0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новогодние подарки детдомовцам – дарить или не дарить?

Содержание

Никогда не дарите подарки детям из детских домов!

Президент благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская рассказывает о том, почему не нужно дарить детям из детских домов игрушки и дорогие подарки на Новый год.

Новый год — это действительно особенное время: праздничные витрины, запах мандаринов, мелькание новогодних огоньков в окнах домов. Вся эта предпраздничная суета для многих ещё и повод подумать о тех, кому не повезло в жизни. Добрые новогодние истории, общая атмосфера праздника вызывают желание с кем-то поделиться теплом. И с кем же ещё поделиться подарком, как не с одиноким ребёнком, которого так жалко и которому хочется сделать добро?

Вы думаете, после этого вступления я предложу на выбор письмо Деду Морозу от несчастного Мишеньки 12 лет, который хочет игрушечный трактор (или айфон), или Машеньки 5 лет, которая хочет набор лего, взывая к вашему неравнодушию?

Я действительно призову вас к неравнодушию. И к тому, чтобы очень обдуманно и осмысленно подойти к правильному и прекрасному порыву вашей души, который может принести как пользу, так и, увы, стать дорогой совсем в другую сторону.

Много лет назад моя знакомая удочерила девочку, которой занимался наш тогда ещё только зарождающийся фонд. Девочка была ровно такой, какой изображают на картинках сироток. Она была белокура, голубоглаза, с удивительно открытой улыбкой. Ей было всего пять лет, и внешне она словно была младшей сестрой кудряшки Сью, удивительно открытым и общительным ребёнком, который прожил первые пять лет в условиях постоянно сменяющих друг друга взрослых из числа персонала дома ребёнка. Когда моя знакомая, назовём её Надя, пришла за Катей, та, радостно улыбаясь, открыто и доверчиво вложила свою маленькую ручку в руку будущей приёмной мамы и готова была идти за ней прочь из детского дома в дом настоящий с первой минуты знакомства.

Через несколько месяцев мы встретились с Надей, и она, чуть не плача, рассказывала мне, что эти прекрасная улыбка и моментальная готовность стать дочкой относятся не только к ней. Катя могла в середине пешеходного перехода ускользнуть от Нади, схватить за руку любую незнакомую тётю, идущую в противоположном направлении, и радостно идти с ней дальше. Она обнимала соседок, называла их мамами, садилась на колени и отказывалась уходить домой от любого взрослого, который был ласков или предлагал игрушку или конфетку.

Соседи начали подозревать Надю в том, что она жестоко обращается с ребёнком, всячески жалели сиротинушку, которая тут же откликалась на жалость, поддакивала любым предположениям о своей горькой доле и хотела со всеми идти домой, не к Наде, а к ним. Надя не знала, как стать мамой ребёнку, который не видел никакой разницы между ней и любым прохожим и готов был предпочесть любого незнакомца с конфетой в руке или имеющего неосторожность улыбнуться.

В медицине этот диагноз называется «расстройство привязанности». Он входит в международный классификатор болезней и требует серьёзного психологического, а иногда и психиатрического лечения.

Расстройства привязанности бывают разных видов. Есть несколько подходов к классификации этих расстройств, но главное в них одно: лишённый нормальных, постоянных и устойчивых отношений со взрослым, который о нём заботится (то есть с родителем), ребёнок испытывает тяжелейший стресс и начинает вырабатывать формы приспособления к искажённой реальности. Например, пытаясь уцепиться за любого взрослого, чтобы в отсутствие постоянного внимания заместить качество количеством и добрать это внимание по крупицам от каждого, кто оказывается рядом. Или провоцирует это внимание агрессией и поведением, которое предсказуемо приведёт к наказанию (зато внимание, зато общение). Или, наоборот, ребёнок закрывается и теряет всякую надежду, он не верит больше в возможность выстраивать отношения со взрослыми и, скорее всего, не сможет выстраивать постоянные доверительные отношения с людьми, когда вырастет — у него их никогда не было.

Фото: © РИА Новости/Константин Чалабов

Дети оказываются в детских домах тогда, когда они теряют семью. Иногда семья отказывается от ребёнка. Да, увы, материнство — это совсем не инстинкт, который стопроцентно включается по факту рождения ребёнка. Это сложный биосоциальный механизм, у которого бывают сбои. Но таких детей, от которых отказались родители, в системе государственной заботы меньшинство. Чаще всего отказ происходит от новорождённого ребёнка, и, если ребёнок здоров, он уходит в семью очень быстро. Основная категория детей в наших детских домах и интернатах — это дети, которых государство посчитало нужным забрать у семьи, потому что та с чем-то не справилась. Иногда это действительно чудовищные истории насилия и пренебрежения. Но точно так же часто это истории про то, как семья не справилась с трудностями и ей никто вовремя не помог.

Дальше ребёнок начинает жить в условиях, когда в одном помещении собраны такие же, как он: кто-то пережил дома насилие, кто-то находится в тяжелейшей депрессии, потому что не понимает, за что и почему он оказался здесь. Здесь его жизнь будет строго регламентирована. Помещена в жёсткий график. Лишена свободы выбора буквально до мелочей. Ничего, что происходит в жизни обычного ребёнка в семье и является его возможностью для роста — своей самостоятельности, своего выбора в жизни, — тут не происходит. Идти гулять или остаться дома? Что есть на ужин? Куда пойти учиться? Можно ли пойти на выходные в гости к друзьям (эта опция в принципе отсутствует).

С этого момента начинается поворотная точка судьбы этого ребёнка. Что с ним будет дальше? Вернётся ли он когда-нибудь домой? Заберут ли его другие люди в новую семью? Останется ли он здесь до совершеннолетия? Сможет ли он потом справиться со своей жизнью сам, без опыта семейной жизни, нормальных взаимных отношений, ответственности за свои действия? А если его развитие в условиях стресса и депрессии даст сильную задержку, не пойдёт ли он по пути коррекционных учреждений, потеряв в итоге право распоряжаться собственной жизнью и свободой, если его лишат дееспособности?

Читать еще:  Зачем у Соловецкого камня мы читали имена расстрелянных?

А ещё с этого момента у ребёнка появляется риск заработать то самое расстройство привязанности, которое станет его балластом во взрослой жизни, не позволяющим строить нормальные, долговременные отношения с людьми. Сможет ли он чувствовать другого человека. Сможет ли он чувствовать и понимать себя, свои реальные желания, потребности. Сможет ли он доверять кому-то. Сможет ли проводить границу между отношениями с близкими и посторонними? В нашем мире есть чёткая граница между своими и чужими людьми. Есть понимание того, как могут или не могут эти чужие люди входить в жизнь семьи. Ребёнок впитывает это с самого детства. Это знание не даётся нам мистическим образом. Мы учимся.

Взрослые — это ненадёжные люди. С ними нельзя строить долговременные отношения, они всё равно бросят, предадут или мелькнут и уйдут. Зато от них можно получить материальные блага и научиться испытывать радость от вещей, которые начинают замещать радость от отношений, от общения.

Мы растим одиноких детей, не умеющих полагаться на людей, но умеющих получать радость от обладания вещью. Мы растим детей, которые не могут принять самостоятельно никакое решение (они не имели на это прав в детском доме), но могут легко подчиниться воле малознакомых людей и вступать с ними в доверительный контакт за улыбку и подарок.

Фото: © РИА Новости/ Виталий Аньков

Подумайте, что это за образ?

И можно, конечно, принимать в этом участие, усугубляя и так тяжёлую для ребёнка ситуацию. Даря ему не радость, нет. Это иллюзия. У ребёнка, лишённого самого главного — семьи. Живущего в условиях несвободы. Просыпающегося каждое утро в комнате с койко-местом одним из 8 таких же одиноких детей. С неопределённым будущим, в котором никто уже не будет дарить подарки за статус сиротки. Ваш сиюминутный контакт не даст ему ничего, кроме очередного мелькнувшего и пропавшего взрослого. Этого и так полно в его жизни, поверьте. И то, что он чувствует, не замещается вещами. Хотя их количество таково, что ребёнок может научиться ценить вещи больше, чем людей.

Мы сами поняли это не сразу. Двенадцать лет тому назад, когда мы только начинали, нам тоже казалось, что возить машины вещей в детские дома — это значит помогать детям. Сейчас мы понимаем, что это помощь персоналу детского дома (в том числе в поддержке коррупции, позволяющей потратить на другое бюджеты, выделенные на те же сладкие подарки или ремонты). Что для ребёнка важна не обшарпанность стен и одежда с лейблом, а близкие люди, которые у него есть или которых у него нет. Что дорогой плеер никак не повлияет на его жизнь, и в 18 лет ребёнок без семьи, без нормального образования, без навыков жизни в обычном социуме выйдет в мир совсем никому уже не нужный, один.

Самое печальное, что именно в Новый год люди вспоминают о детях-сиротах и тратят огромные бюджеты на помощь им. И если бы эти бюджеты тратились не на конфеты, айфоны и машинки, а на программы поддержки кровной семьи, поддержки приёмных семей, образования и наставничества детей, их сопровождения после выхода — мир бы изменился после одного такого Нового года.

У нас всего чуть больше 100 000 детей живёт в детских домах. Они живут там, потому что их родителям вовремя не помогли. Потому что у детей тяжёлая инвалидность и у семьи, кровной или приёмной, недостаточно поддержки. Живут с очень сомнительными перспективами после выхода. С низким уровнем образования, самооценки, большим страхом мира, который их, скорее всего, не очень дружелюбно примет. И уже не подарит ни Барби, ни айфон. Они выходят без багажа отношений и знаний в мир, который перестаёт воспринимать их как сироток, заслуживающих новогоднего подарка.

Всегда думаю о том, что если бы в один-единственный Новый год люди потратили средства только на системную и правильную помощь, позволяющую ребёнку выйти из детского дома в родную или приёмную семью или же в самостоятельную жизнь с поддержкой, они изменили бы всё.

Но, увы, всё будет как всегда: сотни сборов на подарки для Мишеньки и Машеньки. Судьба которых с куклой и машинкой в руке, стоящих в своём детском доме после ухода очередных промелькнувших взрослых, уже мало кому будет интересна.

Себя ты радуешь и свои желания и потребности удовлетворяешь. Ничего в этом плохого нет, все мы так делаем. Только, пожалуйста, не делайте это за счёт детей-сирот. Им и так достаточно не повезло.

Помогайте со смыслом. С тем, чтобы ваша помощь действительно что-то меняла. Это ведь действительно время чудес. Не разбазаривайте возможность совершить чудо на то, что чудом не является.

«Марафон на выживание». Почему нельзя дарить подарки в детские дома

Детские дома нередко воспринимаются окружающими как мрачные места, где содержатся несчастные дети с абсолютно беспросветным будущим. Переживая по этому поводу, многие пытаются помочь детдомовцам и тратят немалые деньги на подарки или на организацию каких-то увеселительных мероприятий.

Безусловно благотворительность — это одно из самых лучших явлений в человеческой жизни. Тем не менее, специалисты утверждают, что далеко не любая помощь, даже идущая от чистого сердца, действительно приносит благо.

“Облюбить всех до смерти”

Особенно резко по этому поводу выступает член правления благотворительного фонда «Мозаика счастья» и член экспертной секции по волонтерству при уполномоченном по правам человека РФ Анна Пучкова.

В одной из статей она призывает: “Пожалуйста, прекратите издеваться над детьми из детских домов, заваливая их подарками” .

Эксперт, много лет проработавшая в различных программах помощи неблагополучным детям, утверждает, что масса вещей от “каких-то экзальтированных людей, которые судорожно пытаются облюбить их (детей в детдоме) всех до смерти за полдня и поехать дальше” не приносит ничего, кроме вреда.

Это, как минимум, рождает конфликты внутри детского коллектива, когда кому-то достаётся подарок лучше, а кому-то хуже. Но самое главное, постоянное одаривание воспитывает в детях очень сильный инстинкт социального иждивенчества, который просто катастрофически сказывается, когда им исполняется 18 лет.

После этого к ребёнку “никто не ездит, никто не осыпает его подарками, никому нет дела до проблем “взрослого здорового парня, который должен идти работать”. А с чего он должен? Вы его научили только просить, вы не научили его зарабатывать. Вы его научили принимать подарки и увеселения и думали, что про работу он как-то сам должен догадаться. В итоге справляются с таким положением вещей всего 10%, а остальные спиваются, попадают в криминал и тюрьмы, кончают жизнь самоубийством. Вдумайтесь! 10%! 90%!”

Читать еще:  Что-то случилось с совестью. И это не лечится даже в Швейцарии

Аттракцион в режиме концлагеря

“По статистике за время новогодних праздников ребенок из детского дома посещает около 17 елок и мероприятий и получает около 19 подарков (в Московской области — 25). Вы понимаете, что это просто марафон на выживание? Вы хотите быть 26-ми, кто прибежал судорожно любить незнакомого вам еще вчера ребенка? А 18-ми?”

Анна Пучкова приводит пример из собственной практики. Много лет назад она приехала в составе группы волонтёров в один из детдомов Тверской области. Несмотря на то, что визит был согласован заранее, прямо на глазах приехавших из учреждения уехала другая группа волонтёров, а из актового зала только-только начали выходить посмотревшие представление дети с подарками. Несмотря на накладку, директор собрал всех детей и сказал им быстро идти обратно в зал, потому что “спонсоры приехали” .

Подобное обилие “безудержного веселья” происходит, по мнению Пучковой, из-за сложившейся с начала XX века “угрюмой, бесчеловечной и беспощадной системы” . В рамках этой системы детдомовцев изначально не считают потенциальной будущей частью общества. Их считают беспросветно несчастными и обделёнными, способными только на то, чтобы принимать безвозмездную заботу и подачки. Подобное отношение до предела осложняет и так очень непростую задачу социализации детей, оставшихся без родителей.

Так что же делать?

Существует немало людей, намного больше нуждающихся в подарках, чем воспитанники детдомов. Это тяжело больные дети (особенно находящиеся на длительном лечении в больнице), дети из малоимущих семей. Мало кто обращает внимание на стариков, живущих в домах престарелых, больных или просто оставленных в одиночестве. И уж почти совсем никто не думает о заключённых колоний и тюрем. Все они будут очень рады любому проявлению заботы и внимания.

Кроме того, очень полезно будет организовать какое-нибудь выездное мероприятие для детей с ограниченными возможностями — им очень редко выпадает случай сменить обстановку. Ещё лучше — посоветоваться со специалистами и организовать совместное мероприятие с обычными детьми. Это будет очень полезно и для тех, и для других.

Если же вернуться к помощи детским домам, то здесь главное помнить, что это прежде всего образовательные учреждения, перед которыми стоит очень специфическая и непростая задача. Вместо подарков гораздо уместнее вкладывать деньги в имущество, инфраструктуру детдомов или в обучающие программы. Также очень важна финансовая и организационная поддержка различных специализированных фондов по работе с детьми, оказавшимися в трудных ситуациях. Например таких как:

“Измени одну жизнь” — фонд занимается нахождением приёмных семей для детей.

“Здесь и сейчас” — один из старейших фондов по социализации детей-сирот.

“Волонтеры в помощь детям сиротам” — работает над сохранением детей в семьях, а также ухаживает за отказниками в самом раннем возрасте, от нуля до четырех лет.

“Большая перемена” — системное репетиторство и образовательное развитие детей-сирот.

Желающие помочь больным детям могут обратиться в такие фонды, как “Русфонд” , “Дети Земли” , “Жизнь” , “Фонд дети-бабочки” .

Помощью детям с ограниченными возможностями и нарушениями развития занимаются организации “Галчонок” , “Димина мечта” , “Дорога в мир” , “Ковчег” .

5 причин, почему нельзя дарить новогодние подарки детям-сиротам

Наступает пора новогодних сюрпризов, когда мы все ждем какого-то чуда, пытаемся делать добрые дела и радовать своих близких. Но есть люди, которые по разным причинам не смогут встретить этот Новый год вместе с семьей. Если вы искренне хотите помочь детям, оставшимся без попечения родителей, то мы расскажем, как это правильно сделать.

Мы в AdMe.ru узнали, как сделать доброе дело для ребят из детских домов и какие новогодние подарки для них будут действительно полезными.

Почему не стоит приносить в детский дом сладости, мягкие игрушки и дорогие гаджеты — об этом нам рассказали эксперты, которые каждый день помогают ребятам из сиротских учреждений: Яна Леонова, директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь», Татьяна Тульчинская, директор благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас», и руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

1. Никто не проследит, как много сладкого съест ребенок

Ребята из сиротских учреждений могут бесплатно посещать сразу несколько новогодних елок, где им обязательно вручат наборы с конфетами. Дети в детских домах получают несколько сладких подарков к Новому году, иногда их количество исчисляется десятками. Сотрудники сиротских учреждений, к сожалению, не могут проследить за каждым ребенком и проконтролировать, сколько конфет он в итоге съест и как это отразится на его здоровье. Поэтому наборы сладостей не самый лучший вариант подарка для детей из детских домов.

2. Мягкие игрушки могут вызвать аллергию

Все привыкли видеть яркие фотографии, как дети искренне радуются плюшевым зверям, однако санитарно-эпидемиологические правила запрещают мягкие игрушки в организациях для детей-сирот. Такие игрушки легко собирают пыль и превращаются в комфортное место для скапливания микроорганизмов, которые могут вызвать аллергию у детей, особенно с ослабленным здоровьем. Больше пользы ребенок получит от развивающих игр, которые смогут его научить каким-то полезным навыкам и знаниям.

3. Дорогие гаджеты будут использованы не по назначению

Татьяна Тульчинская рассказывает: когда мы дарим необоснованно дорогие подарки в больших количествах, мы фактически учим детей-сирот манипуляции. «Старшие дети иногда могут отбирать гаджеты у младших. Дорогая электронная техника очень часто становится „внутренней валютой“, предметом обмена на сигареты и крепкие напитки, и проконтролировать это невозможно», — добавляет Яна Леонова.

4. Личные подарки могут вызвать зависть

У ребенка в детском доме для личных вещей есть максимум одна тумбочка и полки для одежды в общем шкафу. Подарки там не являются индивидуальными вещами и хранятся в общих комнатах. Любая подаренная кому-то из ребят игрушка может вызвать зависть у других детей. Поэтому при выборе подарков следует отдавать предпочтения тем, с которыми могут играть сразу несколько ребят. А лучше всего, если в игровой форме они будут учиться чему-то новому.

Например, Татьяна Тульчинская рекомендует дарить коллективные подарки. Если у вас есть желание помочь, то будет лучше обновить в учреждении спортивный инвентарь или купить новое оборудование для мастерских. Это точно будет на пользу и не вызовет у детей нездоровой ревности друг к другу.

5. Подарки от незнакомых людей не несут ценности

Елена Альшанская рассказывает, что подарок от близкого человека — это знак внимания и привязанности. А подарок, который привозит незнакомый человек, не несет в себе этой ценности. В таком случае даритель остается только источником материальных благ, которые можно получать, если правильно сыграть роль «сиротки», добавляет Татьяна Тульчинская.

Читать еще:  Однажды мне пришлось оправдываться, что я не жду шестого

Таким образом, абсолютно любой разовый подарок от обезличенного спонсора на самом деле будет восприниматься ребенком не как неожиданный сюрприз, а как само собой разумеющееся событие, которое происходит только раз в год перед праздниками. Ведь главное для ребенка — это не вещь, которую вы подарите, а внимание, которое сможете ему уделить.

«Когда дети вырастают, то обнаруживают, что никто больше не дарит им подарки, и они в общем-то никому не нужны, их больше никому не жалко. Для многих ребят это очень болезненное открытие. Они выходят из учреждения без навыков самостоятельной жизни, без представлений о том, как выстраивать отношения с людьми», — говорит Яна Леонова.

«Люди не готовы «: Глава благотворительного фонда расставил точки над «и» в споре, дарить ли детдомовцам новогодние подарки

Председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь» Дмитрий Алешковский рассказал, что многие дарители готовы на Новый год устраивать для детишек в интернатах праздник. Однако зачастую это лишь симуляция заботы и опеки, для растущих в интернатах важна семья. Потому в споре о том, дарить или не дарить ребёнку подарок, ответ даже не да или нет, ответ в том, что это само по себе не решает проблему ответственности взрослых, на которую они не готовы.

Председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь» Дмитрий Алешковский рассказал, что многие дарители готовы на Новый год устраивать для детишек в интернатах праздник. Однако зачастую это лишь симуляция заботы и опеки, для растущих в интернатах важна семья. Потому в споре о том, дарить или не дарить ребёнку подарок, ответ даже не да или нет, ответ в том, что это само по себе не решает проблему ответственности взрослых, на которую они не готовы.

Блогер Илья Варламов считает, что дарить подарки воспитанникам интернатов на Новый год — значит вредить им. По мнению блогера, ребята в детдомах «живут по правилам угрюмой, бесчеловечной и беспощадной системы». Их, мол, частью социума не считают, так они ею и не становятся. С ним категорически не согласился продюсер «Ласкового мая» Андрей Разин. «Мы ждали Нового года как манны небесной. Когда спонсоры подарки привозили, мы подарки эти обнимали, целовали», — рассказал он.

Точки над «и» в этом споре расставил председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь» Дмитрий Алешковский. По его словам, сам подарок как таковой проблемы детей в интернатах не решает.

«Но когда вы, внезапный взрослый, который приезжает из ниоткуда и просто ребёнку даёт что-то за то, что он ребёнок, — это дальше провоцирует цепочку очень больших последствий, которые в лучшем случае никак не помогут, а в худшем случае могут очень сильно навредить, вплоть до того, что ребёнок пропадёт и, выйдя из детского дома, он не будет знать цены вещам», — пояснил Алешковский.

Председатель совета благотворительного фонда отмечает, что лично знает ребят — воспитанников детского дома, которые не видели помидоров ни в каком виде, кроме нарезанного.

«Они не знают, что он круглый. Понимаете? Ну вот это — катастрофа. Это же человеческая катастрофа! И подливать масла в огонь в этой ситуации человеческой катастрофы — самое глупое и подлое, что можно сделать. Помогать, если действительно интересует, как помочь, то есть несколько выходов. Можно усыновить ребёнка, если у вас есть такая возможность. Есть профессиональные благотворительные организации, которые занимаются тем, что помогают устраивать детей в кровные семьи либо они помогают найти таких родственников. Либо — что самое сложное — те, кто хочет помочь ребенку, помогают родителям вылезти из той ямы, в которой они оказались», — пояснил он.

Некоторые дети оказываются в приютах, потому что их родители попали в непростую жизненную ситуацию. И когда органы соцопеки требуют от родителей, чтобы они взяли себя в руки, некоторые граждане теряются и недоумевают, как им быть. В результате могут лишиться детей.

Профессиональные благотворительные фонды могут помочь кровным родителям восстановить семью, сохранить её или же в крайнем случае найти ребёнку приёмную семью.

«Если не получается найти ребёнку кровную семью или не получается найти ему приёмную семью, а таких случаев тоже очень много, значит, нужно подготовить ребёнка к тому, чтобы он самостоятельно был полноценным гражданином, когда он выйдет из этой системы, и в 18 лет чтобы он знал, куда идти. Для этого его нужно подготовить, обучать. Его нужно социализировать, давать ему навыки общения с социумом. Давать ему навыки заработка, устойчивости, состоятельности — делать всё то, что обычно делает семья. И когда ребёнок выходит в 18 лет, его тоже нужно поддерживать, потому что он выходит — он один, он никому не нужен. У него нет никого рядом. Соответственно, вот в этот момент ему очень сложно, его тоже нужно поддерживать, не только когда он находится в детском доме. Какую часть из всего того, о чём я говорю, решает подарок? Никакую», — заметил он.

По мнению главы благотворительного фонда, идеальный вариант — это чтобы не было детских домов, а дети росли в семьях.

Для чего важна и профилактика отказа от детей в России. «Ведь есть женщины, которые, например, приходят либо делать аборт, либо уже рожать и говорят, что собираются от малыша отказываться. И в этот момент правильно, чтобы в роддоме находился психолог от благотворительного фонда какого-нибудь, который успокоил бы её и обнадёжил», — пояснил Алешковский.

Отказываться от своего ребёнка — это противоестественно для нас, это против нашей природы, подчеркнул он.

«Если бы мы выстраивали все наши активности так, чтобы это было максимально эффективно и в реальности было бы направлено на помощь этим самым детям, то подарки в детские дома — это было бы последним либо вообще отсутствующим номером в этом списке. А там одним из первых было бы предотвращение, профилактика отказов, например, или поддержка семей, которые находятся в сложной ситуации. Поэтому, если мы хотим быть людьми, если мы хотим поступать по-человечески, то нужно иногда находить в себе силы поступать правильно, а не поступать так, как легче всего. А подарки в детские дома — это легче всего и это неправильно. А правильно — это сложнее, труднее, дольше и требует ответственности от людей. И это то как раз, как мне кажется, на что люди не очень готовы. И пытаются заменить эту ответственность каким-то таким симулякром вроде подарка в детский дом. Но, по сути, помогают себе. А детям, повторюсь, в лучшем случае не помогают, а в худшем случае очень сильно вредят», — резюмировал он.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector