0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Религия, политика, история и церковные доходы. Что случилось в Черногории и причем здесь Вселенский Патриархат

В Черногории тысячи верующих протестуют против нового закона о церкви

Пошли по скользкому пути украинского раскола — депутаты правящей партии Черногории под покровом ночи узаконили изъятие имущества канонической Сербской православной церкви в пользу никем не признанной автокефалии. Тех, кто был против — прямо из зала заседаний увезла полиция. На улицах больше 100 тысяч верующих готовы защищать святыни.

Туристы с трудом передвигаются по улицам курортных зон. Автомобильные пробки, полицейские кордоны, металлические заграждения и зажженные свечи. Протестуют миряне, священники и монахи. Ночью — уличные потасовки, полиция избила дубинками епископа Диоклийского Мефодия.

«Они могут применить силу, чтобы выгнать нас из здания Скупщины, но добровольно мы не уйдем. Мы готовы погибнуть за нашу церковь!» – говорит седой мужчина.

В Скупщине — так называется черногорский однопалатный парламент — тоже драки.

Попытка оппозиции бойкотировать голосование — провалилась. 22 несогласных депутата отправились в тюремные камеры. И уже тогда в полном единодушии правящая коалиция из 45 законодателей в три часа ночи голосует за скандальный закон о свободе вероисповедания.

«Я гарантировал, что этот закон не имеет какой-то скрытой повестки, это закон, который необходим цивилизованному и демократическому обществу», — заявил Душко Маркович, премьер-министр Черногории.

100 тысяч человек, которые вышли на улицы едва ли не всех черногорских городов, думают иначе. Закон ущемляет права прихожан и самой Сербской православной церкви, единственной канонической на данный момент в Черногории. У церкви отберут 650 святынь, в числе которых монастырь Острог, находящийся в живописных скалах, оберегающий мощи Василия Острожского, чудотворца.

Еще одна святыня за которую верующие готовы сражаться — десница Иоанна Крестителя. Ее в ХVIII веке перевезли в Россию с Мальты, после революции она оказалась в Югославии. А теперь, как полагает оппозиция, реликвии вообще могут уйти с молотка.

«Все наши святыни становятся предметом торговли. В законе сказано, что три человека могут организовать церковь, значит, полностью открыта дорога для сект, теперь сатанисты могут основать церковь и войти в храмы», — говорит Марина Йочич, депутат Скупщины от Демократического фронта.

Но пока иерархи ЧПЦ — неканонической Черногорской православной церкви — потирают руки. Им должны отойти святыни и монастыри.

«Правительство этой страны, пытаясь отобрать храмы у канонической церкви, предлагает их потом передать своим, местным раскольникам, у которых нет вообще никакой поддержки в народе», — сообщил протоиерей Игорь Якимчук, секретарь внешних церковных связей Московского патриархата.

Церковь эта, никем непризнанная, с 1993 года добивается автокефалии и находится в тесном контакте с так называемой православной церковью Украины, той, что Константинополь недавно даровал томос. Все это порождает раскол в церкви и обществе.

«Раскол в Черногории, к сожалению, уже давно существует. Там так же, как и на Украине существует раскольническая Черногорская православная церковь, которая находилась в сношениях украинскими раскольниками», — констатировал Владислав Петрушко, профессор православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Предложенные церковью поправки в закон о религии, правительство отвергло. Президент Черногории обвинил духовенство в попытке установить религиозную монополию, и пообещал добыть для ЧПЦ автокефалию, по примеру Украины.

Как и Украина, Черногория пытается стать частью Евросоюза, и в этом уже продвинулась гораздо дальше. В стране ходит евро, в позапрошлом году ее приняли в НАТО, в 2014 году Черногория как кандидат в ЕС присоединилась к антироссийским санкциям.

США руками мафии ликвидируют каноническое Православие в Черногории

Черногорцы встали горой на защиту Сербской Православной Церкви, на которую покусился мафиозный режим Мило Джукановича после визита в страну американского дипломата, сыгравшего зловещую роль в церковном расколе на Украине

Черногорцы встали горой на защиту Сербской Православной Церкви, на которую покусился мафиозный режим Мило Джукановича после визита в страну американского дипломата, сыгравшего зловещую роль в церковном расколе на Украине

Черногорию потрясает внутренний конфликт после принятия в ночь с четверга на пятницу контролируемым прозападными властями парламентом закона «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин». За этот законопроект, направленный против Сербской Православной Церкви, которую хотят стеснить и ограбить по украинскому образцу, проголосовали все присутствовавшие в 81-местном парламенте 45 депутатов.

Простое большинство голосов в решении не имеющего отношения к парламенту церковного вопроса набралось после того как протестовавшие против демонтажа канонического Православия в Черногории парламентарии были арестованы. Такое произошло впервые в новейшей истории Черногории.

«Зачистка» Черногории от Сербской Православной Церкви встала на повестку дня после недавнего посещения страны высокопоставленным американским дипломатом Сэмом Браунбеком, послом по вопросам международной религиозной свободы, и прикрывается интересами никем не признанной «черногорской церкви» – маленькой секты ряженых самозванцев, созданных по украинскому образцу вроде СЦУ, известной также как ПЦУ.

«Зачистка» Черногории от Сербской Православной Церкви встала на повестку дня после недавнего посещения страны высокопоставленным американским дипломатом Сэмом Браунбеком, послом по вопросам международной религиозной свободы. Фото: Ron Sachs / Globallookpress

Чтобы разрушить каноническое Православие в Черногории, у Сербского патриархата (черногорцы – это те же сербы) власти намерены отобрать более 650 святынь, включая известный в православном мире монастырь Острог. Увы, дальнейшее предоставление «черногорской церкви» «автокефалии» вообразившим себя римским папой Константинопольским патриархом Варфоломеем, турецкоподданным и натовским офицером запаса, легко спрогнозировать, как показывают недавние события на Украине.

К новому закону у оппозиции было 117 замечаний. Все они высокомерно отвергнуты правящей прозападной коалицией, втянувшей Черногорию в НАТО и поддержавшей санкции против России – страны, благодаря заступничеству которой в течение веков черногорцы сохранились как нация.

Пробуждение Черногории

Трагические события в парламенте, антидемократические методы властей и церковный вопрос всколыхнули всю Черногорию. Заблокировано большинство городов страны, в том числе Подгорица, Никшич, Котор, Будве, Беране, основные магистрали, мосты и другие стратегическое объекты.

Нависшая угроза над Сербской Церковью объединила оппозицию обслуживающему интересы Запада мафиозному режиму Мило Джукановича. Народ возмутила также бесцеремонная расправа властей над оппозиционными депутатами, которых вначале избили прямо в здании парламента, а потом водворили за решётку. Многие последовали призыву депутатки Марины Йочич: «Народ, выходи на улицу! Люди, собирайтесь на протест».

Президент Черногории Мило Джуканович так же связан с мафией, как и экс-«господарь» Молдавии Влад Плахотнюк, но первому это Запад не ставит на вид благодаря его серьёзным реальным услугам. Фото: Xinhua / Globallookpress

В воздухе запахло кровной местью. Один из лидеров черногорской оппозиции Милан Кнежевич пригрозил вендеттой премьеру страны Душко Марковичу после начавшихся задержаний протестующих, хотя тот прилюдно обещал этого не делать – не задерживать и не избивать людей: «В Зете (пригород Подгорицы. – Прим. Царьграда) уже начались задержания, кроме прочего, задержали моего брата. Хочу вам сказать, что если только хоть что-то случится с братом, я буду обвинять вас, никого другого, потому что вы дали слово. Если хотя бы один волос упадёт с головы моего брата, клянусь, что буду винить вас, говорю это перед всей Черногорией».

Другой лидер оппозиции Андрия Мандич потребовал от властей оставить в покое Сербскую Церковь, гарантируя в противном случае полномасштабный конфликт:

Да, будут столкновения. Зачем вам это было нужно, зачем вы атаковали Церковь?

Читать еще:  Что мы знаем о сердце человека под иконой Царственных страстотерпцев

«Множество людей из разных городов Черногории вышли на улицы. Из Никшича на Подгорицу вышли несколько тысяч человек, в настоящий момент они в тоннеле Будош возле Никшича, ещё несколько тысяч человек находятся в Подгорице возле Скупщины», – цитирует Мандича ТАСС.

«Несколько тысяч жителей Никшича прорвали полицейские ограждения и пешком двинулись на Подгорицу», – сообщил находящемуся на месте событий российскому журналисту один из участников марша. Никшич – второй по величине город Черногории после Подгорицы.

По словам Мандича, цель протестов – «остановить принятие закона о свободе вероисповедания, который направлен против Православия».

Одновременно Сербская Церковь, согласно епископу Будимлянско-Никшичскому Иоаникию, формирует «местные комитеты по защите церквей, монастырей и святынь».

Православие – это то, что объединяет всех черногорцев. Фото: Martin Siepmann / Globallookpress

Наблюдатели отмечают, что полиция в целом ряде случаев ведёт себя корректно, не желая конфликтовать с собственным народом. В том числе и потому, что среди манифестантов – сотни священников и монахов.

Что грядёт?

Чем завершится конфликт, пока сказать трудно. Обласканные Западом власти уже показали, что намерены действовать жёстко, зная, что Брюссель и Вашингтон погром Православия в Черногории не осудят, а на методы достижения этой цели – закроют глаза.

Всё будет зависеть поэтому от того, как поведёт себя народ, проявлявший до этого пассивность, – и когда Черногория вышла из конфедерации с единокровной Сербией, и когда её втянули в НАТО, и когда она приняла участие в санкционной войне с Россией, и когда Подгорица обвинила Москву в попытке госпереворота. Хотя когда-то, в 1904 году, из солидарности с Россией, Черногория объявила войну Японии, напавшей на страну-покровителя, в состоянии которой находилась до 2006 года.

Историческая память, как видим, не столь долговечна, как религия и вера. Сейчас черногорцев задели очень глубоко и за живое. И на этот раз президенту-диктатору Мило Джукановичу, «крёстному отцу» черногорской мафии и «гаранту евроатлантической интеграции» в одном лице, победа не гарантирована.

«Вопрос национальных корней»: почему православные в Черногории выступили против закона о религиозных объединениях

В ряде городов Черногории прошли массовые шествия в защиту Сербской православной церкви (СПЦ) от закона о религиозных объединениях в Черногории. Кроме того, митрополит Черногорско-Приморский СПЦ Амфилохий в письме черногорским властям осудил их действия, заявив, что «глубоко и мучительно этот закон разделил и разорвал» страну. Об этом сообщается на сайте Черногорско-Приморской митрополии (епархия Сербской православной церкви на территории Черногории).

Как информируют местные СМИ, на улицы черногорских городов вышли более 150 тыс. человек (это четверть населения страны), чтобы защитить Сербскую православную церковь.

Это самая массовая демонстрация после принятия закона в парламенте Черногории. Подобные шествия проходят каждые четверг и воскресенье — верующие собираются на крестные ходы по всей стране. Только в Подгорице собралось около 60 тыс. православных верующих. Об этом сообщается на официальном сайте епархии СПЦ на территории Черногории.

«Около шестидесяти тысяч православных верующих собрались сегодня вечером около кафедрального храма Воскресения Христова в Подгорице на молебен и литургию, чтобы. дать отпор беззаконию, которое безбожные власти вершат над Сербской православной церковью в Черногории», — отмечается в сообщении Черногорско-Приморской митрополии.

Жители и представители СПЦ опасаются, что после принятия закона о религиозных объединениях начнётся изъятие сербской церковной собственности и её передача непризнанной в православном мире Черногорской автокефальной церкви.

Напомним, ранее президент Черногории Мило Джуканович категорически отказался отозвать соответствующий закон, принятый большинством голосов правящей коалиции в декабре 2019 года. Однако в конце января премьер страны Душко Маркович направил официальное письмо митрополиту Черногорско-Приморскому Сербской православной церкви Амфилохию, в котором призвал к переговорам по закону о религиозных объединениях.

Амфилохий, в свою очередь, подготовил ответное послание, текст которого 3 февраля опубликовала епархия СПЦ. В этом письме развенчиваются доводы черногорских властей относительно необходимости принятия соответствующего закона.

«Мы не можем согласиться с вашим тезисом (Душко Марковича. — RT) в письме о том, что закон «не вызовет новых разделений», поскольку из всего происходящего в Черногории ясно, что закон не только углубил старые, но и создал новые разделения между братьями, крёстными родителями и соседями. Если к этому ещё добавить и публичное заявление главы вашей партии о том, что православные литии представляют собой «сумасшедшее движение, которому не стоит следовать», то, надеемся, вам станет понятно, насколько глубоко и мучительно этот закон разделил и разорвал Черногорию», — говорится в письме.

Митрополит Амфилохий также назвал пункты закона о религиозных объединениях «дискриминационными и неконституционными».

«Это особенно верно в отношении положений, которые сводят на нет и ликвидируют многовековую непрерывную историческую преемственность юридической субъективности и прав собственности прежде всего не только нашей церкви, но и других религиозных общин», — указывается в послании.

По словам Амфилохия, «цивилизационные и религиозные права православной церкви находятся под угрозой».

«Закон полностью пренебрегает многоконфессиональностью в Черногории, на которую вы (Душко Маркович. RT) часто ссылаетесь», — написал митрополит.

Амфилохий также подчеркнул, что СПЦ открыта для «общественного и институционного диалога», однако это «до сих пор игнорируется черногорскими властями».

«Если вы (Душко Маркович. RT) готовы в первую очередь обсудить закон как причину проблем и способы их решения, а именно отмену спорного закона путём исключения его неконституционных дискриминационных положений из правового режима Черногории, мы хотели бы сообщить вам, что в этом случае мы поговорим с вами как с премьер-министром Черногории», — отметил митрополит.

Международная реакция

Напомним, закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин» содержит положение о конфискации в пользу государства имущества, которое оказалось в собственности религиозных организаций после 1 декабря 1918 года (тогда территория Черногории вошла в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, впоследствии переименованное в Югославию). До того момента в Черногории действовала фактически независимая Цетинская митрополия, которая в результате была преобразована в епархию Сербской православной церкви — Черногорско-Приморскую митрополию.

Как отмечают противники этого закона, под угрозой конфискации могут оказаться около 650 древних святынь, в том числе и монастырь Острог.

Русская православная церковь осудила этот закон, назвав его положения «циничным ударом по церкви». Об этом говорится в послании Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и членов Синода РПЦ, опубликованном на сайте Русской православной церкви. Указывается также, что законодатели так демонстрируют «пренебрежение» волей большинства граждан.

«Новый закон о свободе вероисповедания является актом поддержки раскола путём ослабления канонической церкви и попыткой поставить её в унизительную и опасную зависимость от государства — тем более несправедливую, что Черногория является государством светским», — отмечается в послании.

На действия черногорских властей отреагировал и президент Сербии Александр Вучич, заявив на прошлой неделе, что православная церковь в Черногории, Косове и Метохии и Хорватии является основой сохранения там сербского народа и не может стать «какой-то другой» церковью.

«Церковь имеет большое значение для сербского народа. Сербская церковь, наряду с духовной жизнью, была хранителем нашего национального самосознания и бытия. Вы видите, как с различных адресов и из многих государственных структур заявляют, что она не сербская и будет названа «какой-то другой православной церковью», — приводит слова Вучича РИА Новости.

Однако Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге отклонил требование о запрете закона о религиозных объединениях в Черногории. Об этом накануне сообщило черногорское правительство. Отмечается, что в конце января 2020 года «адвокатская фирма «Радич» из Белграда подала инициативу ЕСПЧ о временных мерах, которые бы запретили госорганам Черногории исполнение закона».

Такая мера, согласно предложению, действовала бы до решения Конституционного суда Черногории «по поданным запросам на оценку его конституционности со стороны СПЦ или до заключения договора между СПЦ и властями Черногории».

Судьбоносный вопрос

Как отмечает заведующий Центром этнополитических конфликтов Института Европы РАН Павел Кандель, православные верующие вышли на улицы в городах Черногории, поскольку «новый закон о свободе вероисповедания пренебрегает интересами Сербской православной церкви».

Читать еще:  Кафедра теологии в МИФИ: 6 фактов к дискуссии

«Закон предполагает, что значительная часть имущества СПЦ будет передана Черногорской автокефальной церкви. Такой закон вызвал у большинства черногорцев возмущение, поскольку они не склонны противопоставлять себя сербам», — заявил эксперт в беседе с RT.

По словам Канделя, то, что черногорские власти приняли такой закон именно сейчас, объясняется надвигающимися парламентскими выборами.

«Черногорию ждут выборы, на которых нынешней власти похвастаться в социально-экономической сфере нечем, поэтому Джукановичу выгодно сейчас создать раскол между сербами и черногорцами. Тем самым он демонстрирует, что все, кто выступает за независимую Черногорию, должны поддержать его», — пояснил аналитик.

Закон о религиозных объединениях «стал апофеозом давнего конфликта, который имел место между светской и церковной властью в Черногории», отмечает сотрудник кафедры истории южных и западных славян исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Владимир Путятин в разговоре с RT.

«Этот конфликт связан, в частности, с фигурой черногорского митрополита Амфилохия — одного из активных церковных деятелей Сербской православной церкви. Его кандидатура всегда вызывала раздражение у властей Черногории, в частности Мило Джукановича, который с конца 1990-х годов проводил политический курс на независимость страны, выход её из состава Союзной Республики Югославия, а затем Государственного союза Сербии и Черногории», — заявил эксперт.

Сейчас же страна, являясь уже больше двух лет членом НАТО, ведёт политику, направленную на вступление в Европейский союз, напоминает Путятин.

«И этот путь как раз связан с желанием получить определённую независимость в делах церковного управления. Ведь Сербская православная церковь объединяет все территории, на которых проживают православные сербы. Поэтому в 1990-х годах и возник проект раскольнической Черногорской православной церкви, которую постепенно власти всё чаще используют в своих политических целях. А сейчас этому проекту предан новый импульс — происходит последовательное наступление на интересы сербской православной церкви», — подчеркнул аналитик.

При этом Путятин уточнил, что основная цель черногорской политической элиты в данном случае — это полный разрыв отношений с современной Сербией.

«Церковный вопрос во многом судьбоносный для всего дальнейшего развития Черногории, поскольку это вопрос культуры и национальных корней. С законом, который может всё это перечеркнуть, черногорское общество примириться не может, поэтому сейчас и проходят демонстрации», — пояснил эксперт.

По словам Путятина, «наступление на интересы Черногорско-Приморской митрополии» не зря вызывает озабоченность как у РПЦ, так и у Сербской православной церкви.

«Всё это звенья одной цепи, тем более что связи между церквями носят сугубо дружественный характер», — отметил аналитик.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

Advance (Хорватия): что на самом деле происходит в Черногории, и почему нынешняя эскалация опасна для всех Балкан?

О православии, политике, расколах и страхе

Напряженность на Балканах — плохой знак. Давайте разберем, что сейчас происходит в Подгорице, где продолжаются уличные протесты. Дело в том, что вчера парламент Черногории принял новый закон о религиозных общинах, на основании которого церкви должны доказывать свои права на собственность, полученную до 1918 года, когда преимущественно православная Черногория вошла в состав тогдашнего Королевства сербов, хорватов и словенцев (оно стало предтечей Королевства Югославии, а затем социалистической СФРЮ).

Почему это так важно, и кто протестует? Мы к этому еще подойдем. Но сначала давайте обратимся к некоторым важным деталям. Черногория, какой мы ее знаем, — это самая маленькая республика СФРЮ. Сегодня там проживает приблизительно столько же жителей, сколько на момент распада Югославии в начале 90-х: около 620 тысяч. Также, как нам известно, после распада Югославии Черногория и Сербия остались вместе в составе одного малого объединения, которое называлось Федеративной Республикой Югославией (ФРЮ). Это государство, которое часто вводит в заблуждение иностранцев, изучающих историю Югославии, просуществовало с 1992 по 2003 год. Однако все это время оно являлось тем, чем стало после 2003 года — Сербией и Черногорией (с тех пор полное официальное название звучало как Государственный союз Сербии и Черногории). Под этим названием страна просуществовала еще три года — до 2006, когда на референдуме Черногория решила отделиться от доминирующей Сербии и стать независимым государством.

Референдум прошел 21 мая 2006 года, и его результатов «едва-едва» хватило. Ведь за отделение должны были проголосовать 55% граждан и более. А сколько их проголосовало за отделение? 55,5%. При этом явка была высокой: 86,3%, и 99,73% избирательных бюллетеней из более чем 477 тысяч признали действительными.

Конечно, при таком минимальном результате можно ожидать, что оппозиция не признает своего поражения легко. Так и случилось: лидер блока партий, которые выступали за сохранение союза с Сербией, Предраг Булатович потребовал пересчета голосов. Однако власти на это не согласились: избирательная комиссия, а также наблюдатели из Европейского Союза заявили, что на то нет причин, ведь референдум соответствовал всем правилам.

Даже если так, факт остается фактом: в тот исторический момент Черногория раскололась, и этот раскол сохраняется по сей день.

Контекст

JP: довольно с нас русских, мы и так пострадали

Вести.ua: Элладская церковь не признала раскольников из ПЦУ

Православие могут делить

Еще один аспект, на который мы должны обратить внимание, помимо хронологии, — это демография. Как я уже упомянул, говоря о населении, жители Черногории составляли меньшую часть населения союзного государства Сербии и Черногории. В единой стране проживали около десяти миллионов 600 тысяч граждан. Десять миллионов — в Сербии, а оставшиеся 600 тысяч — в Черногории.

Этнический облик Черногории? Это отдельная тема, которая на Балканах вызывает напряженность, и Черногория, к сожалению, не исключение. Если говорить точнее, то картина такая: более 90% жителей Черногории являются южными славянами. Около пяти процентов —албанцы, и чуть менее пяти процентов — «остальные».

Что касается славян в Черногории, свою национальную принадлежность они определяют в зависимости от политической обстановки, и это опять-таки очень характерно для большей части Балкан. Так, например, согласно данным переписи 1948 года, то есть непосредственно после Второй мировой войны, 90% опрошенных назвали себя черногорцами. Во время той переписи сербов насчитали всего 1,8%, как и хорватов.

По прошествии лет число тех, кто считал себя черногорцем, сокращалось, а количество тех, кто называл себя сербом, увеличивалось. В 1991 году, когда Югославия распалась в политическом и практическом смысле, 61,9% жителей Черногории назвали себя черногорцами, а 9,3% — сербами.

С тех пор произошли определенные и значительные изменения, поэтому, согласно последней переписи населения 2011 года, всего 45% граждан назвали себя черногорцами, а 28,7% — сербами (а еще около тысячи, то есть 0,2%, по-прежнему считают себя югославами, то есть народом страны, которая больше не существует). Кроме того, 4,9% граждан Черногории называют себя албанцами, и еще там существует весьма большое мусульманское меньшинство. И тут мы сталкиваемся еще с одной проблемой. Кем себя считают славяне-мусульмане: «мусульманами» или боснийцами? Похоже, и в этом вопросе политика играет свою роль, поскольку числа меняются без изменений в численности самого населения. Итак, на сегодня (точнее на 2011 год) в Черногории проживали 3,3% мусульман и 8,6% боснийцев. Следующая перепись населения запланирована на 2021 год, и, конечно, интересно будет сравнить ее результаты с выше приведенными цифрами.

А теперь давайте вернемся к главной «аномалии» — тому факту, что число черногорцев сокращается, а численность сербов растет. Как и в случае с гражданами исламского вероисповедания, собственно численность населения не обязательно менялась — просто сами люди по своему усмотрению и в соответствии с политической обстановкой меняли представления о своей идентичности. Иными словами, этническая принадлежность стала играть значительно большую роль, чем прежде, и в особенности для сербов в момент, когда в начале века стало понятно: Черногория может пойти своим путем.

Теперь о религиозной структуре. Судя по переписи населения 2011 года, Черногория — чрезвычайно религиозная страна, где всего 1,3% считают себя атеистами и агностиками. Насколько реальность отвечает данным, можно было бы поспорить (как и в некоторых других странах бывшей СФРЮ). Крещеных православных насчитали 72,07%, католиков 3,44%, мусульман 19,11% и так далее.

Читать еще:  Мифы войны и мира — беседа с Владимиром Мединским

В начале статьи я упомянул о протестах в Подгорице из-за церковного имущества и религиозных разногласий. Итак, этническое большинство в Черногории, то есть черногорцы и сербы, является православным. Правда, даже весьма гомогенному в религиозном плане народу никогда ничто не мешало раскалываться на внутренние противоборствующие фракции. Конечно, к этому должен быть толчок, и я уже описал, что стало им в Черногории: это разделение на сербов и черногорцев!

Большая часть православных верующих в Черногории являются прихожанами Сербской православной церкви. Сербская православная церковь — одна из признанных автокефальных (самостоятельных) православных церквей, которая вместе с другими православными церквями образует единую Восточную христианскую церковь.

Коротко поясню, что именно это означает, для тех, кто, возможно, не очень разбирается в этом вопросе…

Христианство было единым до 1054 года, когда произошел великий церковный раскол, так называемая Великая схизма. С тех пор существует христианство западное (католицизм) и восточное (православие). Сегодня православная церковь состоит из нескольких так называемых патриархатов, во главе которых, конечно, стоит патриарх. Всего патриархий 14 (в частности, Московская патриархия, Иерусалимская патриархия, Константинопольская патриархия, а также Сербская патриархия).

Церковь Черногории находится в ведении Сербской патриархии (в рамках так называемой Черногорско-Приморской митрополии), и этот факт все меньше устраивает тех, кто со временем окончательно уверился в том, что является черногорцем, а не сербом (эти изменения мы видели в результатах переписей населения).

Не будем углубляться в специфические детали. Тут важно только подчеркнуть, что раскол, который начался в Черногории между православными черногорцами и православными сербами, назревал с начала 90-х годов. Иными словами, часть черногорцев хотела выйти из-под контроля и доминирования Белграда, и самый значительный шаг в этом направлении сделал Антоний Абрамович, влиятельный черногорский священник. В 1993 году он провозгласил/создал Черногорскую православную церковь. Конечно, Абрамович вызывал гнев в белградских церковных кругах, которые обвинили его в расколе. И все же Черногорская православная церковь была создана, хотя другие православные церкви ее канонически не признали. Можно сказать, что она — «изгой» в кругу православных церквей.

Исходя из каких аргументов (за исключением политического), Абрамович провозгласил новую церковь? Он отталкивался от тезиса о том, что черногорская «автокефалия» существовала до 1918 года, то есть до Королевства сербов, хорватов и словенцев (есть документы, подтверждающие эту версию).

Абрамович умер в 1996 году, а в следующем году его дело продолжил Михайло Дедеич (митрополит Михайло). Именно он сейчас стоит во главе непризнанной Черногорской православной церкви.

В связи с нашей темой тут интересно то, что в 2018 году «мини-раскол» произошел и в Черногории, а точнее внутри Черногорской православной церкви. Новую «версию 2018 года» Черногорской православной церкви провозгласил Владимир Лайович.

Правда, эти внутренние расколы не столь важны для истории в целом. Важнее то, что мы выяснили: на территории Черногории де-факто существует две православные церкви. Одну контролирует Белград, а вторую Цетиния (бывшая черногорская королевская столица, которая находится приблизительно в 25 километрах к западу от Подгорицы).

Что обо всем этом думают православные верующие в Черногории? Последние опросы на эту тему проводились давно — в 2009 году. Тогда около 30% опрошенных (православных) встали на сторону Черногорской православной церкви, а 70 % поддержали Сербскую православную церковь. Таким образом, получается, что у Черногорской православной церкви есть свои сторонники.

И здесь мы подходим к событиям последней недели. Что произошло в черногорском парламенте? Что за закон там приняли, и против кого он нацелен? Ясно, что против сербской церкви. Сербской православной церкви в Черногории принадлежит около 66% средневековых монастырей, десятки церквей и другой недвижимости и имущества. В Сербской православной церкви уверены, что теперь черногорские власти намерены ее всего этого лишить.

Кроме того, Сербская православная церковь утверждает, что закон призван вывести на первый план Черногорскую православную церковь, а Сербскую православную церковь — вытеснить из Черногории.

Правда ли это? Возможно. Еще с начала 90-х годов Черногорией управляет один и тот же человек, который занимает то пост президента, по пост премьер-министра. Речь о неоднозначном Мило Джукановиче. При другом раскладе Запад уже клеймил бы его как деспота, квазидиктатора или кого-то в этом роде. Но раз этого не происходит, это нам о многом говорит. Мило Джуканович — «прозападный» лидер, и пока он будет им оставаться, он будет полезен, и никто «извне», в особенности с Запада, не станет его критиковать.

На Западе понимают всю стратегическую важность маленькой Черногории. Точно так же там осознают, что в будущих сценариях (а для Балкан готовят самые разные) Черногория, может снова вернуться под влияние Белграда (а для Запада это все равно что «под влияние Москвы»). Поэтому западные силы стараются предотвратить подобное развитие событий. Если бы удалось отвратить черногорских православных верующих от Белграда, это стало бы важным шагом на пути к означенной цели. Вот какие идеи лежат в основе балканского православного раскола с самого его начала.

Все все понимают, и религия снова, по старому доброму принципу, превратилась в ключевой фактор масштабного политического конфликта.

Целую ночь продолжались споры об упомянутом законе в черногорском парламенте, где партия Джукановича «Демократическая партия социалистов Черногории» (ДПС) обладает незначительным большинством (в три депутата). Вчера под утро обстановка накалилась, и представители просербской партии «Демократический фронт» (ДФ) подрались со своими соперниками, тем самым попытавшись предотвратить голосование об этом законе. Вмешалась полиция, которая арестовала 18 представителей «Демократического фронта» (15 из них вскоре отпустили). Среди арестованных был и лидер ДФ Андрия Мандич, который в интервью СМИ заявил: «Мы четко сказали, что готовы умереть за нашу церковь». Громкие слова, которые могут предвещать крупный конфликт…

Что произошло потом? Сотни сторонников оппозиции, а также священники, вышли на улицы Подгорицы, чтобы выразить свой протест против сомнительного закона. Дороги на севере страны оставались заблокированными на протяжении нескольких часов (кстати, большая часть сербов проживает как раз у границы с Сербией и Боснией и Герцеговиной).

Да, как я уже писал, вопрос этот исключительно политический или даже геополитический (Балканы готовятся к масштабному китайскому прорыву в Европу), но явно не все, кто вышел протестовать на улицы черногорских городов, это понимают. Происходящее вызывает массу эмоций, которые быстро превращают Балканы в пороховую бочку. Как я уже отметил, Сербской православной церкви в Черногории принадлежат, в том числе, средневековые монастыри. Для сербских православных верующих это крайне щекотливый вопрос, особенно после де-факто потери некоторых церковных территорий в Косово.

Протесты уже прокатились по улицам Белграда. Начались драки, аресты…

Президент Сербии Александр Вучич опять оказался в очень деликатной ситуации. После эскалации он заявил: «Мы поможем нашему народу в Черногории, но не станем разрушать мосты между нами и нашими соседями». Конечно, сейчас, когда Сербия хочет стать членом Европейского Союза, Белграду (политическому Белграду) не нужна напряженность в Черногории, но обстановка все равно может обостриться настолько, что игнорировать происходящее будет уже невозможно.

Во всей этой сложившейся ситуации ощущается одно — страх, раздуваемый страх. Черногорцев запугивают возвращением влияния Белграда. Сербы запуганы тем, что могут снова лишиться собственной идентичности. Страх заставляет действовать, радикализирует, лишает возможности посмотреть на вещи «широко», а ведь ситуация ясна: кому-то где-то всегда выгоден конфликт, изменение существующего положения.

Настал момент, когда все страны и все группы на Балканах должны начать тщательно следить за тем, чтобы у них не появился какой-нибудь новый источник конфликта, поскольку напряженная обстановка в мире располагает к тому, чтобы воспользоваться чем-то подобным. На Балканах уже существует много разногласий, и нынешние противоречия в Черногории — только один эпизод из целого ряда. Так что, судя по всему, в 2020 году Балканы вряд ли будут оазисом мира и стабильности на планете, где поляризация только усугубляется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector