1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О некоторых либеральных законопроектах и о защите семьи

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

«Законопроект о домашнем насилии фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь»»

Русская православная церковь категорически против всякого насилия в семье, однако и против вторжения в семейные дела извне, — сказал в своей проповеди патриарх Кирилл. Ранее Патриаршая комиссия по вопросам семьи призвала не принимать закон о домашнем насилии. В заявлении комиссии указывается на целый ряд правовых дефектов в проекте закона, который, — считают в РПЦ — «создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности, бракоразводных войн». Общественное обсуждение законопроекта продлено до 15 декабря.

Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Ознакомившись с его текстом, Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства считает необходимым заявить следующее:

1. По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым. Его нормы:

– противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства, а также общеизвестному принципу «разрешено все то, что не запрещено законом», вступая тем самым в противоречие с основаниями российского права;

– нарушают конституционное требование правовой определенности, что создает «возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона»[1];

– при применении на практике могут привести и приведут к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей, защищаемых Конституцией Российской федерации, нормами российского и международного права, таких как:

  • право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну[2];
  • право на защиту информации о частной жизни граждан (и семей)[3];
  • право на частную собственность и свободу пользования ею (включая право не подвергаться лишению собственности иначе, чем по решению суда)[4];
  • право на жилище (включая право не подвергаться произвольному лишению жилища)[5];
  • право на конституционную презумпцию невиновности[6];
  • право на конституционную защиту семьи, материнства и отцовства (включая конституционную презумпцию добросовестности родителей)[7];
  • право на свободное воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и национальными традициями[8];
  • право на уважение к семейной жизни и т.п.
Читать еще:  Зимние каникулы без разочарований: 5 советов от Екатерины Бурмистровой

Фактически, законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых «нарушителями», не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым.

В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики» имеющим откровенно репрессивный характер.

2. Наряду с этими правовыми дефектами, законопроект содержит серьезные концептуальные дефекты, делающие его несовместимым с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями.

В частности, он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

Такой подход выглядит крайне странным в ситуации, когда на государственном уровне делаются заявления о необходимости решения демографических проблем, повышения рождаемости, защиты и укрепления семьи, возрождения традиционных семейных ценностей.

Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность. Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми в любой момент может быть использовано ими друг против друга. Такая ситуация разрушительна для семейного образа жизни и традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей.

Помимо этого, в сочетании с уже существующими нормами российского законодательства (некоторые из которых далеко не совершенны), законопроект создает новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей[11].

Положения законопроекта противоречат основам российского семейного права, а также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года[12] и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 года[13], которые указывают на необходимость укрепления семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, повышения авторитета родителей в семье и обществе[14].

Это крайне опасно, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства»[15].

3. Особую озабоченность вызывает то, что многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь. Наш народ убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований.

Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные слабо или вообще никак не связаны с реальностью[16].

С помощью подобных ложных утверждений неблагонамеренные люди манипулируют общественным мнением, воздействуя на эмоции доверчивой публики. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться.

Добиваясь принятия закона о профилактике именно «домашнего» или «семейно-бытового насилия», эти люди игнорируют реальные причины настоящего насилия. Между тем, они хорошо известны – это кризис нравственного сознания, невнимание к традиционным семейным и духовно-нравственным ценностям (и пропаганда, откровенно направленная против них), потребительское отношение к жизни, а также связанные со всем этим эрозия семейного образа жизни, алкоголизм и наркомания. Повышают риски реального насилия и стрессовые факторы – такие, как стесненные жилищные условия семей и экономические потрясения.

Вместо решения реальных проблем общественность убеждают, что источник насилия – дом и семья. Собственно именно ради этого исторически понятия «домашнего» и «семейного насилия» и были сконструированы представителями радикальных антисемейных идеологий, таких, как феминизм, которые сознательно ставили перед собой цель деконструкции семьи, семейной жизни и всех связанных с ними традиционных ценностей. Использование подобных понятий лишь затрудняет понимание и анализ реальных причин социальных проблем.

Антисемейная пропаганда не поможет решить эти проблемы, снизить количество насильственных преступлений и правонарушений в быту, в том числе и семейном, по-настоящему защитить их жертвы. Напротив, она содействует росту уровня насилия в обществе, подрывая его основу – семью. Такого рода пропаганда безнравственна, разрушительна и опасна не только для общественной жизни, но и для национальной безопасности.

Читать еще:  Про «зимние» мультфильмы и «дыры» в российской анимации

4. На этом фоне не вызывает удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с радикальными антисемейным идеологиями («ЛГБТ»-идеология, феминизм), а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование. В его поддержку также активно выступают некоторые средства массовой информации и международные структуры, не скрывающие антироссийского характера своей деятельности.

При этом представители множества организаций, работающих в сфере защиты семьи и прав родителей, традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспокоены этим законопроектом и считают недопустимым его принятие. Считаем, что законодателям следует обратить внимание на их позицию[17].

5. Как отмечают специалисты, предлагаемые законопроектом меры неэффективны в предотвращении реального противоправного насилия. Опыт зарубежных стран показывает, что они едва ли способны предотвратить преступные действия, одновременно приводя к массовому нарушению прав невиновных, законопослушных граждан[18].

Действительно существующие в обществе проблемы, связанные с реальными насильственными преступлениями и правонарушениями, необходимо решать совершенно иными методами. Эти методы должны соответствовать принципам справедливости и разумности, традиционным российским семейным и духовно-нравственным ценностям, нашей культуре. Они должны быть свободны от влияния антисемейных идеологий, не наносить вреда семье и не нарушать основополагающие права родителей.

Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия.

[1] Абзац первый п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 18.01.2001 N 6-О

[2] Ст. 23 ч. 1 Конституции РФ.

[3] Ст. 24 ч. 1 Конституции РФ.

[4] Ст. 35 Конституции РФ.

[5] Ст. 40 ч. 1 Конституции РФ.

[6] Ст. 49 ч. 1 Конституции РФ.

[7] Ст. 38 ч. 1 и 2 Конституции РФ в ее связи со ст.ст. 2 и 17 Конституции РФ (в их обязывающем толковании Конституционным Судом РФ).

[8] Ст. 18 (4) Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 13 (3) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Ст. 27 ч. 1 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека.

[9] Подробнее см.: «Правовой анализ проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»», подготовленный Аналитическим Центром «Семейная Политика.РФ» — http://www.familypolicy.ru/rep/rf-19-051-01.pdf.

[10] ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

[11] См. там же, с. 19-20.

[12] утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351.

[13] утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. № 1618-р.

[14] См. «Юридическое заключение на законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»», подготовленное канд. юр. наук А. В. Швабауэр (https://ouzs.ru/news/yuridicheskoe-zaklyuchenie-na-zakonoproekt-o-profilaktike-semeyno-bytovogo-nasiliya-v-rossiyskoy-fed/)

[15] Абзац второй п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 19.01.2010 № 151-О-О и др.

[16] «Правовой анализ проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»» АЦ «Семейная политика.РФ», с. 21-22.

Совет федерации завершил сбор отзывов на законопроект о профилактике семейных ссор

По данным источников “Ъ”, законопроект Совета федерации о профилактике семейно-бытового насилия в администрации президента и Госдуме находят более предпочтительным, нежели тот, что дорабатывался в Госдуме в течение трех лет. Проект сенаторов направлен, в частности, на сохранение семьи, тогда как думский был сконцентрирован, по признанию его авторов, на защите прав жертв домашнего насилия. В Совфеде обещают найти компромисс, сделав «содержательный и неконфронтационный документ».

СФ завершил сбор отзывов на опубликованный 29 ноября проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. «Дискуссия вызвала значительный интерес со стороны общества,— отмечают в Совфеде.— Поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Все они будут проанализированы». Ранее сенатор Галина Карелова выступила на телеканале «Россия 24», где отметила, что за десять лет «острой дискуссии на улицах, в соцсетях и общественных организациях» «появилось очень много версий законопроекта»: «В этой связи Совет федерации отработал версию, которая, на наш взгляд, отличается от всех предыдущих… именно тем, что мы соблюдали баланс: с одной стороны, мы четко прописывали систему профилактики, с другой стороны, законопроект не предполагает ни малейшего вмешательства в семью, в чем нас пытаются упрекать».

Отметим, один из законопроектов, о которых вела речь госпожа Карелова, внесен в Госдуму в 2016 году, однако не рассматривался. С 2017 года проект дорабатывала рабочая группа под руководством депутатов Оксаны Пушкиной и Ольги Савастьяновой. После поручения главы Совфеда Валентины Матвиенко летом 2019 года Галина Карелова сформировала новую рабочую группу уже при Совфеде, в которую вошла в том числе Оксана Пушкина.

«Когда в законопроект вносят изменения, конечно, можно считать, что это практически новый документ,— считает соавтор думского законопроекта, юрист и правозащитник Алена Попова.— Если следовать букве закона, то это (у Совфеда.— “Ъ”) новый документ, но он явился результатом кастрации нашего. По тексту он повторяет часть вещей, но ряд формулировок либо урезан, либо переформулирован, либо исчез» (см. “Ъ” от 29 ноября и 9 декабря). В частности, изменено определение семейно-бытового насилия: «Мы предлагаем включить в него все виды насилия, в том числе физическое, а в версии Совфеда оно не содержит признаков уголовного преступления или административного правонарушения, то есть побоев или вреда здоровью». Она также напомнила, что в новом законопроекте не конкретизируется термин «преследование», «что является одним из основных видов насилия».

«Это будет давлением на пострадавших, чтобы они ни в коем случае не подавали на развод и не уходили от агрессора,— трактует этот пункт госпожа Попова.— В нашем проекте речь идет о защите прав пострадавших». Отметим, госпожа Карелова сообщила, что рабочая группа получила предложение «прописать в законе статью о правах жертвы»: «Не исключено, что мы аккуратно, деликатно с юристами, специалистами, экспертами это пропишем». Также в законопроекте Совфеда речь идет о том, что в случае повторного нарушения агрессору грозит не уголовное, а административное преследование. «Административное наказание насильников не остановит»,— считает Алена Попова.

Читать еще:  Удивительные факты пребывания апостола Фомы в Индии

“Ъ” сравнил проект сенаторов о семейном насилии с проектом правозащитников

«Закон направлен на то, чтобы была закреплена позиция государства не допускать насилия, формировать уважительное отношение в обществе, в том числе в семье, дома, в быту,— утверждает госпожа Карелова.— Это огромная работа, и она должна вестись, начиная с семьи, школы и детского сада». Она заявила, что «сегодня это та ценность, которая отличает Россию от очень многих стран». Госпожа Попова отметила, что позиция о сохранении семьи и стимулировании примирения сторон вряд ли сможет изменить в обществе отношение к семейному насилию, которое ассоциируется с поговоркой «Бьет — значит любит».

По словам источника “Ъ”, знакомого с ходом подготовки законопроекта, в администрации президента РФ полагают, что «в целом вариант госпожи Кареловой предпочтительней». Собеседник “Ъ”, близкий к руководству Госдумы, также считает, что законопроект «с перспективами защиты семьи, а не только женщин имеет больше шансов на прохождение».

Правозащитники требуют комплексной защиты жертв домашнего насилия

Вчера ВЦИОМ опубликовал данные опроса, согласно которому большинство россиян придерживаются мнения, что домашнее насилие недопустимо (90%), 70% полагают, что такой закон в России необходим. При этом 40% опрошенных сообщили, что в знакомых им семьях были случаи применения силы, а 50% респондентов уверены, что «не следует прощать поднятую руку супруга, даже если это было один раз». Валентина Матвиенко пообещала, что законодатели найдут компромисс: «Мы постараемся сделать его содержательным и неконфронтационным».

Авторы законопроекта о насилии в семье ответили на критику патриарха

Депутаты Госдумы Ольга Савастьянова и Ирина Роднина, которые выступили одними из авторов законопроекта о домашнем насилии, в разговоре с РБК прокомментировали слова патриарха Кирилла, раскритиковавшего их инициативу.

«Я не увидела здесь [в словах патриарха] негативной реакции. Патриарх говорит о том, что нужно относиться к законопроекту с большой осторожностью. Патриарх говорит, что нужно делать все, чтобы не допускать любого насилия, чтобы жизнь супругов была радостной, счастливой, а в этой атмосфере воспитывались дети. Мы только за», — сказала председатель думского комитета по контролю и регламенту Ольга Савастьянова.

Она отметила, что авторы законопроекта заинтересованы в публичном обсуждении проекта. «Вопрос, готовы мы к диалогу или нет, уже не стоит, этот диалог идет», — сообщила она.

Ирина Роднина указала, что пока мало кто видел предлагаемый текст законопроекта, хотя суждений о нем появилось множество. «Идет столько информации, которая к делу отношения не имеет, полное искажение фактов», — возмутилась депутат.

Роднина подчеркнула, что в законопроекте говорится не только о трениях между супругами, но и о взаимоотношениях с людьми преклонного возраста. «Когда у меня бывают приемы населения, не бывает такого, чтобы ко мне со слезами не обращались пожилые люди Идут судебные процессы, их выгоняют из квартир, навешивают замки — причем это обоюдно, как и дети к родителям так поступают, так и наоборот», — пояснила она.

Комментируя реакцию патриарха, Роднина не взялась предположить, почему та оказалась негативной, посоветовав РПЦ направить все силы на работу с прихожанами.

Адвокат еще одного автора законопроекта Оксаны Пушкиной Екатерина Тягай в беседе с РБК дала юридическую оценку правовому анализу законопроекта, сделанному патриаршей комиссией по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Правозащитник отметила, что заявление комиссии почти дословно повторяет рассуждения авторов, подготовивших «правовой анализ» этого законопроекта. «Оба текста пронизаны традиционной для популистских рассуждений патетикой, но, увы, далеки от правовой оценки, на которую претендуют», — считает адвокат.

По ее словам, в тексте патриаршей комиссии говорится о «ряде правовых дефектов», а также о «серьезных концептуальных дефектах», но не назван ни один из них. «В заявлении вразнобой перечисляются принципы и нормы Конституции, которые противопоставляются законопроекту — голословно и без аргументов», — считает Тягай.

«Если все же вглядеться в выдвинутые претензии, сразу становится ясно, что борьба идет на идеологическом уровне, а текст законопроекта на сайте Совфеда, похоже, никто не читал Доводы и выводы, изложенные в заявлении патриаршей комиссии, очевидно, имеют лишь одну цель: сформировать негативное отношение общества к обсуждаемому законопроекту, а не предложить реальные механизмы профилактики и предотвращения насилия в семье — самом близком круге», — заключила адвокат.

РБК направил запрос в РПЦ.

Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия 29 ноября. Его авторы определили семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения вреда различного типа. В документе указано, что помощь пострадавшим может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Но защита должна предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или существует угроза его повторения.

Патриарх Кирилл, комментируя предложение о принятии закона о борьбе с домашним насилием, призвал с большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь. «Есть нечто опасное в тех тенденциях, которые сегодня формируются в том числе и в законодательной сфере, когда некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил», — заявил предстоятель.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector