1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сам Господь страдает с родственниками погибших

За что страдают невинные дети?

Мир расставаний и утрат. Какую еще ты причинишь нам рану? Кого еще отнимешь? Мало тебе погибших в Беслане, измученных и растерзанных, нашедших вместо школы концлагерь, вместо радости жизни – мучение смерти. Мало тебе теплохода «Булгария» и ночного сплава на плотах на Сямозере, унесших в пучину гибели растерявшихся детей. Нет, ты врываешься в нашу жизнь вновь и вновь, отнимаешь детей тогда, когда мы надеялись дать им радость и утешение. Всеми покинутые, запертые, задохнувшиеся и сгоревшие в «Зимней вишне», страдавшие во всех других катастрофах – они нас ставят в тупик, показывают нам всё наше бессилие.

Если сложить все страдания мира вместе, то не дотянут они до меры страданий ни в чем не повинных детей

Если сложить все страдания мира вместе, то не дотянут они до меры страданий ни в чем не повинных детей. Но тем более не дотянут они до меры скорби родителей, потерявших детей. По-человечески подобное горе восполнить нельзя. Слова пусты, а дела недостаточны. Можно заново выстроить сгоревший дом, восстановить порушенную школу, собрать новый самолет, но вернуть погибшего ребенка невозможно. И даже если наши слезы составят мировой океан, то и тогда мы не восполним горя матерей и отцов, лишившихся своих чад. Погибшие в террористических актах, разбившиеся в авиакатастрофах, исчезнувшие в пожарах и наводнениях, они – обличение нашей беспомощности и наших грехов, а еще – обличение несовершенства и беспощадности этого мира.

Почему же Ты, Господи, попускаешь такое? Почему злодеяния, несчастные случаи, неизлечимые болезни и смерти бьют по самому дорогому для нас – по нашим детям, вырывая сердце из нашей груди, делая жизнь пустой и безрадостной?

Страдания невинных детей хранят в себе тайну. Покров ее непроницаем. Ни любопытный глаз, ни возмущенное сердце не проникнут за этот покров. Лишь тот, кто смиренно шествует к Тайне Креста Невинного, постигнет чистым, кротким сердцем и эту тайну.

Убийство невинного – вот как вступила смерть в пределы людей за вратами Эдема

Священное Писание приоткрывает нам завесу тайны в простых, но удивительно ясных свидетельствах. Какой была самая первая смерть в истории человечества? Что говорит нам Ветхий Завет? Оказывается, первым расстался с телом не Адам и не Ева, не их старший сын, злобный Каин, а невинный и кроткий, чистый сердцем Авель. Убийство невинного – вот как вступила смерть в пределы людей за вратами Эдема! Можно представить весь ужас наших прародителей – они сотворены бессмертными в Раю, призваны к вечности, но потеряли райские блага, а теперь видят бездыханным своего сына. Они обращаются к Авелю, а он не отвечает, его теребят, пытаются поднять, а он не откликается – любимый сын мертв.

Откроем страницы Нового Завета. Какой здесь оказалась первая смерть? – Безжалостное избиение невинных младенцев. Терзания матерей передать невозможно. Вырванный из твоих рук ребенок, лишенный жизни на твоих глазах – горе немыслимое, неописуемое, безутешное. Так Священное Писание нам прямо говорит, что страдания невинных – очевидный и неизбежный факт нашей жизни.

Страдания невинных детей – высшая форма несправедливости и крайняя степень проявления зла на земле. Но задумаемся: разве может быть зло справедливым? Зло – это и есть попрание всего самого святого и ценного, попрание добрых чаяний, разумного смысла, полная противоположность любви и правде. Зло всегда влечет за собой несправедливость. Они неразлучны друг с другом, как скорпион и его ядовитый хвост. А зло вторглось в мир через человеческий грех.

Если ты сам поднес огонь к стогу сена, то будешь ли удивляться, что стог сгорел? Если сам протянул руку к ядовитой змее, то будешь ли удивляться, что она ужалила, и яд отравляет тебя? Смерть невинных детей в нашем мире вскрывает весь ужас грехопадения, всю глубину несправедливости и гибельности зла, вторгшегося в жизнь людей.

Вот цена доверия дьяволу, обещавшему, что люди станут «как боги» – крушение обычного человеческого счастья и беспомощность по отношению к самым родным и любимым. Потеряв Бога, мы не просто теряем Рай – мы теряем то, что даровано Богом для нашей простой человеческой жизни.

Но и среди всего этого ада Ты, Господи, не оставил нас. Потому что Ты любишь нас больше, чем мы могли бы себе представить. Мы выломали двери Рая, чтобы насладиться лживой свободой в пучине страстей, переломали в своей жизни буквально всё, но Ты, Боже, так и не покинул нас и восстанавливаешь то, что казалось совсем порушенным. Ты обратил яд змея против него самого, огонь горнила устроил для очищения золота, а страдания людей соделал им во спасение. Ни Авель, ни вифлеемские младенцы – никто из невинно убитых не стали добычей погибели. Потому что они с Тобой, единственным нашим Утешением и Отрадой. Мы здесь переживаем и мучаемся, а они – Твой удел, Твое избрание, потому что подобны Тебе в своих невинных страданиях.

Некоторое время назад умирал человек, занимавший в Следственном комитете высокий пост. Он был идейный коммунист и когда-то давно приложил руку к ссылкам и даже расстрелам людей, исповедавших веру в Бога. Перед смертью, находясь в тяжелой болезни, он неожиданно попросил окружающих: «Позовите священника». «Ты же коммунист. Что случилось?» – в недоумении спрашивали находившиеся рядом люди. Он рассказал, что на пороге смерти он увидел гонимых им людей на Небе, как они исполнены Райских благ и с состраданием молятся о его спасении. Только теперь он ясно постиг, что гонимые им люди более счастливы, нежели он, что вся его борьба с верой в Бога была ужасной ошибкой. Жизнь без Бога оказалась жалкой иллюзией, а самое страшное, что только можно представить, – это смерть в противлении Богу и нераскаянных грехах. Священника пригласили, и бывший коммунист успел исповедоваться и причаститься Святых Таин Христовых. Реалии духовной жизни таковы, что участь страдающих намного выше тех, кто причиняет страдания. Участь терпеливо несущих свой крест высока, потому что эти люди следуют по пути Самого Христа.

Если собрать богатства целой Вселенной, красоты дальних звезд и все сокровища золотых приисков, то не восполнят они утраты одной улыбки родного ребенка. Но ни одна такая улыбка и ни одна слезинка не забыты у Бога.

На муки и смерть ради нас пришел Самый Невинный, и в Нем оправдывается страдание любого невинного

Говорят, что высшая степень любви – взять на себя участь любимого, встать рядом с тем, кто страдает, и разделить его боль. Ради всех, кто страдает, пришел Тот, Кто Сам по Своей Божественной природе не должен страдать. И чтобы за нас пострадать, Он стал таким же, как мы, человеком. На муки и смерть ради нас пришел Самый Невинный, и в Нем оправдывается смерть и страдание любого невинного. Он не только разделил нашу боль, Он взял на Себя всю боль всех людей, чтобы навсегда освободить людей от боли в вечности.

Чтобы даровать нам жизнь, Христос пошел на смерть. Чтобы дать нам райские блага, Он испытал адские муки. И самой вершиной крестных страданий стал возглас Спасителя как человека: Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил? (Мк. 15, 34) Он испытал муку богооставленности, чтобы навсегда от нее спасти нас.

Если ты расстаешься с любимым на время, а потом обретаешь его навсегда, то это и сейчас, при временной разлуке, дает утешение. Мир расставаний и утрат так и будет причинять нам раны, но есть Тот, Кто выше этого мира, Кто победил грех и смерть, и потому в Нем мы обретаем подлинную свободу. И потому смерти нет, а есть лишь временная разлука.

Читать еще:  Он меня ударил, потому что у него проблемы на работе

Кто поймет горе матери, потерявшей ребенка? Поймет тот, кто сам потерял. И тем более поймет Божия Матерь, стоявшая при Кресте Своего мучительно умиравшего Сына. Несправедливая утрата ни в чем не повинных детей сближает страдающих с Божией Матерью, но и Она Сама становится близкой тем, кто это понес.

При всей безысходности земных скорбей, от Бога нам дается отрада, ибо скорби временны, а Бог вечен

В Отечнике повествуется, как авва Исаак однажды застал преподобного Пимена Великого в молитвенном созерцании, а после этого спросил, где он в это время был. «Вынужденный объявить свою тайну, он сказал: “Мой ум был при Кресте Спасителя в те минуты, когда там стояла Богоматерь Мария и плакала”». Скорби Богоматери из нас не прочувствует и не поймет никто, но тем более не поймет смысла Ее смиренного плача, выразившего и здесь, на Голгофе, всё то же кроткое: Се, раба Господня, да будет Мне по слову Твоему (Лк. 1, 38). Верность Богу, смирение и любовь даже тогда, когда наступает высший пик несправедливости и невинных страданий – вот та духовная тайна, которая преображает и претворяет, отделяет человека от грешного мира и приближает к Самому Богу. И вот почему преподобный Пимен завершил свое слово о созерцании плача Богоматери смиренным признанием: «Мне бы хотелось так плакать всегда».

При всей безысходности земных скорбей, от Бога нам дается отрада, ибо скорби временны, а Бог вечен, и Он дает вечную блаженную жизнь. За сумерками ночи наступает рассвет, за скорбью Голгофы – свет Воскресения, за смертью невинных детей – бессмертие и жизнь, подобная ангельской. И всякую слезу отрет Бог. Объятия вечной Любви принимают всякого невинно страдавшего.

«Помолимся о погибших в огне и помолимся о тех, кто сегодня страдает душой, сопереживая смерть самых близких»

3 мая 2018 года, на 40-й день после трагедии в торговом центре «Зимняя вишня», в Знаменском кафедральном соборе г. Кемерова Святейший Патриарх Кирилл совершил панихиду по жертвам пожара. Перед началом богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Я только что посетил место, где произошла эта катастрофа. Здесь особенно чувствуешь масштаб трагедии и глубину человеческого горя. Детские игрушки, цветы, опаленные стены — все это не может оставить человека равнодушным, но даже того, кто не был непосредственно сопричастен этой трагедии, погружает в тяжелейшее душевное состояние.

Я не мог приехать сюда сразу после того, как случилось это горе. Но уже тогда решил непременно быть вместе с вами в 40-й день — самый важный после кончины человека, когда его душа предстоит Богу. Поэтому сегодня у нас есть возможность особенно усердно помолиться Господу, чтобы Он принял всех тех, кто погиб, в свое Небесное Царство. Ведь их смерть была мученической, а мученическая смерть вводит человека в Божественное Царство.

Думаю, горе, которое пережили родители и близкие детей, невозможно исчерпать никакими добрыми делами и никакими добрыми словами невозможно внести успокоение. Но есть нечто, что помогает всем нам преодолевать любое горе, в том числе смерть самых близких людей. Нужно ясно понимать, что смерти не существует. Мы поем замечательный гимн Воскресшему Спасителю: «Христос воскрес из мертвых, смертью умертвил смерть и тем, кто во гробах, даровал жизнь». Мы поем его с таким восторгом, с таким воодушевлением, потому что вкладываем в эти слова совершенно особый смысл — нашу веру в то, что через Воскресение Спасителя реально никакой смерти нет.

Конечно, живя на земле, мы связаны многими условностями этого мира, и нам трудно преодолеть скорбь. Нам трудно выйти из состояния горя. Из этого состояния человека не может вывести ни его собственное усилие, ни даже забота ближних, — это может сделать только сила Божия. Вот почему, когда умирает человек, мы молимся не только об умершем, но и о тех, кто потерял ближних. Вот и сейчас мы совершим заупокойную молитву о погибших в огне, но помолимся и о тех, кто был обожжен этой трагедией, кто несет на себе печать горя по родным и близким.

Поэтому мое первое слово к тем, кто потерял своих родных. Я не могу вам сказать «не переживайте», — никто бы из вас не понял этих слов. Вы страдаете, потому что душа страдает. Страдает от потери близких ваше сознание. Но страданию этому придет конец, и тем быстрее, чем больше будет у вас веры в то, что никакой смерти нет.

А если бы смерть была, что бы означала наша жизнь? Какая разница перед лицом вечности, сколько человек прожил — десять лет, двадцать или семьдесят? Это все лишь мгновение, я только что сказал об этом, помолившись на месте трагедии. Человеческая жизнь — это миг. Молодежь, люди среднего возраста этого еще не ощущают, а люди пожилые это знают на собственном опыте. Наверное, вам приходилось слышать от них: «Как быстро пролетела жизнь!» Это действительно так. Потому что наша жизнь — это мгновение перед лицом вечности, и какой смысл был бы у всей нашей жизни, если бы после смерти физической не было иной жизни? Жизнь превратилась бы в некую бессмысленность. Господь создал человека таким, что он проходит часть своей жизни здесь, в земных условиях, в этом теле. Бог дал нам это тело, разум, волю, чувства. Мы погружаемся в стихии мира сего, и они определяют наше сознание, наши чувства; мы сотрясаемся от скорбей, мы радуемся счастью, но все это проходит, а вечность не проходит.

Поэтому, обращаясь к вам, мои дорогие, к родителям, близким тех, кто пострадал, я не хочу сказать что-то банальное вроде «не надо слишком переживать». Переживайте ровно столько, сколько вы переживаете. Но помните: это переживание не должно вас разрушить. Это переживание должно сопровождаться глубокой уверенностью в том, что очень скоро вы обнимите своих детей, своих родных и близких. Это не значит, что вы скоро умрете, но это означает, что скоротечна земная жизнь, что она лишь мгновение. Пусть Господь укрепит вас в этот трудный момент жизни. А всех, от кого зависит оказание вам помощи — материальной, административной, — я очень прошу сделать все для того, чтобы по-человечески мы могли солидаризироваться с людьми пострадавшими.

Я ознакомился с информацией в отношении предоставления помощи, эта работа совершается и во многом уже совершилась. Но дай Бог, чтобы забота о людях, обожженных этой трагедией, вошла в сознание всех нас, особенно жителей Кемерова, и чтобы эта помощь, эта поддержка не ограничилась только коротким временем после гибели людей. Поэтому у меня особое слово к владыке Аристарху, ко всем священнослужителям, ведь именно Церковь оказывает поддержку людям, прошедшим через горе, на протяжении всей их жизни. Не 40 дней, не год, не десять или двадцать лет, но до самого конца, пока горе будет мучить людей, Церковь обязана быть вместе с ними. Поэтому я очень прошу вас всегда помнить людей, скончавшихся в огненной стихии, возносить о них молитвы, а также возносить молитвы об их родственниках, их близких и родных.

А сейчас совершим нашу общую молитву. Помолимся о погибших в огне и помолимся о тех, кто сегодня страдает душой, сопереживая смерть самых близких. И да поможет всем нам Господь пройти через эти испытания и вынести из них такие уроки, которые помогли бы и стране, и обществу предотвращать нечто подобное в будущем.

Не так COVID лечил — в тюрьму: Медики просят защитить их от исков пациентов

Врачи пасаются, что сразу после эпидемии коронавируса пойдет вал исков от пациентов и родни погибших больных. Фото: Иван МАКЕЕВ

Читать еще:  20 фотографий первых дней Великой Отечественной войны

Сегодня фактически получается, что больные коронавирусом есть (счет уже на сотни тысяч), а утвержденного и проверенного протокола лечения нет. Поэтому медики попросили президента ввести «временный правовой мораторий» — они опасаются, что сразу после эпидемии пойдет вал исков от пациентов и родни погибших больных. «Нет сомнений, что, когда страна вернется к привычному ритму начнутся вопросы, переходящие в допросы», считают они.

Лекарства от COVID-19 еще нет. Ни в одной стране мира. А сотни тысяч заболевших уже есть. И их всех как-то лечат. И бюрократические проволочки тоже пока никто не отменял. Только за последние два месяца издано несметное число правовых актов по COVID-19, вызывающих у медиков сплошные вопросы. Кроме того, в спешке, по ускоренной процедуре регистрируются новые медицинские изделия (маски, халаты, ИВЛ, тесты). Разрешен ввоз незарегистрированных в России лекарств, применение препаратов, не предназначенных для лечения COVID-19.

— Эта ситуация медицинским языком называется «офф-лейбл» (использование лекарств по показаниям, не утверждённым регулирующими органами, — ред.), — объясняет главврач Центра диагностики и хирургии заднего отдела глаза глаза Джассер Дорошенко, и подобное применение, если строго по закону, запрещено. — Но и это еще далеко не вся неразбериха, которая творится сейчас в медицине. Триаж (сортировка больных по первостепенности лечения), основные пациенты оказались без медпомощи, либо получают ее с задержкой, потому что многие больницы переоборудовали под инфекционные. И многое другое.

Главный врач Центра диагностики и хирургии глаза Джассер Дорошенко.

Мы очень опасаемся, что как только пандемия закончится, недовольные пациенты и родственники погибших будут писать иски, чтоб наказать медиков. И формально они могут оказаться правы. Ведь действие ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и массы другой правовой документации с прописанными протоколами и регламентами порядками никто не отменял. Так надо как-то предусмотреть и ввести мораторий. Иначе, когда начнут искать виноватых, ими могут оказаться даже фельдшеры «скорой», которые просто физически не могли помочь, так как не хватало ни экипажей, ни лекарств, ни мест в больницах. Или врач поликлиники, число которых явно нерассчитанно на такой резкий рост больных. Или анестезиолог-реаниматолог, у которого всего 2 руки, а пациентов — десятки. А помимо всего этого у врачей сейчас — и риск для жизни, и изоляция от семьи, и сложнейшие многочасовые дежурства. Добавьте к этому крайне сложные отношения с пациентами и их родственниками.

Наши итальянские коллеги уже столкнулись с этими проблемами, — продолжает Дорошенко. — и против них поданы уголовные заявления. Так уж люди устроены — искать того, на ком сорвать гнев. Не вылечил — врач-убийца. Не взялся лечить — убийца вдвойне. Заразил пациента — чудовище. Заразился сам — чему тебя только учили. Не вышел на работу — дезертир. Пожаловался на отсутствие защитных костюмов, медтехники — предатель. Поделился болью из-за невозможности этического выбора — кому оказать первым помощь — слюнтяй. И все это под аплодисменты «врачи герои» с одной стороны, и ножом в спину «это ваша работа, давайте, напрягитесь, хватит ныть» — с другой.

В Италии адвокаты уже размещают рекламу: «Врач убил вашего родственника, списав все на вирус? Мы восстановим справедливость». Но у итальянских медиков мощные профсоюзы, они начали борьбу с такими адвокатами.

В Италии, где врачей в дни пандемии почитают как героев, хватает и тех, кто подает на медиков в суд. Фото: REUTERS

А у нас? У нас врачи и юристы, объединившись, направили открытое письмо президенту. Вот цитаты из него:

«В настоящее время, вся страна работает фактически наощупь, тестируя новое оборудование, расходные материалы, подбирая лекарственные средства и меняя схемы лечения, условия, требования и методы оказания медицинской помощи. То есть по факту мы имеем целенаправленно исследовательский характер лечения пациентов с COVID-19. Работа необходимая, направленная на спасение сотен тысяч больных, но не соответствующая действующему законодательству по многим статьям в силу неприспособленности последнего к экстренным ситуациям в масштабах страны…

Как следствие, мы получаем правонарушения практически на ровном месте, а поскольку спасение осуществляется конкретными людьми, то именно они невольно несут всю полноту ответственности за все удачные и неудачные результаты этой тяжелой работы.

Медицинский работник и пациенты в красной зоне госпиталя COVID-19 на базе Национального медицинского исследовательского центра хирургии имени А.В. Вишневского. Фото: Иван МАКЕЕВ

С учетом изложенного (и в рамках реализации ст. 80 Конституции Российской Федерации), мы –нижеподписавшиеся просим Вас дать поручение разработать соответствующие нормативно-правовые акты . для внесения вышеуказанных изменений в законодательство и принять их в кратчайшие сроки для ликвидации быстро нарастающей социальной напряженности. Необходимо публично проявить солидарность с медицинским работниками в их борьбе с пандемией. Дать физическую и юридическую возможность медицинским работникам честно и без боязни исполнять свой медицинский и гражданский долг.»

— В судебной практике и до эпидемии многие медики подвергались уголовному преследованию, — говорит один из составителей письма, юрист, вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников. — А сейчас получается полная неразбериха. Врачи бьются за жизни пациентов. А после этого могут еще и на скамью подсудимых угодить. Конечно надо как-то защитить их. Если врач не будет брать на себя ответственность за лечение, то кто тогда? Мы с коллегами сформулировали предложение по необходимости принятия системы мер, которые создадут эффект бессрочного «моратория» на уголовное преследование медработников до окончания пандемии COVID-19. С внесением изменений в статью 108 УПК РФ, касающееся того, что на время проведения расследования врачи не должны быть заключены под стражу.

Письмо выложено в общий доступ на сайте Национальной ассоциации заслуженных врачей. Организаторы предоставили возможность всем желающим проявить солидарность в защите медиков, поставив свои подписи под письмом.

В утешение родственникам умерших

«Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века»

Неутешна и безгранична должна бы была быть наша скорбь об умирающих наших близких, если бы не даровал нам Господь жизнь вечную. Бессмысленна была бы наша жизнь, если бы она кончалась со смертью. Какая польза тогда от добродетели, от добрых дел? Правы тогда говорящие «станем есть и пить, ибо завтра умрем!» Но создан человек для бессмертия, а Своим Воскресением Христос разверз врата Небесного Царства, вечного блаженства, в Него веровавшим и праведно жившим. Земная наша жизнь — подготовление к будущей, и смертью нашей заканчивается та подготовка. «Человеку надлежит однажды умереть, потом же суд.» Оставляет тогда человек все свои земные попечения, распадается тело, чтобы вновь восстать в общее воскресение. Но душа его продолжает жить и ни на миг не прекращает своего существования. Многими явлениями умерших дано нам отчасти знать, что происходит с душой, когда она выходит из тела. Когда прекращается ее зрение телесными очами, тогда открывается ее духовное зрение. Часто оно начинается у умирающих еще до кончины, и они, еще видя окружающих и даже разговаривая с ними, видят то, что другие не видят. Выйдя же из тела, душа оказывается среди других духов, добрых и злых. Обычно она стремится к тем, которые более сродны по духу, а если, находясь в теле, она была под влиянием некоторых, то остается в зависимости от них, выйдя из тела, как бы неприятны они ни оказались при встрече.

В течение двух дней душа пользуется относительной свободой, может посещать места на земле, ею любимые, а на третий день направляется в иные пространства. При том она проходит через полчища злых духов, преграждающих ей путь и обвиняющих ее в различных грехах, на которые они сами ее соблазняли. Согласно откровениям, имеется двадцать таких преград, так называемых мытарств, на каждом из них испытуется тот или иной вид греха; пройдя через одно, душа попадает на следующее, и, лишь благополучно пройдя через все, душа может продолжать свой путь, а не быть сразу ввержена в геенну. Насколько ужасны те бесы и их мытарства, показывает то, что Сама Богородица, извещенная архангелом Гавриилом о предстоящей кончине, молила Сына Своего избавить Ее от тех бесов, и, исполняя Ее молитву, Сам Господь Иисус Христос явился с Неба принять душу Своей Пречистой Матери и вознести на небо. Страшен бывает третий день для души усопшего, и посему особенно нуждается она тогда в молитве о ней. Благополучно пройдя мытарства и поклонившись Богу, душа в течение еще тридцати семи дней посещает селения небесные и пропасти адские, не зная еще, где она окажется, и лишь на сороковой день определяется ее место до Воскресения мертвых. Одни души находятся в предвкушении вечной радости и блаженства, а другие — в страхе вечных мучений, которые полностью наступят после Страшного Суда. До тех пор возможны еще перемены в состоянии душ, особенно через приношение за них Бескровной жертвы (поминовение на литургии), а также и по другим молитвам. Насколько важно при этом поминовение за литургией, показывает следующее событие. Перед открытием мощей св. Феодосия Черниговского (1896 г). совершавший переоблачение мощей священник, уморившись, сидя возле мощей, задремал и увидел перед собой святителя, сказавшего ему: «Благодарю тебя, что для меня потрудился. Еще прошу тебя, когда будешь совершать литургию, помяни моих родителей,» — и назвал их имена (иерея Никиту и Марию). «Как ты, святитель, просишь у меня молитв, когда сам стоишь у престола небесного и подаешь людям милости Божий?» — спросил священник. «Да, это верно, — ответил св. Феодосии, — но приношение за литургией сильнее моей молитвы.»

Читать еще:  Выйти из тюрьмы своего «я» и остаться одиноким

Посему полезны усопшим и панихиды, и домашние молитвы о усопших, и добрые дела, творимые в их память, как, например, милостыня, жертвы на церковь, но особенно полезно для них поминовение за Божественной литургией. Много было явлений усопших и других событий, подтверждающих, насколько благодетельно поминовение усопших. Многие умершие с покаянием, но не успевшие то проявить при жизни освобождались от мук и получали упокоение. В церкви всегда возносятся молитвы о упокоении усопших, и даже в день сошествия Святого Духа в коленопреклоненных молитвах, на вечерне, есть особое моление «о еже в аде держимых.» Каждый же из нас, желая проявить свою любовь к усопшим и оказать им действительную помощь, лучше всего это может сделать через молитву о них, в особенности поминовением их на литургии, когда вынимаемые за живых и усопших частицы опускаются в кровь Господню со словами «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих.» Ничего лучшего и большего не можем мы сделать для усопших, как молиться о них, подавая за них поминовение на литургии. В этом они нуждаются всегда, а особенно в те сорок дней, в которые душа усопшего проходит свой путь до вечных обителей. Не чувствует ничего тогда тело, не видит собравшихся близких, не обоняет благоухание цветов, не слышит надгробных речей. Но ощущает душа возносимые о ней молитвы, благодарна бывает тем, кто творит их, и духовно бывает близка им.

Родные и близкие усопших! Делайте для них то, что им нужно и что в ваших силах. Тратьте средства не на внешние украшения гроба, могилы, а на помощь нуждающимся, в память усопших близких, на церкви, где возносятся о них молитвы. Окажите милость усопшему, позаботьтесь о душе его. Всем нам предстоит тот путь; как будем тогда желать, чтобы молитвенно помянули нас! Будем же и сами милостивы к усопшим. Как только кто преставится, немедленно зовите или извещайте священника прочитать «Последование по исходе души,» которое должно читать над всеми православными сразу по их кончине. Постарайтесь, чтобы, если есть возможность, отпевание происходило в церкви и до отпевания над покойником читалась Псалтирь. Отпевание может совершаться и не пышно, но обязательно полностью, без сокращения; думайте не о себе и своих удобствах, а об усопшем, с которым прощаетесь навеки. Если одновременно в церкви несколько покойников, не отказывайтесь от того, чтобы их отпевали совместно. Лучше пусть сразу отпевают двух или больше покойников и еще горячее будет молитва собравшихся всех их близких, чем будут отпевать их по очереди и, не имея сил и времени, будут сокращать службу, когда каждое слово молитвы для усопшего есть как капля воды жаждущему. Обязательно позаботьтесь сразу о совершении сорокоуста, т.е. ежедневном поминовении в течение 40 дней на литургии. Обычно в церквах, где происходит ежедневное священнослужение, отпетые там усопшие поминаются в течение сорока дней и больше. Если же отпевают в церкви, где нет ежедневной службы, близкие должны сами позаботиться и заказать сорокоуст там, где ежедневная служба. Хорошо посылать также на поминовение в монастыри и в Иерусалим, где постоянная служба у святых мест. Но нужно сорокоуст начинать сразу после кончины, когда душа особенно нуждается в молитвенной помощи, и посему начать поминовение в ближайшем месте, где ежедневная служба.

Будем заботиться о уходящих в иной мир прежде нас, дабы для них сделать все, что можем, помня, что «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут.»

Каким способом мы можем почтить наших близких усопших?

Мы видим часто стремление сродников умершего как можно богаче провести похороны и устроить могилу. Большие средства тратятся иногда на роскошные памятники.

Много денег тратят родственники и знакомые на венки и цветы, причем последние приходится вынимать из гроба еще до его закрытия, чтобы они не ускоряли разложения тела.

Иные хотят объявлениями через печать выразить свое почтение умершему и свое сочувствие его родственникам, хотя самый такой способ выявления своих чувств показывает их неглубокость, а подчас и лживость, так как искренно скорбящий не будет выставлять свою скорбь напоказ, выразить же свое сочувствие можно гораздо теплее лично.

Но что бы мы из всего того ни сделали, умерший не получит от того никакой пользы. Мертвому телу одинаково лежать в бедном или богатом гробе, роскошной или скромной могиле. Не обоняет оно принесенных цветов, не нужны ему притворные выражения скорби. Тело предается тлению, душа живет, но не испытывает больше ощущений, воспринимаемых через телесные органы. Другая жизнь настала для нее, и другое нужно ей оказать.

Вот то нужное ей и должны мы делать, если действительно любим усопшего и желаем принести ему свои дары! Что же именно доставит отраду душе умершего? Прежде всего, искренние молитвы о нем, как молитвы личные и домашние, так и, в особенности, молитвы церковные, соединенные с Бескровной Жертвой, т.е. поминовение на литургии.

Многие явления умерших и другие видения подтверждают огромную пользу, которую получают усопшие от молитвы за них и от приношения за них Бескровной Жертвы.

Другое, что приносит большую отраду душам усопших, — творимая за них милостыня. Напитать голодного во имя усопшего, помочь неимущему — все равно, что сделать то ему самому.

Преподобная Афанасия (память 12 апреля) завещала перед смертью кормить в память ее нищих в течение сорока дней; однако сестры монастыря по небрежности исполняли то лишь девять дней.

Тогда святая явилась им с двумя ангелами и сказала: «Зачем вы забыли мое завещание? Знайте, что милостыня и иерейские молитвы, приносимые за душу в течение сорока дней, умилостивляют Бога: если души усопших были грешны, то Господь дарует им отпущение грехов; если же они праведны, то молящиеся за них будут награждены благодеяниями.»

Особенно в наши, тяжелые для всех дни безумно тратить деньги на бесполезные предметы и дела, когда, употребив их для неимущих, можно одновременно сделать два добрых дела: и самому усопшему, и тем, которым будет оказана помощь.

Но если с молитвой за усопшего будет дана беднякам пища, они насытятся телесно, а усопший напитается духовно.

Неделя 7-я по Пасхе, 1941 г. Шанхай.

Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение нажав кнопку ниже.

Если данная страница недоступна в вычитанном переводе на ваш язык, воспользуйтесь кнопкой ниже.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector