1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протоиерей Алексий Уминский: Когда подростки уходят из Церкви

Протоиерей Алексий Уминский о скорбях: слова святых для него не указ

Протоиерей Алексий Уминский выступил просто с дичайшей речью на сайте портала «Православие и мир». Можно написать полноценную дипломную работу на 100 страниц с разбором тех нелепиц, противоречащих учению Церкви, которые этот священник умудрился напихать в небольшую речь.

Великая польза скорбей

Отец Алексий, например, заявил (его текст находится ЗДЕСЬ), что смерть ребенка не может быть наказанием: «Нет никакого в этом благословения — чтобы дети умирали. Что за дикость, что за чушь? Это не может быть наказанием, потому что наказание в нашем церковном, христианском мире рассматривается как некое научение, указание пути, возможность исправления самого себя. Поэтому наказать смертью невинное существо невозможно. Только извращенное сознание может так воспринимать божественную педагогику. Разве так можно научить доброму, хорошему, светлому, даже покаянию?»

А вот схиигумен Савва (Остапенко), который был наделен от Бога разными удивительными дарами, говорил, что смерть ребенка может быть наказанием: «Человек есть дом Божий, но мы своею похотью превращаем свой дом в жилище страстей, за что и получаем в наказание мертвые плоды при родах жен».

И из Священного Писания известно, что царь Давид за прелюбодеяние с Вирсавией и опосредованное убийство ее мужа был наказан Богом смертью его ребенка, который родился от связи с этой женщиной. Причем, во Второй Книге Царств прямо говорится: «И поразил Господь дитя, которое родила жена Урии Давиду, и оно заболело» (12 глава).

А протоиерей Алексий Уминский говорит в своей речи, что нет воли Божией на смерть детей: «Нет на это воли Божией». Как же на это нет воли Божией, если в Библии русским языком написано: «И поразил Господь дитя»? Да даже если бы этого и не было написано, как можно считать, что что-то в этом мире может происходить без воли Божией? Это один из основополагающих догматов христианства – уверенность в том, что абсолютно все происходит в этом мире по воле Божией.

Вот еще удивительный пассаж из речи модерниста: «Горе человеческое не может научить ничему, кроме того, как с этим горем справляться, как его пережить». Десятки святых писали о том, что скорби – это великие учителя для ищущих спасения, что они учат смирению, терпению, презрению к миру сему, сострадательности к несчастным. Скорби избавляют людей от страстей. Например, есть такой грех против первой заповеди: любовь твари паче Творца. Если женщина сделала из своего ребенка идол, если она Богом не интересовалась, и служила не Ему, а своему ребенку, то Бог может отнять у нее этого ребенка через смерть. И тогда она через какое-то время начинает служить Богу и ни к кому и ни к чему в мире сем тленном больше не прилепляется. Я даже не смогу тут перечислить все великие плоды, которые получают христиане от скорбей.

Прославленный от Бога чудотворениями архимандрит Тихон (Агриков) в своей книге «У Троицы окрыленные» даже написал целую главу под названием «Сущность христианских страданий». Вот отрывки из этой главы: «Страдание спасает людей, оно не позволяет окончательно ослепнуть, зачерстветь, оледенеть. Оно размягчает сердце, отрезвляет ум, укрепляет волю к добру», «Величие и красота души расположены по ступеням, по силе страдания. На вершине те, у которых горит на челе пламя добродетели и страдания, ниже — менее страдающие и более легкомысленные, еще ниже встречаешь уже смеющихся. Высота страдания кладет на душу красоту серьезности как спутницу великих людей».

Басня о том, что люди приходят на тот свет в наилучшей форме

Еще в этой речи протоиерей Алексий Уминский повторят басню о том, что Бог забирает человека на тот свет в тот момент, когда человек находится в наилучшей форме для Царства Небесного: «Господь каждому человеку дает возможность войти в Царство Небесное и предстать перед Ним в самый лучший, самый светлый момент жизни». Причем, тут эта басня представлена в дичайшей форме, в форме ереси о всеобщем спасении, так как протоиерей Алексий Уминский фактически ведет речь о том, что Господь каждого человека забирает в Царство Небесное. То ли отец Алексий не следит за своим языком, то ли он вместе с некоторыми другими модернистами разделяет осужденную отцами Пятого Вселенского собора ересь о всеобщем спасении.

Преподобный Антоний Великий так говорил, в какой момент люди уходят на тот свет: «Как телу, когда совершенно разовьется во чреве, необходимо родиться, так душе, когда она достигнет положенного Богом предела ее жизни в теле, необходимо выйти из тела». То есть этот святой говорит, что человек умирает тогда, когда подошел предел его жизни, установленный Богом, а не тогда, когда человек достиг своего пика добродетельности. А преподобный Антоний был величайшим святым, в нем обитал Святой Дух, Который открывал ему разные тайны. Этот святой сам об этом писал в письмах к монахам. Авва Сисисой говорил о преподобном Антонии: «Если бы я имел один из помыслов аввы Антония, то был бы весь, как огонь».

Басню о том, что человек уходит на тот свет в наилучший для него момент, можно опровергнуть великим множеством примеров. Например, если бы Бог действовал сообразно с этим мнением, то Он бы и Гитлера умертвил болезнью до того, как тот покончил жизнь самоубийством, и библейского царя Саула забрал бы на тот свет через нападение на него врагов до того, как тот совершил суицид.

Читать еще:  Цена на нефть стала отрицательной. Что это значит

Преподобный Варсонофий Оптинский рассказал своим духовным детям о трагической судьбе композитора Пасхалова. Тот не ходил в храм, не исповедовался и не причащался. Как-то раз преподобный Варсонофий Оптинский стал убеждать его поговеть, исповедаться и причаститься. На Пасхалова это произвело такое впечатление, что он всю ночь не спал и все думал об этом, а потом пришел к преподобному Варсонофию и сказал, что решился поговеть и причаститься. И что же произошло дальше? «Хорошо думал Пасхалов, только он забыл, что есть враг, которому неприятна такая перемена в нем, и что нужно подготовиться к борьбе, – рассказывал преподобный Варсонфий духовным чадам. – Все это он упустил из виду. Однажды поздно вечером он приехал домой и велел горничной расплатиться с извозчиком. Та вышла на улицу, но вместо извозчика увидела на облучке какое-то чудовище. Вид его был так страшен, что горничная упала в обморок. Куда враг возил Пасхалова – неизвестно, только на другой день он скоропостижно скончался. И погибла душа навеки. Сердечно мне его жаль. Враг всюду расставляет свои сети, желая погубить человека, и губит неосторожных».

Обзывательства в адрес верных чад Православной Церкви

Еще в своей речи протоиерей Алексий Уминский нападает на людей, которые говорят истину, то есть на людей, объясняющих, что смертью детей Бог может наказывать родителей за их грехи. Он их сравнивает с друзьями Иова, говорившими праведнику, что он сам виноват в своих несчастьях, что Бог так наказал его за грехи: «Вот эти «друзья Иова» замечены давно, выявлены наружу нашим Священным Писанием, давно всем нам показаны – что это за народец такой благочестивый, который все время ищет возможность вот так себя вести. Они уже тогда, при Иове, были. И будут сопровождать нас до Второго Пришествия. Ничего с этим не поделаешь».

Но с Иовом была совсем другая история. Книга Иова – одна из сложнейших в Ветхом Завете. Например, там среди прочих смыслов есть вот какой. Иова поразил несчастьями дьявол, а его друзья начали ему говорить: примирись с тем, кто тебя наказал, признай свои ошибки перед ним. Они имели в виду Бога, думая, что Бог наказал Иова. А его-то поразил дьявол! То есть друзья советовали праведнику признать свои ошибки перед дьяволом и примириться с дьяволом. Конечно, Богу не мог понравиться такой поворот событий. Естественно, Он сказал этим людям, что они не правы.

А протоиерей Алексий Уминский, думая, что обзывает современников «народцем благочестивым», и «друзьями Иова, которые выявлены наружу Священным Писанием», на самом деле обзывает так схиигумена Савву (Остапенко) и других святых и подвижников благочестия.

Беседа 12. Подросток в семье и Церкви

Православные просветительские курсы

17 феврая 2018 года Протоиерей Алексий Уминский прочитал 12-ю лекцию на тему «Подросток в семье и Церкви» в рамках Православных просветительских курсов, проводимых Сретенским монастырем и Сретенской духовной семинарией. Лекции этого, четвертого года обучения объединены темой «ХРИСТИАНСКАЯ СЕМЬЯ».

В лекции рассмотрены следующие темы:

  • Почему подростки уходят из Церкви?
  • Ребёнок в храме: плюсы и минусы
  • Как воцерковлять детей?
  • Исповедь детей и подростков
  • Как сохранить подростка в Церкви?

Лекция
(продолжительность 50:21)

Ответы на вопросы
(продолжительность 58:28)

23 февраля 2018 г.

скрыть способы оплаты

Чтобы не быть голословной, хочу привести здесь цитату из беседы отца Алексия (статья «Тайна примирения» на Правмире):
. Очень многие священники начинают серьезно задумываться о том, насколько уместна постоянная исповедь перед каждым причастием, каким образом это покаяние становится действенной живой силой в жизни христианина.

И еще:
. Если человек живет полноценной христианской жизнью, каждое воскресенье бывает в храме, почитает праздники, молится, старается жить по Евангелию, ему нет необходимости исповедоваться перед каждым причастием.

Такой взгляд на исповедь среди православных священников я встречаю впервые. Хотелось бы услышать авторитетное мнение относительно этих слов.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.

Протоиерей Алексий Уминский: Когда подростки уходят из Церкви

Протоиерей Алексей Уминский

Подросток в семье и Церкви. Преодоление зон недоверия

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р17-704-0123

Переходный возраст ребенка – испытание для родителей. Иногда достаточно суровое. Это проверка на прочность внутрисемейных отношений, традиций, правил. В определенном смысле – это испытание веры. Своей драматичностью подростковый кризис может сравниться лишь с кризисом среднего возраста: ведь разочарование в прежних ценностях и мучительное желание обрести новые – основа обоих состояний. Возраст родителей, рождающих первых детей, чаще всего колеблется около 25 лет, вот и выходит, что самые тяжелые личностные кризисы родители и дети часто переживают одновременно. И несносное поведение подростка кажется еще одним свидетельством ошибочности всего, что нами говорилось, делалось и создавалось. И родители, конечно, принимают вызов, пытаются найти решение. Печально, что часто в попытке помочь своему подростку мы думаем вовсе не о нем, а о себе. В его переживаниях чувствуем свои, а не его проблемы, смотрим на него сквозь собственные разочарования и надежды. А тем временем поведение и состояние ребенка ухудшаются. В этот период многие подростки отдаляются от Церкви.

«Ну почему он так со мной поступает?!» – восклицает измотанный взрослый. Чтобы дать себе шанс это понять, нужно прежде попытаться понять самого подростка. Сделать то, что призывал через притчу о милосердном самарянине сделать Христос – сместить наконец фокус с себя на ближнего. Не так важно, кто есть мой ближний, важно – кому ближним могу быть я? Не важно, почему мой подросток ведет себя не так, как желает мое родительское тщеславие, важно, что происходит в душе моего ребенка и как облегчить его боль. Ведь за грубостью, безответственностью или еще чем-то внешним и характерным для подросткового возраста всегда прячется боль ранимой души и страх перед взрослением и взрослыми.

Читать еще:  Зачем поют псалом изгнания и каков смысл Недели о блудном сыне

«Взрослым нельзя всего говорить – им ведь никогда по-настоящему не объяснишь, почему ты сделала что-нибудь такое, что они считают плохим. Я рада, что в мою душу заглядывает только Бог и что люди не могут этого сделать…» – это слова прекрасной героини романа Ирмгард Койн «Девочка, с которой детям не разрешали водиться». Хорошо, когда подросток, чувствуя свое одиночество в мире, где все взрослые заодно, не теряет доверия к любящему и прощающему Богу.

Но случается, не только церковную жизнь, но и саму веру в Бога подросток отрывает от себя как нечто чуждое, навязанное ему родителями. Бывают и более тяжелые ситуации, когда ставится под сомнение ценность самой навязанной Богом и родителями жизни…

Чем поддержать подростка на этом сложном рубеже, как согреть его душу, чтобы она не закрылась для Бога? Можно ли помочь ему в правильном выборе между созиданием и саморазрушением? И главное, что чувствует, проходя этот рубеж, так непросто взрослеющий ребенок? Новая книга протоиерея Алексея Уминского поможет родителям ответить на эти вопросы. В основе этой книги лежит цикл тематических радиопередач отца Алексея, его доверительные беседы с родителями непростых подростков, а также разговоры о смысле жизни, вере и Церкви со старшеклассниками Свято-Владимирской школы, духовником которой отец Алексей является уже много лет. И эти разговоры со школьниками в составе книги замечательно дополняют слова автора, обращенные к родителям. Конечно, все в руках Божьих, но и от того, как и что мы говорим подросткам о нашей вере, зависит их возможность сделать ее своим личным достоянием.

Надеюсь, что эта книга вдохновит родителей подростков найти силы и новые решения для преодоления кризиса. Не стоит забывать, что кризис – это всегда шанс что-то исправить, изменить к лучшему. Еще один шанс, который дает нам Бог.

Трудные вопросы взросления

Почему подростки уходят из Церкви?

Подростковый возраст – это индикатор семейных отношений, возраст болезненный, тонкий, чувствительный. Поэтому все, что с подростком происходит, – его негативные реакции, протестные состояния, грубость и колкость, нежелание подчиняться – все это вылезшие наружу наши родительские недоделки, наша родительская нечуткость, непонимание. А в христианских семьях это еще и какая-то часть нашей собственной религиозности, нами не до конца понимаемая и неотрефлексированная и тем самым направленная на наших детей не всегда лучшим образом. Вот этот фактор непонятой, непережитой нашей религиозности, воспринятой часто поверхностно, воспринятой формально и схематично – это одно из самых колоссальных недоумений в жизни подростка. Потому что он перестает себя в этом смысле понимать. Он с ужасом обнаруживает, что мир, который для него открывается в реальности, не совпадает с тем миром детства, с тем миром понятий о Боге, понятий об отношениях между людьми, которые внушались родителями, воскресной школой и даже священником в течение долгих-долгих лет.

У взрослеющего человека отношение к Церкви меняется, оно уже не будет таким, как в детстве, – такое внутрисемейное, внутриприходское, где все хорошо, все правильно и вообще думать ни о чем не надо. Жизнь в представлениях маленького ребенка очень проста. Он знает от папы и мамы, что стоит ему только помолиться – и Бог тут же поможет. Но вот подросток в какой-то тяжелейшей ситуации вопиет к Богу, молит о помощи – и ничего не происходит. А действовать самостоятельно он не научен, потому что родители внушили, что Бог обязательно услышит и обязательно исполнит то, о чем будешь просить. Почему? С какой стати мы решаем за Бога? Нам так проще. Мы как бы отвязываемся от решения очень многих проблем детства. То есть мы, родители, сваливаем на Бога то, что должны были решать сами.

Вот эта ситуация, когда «Бог не слышит», – одна из самых серьезных причин отхода подростка от Церкви. Ведь папа с мамой обещали, что стоит только помолиться – и все будет хорошо! Никто не говорил с ребенком о том, что в этом мире много страданий, о том, что огромное количество людей молятся Богу в самых тяжелых ситуациях, и их молитва может остаться без ответа. Подросток не понимает, что в каких-то случаях Бог приходит на помощь, когда человек начинает действовать.

Далее, подросток начинает видеть Церковь иначе, нежели в детстве, многое из того негативного, что он раньше слышал о Церкви, оказывается похожим на правду. В его подростковом сознании это приобретает гиперболические, очень напряженные формы, потому что в этом возрасте недостатки не прощаются, они сразу вызывают отторжение.

Еще одна причина отхода подростков от Церкви – непонимание происходящего на богослужении. Все эти действия и слова для них привычны, но бессмысленны. Никто не удосужился объяснить им в детстве смысл молитвы «Отче наш», например. Возможно, каждый день с полуторамесячного возраста ребенок с родителями читал вместе «Отче наш» утром, вечером и в течение дня. Но для него в этом нет никакого эмоционального и смыслового усердия души. Не многие из подростков понимают очевидные вещи, когда речь идет о таинствах Церкви. И даже если мальчик прислуживает в алтаре, а девочка поет на клиросе, это ни от чего не спасает. Часто священник приглашает подростков в алтарь не ради того, чтобы воспитать в них благоговение перед богослужением, а лишь для того, чтобы прихожане умилялись, чтобы архиерей, приехавший в храм служить литургию, похлопал настоятеля по плечу и похвалил его.

Подростку в Церкви бывает чрезвычайно одиноко, здесь нет дружелюбного пространства для него, и самое главное – здесь нет никаких смыслов, которые могли бы его тронуть.

Ахилла

Главное Меню
  • Главная
  • Новости
  • Протоиерей Алексий Уминский: Не надо бояться поступать по совести даже без благословения архиерея

Протоиерей Алексий Уминский: Не надо бояться поступать по совести даже без благословения архиерея

24 сентября 2019 Ахилла

Одной из тем передачи «Персонально ваш» (от 23 сентября) на радиостанции «Эхо Москвы» с протоиереем Алексием Уминским стало открытое письмо священников и реакция на него священноначалия и церковных чиновников. Вели эфир Марина Максимова и Станислав Крючков.

Читать еще:  Святитель Феофан тоже писал о прокрастинации

На вопрос, почему церковная администрация не готова солидаризироваться с призывом, высказанным в обращении клириков, о. Алексий ответил:

«Церковная вертикаль построена таким образом, что все строится на таком управленческом моменте: все должны знать, кто что делает и что от чего ожидать. Соответственно, наше письмо было неожиданностью большой для отдела по СМИ и взаимоотношения церкви и государства и поставило их, я уверен в этом, в очень неудобное положение перед нашим священноначалием, потому что он не ожидали, не знали, как реагировать. Потому что настолько все было спокойно, настолько все уже было как бы запланировано. То есть все вещи у нас запланированы, или, как говорит Владимир Романович [Легойда — прим. „Ахиллы“], у нас есть такое печалование непубличное, такое вот тихонькое печалование, „ах, печалька!“ — это называется, когда как-то кто-то кое-где у нас порой, незаметно по каким-то каналам за кого-то начинает заступаться.

Я вот не знаю, заступаются ли нашего собрата во Христе Николая Каклюгина. Я несколько раз свои видеобращения выкладывал по этому поводу. По поводу Николая Каклюгина выступала Ирина Прохорова, выступал Александр Архангельский. Я по этому делу выступал на радио „Радонеж“.

Но почему сам отдел по защите нас, православных, ничего не сделал до сих пор в защиту Николая Каклюгина?»

Журналист Марина Максимова вспомнила про самарского священника, о. Дионисия Кузнецова и его объяснительную архиерею.

«Я думаю, что отец Дионисий в этом смысле замечательно ответил на реакцию пугливого архиерея, — сказал о. Алексий, — потому что очевидно, что архиепископы все напугались — а что же будет дальше, а не надают ли им по клобукам, а не спросят ли с них строго? А не переведут ли их с места не место? Потому что у нас каждый Священный Синод… там можно как ставки на тотализаторе делать. У нас такие перемещения, такие ротации епископов… Все смотрят на Синод как на такое, что… ух, а что сейчас будет — вот интересненько? И поэтому епископы находятся в довольно тяжелом положении.

Потом, существуют, конечно, ситуации, в которых где-нибудь на местах, в глубинке на епископа могут просто надавать из местного ФСБ, сказать: „Что это у вас? Ну-ка разберитесь, владыка!“»

«Но каким образом? У нас же церковь отделена от государства».

«Ну, сами понимаете, о чем я говорю».

«А вот эти объяснительные, которые все мы наблюдали — скрины, фотографии документов якобы об объяснении своей позиции, — это общая практика или, как вы называли, перегибы на местах?»

«К сожалению, это не то чтобы общая практика, но это некий общий дух, в который поставлено наше духовенство — в полное подчинение епископату, в полную практически крепостную зависимость от личной воли архиерея. Вот что ни так — без всяких объяснений священника можно перевести с прихода на приход, отправить его за штат, отправить его за какую-то малейшую формальную провинность под запрет. Поэтому здесь священники находятся в очень уязвимом положении, без сомнения это так».

«Вы пока на себе ничего не почувствовали?»

«Я настолько уже давно говорю о разных вещах, и это делаю, то я, собственно говоря, понимаю, что с людьми известными и публичными вряд ли что-то стоит делать, потому что себе дороже будет — иногда так случается.

А вот письмо подписало почти 200 священников, из них огромное количество совершенно неизвестных молодых священников, решившихся на этот мужественный по-настоящему поступок. Я, конечно, понимаю, что они все, когда подписывали это письмо… А ведь огромное количество людей, которые отказались подписать письмо, но были с ним согласны именно по той причине, что они рисковали своим семьями, говорили о том, что они не могут это сделать.

Я просто скажу, что несколько священников мне говорили, что они подписали письмо, но потом у них были очень тяжелые разговоры с их женами, которые упрекали их за это, которые говорили: „Что же ты не думаешь о нас, о детях, как мы будем кормить семью? Как мы будем дальше жить, если с тобой что-то случится?“

То есть это реальные страхи. Потому что, если, скажем, учитель, подписавший письмо, он тоже будет часто испытывать давление от директора и его уволят, но учитель может найти работу в другой школе. И как учитель-профессионал, он может использовать свои профессиональные навыки в других сферах. А священник куда пойдет после запрета, после лишения сана? Что он может.

…Ну, хорошо, что касается меня, у меня есть профессия. Но у огромного количества священников нет профессии и нет достаточного образования, которое не было бы богословским. И это очень большая проблема для всех для нас, потому что священник оказывается страшно зависимым в этой системе».

«А у вас есть чувство, что нарастает какой-то ропот по этому поводу внутри церковного сообщества, той системы, которую вы описали?»

«Я думаю, что то, что многие священники решились подписать это письмо, несмотря на серьезный страх и опасение, это сделали — мы понимаем, что сейчас уже все, кто хотели подписать, практически подписали это письмо, — не так много священников, кто-то подсчитал, что полпроцента. Но, тем не менее, полпроцента — это много. Потому что вот из подписавших учителей — кто-то подсчитал — это 0,17%. То есть нас, священников в процентном отношении оказалось даже больше, чем учителей. И я думаю, что это свидетельство для очень многих других людей, что можно быть человеком достойным, что не страшно свое достоинство отстаивать и не надо бояться поступать по совести даже без благословения архиерея».

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector