстро приносит разочарование в Боге. Фарисейство, к сожалению, и в наше время еще процветает.

Когда ребенок маленький, то он безоговорочно принимает на веру все, что ему рассказывают родители: о сотворении мира Богом, о чудесах святых и промысле Божьем. Но чем старше становится подросток, чем больше он узнает, обучаясь наукам, тем больше у него возникает вопросов и сомнений. Теперь он находит противоречия между идеей сотворения мира и эволюцией, видит «отсталость» церкви от научного прогресса или даже ее «антинаучность». Немалую роль в становлении подобных взглядов играет светское образование в современных школах. Часто неверующие учителя «аргументированно» навязывают ученикам свое видение мира. Большинство подростков попадают под влияние таких педагогов и начинают сомневаться в Боге.

Читать еще:  Не успеешь оглянуться – Рождество. Что мы сделали, чему научились?

Подросток хочет самостоятельности, он всеми силами и способами пытается разорвать «пуповину», которой связан с родителями. Как бы ни было больно и страшно за родное дитя, но именно в этот период надо дать ему свободу выбора. Вера, которая была у него изначально — это вера его родителей. Теперь же наступает этап поиска своей собственной веры. Пусть даже и через ее отрицание.

Недавно на глаза попалась очень поучительная притча. Мальчика каждое лето возили на электричке к бабушке. Он подрос и заявил, что уже может самостоятельно поехать к бабушке, без взрослых. Родители позволили ему. Отец, прощаясь с сыном на пероне, сунул ему какую-то бумажку в карман и сказал, что если будет совсем одиноко и страшно, то пусть он заглянет в карман. Довольный мальчик уселся в вагоне. Сначала он весело смотрел вокруг, гордый своей самостоятельностью. Но постепенно множество чужих и незнакомых лиц стали вызывать в нем тревогу. Он беспокойно ерзал на скамейке, настороженно оглядывался вокруг, но страх и напряжение только возрастали. Тут он вспомнил про папину бумажку и быстро вытащил ее из кармана. На листке была написана одна фраза: «Сынок, я в соседнем вагоне».

Что с этим делать?

Изучив в интернете мнения специалистов в области психологии и советы разных священников, я наконец, решила и сама обратиться за помощью. Психолог не уговаривала меня, не успокаивала, а просто сказала одну фразу. И эта фраза вмиг прояснила мое сознание: «У Бога нет внуков. У Бога есть только дети». Действительно, ведь мы приобщаем детей не только к своей вере, но и ведем их к Богу нашим, взрослым, путем, по которому мы сами прошли много раз ошибаясь и разочаровываясь. Но ведь у каждого свой путь к Богу.

Потом была исповедь. И там от батюшки прозвучала еще одна важная для понимания фраза: «Возможно, Господь попускает такое с нами, чтобы мы смирялись. Чтобы больше молились за наших детей».

Еще как нельзя кстати вспомнились слова преподобного Порфирия Кавсокаливита: «Не говори слишком много детям о Боге. Лучше больше говори Богу о детях».

После изучения мнений различных священников и специалистов в области психологии, найти универсальный рецепт того, как не допустить ухода детей из Церкви, к сожалению, мне так и не удалось. Но зато теперь я знаю, как мне следует вести себя.

Ты сам ушел от Бога, значит, и вернуться должен тоже сам. Я отпускаю тебя. Но всегда буду рядом. Буду молиться за тебя и уповать на Промысел Божий. Я буду в соседнем вагоне, сынок…

АВТОР: Глафира Знаменская @glafira_znamenskaya

ПРИЧИНЫ, ПО КОТОРЫМ ПОДРОСТКИ УХОДЯТ — из Церкви.

Почему в верующих семьях ВЫРАСТАЮТ — Атеисты? Нужно ли поощрять ребенка за каждый поход в храм и чем опасна родительская гипер-опека? Об этих и других вопросах побеседовали со священником Петром Коломейцевым, деканом факультета психологии РПУ, клириком храма Космы и Дамиана в Шубине.

«ПОШЕЛ ОТСЮДА ВОН.

– Кажется, сегодня есть все возможности для религиозного воспитания детей: обилие литературы, воскресные школы и кружки в приходах. На верующих уже никто косо не смотрит и не считает их «белыми воронами». Почему же тогда в религиозных семьях ВЫРАСТАЮТ — неверующие подростки?

– Во-первых, существует — стихийный подростковый атеизм, когда у ребенка меняются представления о Боге. Детское представление уже не актуально, а взрослых представлений еще не сформировалось. Подростковый атеизм вполне вписывается в системную перестройку всех взглядов и отношений, которые наблюдаются в подростковом возрасте. В этом ничего особенного нет.

Не нужно настаивать, чтобы у подростка сохранялись прежние формы религиозности, и в храм тащить, чтобы там он общался со сверстниками родителей, тоже не нужно. Подростку интересна — молодежная среда, поэтому идеально, если она формируется при храме.

В силу происходящих в этом возрасте перемен подросток СТРЕМИТСЯ — к самостоятельности. И это тоже — нормально. Ему необходимо общество таких же, как он, чтобы именно в этой среде актуализировать свое представление о вере. Если родители пытаются удержать подростка, они как будто затягивают его обратно в детство. Его интересуют — высокие технологии, а родители ему суют — неваляшку и плюшевого зайчика, мол, на тебе – поиграй.

Подростка интересуют проблемы молодежной культуры, ему необходимо увязать ее со своей верой, поэтому говорить о религии с родителями вообще не получается.

Во-вторых, часто мамы и папы активно выступают — против той молодежной среды, которая окружает подростка. У них попросту НЕ ХВАТАЕТ терпения, и вместо того, чтобы ПОСТАРАТЬСЯ – в этот сложный подростковый период – СОХРАНИТЬ – Доверительные отношения с ребенком, родители НАЧИНАЮТ — войну с подростком. Молодежная среда им кажется заведомо несовместимой с верой.

Родители говорят ребенку: ты ходи в церковь, но ни в коем случае — не прокалывай себе ноздрю, как Петя.

Начинают ГРУБО все и вся – ЗАПРЕЩАТЬ и в результате ОТТАЛКИВАЮТ подростка от себя – теряют свое последнее влияние на него.

А это опасно. Дети предоставленные сами себе, ПОТЕРЯВШИЕ — доверие к родителям НАЧИНАЮТ — совершать серьезные ошибки. А всего-то и нужно с пониманием — относиться к ребенку и УСИЛЕННО — молиться за него – и Господь всегда помогает.

Да и Господь эту сложную ситуацию с ребенком ПОСЫЛАЕТ — для того, чтобы САМИ родители НАУЧИЛИСЬ – по настоящему ДОВЕРЯТЬ – Богу и МОЛИТЬСЯ за детей — Богу! Научились КАЯТЬСЯ — в своих грехах и жизнь свою – ИСПРАВЛЯТЬ.

Ведь, все проблемы в жизни детей – это НЕПРАВИЛЬНАЯ жизнь и Грехи — самих родителей!

Перед подростком, который хочет «тусить» в молодежной среде, встает довольно жесткий выбор: либо твоя среда и окружение, либо — твоя вера. При этом родители своим авторитетом вынуждают — молодежную культуру отвергнуть.

И здесь могут быть два варианта развития событий.

Подросток предпочтет — веру, и будет счастливо оставаться в «пенсионерском кружке», или останется со сверстниками, но в таком случае ему будет указано на дверь. А это значит, что родители САМИ — выталкивают подростка из Церкви.

Потому что подросток, как правило, выбирает — «пошел вон отсюда» и вынужденно уходит из Церкви. И при этом еще думает, бедный: раз я ирокез себе делаю и пирсингом себя украшаю, значит, и исповедоваться мне больше нельзя…

– Есть и такие приходы, где с ирокезом и пирсингом примут. Проблема в том, что ребенок, у которого возникает конфликт с родителями, решает его через — отречение от Бога. Или это не так?

– В том-то и дело, что дистанцирование ребенка от родителей естественно. Оно самой природой предусмотрено, потому что Бог говорит: «Оставь человек отца своего». Та привязанность ребенка к родителям, когда он по каждому поводу кричит «мама», конечно же, не вечная. Она должна в какой-то момент кончиться. Происходит естественный разрыв.

Но родители часто пытаются представить это именно как разрыв — с Церковью, а не с ними. Заставляют ребенка считать, что если он, взрослея, «неправильно» себя ведет, то автоматически становится — безбожником.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector