0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протоиерей Максим Обухов: Комитет по охране здоровья закрыт для диалога

прот. Максим Обухов: Почему я не подписал «письмо священников»

25.09.2019
«Почему я не подписал это письмо. По прошествии некоторого времени становится все более и более ясным, что раскрученная тема мучеников «московского дела» является политической акцией оппозиции и политтехнологией. Это системная и продуманная акция, в конечном счете направленная на развитие событий по тому же сценарию, что и в Киеве 2013-2014 гг., что привело к гражданской войне с многочисленными жертвами и расколу страны», — говорится в поступившем в редакцию РНЛ комментарии по поводу «письма священников» руководителя медико-просветительского центра «Жизнь» протоиерея Максима Обухова.

«Никто не поддерживает неоправданно жестоких наказаний и осуждение невиновных, (если такие имеются) и я надеюсь, что в том случае суд или отклонит обвинения, или ограничится мягкими наказаниями, не связанными с лишением свободы. Но по поводу письма священников имеются официальные комментарии синодальных структур Русской Православной Церкви, которые, хотя и не осуждают подписантов, но указывают на политическую окраску всей истории. В России существует оппозиция, законные протесты против власти не запрещены, но в силу сложившихся традиций и по действующим законам религиозные организации, (включая даже шаманизм) не должны активно участвовать в политике. Мало того, в уставе РПЦ есть дополнительные самоограничения: ряд внутренних правил, запрещающих участие священников в политике. Так, при рукоположении каждый ставленник подписывает присягу, в которой обязуется быть вне политики. Кроме того, выглядит странным, что в список «мучеников» входят явные экстремисты, которые в любой демократической стране предстали бы перед судом. Складывается впечатление, что в данном случае сострадание и желание священников помочь преднамеренно использовалось в целях политической рекламы», — пишет священник.

«Стоит еще обратить внимание, что насилие, свержение власти, майдан, гражданская война на Украине — все это сопровождалось активным вовлечением чрезмерно политизированных украинских религиозных организаций. Было большой ошибкой превращать религиозные группы в политическую силу. Приходит на память и трагическая история ХХ века, когда манипуляции религией в политических и даже военных целях приводили к трагическим последствиям. Учитывая негативный опыт прошлого, было бы разумно не дать использовать религию для манипуляций политтехнологов», — заключил протоиерей Максим Обухов.

Протоиерей Максим Обухов: «Католики не откажутся от примата папы»

В Вене начались заседания Смешанной богословской комиссии по православно-католическому диалогу

«У католиков папа Римский имеет вселенскую юрисдикцию, а это противоречит одной из десяти заповедей — «не сотвори себе кумира»», — такими словами прокомментировал в интервью газете «Взгляд» протоиерей Максим Обухов решение католиков обсудить с Православной Церковью вопрос примата папы Римского.

Смешанная международная комиссия по православно-католическому диалогу, заседание которой открылось вчера в Вене, обсудит вопрос примата папы Римского в первом тысячелетии, сообщает «Интерфакс-Религия». «Это самая сложная тема в диалоге между православными и католиками, поскольку вопрос отношения к служению римского епископа является ключевым для жизни современной Католической церкви», — заявил игумен Филипп (Рябых). То, что папа Римский имеет вселенскую юрисдикцию, как раз противоречит православной экклесиологии, которая учит, что Православная Церковь, сохраняя единство в вере и церковном устройстве, тем не менее, состоит из нескольких Поместных Церквей, добавил игумен Филипп.

«Существует так называемый примат папы Римского, своеобразный догмат, что папа — глава всех христиан, — напомнил отец Максим Обухов. — Эта история тянется со времен Римской империи, когда в силу статуса города Рима его епископ имел большее право чести, чем остальные епископы. После него шел Византийский Патриарх. Но посмотрите, сейчас все изменилось. Константинопольский Патриарх по представлениям католической епархии формально имеет больше власти, чем московский. Но православное население Турции меньше одного прихода в спальном районе Москвы. Спрашивается, кто реально может повлиять на верующих?»

«У католиков папа Римский имеет вселенскую юрисдикцию, а это противоречит одной из десяти заповедей — «не сотвори себе кумира». Христос не создавал структуру пирамидального иерархического типа, который присутствует у католиков. Папа — такой же епископ, как и все остальные епископы», — подчеркнул отец Максим.

Отвечая на вопрос, может ли заседание, проходящее в Вене, объединить или хотя бы примирить православных с католиками, отец Максим сказал: «Объединить — нет, помирить — да. Католики и православные слишком далеко ушли друг от друга. К общему знаменателю в отношении к папе Римскому священники не придут. Католики не откажутся от примата папы, а православные не смогут папе подчиняться. Тем не менее, православные не верят, но принимают догмат о верховенстве папы, а католики не хотят мириться с теми, кто в него не верит».

Но платформа для диалога все-таки есть, считает пастырь. «На заседании обязательно поднимут социальные вопросы. Христиан сейчас беспокоит утрата семейных ценностей — секс, аборты, наркотики и прочее. Два года назад я был на конференции в Италии в городе Тренто, и там как раз обсуждались вопросы семейных ценностей. Оказалось, что мнения католиков и православных практически одинаковы», — заключил отец Максим Обухов.

Протоиерей Максим Обухов: «Аборт – это борьба с болезнью путем уничтожения пациента»

Нередко защитники абортов говорят о том, что есть разные трудные ситуации, когда аборт просто необходим. Так, сторонники «выбора» оправдывают свою позицию. Например, беременность надо обязательно прервать, если будущей роженице грозит опасность. Или медики диагностировали генетическое заболевание. Зачем торопиться – лучше сейчас сделать операцию, а потом попробовать еще раз. Разобраться в таких вопросах, понять, что аргументы сторонников детоубийства порочны и неправильны, помог известный священник, руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь» Максим Обухов.

– Беременным женщинам предлагают пройти тесты для выявления болезней, отклонений у будущего ребенка. Как Церковь относится к этому?

– Церковь отрицательно оценивает практику диагностики с целью последующего аборта. Если диагностика заведомо предполагает аборт, то это борьба с болезнью путем уничтожения пациента. Это не является профилактикой, помощью, лечением, а уничтожением людей, которые больны. И даже не больны! А только есть вероятность, что ребенок родится с недугом. В методике диагностики имеется неточность. И в пастырской практике много случаев, так много, что уже можно обобщить, привести в систему. Известно, когда принуждают к аборту женщин, оказывают на них довольно сильное давление, эмоциональное, моральное. Говорят, что малыш будет больной, а ребенок потом рождается здоровым! Получается, что ставится ложный диагноз, используется гипердиагностика. Это должностное нарушение, врачебное преступление, и оно носит системный характер. И никто за это не несет ответственности. Получается, кто делает аборт ради избавления ребенка от болезней, дефектов, делает аборт зря. Это серьезная проблема. А главное, что логика порочна: убить, а не вылечить. А потом очень бодро наши чиновники от медицины отчитываются об успехах этой практики, якобы удалось снизить, например, смертность. А на самом деле, разве аборт – не смертность?

Читать еще:  Обзор православной блогосферы: летние каникулы

– Врач говорит пациентке, что у нее родится дефективный ребенок. Как православной семье реагировать на это?

– У Бога нет такого понятия – неполноценный, умственно отсталый. Бог не делит на сумасшедших и не сумасшедших, нет у Бога деления по критериям здоровья. Какие бы ни были заболевания, отклонения в здоровье, человеческое достоинство сохраняется во всей полноте. Это очень важно понимать. Можно лишь говорить об ограниченных возможностях. Например, человек без ноги не может бегать, ходить, в отличие от того, у кого две ноги. Так же если у кого-то какие-то психические заболевания, то у него другие мыслительные способности. Но и тот, и другой –человек. Так же, как мы не можем сказать, что кто-то с одной ногой в меньшей степени человек, чем тот, у которого две конечности. Кто умнее или у кого квартира больше и лучше, тот больше человек. Поэтому такая риторика: ребенок с наследственными болезнями, человек с отклонениями, дефектами в здоровье должен или не должен жить – для верующих, для Церкви недопустима.

– Иногда медики говорят, что благодаря диагностике будет больше здоровых детей рождаться…

– Поставить диагноз, чтобы потом сделать аборт – это врачебная ошибка. Проблему такая практика не решает. Вся технология направлена на то, чтобы найти и уничтожить. Вот и вся технология. Разве это достижение науки и медицины? А потом говорят, что, вот, сделано 100 абортов, из которых попадется десяток детей с серьезными заболеваниями или дефектами. А теперь представьте, что многих можно было вылечить! Но аборт, скажем, стоит 10 тыс. рублей, а операция на сердце – 300 тысяч. Может, ребенок, которого убили за то, что у него порок сердца, был бы гением. Со своим больным сердцем стал бы человеком, который спас бы мир, изобрел бы лекарство от рака. Или был бы великим ученым, решившим какую-нибудь редкую теорему. А мы его убиваем только за то, что дешевле сделать аборт, чем операцию. Ростовщическая психология – считать деньги на лечение.

«Дородовая диагностика оправдана, если она направлена на лечение недугов или подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке»

– В таком случае будущей матери лучше избегать скринингов, диагностики?

– Дородовая, пренатальная диагностика оправдана, если она направлена на лечение недугов или подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Право на жизнь есть у любого малыша, независимо от врожденных или иных заболеваний. Мы никак не принимаем и не считаемым оправданным дородовую диагностику, которая предполагает аборт.

Методы пренатальной диагностики имеют двойственный характер. Есть желающие определить наследственный недуг на ранних стадиях внутриутробного развития. Но некоторые из этих методов и тестов могут представлять угрозу для жизни ребенка – биопсия хориона или плаценты, амниоцентез или кордоцентез. Порой дородовые исследования являются побуждением к прерыванию зародившейся жизни. Известны случаи, когда на родителей оказывалось давление с целью сделать аборт.

– Есть ли случаи, когда аборт допустим – например, будущей маме грозит опасность?

– Обратите внимание: одно дело риторический прием, когда люди ведут разговоры, говорят, опасно или неопасно, и не несут при этом ответственности. А другая ситуация – когда мы имеем дело с конкретным случаем, когда перед нами лежит пациентка, и нужно решать вопрос жизни и смерти. Совершенно разные вещи. Разговор в студии людей, которые пришли на ток-шоу, и задача, которую решают врачи в своей реальной практике. Сейчас благодаря многим новым технологиям – от кесарева сечения до вынашивания совсем крошечных детей – все эти риски смерти, как это было в конце XIX и начале XX века, снижаются до минимума. Более ста лет назад земский врач на отшибе где-то в избе, у него в арсенале ограниченные возможности, принимает сложные роды. Ребенок застрял в родовых путях, и медик должен разрушить плод для спасения роженицы. Сейчас есть кесарево сечение, и при малейших подозрениях на опасность, неправильное предлежание прибегают к этой процедуре. Смерть матери во время родов сегодня – это ЧП городского масштаба. Такие случаи снижены в сотни раз. Женщина может умереть – например, при внематочной беременности, если всё оставить как есть. Сохранить жизнь ребенку при такой патологии практически невозможно. Но это всё редкие случаи. Такого выбора, когда мать должна умереть, отдав жизнь ребенку, практически не бывает.

– Говорят, что если женщина умерла во время родов, то она попадает в рай. Правда ли это?

– Не наше дело решать, кто попадает в рай, а кто нет. Сразу или не сразу. Но случаи, тем не менее, бывают. И это опять касается не самих непосредственно родов, потому что сейчас медицина справляется с разными тяжелыми родами. А есть другие ситуации: тяжелое онкологическое заболевание матери. Женщине предлагают прервать беременность и начать химиотерапию, сильными препаратами, которые не совместимы с жизнью ребенка. А мать отказывается от лечения, чтобы сохранить жизнь ребенка, родить его. И умирает от рака. Случаи редки, но они были. Здесь Церковь не накладывает на людей принуждения к такому подвигу. Но когда он есть, можем утверждать, что мать осознанно пожертвовала жизнью ради своего ребенка. И, конечно, мы верим в то, что это героический поступок, подвиг матери.

– На что стоит делать ударение, когда хочешь уговорить женщину не делать аборт?

– В первую очередь, все должны понимать, что жизнь человека начинается с зачатия. И тогда будет ясно: то, что вы делаете ребенку, то же вы делаете и взрослому человеку. Разрываете младенца в утробе на куски, или вытягиваете беззащитного ребенка вакуумным насосом, или травите разными абортирующими таблетками – представьте, что то же самое делаете взрослому человеку. Но все понимают, что убивать человека – это плохо, преступление, грех. А аборт? Из этого мы и исходим, что аборт – это тоже убийство. Далее нужно, чтобы родственники, и отец будущего ребенка в первую очередь, друзья, окружающие старались делать всё возможное, чтобы поддержать беременную, помочь ей. Нужно объяснять, что нельзя делать аборт. То, что аборт – это зло, должно быть понятно всем в обществе, как дважды два.

– Насколько сегодня строгие «наказания» за аборт предусмотрены в Церкви?

– В современных церковных документах, решениях Синода, нет указаний на длительные епитимии. Поэтому сегодняшняя духовническая практика против тяжелых епитимий и не предполагает их. Главное – человек должен понять, что тяжелый грех совершен. И потом верующие люди, которые ходят в храм, исповедуются, причащаются, которые читают книги, знают заповеди, абортов не делают. Кто в основном приходит исповедоваться о содеянных абортах? Приходят те, кто много лет назад совершили грех детоубийства. Все сроки епитимии прошли, началась уже другая жизнь, поэтому я бы не практиковал тяжелые епитимии. Человек должен понять, что он убил человека. Причем, что здесь очень важно? Это должен понять и отец неродившегося ребенка. Почему-то всё время обвиняют матерей, а отец остается как будто в стороне. Казалось бы, на таинстве должно быть равное количество исповедующихся об аборте – сколько мужчин, столько и женщин. А мужчин видно редко. Это печально – значит, многие не понимают, что сделали.

Читать еще:  Прихожане «геройствуют», а храмы могут остаться без Евхаристии

Я бы посоветовал для искупления, вернее, покрытия греха детоубийства, оказывать помощь тем матерям, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Особенно посоветовал бы пожилым людям, которые делали аборт и которые сейчас каются. Например, у меня есть подопечная, ее беременную родственники выгнали на улицу. Я ее подобрал, и мы с друзьями, коллегами ее обустроили. Это был и поиск вещей, финансовых средств, съем квартиры. Еще немало работы предстоит. Вот люди с чувством раскаяния о сделанном когда-то аборте таким женщинам могли бы помогать.

Начало старческого слабоумия. Отвечает прот. Максим Обухов

Старческое слабоумие, деменция — приобретённое слабоумие, стойкое снижение познавательной деятельности с утратой в той или иной степени ранее усвоенных знаний и практических навыков с затруднением или невозможностью приобретения новых.

В отличие от умственной отсталости (олигофрении), слабоумия врождённого или приобретённого в младенчестве, представляющей собой недоразвитие психики, деменция — это распад психических функций, происходящий в результате поражений мозга, в старости (сенильная деменция; от лат. senilis — старческий, стариковский). В народе сенильная деменция носит название старческий мара́зм.

По данным ВОЗ, в 2015 году во всём мире насчитывалось более 46 миллионов людей с деменцией. В 2017 году это число увеличилось до 50 миллионов. Ежегодно регистрируются 7,7 миллиона новых случаев деменции.

Жить с близким родственником, больным деменцией, непросто. С вопросами мы обратились к протоиерею Максиму Обухову, руководителю православного медико-просветительского центра Жизнь.

Деменция – это наказание, крест или испытание для человека?

— Есть такое базовое понятие, как достоинство личности: человек, который страдает деменцией, приобретённым слабоумием (или мы считаем, что он обладает таким заболеванием), не лишается своего достоинства. У Бога нет слабоумных! Все люди обладают достоинством, независимо от здоровья, от состояния, в котором находятся.

На какие тревожные звоночки стоит обратить внимание?

— Если вы чувствуете, что с возрастом ухудшается память, сообразительность, то с этим нужно бороться. Нужно движение и зарядка для мозга, ума. Писать мемуары, учить стихи, играть музыку, одним словом заниматься интеллектуальным трудом. Начались эти признаки — чувствуете, что забываете какое-то слово, хотите что-то сказать, но не помните, как называется предмет, запамятовали, например, свет выключить — тренируйте свой мозг, это работает!

Не стесняйтесь записывать, буквально вешать на дверь листочек «выключить свет», «проверить газ». В этом нет ничего позорного, предосудительного; еще не забывать заниматься гигиеной – чаще мыться, причесываться, чистить зубы, ухаживать за собой. Лучше одеваться. Гулять, общаться.

В пожилом возрасте, уже после 50 лет осторожно относитесь к постам. Потому что для работы нервной системы, для её полноценного функционирования нужен белок. По этой причине в преклонном возрасте не рекомендовал бы заменять белок крахмалом (картофель, макароны, хлеб). Это вредно, так как в пожилом и даже среднем возрасте тратится мало калорий. Принцип питания для пожилого: малыми порциями, но чаще. В рацион включаем рыбу, мясо, яйца, бобовые, молочные продукты, фрукты и овощи.

В семье близкий человек, бабушка, свекровь, тёща, начинает себя странно вести. Как быть близким? Где граница между, если так можно сказать, безобидным «чудачеством» и деменцией?

— Нужно понимать: человек может быть и нормальным, в чём-то быть здоровым, а в каких-то секторах своего сознания — нет. В зависимости от степени слабоумия и должно выстраиваться поведение с этим человеком.

Отмечу такую важную вещь, человек в возрасте может раздражать нас. Он из другой эпохи, иначе мыслит, он другого воспитания, и мы не можем понять или не всегда можем понять родственника, который вырос в другое время. Например, это будет проявляться в том, что он (она) не понимает неологизмы, современные новомодные слова, просто не знает их значения. Нам кажется смешным: бабушка или дедушка баночки собирает, заворачивает продукты в бесчисленные пластиковые пакеты…А, возможно, пожилой член семьи вырос в голод, пережил сильнейшие стрессы, может даже чего-то боится, и относиться к этому необходимо со снисхождением и любовью!

Не забывайте также, что у человека в возрасте иногда снижен слух и зрение, и он плохо понимает, что вокруг происходит слышит вокруг невнятное «бормотание», плохо видит и не совсем понимает, что происходит рядом. Ему кажется, что окружающие шепчутся между собой, непонятно, что они делают. Так возникает у окружающих ложное ощущение: это слабоумный. А на самом деле он умен, но у немолодого домочадца нарушена связь с внешним миром. И, когда мы начинаем смеяться, наносим душевные раны близкому. А пожилые люди могут обладать очень обострённым интеллектом, пониманием, способностью рассуждать, и многие знания, накопленные образованием, жизненным опытом, сохраняются у него. Вообще в целом нельзя относиться к пожилому как к слабоумному.

А когда все-таки стоит бить тревогу?

— Бывает, конечно, и крайняя степень болезни, когда человек опасен для себя и для окружающих. В этой ситуации иногда даже нужно говорить о госпитализации или присутствии постоянной сиделки. Госпитализация нужна, когда человек может действительно погубить себя, даже не специально, а случайно: открыть газ или попытаться выйти на улицу через окно или балкон.

В людях после советских времен глубоко сидит опасливое отношение к психиатру — к нему пойти стыдно…

— В Церкви нет регламента на все случаи жизни. Общий подход таков: мы поддерживаем, одобряем медицинскую помощь и разумный, ответственный подход к здоровью. Господь Бог помогает нам и через медиков, лекарства. Но я бы избегал безрассудочно злоупотреблять психотропными средствами, в результате чего человек впадает в полусонное состояние и лежать, как бревно. Лекарства созданы для нашей пользы, но при неправильном употреблении могут принести вред. Оправданно ли это?

Как родственникам правильно строить жизнь с членом семьи, у которого деменция?

— Ни в коем случае нельзя их обижать, нельзя на них кричать, тем более бить, запугивать. Проявление любви и терпения. Мы должны их оберегать. В то же время не должны ждать от пожилого чего-то особенного, выставлять повышенные требования к нему. Родственникам также не нужно погружаться в чувство вины, стараться удовлетворить абсолютно все пожелания близкого, потому что это просто невозможно. Основное, что родные должны делать – это обеспечивать уход по мере возможности. Пожилой домочадец должен быть сыт, одет. Мы должны следить, чтобы он не нанёс себе вреда.

Некоторые совершают ошибки, начиная спорить с пожилым человеком. К чему это приводит? К тому, что больного заряжают на негатив, потом сами же очень сильно страдают. Они проблему не решают с помощью дискуссий, зато создают новые. Больной пожилой человек начинает фиксироваться на своём состоянии. А нужно, наоборот, вызывать положительные эмоции.

Читать еще:  Как живет православный реабилитационный центр в глуши

Еще один пример… Из жизни, это проверено. Человек лежит в коме с закрытыми глазами, хрипит, пена изо рта идет, не то, что не шевелится, даже пальцем не может подвигать. И, тем не менее, не исключено, что пациент всё слышит и понимает, абсолютно всё! Такое вполне возможно, я говорю об этом со всей ответственностью. Поэтому когда вы начинаете при обездвиженном родственнике обсуждать, что, мол, как к поминкам готовиться, где водку закупать, советуетесь, какое похоронное бюро выбрать…Понимайте, что велика вероятность, что он всё слышит. И какую душевную рану наносите человеку! Также и в случае с пожилым больным: не надо над ним посмеиваться, демонстративно скептически к нему относиться. Вы раните его.

Стоит ли втягивать больного в какие-то дела?

— Особенности человеческой психики таковы: люди не хотят чувствовать себя больными. Трудно жить, когда чувствуешь себя бесполезным. Именно поэтому кто-то вяжет носки, шарфы, кто-то старается готовить, печь. И нужно это поощрять! Если пожилого превращать в бесполезного члена семьи, то причините ему боль. Хочет какую-то работу делать, пусть делает, главное, чтобы была связь с людьми, ощущение необходимости.

Ни в коем случае пожилого человека нельзя изолировать: живёт и пусть как-то живет. Общение, прогулки, вместе сесть почитать, поговорить.

Нужно помнить, что человек дожил до преклонного возраста, воспитывал детей, у него есть заслуги, всю жизнь работал, может, подорвал свое здоровье. Пожилого надо уважать, даже если, как нам кажется, он делает что-то не так. В конце концов, мы тоже, когда были детьми, делали иногда что-то не так, ошибки совершали, и они нас терпели.

Какая еще особенность у людей в возрасте? Малоподвижные эмоции. Человека после 40 или 50, не говоря уже о более преклонных летах, ввели в какое-то эмоциональное состояние, например, обидели, он будет неделю страдать, переживать. И, наоборот, развеселили, подарили цветы, порадовали добрым словом, и он будет несколько дней ходить в хорошем настроении. Надо заряжать положительными эмоциями, вести себя так, чтобы родственник в летах чаще улыбался, говорить ему постоянно хорошие слова.

А для сравнения: у ребёнка подвижные эмоции, то есть они быстро меняются. Наверное, все обращали внимание: малыша чем-то огорчили, он плачет, а через короткое время птичка прилетела к окну — уже забыл и смеётся, веселится. Малоподвижные эмоции – это не плохо и не хорошо, это особенности возраста.

Что делать, если больной не хочет идти на контакт с близкими, даже не доверяет им?

— Случается так, что пожилой человек излишне подозрителен: кто-то ночью к нему проник и отрезал кусок колбасы, украл документы, кто-то облучает его через стену и т. д. Эта подозрительность бывает в разной степени — часто сделать ничего нельзя, и тогда к этим подозрениям, надо относиться спокойно, с понимаем, ни в коем случае не раздражаться так, как вы не будете раздражаться, если человек рядом кашляет. Вы понимаете, что он болеет. Если пожилой считает, что кто-то залез в холодильник и отпил сливок, он начинает прятать от родственников свои вещи, продукты. Нельзя спорить, наказывать, кричать! Постарайтесь найти нужные слова и зарядить положительными эмоциями. Как с ребенком – по-хорошему обойтись, по-доброму.

Но если речь идет о галлюцинациях, слуховых или зрительных, если мысли о самоубийстве, то родственники должны принимать меры предосторожности и привлекать психиатра. Задача близких – смотреть, чтобы больной не нанёс вреда себе и окружающим.

Нередко пациенты не пьют назначенные лекарства психиатром. Как уговорить его?

Всякий человек свободен, в том числе свободен совершать ошибки. Если больной отказывается принимать лекарства, то не надо их заливать насильно через зонд. Может быть, отказом он наносит себе вред. Да. Но есть достоинство личности и личная свобода. Я бы также не рекомендовал родственникам подмешивать таблетки в пищу больному тайно. Кто-то может и поспорит, это не универсальный совет. Но надо быть осторожными с подобными методами.

При резкой отмене психотропных медикаментов у пациента может быть очень серьезная проблема – возбуждение, апатия, агрессия. Вы будете подмешивать-подмешивать в суп или чай лекарство, а потом вдруг по какой-то причине не получится и мы получим синдром отмены. Конечно, надо с врачом советоваться (любое лечение должно быть под наблюдением специалиста). Как уговорить? Для этого нужно иметь доверительные отношения с пожилым родственником, терпеливо объяснять необходимость приёма лекарства.

Какие молитвы, какие иконы в случае с деменцией? (Например, при раке молятся Образу Пресвятой Богородицы Всецарица).

— Не могу дать универсальный совет. Зависит от собственной религиозной практики, насколько воцерковлён человек. Конечно, важно и нужно поминать на проскомидии.

Что касается религиозной жизни, для плоховидящих людей у нас есть книги с крупным шрифтом. Если у вас нет таких, то постарайтесь распечатать на принтере молитвы, тексты большими буквами, чтобы было удобно читать при плохом зрении. Он будет доволен, почувствует заботу. Есть ещё плейеры с молитвами, церковной литературой, песнопениями. Для работы мозга важны слух и зрение. Поэтому хорошо читать и слушать, да и не только религиозные тексты.

Пожилым людям также хорошо выбираться на церковные службы, чтобы не только священника приглашать на дом. Если есть автомобиль или коляска, хорошо бы отвезти на службу, конечно, если он сам этого хочет.

Можно ли остановить деменцию? Случалось ли Вам наблюдать исцеление?

— С ней можно бороться. Каким образом? Одно из важнейших условий — человек сам должен захотеть и понять, что такая проблема имеется, начинать тренировать мозг, изменить образ жизни. Играть в шашки, шахматы, да даже в домино – и то лучше, чем просто сидеть у телевизора.

Есть такая наука гериатрия, часть геронтологии. Есть технологии, лекарства, режим, процедуры, которые подчинены одному — продлить активную жизнь. В гериатрию вложены колоссальные ресурсы и не только материальные, но и интеллектуальные: учёные работают над этим много лет, имея значительные успехи.

Про лекарства говорить не буду, чтобы не провоцировать самолечение. Сразу же скажу, что чудо-таблетки от старости нет. Есть различные вспомогательные вещества, которые могут человеку помочь, но нужны консультации, наблюдения у специалистов. Это серьёзный процесс, а не так: «здравствуйте, вот вам циннаризин, принимайте по таблетке три раза в день, побольше гуляйте, до свидания». Рассчитывать в этой ситуации надо не на чудо, а на разумный подход. Но, конечно, и духовная, религиозная жизнь помогает человеку продлить полноценную, достойную жизнь.

Прот. Максим Обухов, руководитель Православного Медико-просветительского центра «Жизнь» (life.orthomed.ru). Род. 1964, закончил 1 ММА им Сеченова по специальности «Фармация», рукоположен в 1993 г.

Текст: Александра Грипас

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector