0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

После фильма «Нелюбовь» хочется пойти и обнять своего ребенка

Звягинцев, «Нелюбовь», спойлер для экономящих время и деньги

Коллеги пригласили посмотреть фильм «Нелюбовь». (Я и не знала, что они ко мне так плохо относятся).

Дальше про фильм, сплошной спойлер.

Сразу скажу: Звягинцев дрочит на Тарковского, поэтому будет много длинных статичных планов чорных деревьев. Приготовьтесь поспать.

Интеллект напрягать не надо. Герои, монтаж и сюжет фильма несложные.

Баба вышла замуж по залёту, и 11 лет спустя разводится со своим Добби. Помимо носка она вручает ему и сына, которого никогда не любила.

У Добби уже другая баба, тоже залётная. Добби просто любит трахать беременных, это его фетиш. Как только от него залетают — сразу женится и трахается, как заводной. Правда у этого фетиша есть неприятные последствия — дети.

Так что сын не нужен и отцу, звучит слово «интернат».

Мальчик всё слышит, и сбегает из дома. Но папа ночует у своей беременяшки, а мать у нового ебарька — и пропажу мальчика обнаруживают не сразу.

Снова долгие планы чорных деревьев. Немного поспите, если просыпались.

Папа мальчика ещё и работает в конторе, где важно быть православным и семейным. Поэтому тема равзода и пропавшего сына его всё же немного парит. Но он понимает, что если быстро подженится на своей беременяшке — то его не просекут, как несемейного, и не уволят.

Новый мужик у матери мальчика вроде хороший: не пьёт, не курит, китайская гимнастика, свой бизнес, шикарная квартира. Внимательный такой. Правда ебёт он героиню, не потому что любит, а потому что она похожа, как две капли воды, на его дочь, которая уехала учиться в Португалию. И по которой он так нездорово скучает. (Один мой товарищ любил собак — но как! (с)

Сцена с дочерью вообще не нужна, дочь нам показывают по скайпу, а затем на фото у постели — специально, чтобы мы всё поняли.

Мальчика полиция отказывается искать. Потому что ресурсов нет. Зато они есть у волонтёров типа «Алерт».

Работа волонтёров показана качественно и хорошо, но снята, как в среднебюджетном сериале.

Мальчика упорно ищут волонтёры. В процессе нам явлена бабка мальчика — заполошная истеричная баба, лишённая эмпатии и здравого смысла. И как бы это должно объяснить нам, почему мать мальчика тоже сука. (Многие из нас, к слову, выросли у таких же бабок, и выросли совсем иными).

Но мы всё поняли. Кино вообще нехитрое.

Когда актёрам надо сказать какую-то информацию о себе, или прошлом, или о чувствах — они просто её говорят. Режиссёр не заморачивался с подводками и мотивациями. Но так и действительно проще. (Без драматургии вообще работать просто, кому она нужна).

В общем, все гадкие, кроме волонтёров.

Мальчика находят в виде трупа.

Мать истерит, что никогда бы его и не отдала.

Планы чорных деревьев. Не спите, почти конец.

Прошло три года.

Трагедия не изменила ни одного из родителей. (Во всём мире принято считать, что когда герои выходят из истории такими же, какими в неё вошли — это главный симптом плохой драматургии. Дурно расказанной, несложившейся истории.

Но мы ведь не можем так сказать о Звягинцеве, который почти, как Тарковский, особенно если бы подпустил в планы чорных деревьев — тумана и бегущий табун коней. Поэтому будем считать это уникальным приёмом художника).

Так вот, прошло три года. Отец живет со своей бывшей беременяшкой и также равнодушен к новому сыну.

Мать живёт со своим инцестуальным ебарьком. Они смотрят телевизор. По тв — новости о войне с Украиной.

Тут мать — с лицом, как на плакате «Родина-мать» — и в спортивном костюме с надписью «Россия», чтобы уж последний дебил считал метафору, встаёт и выходит на веранду. Включает беговую дорожку.

Под новости об Украине эта Родина-Мать, потерявшая нелюбимого единственного сына, и которую всякий раз ебут не по любви, а по девиациям — бежит на дорожке вникуда. На одном месте бежит.

С неба падает снег — чтобы уж последний дебил понял метафору про Родину, до неглубокого её дна.

Конец, пора хлюпать носами.

Если вырезать все длинноты и пустоты, то это могла бы получиться хорошая социальная короткометражка для выпускника, но почему-то получился полный метр и у Звягинцева.

Самое забавное, что режиссёр попытался раскрыть всех героев, как мог, кроме самого мальчика. Мальчик — персонаж картонный. Он не нужен не только своим родителям, но и режиссёру. Которому мальчик — для достижения его целей, и только. И в этом кроется огромная ирония: режиссёр совершенно недалеко ушёл от типажей, которых презирает.

Диалоги в фильме — отличные.

Съемка, за исключением тарковских планов, большей частью сериальная.

Тема в фильме поднята важная и нужная, но с кино при этом знакомиться необязательно. Чтобы получить ровно те же впечатления — посмотрите отлично снятый клип Хаски «Космолёт», где вам гораздо талантливее и за несколько минут покажут всё то же самое:

Сэкономленные 350 рублей на сеансе — переведите поисково-спасательному обществу «Лиза Алерт», они действительно большие молодцы: http://lizaalert.org

В сэкономленные два часа — поиграйте с ребёнком.

Или обнимите чорные деревья, их после фильма тоже ужасно жалко.

ЗЫ. Друзья, дискуссия о фильме не интересует вообще. У меня есть прочно сформированное мнение на эту тему. Может ли искусство быть агиткой? Может, конечно. Но тогда работа должна быть сделана особенно талантливо. С этой позиции меня не подвинуть, не тратьте буквы.

Я прощу кино, что угодно, меня не смутит никакая тема, если фильм великолепен.

Кино с Холмогоровым: «Нелюбовь» Звягинцева к слезинке ребенка

Обозреватель «Царьграда» Егор Холмогоров о том, почему попадание фильма Звягинцева «Нелюбовь» в список основных претендентов на «Оскар» это плохо

Обозреватель «Царьграда» Егор Холмогоров о том, почему попадание фильма Звягинцева «Нелюбовь» в список основных претендентов на «Оскар» это плохо

Фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» не стал заметным событием в истории нашего общественного сознания. К счастью для этого сознания. В этом смысле его судьба разительно отличается от «Левиафана», который, независимо от оценки фильма, спровоцировал всплеск интереса к Териберке, возникновение там фестиваля, незаурядный, по меркам Заполярья, туристический бум.

Не получив «Золотой пальмовой ветви» в Каннах «Нелюбовь» отправилась в зону полузабвения – уважительного у либеральной части общества, резко брезгливого – у консервативной. И вот, включение фильма Звягинцева в список основных претендентов на «Оскар» вызвало новую волну интереса. Наши ленты получали награду американской киноакадемии в категории «Лучший фильм на иностранном языке» не слишком часто, но это были эпохальные работы – «Война и мир» Сергея Бондарчука, «Дерсу Узала» Акиры Куросавы (великий режиссер — японец, но производство, актеры, материал, язык, – всё русское), «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова, «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова.

Попасть в этот узкий круг – всё равно, что получить Нобелевскую премию. Последняя, впрочем, после вручения Светлане Алексиевич, превратилась в позорную политическую дешевку, ну а уж «Оскар», в этом смысле никогда и не был столь высокого полета. Премии самим американским лентам раздаются в последние годы под изрядным диктатом политкорректной общественности, а в категории иностранных фильмов царят унылые однодневки с правильным политическим смыслом, — два года подряд выдавали премии за фильмы про Холокост, а потом поощряли Иран за ядерную сделку.

С другой стороны, именно эта политическая ангажированность может пойти «Нелюбви» на пользу, если фильм будет прочитан как политическое обличение путинизма, русского патриотизма, православия и «российской антиукраинской пропаганды». Такое прочтение, конечно, совершенно верно. Особенно оно будет актуально на фоне Олимпиады, в ходе которой международные чиновники с улюлюканием содрали с российских спортсменов ту самую «патриотичную» спортивную форму от «Боско», в которую Звягинцев обрядил в конце фильма свою «мать-ехидну», дабы выразить мысль, что именно такие как она моральные уроды и составляют группу поддержки Путина, Крыма и «войны на Украине».

Другое дело, что американскими кинокритикам и жюри может не хватить интеллекта, все эти намеки понять. Интерпретации российского кино западными критиками весьма извращенны. Так, агрессивная проповедь межпланетной толерантности, дремучая русофобия и разъяснение того, что от ПВО и ПРО – один вред в «Притяжении» Федора Бондарчука, оказались недоступны кинообозревателям лондонской «Times» и те на полном серьёзе начали обличать режиссера в путинской милитаристской пропаганде… Если Звягинцев, несмотря на все свои старания, попадет в ту же интерпретационную ловушку, — это будет довольно комично.

Никаких кинематографических оснований для того, чтобы чествовать «Нелюбовь» – не существует. Это фильм откровенно слабый, снятый с большим неуважением, если не сказать – презрением, к зрителю. Сценарий и видеоряд постоянно не согласуется между собой – очевидно, что они предназначены не для российского зрителя, живущего в том же мире, а исключительно для западного, не знающего устройства московской жизни. Живя в том же мире, что и герои, непрерывно испытываешь раздражение от лишенных всякого смысла искажений.

Режиссер Андрей Звягинцев на премьере фильма «Нелюбовь» на «Кинотавре». Фото: www.globallookpress.com

Читать еще:  Что сказать человеку с безнадежным диагнозом?

Ощущение гротесковой нереалистичности оставляют не только озлобленно-карикатурные составляющие фильма, такие как проходящая сквозь него ритуальная ненависть к православию, монастырям, иконам (икона появляется в кадре один раз – на календаре у омерзительной матери главной героини, при этом никаких признаков религиозности в офисе православного бизнесмена нет), к самому слову «Бог», иногда доходящие до анекдотических нелепостей, вроде слова «фундаменталист» из уст простоватой женщины-косметолога. Еще абсурдней выглядят попытки Звягинцева показывать гламурную бездуховность москвичей и столичный быт, тут запутывается даже хронотоп.

Супруги сообщают, что их бабушка живет «2,5 часа по киевскому направлению», их засветло немедленно отправляют к ней, они едут в темноте, приезжают в темноте, проводят на даче тещи не более часа, и… возвращаются, еще не доехав до Москвы… засветло. То есть их поездка вместо 6-7 занимает 12-14 часов. Герои живут в дизайнерских квартирах, совершенно не соответствующих ни у кого, кроме, разве, любовника-бизнесмена, ни их психологии, ни материальному положению («на нем кредиты висят» — какие кредиты? На машину? Ерунда же. На квартиру? Но если квартира в ипотеке, то её нельзя продать). Иной раз режиссер вовсе не задумывается о функционале и назначении вещей, как в случае с автоматической беговой дорожкой. на улице под снегом.

Отдельное чувство неудобства, которое дошло бы до стыда за режиссера, если бы он предварительно не вызвал к себе неприязнь, создают в «Нелюбви» попытки изобразить искусство. «Смотрите, вот это дерево на фоне неба. Вы всё это видели у Тарковского, Шепитько и Бондарчука, но я покажу вам еще раз». «Смотрите, вот тут заброшенная База. Это «Зона» из «Сталкера». Вы же давно её не видели – так вот посмотрите». «Сейчас врублю вам «Солярис». Вот любимый Тарковским «Охотники на снегу» – холмы, маленькие люди, катания на санках и коньках, в общем полный Брейгель». Охотников, правда, нет – изумительное упущение, вставленные в левый нижний угол кадра поисковики в своих оранжевых жилетах, может быть еще и с собакой, создали бы нечто действительно оригинальное. А так – увы.

В мире «Нелюбви» мальчик Алёша (случайно ли он «Алёша», а не, хотя бы, Лёша?) является источником страданий и отца, и матери. Фото: www.globallookpress.com

Вряд ли на политически озабоченное жюри «Оскара» произведут впечатление отсылки к Тарковскому. Во-первых, Андрей Арсеньевич ни разу даже не номинировался на «Оскар», он совершенно не американского формата режиссер. Во-вторых, «Тарковскому» уже дали «фильм года» два года назад за «Выжившего» Алехандро Иньяритту, причем там цитатность доходила буквально до плагиата. Но «плагиат» этот сделан несоизмеримо талантливей и точнее чем у Звягинцева, хотя бы потому, что свободен от антихристианской одержимости российского режиссера.

Другое дело, что жюри «Оскара», если его грамотно антирусски настроить, может понравиться содержание фильма, представляющего собой настоящее объявление войны самим основам русской цивилизации. Но до этого надо еще додуматься. На поверхности «Нелюбовь» – это заурядный звягинцевский фильм типа «Елены» — берутся персонажи, которых в быту мы не определили бы иначе, чем «инфернальные мрази», и представляются как типичные представители нашего современного общества. Вина этих персонажей последовательно возлагается на православие, путинское самодержавие и русскую народность.

От канонов классической русофобии Звягинцев как правило не отступает, но в «Нелюбви» они проведены очень уж натянуто и топорно. Он пытается представить своих персонажей как типичных для нашего общества, но, на деле, они никакие. В них нет ничего не то что интересного – просто цепляющего, особенного, индивидуального, пусть даже неприятного. Перед нами настоящие безликие. И именно это уничтожает всякую возможность типизации – «типичный» не означает «никакой». Типичное может быть выражено только через гротесково-индивидуальное, что отлично понимал Гоголь, чуть меньше – Чехов, но совсем не понимали представители соцреализма и Звягинцев как их продолжатель.

Если бы Звягинцев нарисовал карикатуру на общество безликих вампиров, из которых, якобы, состоит «путинское общество», проехался бы по неэффективности органов внутренних дел, противопоставив им волонтеров из «Лиза-алерт», то это было бы рядовое неудачное кино. Ведь даже толком воспеть поисковиков в «Нелюбви» не удалось – их деятельность представлена подробно, красочно, не без ошибок, но, более-менее, правдоподобно, и… абсолютно бессмысленно. Нигилистическая природа звягинцевского дара, разумеется, может отобразить только неудачную и провалившуюся поисковую операцию, что, конечно, тоже претендует на обобщенный политический символ – мол, в российском обществе что-то делают только волонтеры гражданского общества, но и их усилия бессмысленны, так как тут «всю систему менять нужно».

Женя — главная героиня «Нелюбви» после пропажи своего сына обретает долгожданный покой. Фото: www.globallookpress.com

Однако в конце фильма Звягинцеву удалось, наконец, сделать нечто выдающееся. От рядовой уныло-озлобленной социальной критики совершить впечатляющий переход, если не сказать – прыжок на тёмную сторону. Он, по сути, объявляет войну Достоевскому и всему что связано с его нравственным наследием в культурном коде русской цивилизации.

Прежде всего, он переворачивает максиму о слезинке ребенка, знаменитое «Да ведь весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «Боженьке». В мире «Нелюбви» мальчик Алёша (случайно ли он «Алёша», а не, хотя бы, Лёша?) является источником страданий и отца, и матери, так сказать живой проабортной агитацией – если бы не пресловутый «залет», всем бы сейчас было хорошо. Однако его исчезновение не будит их совесть, не сплачивает в общем горе, — оно, наконец, водворяет тишину и приносит им счастье. Борис, не раздеваясь, спокойно храпит на кровати у своей беременной Маши. Женя наконец-то, наслаждается покоем и богатством в обществе своего любовника, оказавшегося положительным, надежным и по своему чутким даже к её проблемам мужчиной. Обоим наконец хорошо, у обоих наконец мир, — оказалось надо всего-то совершить человеческое жертвоприношение.

Звягинцев объявляет открытую войну Достоевскому (впрочем, и Толстому с его алгоритмами существования счастливых и несчастных семей). Да, в конце он пытается ослабить чудовищность своего высказывания истериками в морге и финалом, в котором у героев и в новом браке всё не счастливо, но это уже обычное обывательское несчастье – не путать с инфернальной взаимной ненавистью Жени и Бориса. На слезинке ребенка в звягинцевской вселенной можно выстроить и мир в душе, и приятную жизнь, и даже брейгелевский пейзаж за окном.

И в свете этого совсем другое значение приобретают звучащие в конце цитаты из российских телевизионных программ времен горячей фазы донбасской войны, ежедневных обстрелов Донецка, дебальцевской операции. Как правило, критики не вслушивались в смысл того, что говорится в этих отрывках – воспринимая их как фон эпохи или как издевательство над «путинской пропагандой».

Между тем, в фильме Звягинцева звучат вполне определенные сюжеты, где рассказывается об артобстрелах городов, гибели людей, которых снаряд застал в очереди, о народе, измученном жестокостью неконвенциональной войны, которую ведет враг. По сути, речь идет о геноциде, сочувствие жертвам которого было важнейшей составляющей моральной и политической мобилизации российского общества в 2014-2015 годах. Тема детских страданий, образ «Горловской Мадонны» Кристины, является чрезвычайно важной во всех «донбасских» высказываниях, катастрофически подрывая всю проукраинскую апологетику, превращавшуюся в защиту детоубийц. Одна раздраженная либеральная дама стяжала себе тогда некоторую скоротечную известность фразой про «поорать насчет деточек».

И вот вкрапления в финал фильма Звягинцева темы террора на Донбассе внезапно включают в этом длинном, вымученном, невозможно темном фильме яркий свет софитов – сразу становится понятно, о чем он и хочет сказать. Перед нами сколь изощренная, столь и наглая апология террора и детоубийства. «У вас самих родители своей нелюбовью замучили мальчика. Эта нелюбовь – продукт всей вашей системы. Как вы смеете после этого кого-то жалеть и возмущаться детскими смертями? Вы – лицемеры!».

Икона появляется в кадре один раз – на календаре у омерзительной матери главной героини, при этом никаких признаков религиозности нет. Фото: www.globallookpress.com

По сути, перед нами неонацистский дискурс. «Какие жертвы Блокады, если у вас Сталин устроил Голодомор?», «Какие жертвы Освенцима, если у вас ГУЛАГ?», «Как вы смеете жалеть Таню Савичеву, если по указу 1935 года расстреливали детей?». Впрочем, Звягинцеву удается переплюнуть неонацистов, так как те хотя бы противопоставляют систему – системе. Он же ухитряется выстроить апологию террора украинского государства и разоблачить «пропаганду» государства российского, воспользовавшись выдуманным им частным событием из жизни разводящейся пары.

Но эта апологетика путем отрицания нашего морального права на сочувствие – еще полбеды. Хуже то, что она сочетается с отмеченным мною выше вторым планом – мол, ничего катастрофичного в детских жертвоприношениях нет, жизнь худо-бедно продолжается, человек такая скотина, что выбросив ребенка-черновик вполне может счастливо зажить дальше. Это не вполне соответствует правде жизни и совершенно не соответствует правде и смыслу искусства, как преображающей человека духовной деятельности. В случае же «Нелюбви», через телевизионную рифму, это превращается в прямую апологию и даже подстрекательство карателей: «Не обращайте внимание на лицемеров. Не смущайтесь убивать детей. Перемелется, устаканится, всё будет нормально – не вы такие, жизнь такая».

Признаться такого рода высказывание – это крутовато даже для «Оскара», где до сих пор побеждали фильмы о добре или, хотя бы, о зле, прикидывающемся добром. Если Звягинцев получит «Оскар», то приз впервые в истории получит Зло как таковое под девизом «с русскими так можно», при этом за авторством российского режиссера.

Но Достоевский, всё-таки, останется непобедим. Нам будет представлена история о том, как бесы вырвались из ада и начали снимать кино про землю, как про ад.

Читать еще:  Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

Блог Rn21.ru

Стиханов Роман — все, что интересно

Фильм Нелюбовь — отзыв с разбором

Бросил все дела, только домчался до компа и спешу спасти время и деньги кинозрителей, хоть как-то разделяющих со мной киновкусы. Я повелся на аннотацию и первые критики профессионалов. Не повторяйте моих ошибок. Ниже поверхностно и субъективно разберем фильм НЕЛЮБОВЬ Звягинцева.

Аннотация: Фильм рассказывает о современной московской семье, переживающей тяжелый, мучительный развод. Главные герои (Женя и Борис) — ещё супруги, но каждый из них уже фактически начал новую главу жизни, и потому им не терпится покончить с формальностями и развестись. В череде конфликтов и бесконечных взаимных претензий Женя и Борис пренебрегают своим единственным ребенком, 12-летним Алёшей, который чувствует абсолютную ненужность обоим родителям. Неожиданно, после их очередной ссоры, Алёша исчезает.

Аннотацию прочитайте, к ней будем возвращаться. Я вот ее прочитал — и повёлся, пошел в кино. Потратил бездарнейше 330 рублей личных денег и 2 часа своей жизни. Даже после просмотра Притяжения мне так грустно не было за потраченное время. Там хоть картинка была. Но про картинку тоже поговорим. А с нее, собственно, и начнем.

Итак. Начало фильма. Первые 5 минут. Съемки заросшей неухоженной парковой зоны на окраине города в дельте грязной речки-переплюйки. Одни длительные ракурсы природы сменяются другими. Здесь и далее режиссер верит и честно считает, что он, вместе с оператором, афигенно умеет снимать природу. Видимо верит, что эти сцены должны придать фильму атмосферности и настроения. Всё б ничего, только ракурсы дико некрасивые, деревья кривые, обстановка грустная, как и весь дальнейший фильм. Но никакого настроения, кроме скуки и «блин, ну ведь так не весь фильм же будет» — это не навевает.

Далее такая же занудно-длительная сцена пустого школьного двора. В этот момент сидишь и думаешь, не является ли Звягинцев внебрачным сыном Михалкова нашего свет-батюшки Никиты. Ибо по уровню скуки, тоски и бесполезности длительных пейзажных или макро сцен фильм может поспорить с теми же Утомленными Солнцем 2. Разве что танков в тумане не хватает, но и до тумана дело тоже дойдет. Итак, минутный ракурс пустого школьного двора, где лениво веет флаг России. Наверное, в этом тоже какой-то глубокий смысл был, после просмотра концовки об этом мысль нагнетается. Из этого двора вечность спустя начинают выбегать дети. К слову, дико постановочно, никогда из школы так дети не выбегают. Прям видно было, что каждый ребенок проинструктирован по действиям и напряжен, лишь бы не накосячить, весело прыгая в камеру. И тут камера цепляет казалось бы главного героя, мальчика, которому не повезло жить в семье моральных уродов. Ну, вспоминая аннотацию, кажется, видимо здесь и будет строиться история повествования, вокруг нелегкой судьбы мальчика… Парень идет себе вдоль этого угобого по живописности места, где нам каждый квадратный метр 10 минутами ранее показали, кидает в дерево палку с лентой на конце, любуется и сваливает домой. Тут по задумке режиссера не иначе как какая-то невероятно глубокая мысль, ибо этой же сценой фильм будет и кончаться, не давая никаких ответов. Пади разгадай этот артхаус.

Далее 3 коротких сцены с мальчиком, где актер, сыгравший пацана, прям отлично показал 12-летнего парнишку как волевого, мужественного и решительного, но несчастного человека. Что аж проникаешься к нему симпатией и думаешь, как здорово будет следить за его конфликтом в неблагополучной семье… Но фиг там, 3 сценки, 5 минут на экране, и больше мальчика мы уже не увидим. Вся.

Фильм-то, оказывается, у нас про несчастных (или счастливых, фиг его поймешь) родителей, которые в молодости поженились по залету, родили, ребенка не любили, друг друга не любили, 12 лет как-то прожили, а теперь вот разводятся. А ребенка решительно готовы сдать в интернат. О чем малой случайно подслушивает и сбегает себе благополучно неизвестно куда.

И вот с этого момента наступает безнадега для зрителя полная и, как выразилась в одной из фраз мама героиня фильма, «как жопа с говном» беспросветная и тоскливая. Нам долго и нудно раскрывают персонажей папы и мамы, как они нашли себе типа счастье в другой любви, как познакомились и не любили друг друга. В целом, весь сюжет фильма можно было по съемкам уложить в минут 15 и вышла бы бодрая, хотя столь же бессмысленная, короткометражка. Но нет.

Являясь, видимо, после Левиафана, культовой артхаусно-российской личностью кино, господин Звягинцев преподносит нам удивительное свое видение, как снимать надо (я б на месте Милонова лучше такую манеру съемки законодательно запретил). Весь фильм забит как спамом ненужными и не имеющими к сюжету отношения сценками с какими-то деталями, повторюсь, никак не влияющих на историю. Ведь это важные моменты. Что папа на обед берет какой-то набор еды, булочку с маком и компот. На что полторы минуты хронометража уделяется. Или что папа со своей новой любовницей купили именно спаржу, лук, чеснок, картошку, маркошку, 3 йогурта и пакет, на сумму одна тысяча четыреста семдесят три рубля. Весь этот ассортимент перечисляет кассирша, пробивая товар. Это конечно тоже дает идеальное настроение данной конкретной сцене. Либо «прекрасные» (на самом деле дико люто бездарно и криво снятые, как и пейзажи в начале) сцены сродни вот оно грязное окно, сейчас мы минуту будем к нему медленно приближаться и покажем играющих за окном детей. Что видимо тоже должно на что-то намекать, но на что — так и непонятно. Ибо история уже почти закончилась к этому моменту.

Обязательные вставки того, что является диким раздражителем для любого нормального и адекватного человека без политики головного мозга — радийные и телеэфиры. Вот едет папа в машине и по радио слушает, как команда Немцова как-то там народ на деньги разводит агиткампаниями и пожертвованиями. И всё такое. И когда, казалось бы, под конец фильма ты, заскучавший и утомленный однообразной хренью на экране, думаешь, что ХУЖЕ УЖЕ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ, Звягинцев хихикает 25-м кадром и говорит оптимистично «да может, может». И вот нам на 2 минуты включают новости из телека на полной громкости, где показывают…. артобстрелы Украины. Парам парам пам, пиу! НУ да, всех же эта тема не достала чуть больше, чем полностью. И видимо это тоже должно у зрителя вызывать было какие-то ассоциации с тем, что НЕ происходило в фильме полтора часа до этого (ибо там ничего толком не происходило), но нет. Это прям вбивает последний колышек в гробик фильма, понижая его оценку с двух баллов, за то хоть чутка позитивное, что написано абзацем ниже, до твердой единички.

Что же хорошего можно увидеть в невероятно скучном фильме Нелюбовь? Принципы работы поисковых детских отрядов. За неимением другой истории, эта тут хоть как-то поверхностно рассказывается и показывается. Минут на 5 даже становится интересно следить за поисками, пока не надоедает и эта идея. А она, снятая так же бездарно и грустно, наскучивает очень быстро.

Еще в фильме есть много эротики и сцен секса. Не красивого. А бытового. Домашнего. И когда ты уже думал, что не только режиссер, но и оператор вкупе с ним достаточно бездарный, видишь, что нет же, че-то оператор, да умеет. Так искусно выстроить свет и снимать сцены секса с голой бабой и голым мужиком, чтобы сиськи было видно, а письки — нет, хотя должно бы попадать в кадр всё — вот это да, уметь надо, браво, аплодируем стоя. На самом деле нет. Даже секс тут снят долго и скучно. Т.е не как в голливудских шедеврах, когда прелюдия начинается, чутка эротики и поехали дальше. А тут половина акта снимается от начала, до раздевания, всовывания и трения. Только так, чтобы в 18+ вписывалось и письки не было видно. Печаль.

В итоге, наши родители начинают искать сына, беспокоиться за него, подключают оперов, которые не хотят работать, и поисковые отряды, которые хотят работать, ищут, ищут, по лесам и стройкам, не находят. Скука. Трахаются со своими новыми партнерами в перерывах. Плюс набор вот этих бесполезных сцен с акцентированием внимания на незначащие ничего вещи. Ну потому что они реально ничего не значат, никак не влияют на историю и сюжет, и тем более не придают эмоционального окраса или настроения происходящему, как обычно бывает в нормальном. хорошем артхаусном кино. Про это даже серия Американского Папаши была. Посмотрите: 6 сезон, 9 серия. Там в разы, в сотни раз лучше обыграна идея артхаусного кино. Но вернемся к Нелюбви.

И вот, поиски вроде как не удаются, даже по моргам, и… И сразу сцена 5 лет спустя, потому что в новостях уже не про Немцова, а про Украину с Донбасами, папа скучает с новой семьей, мама скучает с новым мужем… А что ребенка, нашли или нет? Ну, судя по показанной наклейке выцвевшей на столбе — нет. И последняя сцена, где показывают нам в самом начале закинутую палку с ленточкой на дереве. Всё, титры.

Про игру актеров говорить нет желания, ее тут толком и нет, да и играть здесь нечего к сожалению. Только малой и заслуживает упоминания!

Что случилось с мальчиком в фильме Нелюбовь? Суициднул он, похитили его, жив ли он вообще, или где-то шатается-бродит, в другой город уехал… Ничего. Как хотите, так и думайте, но без крохотного, малейшего намека. Ноль. Просто. Никак. Вот такая концовка фильма Нелюбовь. Как позже оправдывался режиссер «зритель сам должен решить, в предфинальной сцене в море их ребенок был или не их». А потом уже почти открытым текстом намекал «ну да, я планировал показать мысль, что ребенок-то был их». Правда там в конце сценки показывают кадр с изрезанным телом, будто тело под Фредди Крюгера попало, что всяческий смысл фильма совсем лишает, включая какую-то мораль, что ребенок пошел, например, и суициднул от безнадеги. А тут получается бегал-бегал, в убежище спасался, а потом его просто отманьячили ножиком? Ну бред какой-то. И к чему опять же в конце эту палку с лентой показывают? Что она должна ассоциировать? И вот что я осознал о фильме Нелюбовь.

Читать еще:  Курение убивает: антитабачная реклама на каждой пачке сигарет

Окей, артхаус. Артхаус — это такое себе искусство. В данном случае, оно сравнимо не с какими-то необычными формами или вещами. Оно сравнимо с тем, что собака насрала прям посередине пешеходной дороги, кучку такую, пирамидкой, слегка мягкую и рыжую. Муха над кучкой летает и в конце-концов садится на нее. А рядом стоят эксперты и обсуждают «да, вот это искусство, и как муха дополняет задумку создателя этого объекта, какие она раскрывает новые грани видения этого творчества». А по сути-то — просто куча говна. Еще и воняет. Вот и фильм Нелюбовь — это просто куча говна. И оценивать его, искать в нем глубину или смысл — это как оценивать диспозицию мухи на той самой куче. Нет тут этого. Картинка — некрасивая. Но некрасивая именно своей бездарностью, а не, например, гнетущей безысходностью, серостью, мраком и грустью. Это просто отвратительно снято. Криво. Некрасиво. Скучно. Уныло. Тоскливо. Но не передавая эмоциональные страдания неудачной семьи с родителями, имеющими склонность к моральному уродству и бросанию своих детей. Тут нет обыгрывания этого социального статуса. И нет тем более истории ребенка, на которую нам пытаются намекнуть в аннотации и трейлере. Фильм просто шедеврально ни о чем. Так снять надо очень постараться. А если вы начинаете искать глубокую идею в Нелюбви — вспомните историю про собачью какашку.

Оценка фильму Нелюбовь: 1 из 10. Ни в коем случае не посоветую смотреть это ни в кино, ни дома, ни даже за деньги. Уж лучше, прости господи, Притяжение пересмотреть, там хоть картинка красивая и смысла даже чуть больше. И лауреат премии самый тупой и глупый конец — конец фильма Нелюбовь!

UPDATE!

Спустя время, вышел российский фильм АРИТМИЯ. Социальная драма как раз об отношениях и о российской медицине. Который создал Борис Хлебников. И что хочется сказать.. Вот, видимо, тот фильм, который задумывал в голове Звягинцев. Показывающий рутину повседневных отношений, которые уже на пределе. Показывающий серость дней и трудность жизни. НО! При этом дичайше интересный, с полным погружением, отличным сюжетом и прекрасной (на фоне «Нелюбви) операторской и режиссерской работой. Какой идиот когда-то в пьяном угаре случайно ляпнул, что «Звягинцев — талант», что случайно какой-то журналист услышал и активно растиражировал? Остается только догадываться.

Посмотрите высер под названием «Нелюбовь», так как фильмом это называть противозаконно. Посмотрите не шедевр, но очень крепкий фильм Аритмия. Сравните. Сделайте выводы. У меня всё.

Про Кино. Киноблог Rn21 на Яндекс.Дзен — подпишитесь бесплатно в 1 клик!

Подпишитесь на Telegram-канал @kinoreviews, в нем только анонсы новых отзывов и ничего больше!

Андрей Звягинцев: В отличие от «Левиафана», фильм «Нелюбовь» зритель должен принять без всяких условностей

Андрей Звягинцев прилетел в Екатеринбург на премьеру картины «Нелюбовь» Фото: Алексей БУЛАТОВ

Картину Звягинцева «Нелюбовь» в первый же день Канского фестиваля критики окрестили «шедевром». В последующие – пророчили ей пальмовую ветвь. Однако вопреки прогнозам фильм получил «приз жюри» — третью по значимости награду конкурса. На презентации своей картины в Ельцин-центре режиссер признался журналистам, что надеялся на большее…

— Все мы живые люди. Когда ты понимаешь, что попал на этот праздник жизни, что жюри рассматривает всего 19 фильмов, включая твой, и у них в руках всего 5 наград… Конечно, ты чего-то ждешь. К тому же всю неделю газеты называли фильм лидером, шедевром фестиваля. Самый авторитарный британский кинокритик Питер Брэдшоу писал невероятные слова в адрес картины, сравнивая ее с произведениями классиков… И в тот самый день, а это было 28 мая, тебе звонят представители Канского фестиваля и деликатно намекают, что надо быть… Ты как любой человек думаешь и надеешься, что вот-вот это случится.

— Какова была реакция зрителей на фильм в Каннах? Он был понятен всем или «Нелюбовь» — это чисто российская история?

— За 2,5 дня там у меня было рекордное количество интервью – 106 интервьюеров! И ни один иностранный журналист не сказал: «Неужели у вас так? У нас такого нет». Все понимали, о чем идет речь. После просмотра ко мне подходили американцы, итальянцы и говорили: «Это наша история».

— Тем не менее, все мы помним, как тяжело встречали на Родине ваш предыдущий фильм «Левиафан»… Как встретили «Нелюбовь» в России (премьера состоялась 1 июня – Ред.)?

— Помню, мне написали из Пскова, что там не будут показывать «Левиафан». «Народ на этот фильм не придет», — сказали кинотеатры. Ничего подобного. В Пскове мы показали «Левиафана» дважды, потому что народу было огромное количество. Что касается картины «Нелюбовь», то я думаю зритель должен ее принять без всяких условностей. У нас же одни запускают идею, что фильм очернительский, а другие, к сожалению, слишком ленивы, чтобы убедится в этом самостоятельно. Мы очень любим подхватить реплику и с нею жить. Мы слушаем и не слышим, смотрим, но не видим. Это наша проблема. Кстати, 1 июня я был на премьере картины «Нелюбовь» в родном Новосибирске. Фильм поставили в большом зале. Но желающих было столько, что его пришлось запустить в оставшихся шести залах. И я бегал из одного зала в другой, приветствовал аудиторию.

— Будучи в Каннах вам удалось посмотреть картины других режиссеров?

— Фестиваль оплачивает проживание в Каннах трем представителям съемочной группы. Чаще всего это режиссер или актеры. Если ты хочешь остаться, то дальше ты должен оплачивать проживание самостоятельно. Я после трех дней уехал ждать результатов на побережье. Так что я не видел ни одного фильма из программы.

ПОСЛЕ ФИЛЬМА ХОЧЕТСЯ ОБНЯТЬ БЛИЗКИХ

— В фильме есть очень тяжелая сцена опознания в морге. Она трудно вам далась?

— Мы очень долго готовились, но именно эту сцену мы не репетировали. Актеры не знали, что увидят под черным целлофаном. Но я предупредил их, что будет страшно… Мы только отрепетировали, кто за кем говорит текст. А вот само «изделие» — мы не называли это человеком – открыли только после команды «мотор». Кадр был снят с одного дубля. Повторить его – значило бы попасть в другое поле.

Для актрисы Марьяны Спивак работа в картине «Нелюбовь» стала первой серьезной работой в кино.

— Как думаете, фильм «Нелюбовь» будет выдвинут на «Оскар»? (предыдущая картина режиссера «Лефиафан» была выдвинута на премию в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» — Ред.) И что для этого сейчас нужно сделать?

— Я не думаю на этот счет. Придет время. Это будет сентябрь или октябрь. Тогда оскоровский комитет выдвинет единственного участника от своей страны, который будет участвовать в гонке. Так что думать об этом будут 27 человек во главе с Владимиром Меньшовым, который возглавляет комитет.

— Как считаете, можно ли что-то изменить в нашей системе или в обществе, чтобы дети не терялись и не уходили из дома?

— Мне кажется, что с нашей стороны мы это уже сделали. И об этом говорят отзывы зрителей. Я получил сообщение от девушки из Новосибирска: «Я пришла домой, обняла сына и до сих пор не выпускаю его из рук». Желание обратить зрителя внутрь себя, обнять своих детей, жен, мужей, близких – думаю, после просмотра фильмы этот механизм срабатывает. Ко мне одна актриса подошла после премьеры. У нее слезы капали. Я слышал, как они падают мне на ботинки. Она говорит: «Позвонила мужу и сказала, мы больше не воспитываем наших детей, мы только любим!» А о большем и говорить нечего…

КОНКРЕТНО

Картина «Нелюбовь» Андрея Звягинцева рассказывает об обычной московской семье, которая переживает развод. Супруги Женя и Борис хотят, как можно скорее покончить с формальностями, и начать новую жизнь. Единственный, кто им мешает – это их сын, 12-летний Алеша. Неожиданно после очередного скандала Алеша пропадает.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Андрей Звягинцев родился 6 февраля 1964 года в Новосибирске. Там же окончил актерский факультет театрального училища, потом учился в ГИТИСе. Сыграл несколько небольших ролей в сериалах и кино. В 2000 году дебютировал в режиссуре, сняв несколько новелл для сериала «Черная комната». Полнометражный дебют Звягинцева «Возвращение» завоевал сразу двух «Золотых львов» Венецианского фестиваля, после чего получил еще 38 призов по всему миру. Последующие фильмы режиссера показывались на Каннском фестивале. Предпоследняя его работа, «Левиафан», получила на нем приз за лучший сценарий, была впоследствии удостоена премии «Золотой глобус» и номинирована на «Оскара».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector