3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга о войне, которую нельзя выносить из дома

Содержание

«Главное — не умереть в мужских трусах»: как женщины выживали и справлялись с бытом во время войны

Все истории о войне — с привкусом горечи. Поломанные судьбы, загубленное здоровье, разбитые мечты. И тем не менее жизнь продолжалась — во многом, благодаря женщинам, которые в это трудное время, оставшись без поддержки мужчин, делали для своего дома и детей все возможное… А иногда и невозможное.

Ниже о том, как белоруски выживали во время войны и устраивали свой быт.

Салат из одуванчиков и вилки из упавшего самолета

Узницы лагерей вспоминают свой небогатый рацион так: 150 граммов хлеба, брюква, кольраби, штыльмус и шпинат… Но и тем, кто остался на воле, было непросто. Все, что удавалось вырастить своими силами в тылу, приходилось отдавать немцам, солдатам, партизанам. Женщины изголялись в приготовлении еды как могли: шинковали ботву растений, делали салат из одуванчиков и щавеля, варили солянку только лишь на капусте и картошке, распаривали сушеную воблу. Запасы картофеля зарывали в ямы далеко в поле. Боялись, что в случае поджога деревни пропадет последнее пропитание.

Кухонную утварь мастерили из подручных вещей, а в Гомельской области помнят, как делали ложки, тарелки и вилки из упавшего самолета. Такие, кривые и покореженные, они долго лежали в кухонном серванте, выбросить их не поднималась рука.

Самый страшный позор — умереть в мужских трусах

В воспоминаниях ветеранов можно найти рассказы о том, что даже на войне женщины оставались женщинами: варили мыло из растений (ромашка, полынь, иван-чай, зверобой, подорожник, мать-и-мачеха) и костей умерших животных; румянили щеки глиной со стен избы, а если удавалось протопить баню — кипятили белье, которого вечно не хватало.

Страшным позором считалось носить длинные широкие мужские трусы из сатина. Переживали, что некрасиво: «Вот умрешь за Родину, а на тебе мужские трусы». И не было большего счастья, когда спустя четыре года сражений начали выдавать женское белье.

Приходилось женщинам и вытравливать вшей. Они были повсюду: и в волосах, и в одежде, и в постельном белье. Счастливицей считалась та, кому волосы не состригали, а обрабатывали жгучей смесью. Волос становилось в два раза меньше, но они все-таки были.
Вместо прокладок можно взять газеты. Главное не использовать первую полосу с портретом вождя

Из-за постоянных стрессов и голода у многих женщин прекращался менструальный цикл. Месячные могли отсутствовать не только месяцами, но и годами. Воспринималось это только как плюс, потому что выживание требовало концентрации внимания совсем на других вещах.

В то время не было не только прокладок, но даже обычные тряпки из старого постельного белья были в дефиците. Женщины с жгучим стыдом вспоминали то время. Особенно те, кто воевал, испытывали жуткий дискомфорт:

Использовали в критические дни и газеты. Важно было только не брать первые страницы с портретами вождя или же старательно прятать от всех отходы. Если не было газет, использовали листья лопухов.

Понимая, что терять нечего, брызнула в лицо офицеру грудным молоком

Несмотря на тяжелое время, женщины беременели и рожали. Количество изнасилований зашкаливало, причем насиловали и чужие, и свои. Вопрос контрацепции был более чем актуальным.

Как противозачаточное средство использовали небольшие кусочки ткани, пропитанные смальцем, которые вводили глубоко во влагалище. Это был импровизированный прототип влагалищной диафрагмы. Конечно, уровень защиты был невысоким…

Читать еще:  Художник Поленов: отобразить земной путь Спасителя

Во время войны женщины часто не могли выносить ребенка, на ранних сроках случались выкидыши. Показатели материнской и детской смертности были огромными. Беременности и роды пленниц концлагерей — особенно трудная тема. В некоторых концлагерях на молодых и беременных женщинах проводились нечеловеческие эксперименты по стерилизации самыми разными методами.

Но вместе с тем, в воспоминаниях военного времени можно найти много невероятных историй о родах со счастливым концом: а ведь рожали в поле или в санях по пути к акушерке, а из инструмента был лишь тазик с горячей водой.

Вырастить и выходить ребенка в условиях военного времени было сложно, но женщины старались изо всех сил. Из воспоминаний жительницы Могилева:

Работали женщины с утра и до ночи, порой детей не с кем было оставить. Поэтому малыши взрослели быстро:

Да и сами молодые девушки повзрослели не по годам, пропустили свое девичество и время мечтаний. И все же иногда можно было увидеть, как боец, наперевес с автоматом, заходит в лавку и просит продать ей конфет. Или, звеня медалями, вскакивает на стол, увидев маленькую мышку.

В душе каждой из этих женщин жила маленькая ранимая девочка, которой просто нельзя было плакать, пока не кончится война.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Хайп на Бродском: искусствовед объяснил, зачем закрасили граффити Бродского в Петербурге

24 мая страна отметила юбилей Иосифа Бродского . Нобелевскому лауреату по литературе исполнилось бы 80 лет. В этот день в фейсбуках граждан было не только много стихов поэта, но и множество возмущений.

Ценители творчество поэта обиделись на «Первый канал», озаглавивший сюжет о Бродском строчками нелюбимого им Евтушенко «Больше чем поэт».

Но настоящую волну негодования среди пользователей соцсетей вызвал инцидент в Петербурге , где в день рождения поэта закрасили граффити художника Олега Лукьянова с изображением Бродского.

Лукьянов изобразил Бродского, напротив дома, в котором жил поэт, однако спустя несколько часов рисунок был безжалостно закрашен, причем по инициативе завхоза школы № 189.

— На школе делать никаких граффити нельзя, — объяснила завхоз журналистам.

Стоит ли удивляться, что после таких слов на женщину обрушились все пользователи, устроив ей настоящую сетевую травлю.

О том, что истинное положение дел совсем не таково, каким видится аудитории, рассказал искусствовед и научный сотрудник СПБГУ Дмитрий Пилкин.

По мнению искусствоведа, художник Олег Лукьянов, чье граффити закрасили — не тот человек, которого стоит жалеть. А завхоз — не та стрелочница, которая во всем виновата. На страницах своего ФБ искусствовед рассказал, что все происходящее могло быть спланированным медиа- перформансом .

«Автор точно знал, что закрасят (он уже с этим сталкивался, плюс напечатать и вывесить у школы ЛЮБОГО человека с сигаретой в руке — это заведомый криминал). Поэтому он точно рассчитал, как поймать пиар и поддержку у сетевой аудитории, что называется «в слепую». Провокация прошла успешно. автор удачно поймал аудиторию на «защите святынь», выставив себя » гонимым».

«Запрись и забаррикадируйся шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса».

Пилкин призвал не клеймить завхоза, отдававшего распоряжение закрасить рисунок, поскольку существует городской закон, по которому в случае появления надписей, рекламы или граффити на стенах здания его ответственный владелец или компания штрафуются.

«Более того, есть даже специальный телефон «горячей линии» в муниципалитете, куда «возмущенные жители» пишут заявки на «незаконные граффити», и на них (что удивительно) довольно быстро реагируют».

Понятное дело, сам Олег Лукьянов с такой трактовкой событий не согласился. По его словам, он выбрал стену школы для нанесения граффити, поскольку школа находится напротив дома, где жил Бродский. А задумка была в том, что «поэт вернулся в Петербург и с улицы как бы смотрит на свой балкон».

В интервью СМИ художник сожалел о том, что граффити не дали постоять даже дня, и не просто закрасили, а «Забетонировали . как саркофагом накрыли. Как будто это радиоактивная какая-то история», — приводит цитату паблик издания «Подъем».

Однако суровый искусствовед усомнился в искренности и этих слов. Пилкин подчеркнул, что художник не рисует на стене, а, будучи «бизнесеном» и «салонным менеджером», коммерчески продвигает разработанную им технологию «урбан-фрески», когда бумажная фотораспечатка с принтера пластифицируется и «переводится» на стену. Такая технология не позволяет закрашивать картинку краской для стен: краска легко смывается с пластифицированной поверхности. Остается только соскабливать изображения, повреждая стену здания.

«Это нарушает все законы уличного искусства, которое априори — носит временный характер», — написал искусствовед, подчеркнув на прощание: «Иосиф Бродский, безусловно, наше национальное и петербургское достояние, тут никаких сомнений нет».

Откровения искусствоведа разошлись многосотенным перепостом и несколько отрезвили возмущенных: «Ах, это, оказывается фотообои! Стоило такую драму разводить».

Читайте также

Алферова, Терехова, Акулова, Вертинская и другие: Самые красивые актрисы 70-80-х

Кем мы любовались в отечественных телефильмах 70-80-х

Хайп на Бродском: искусствовед объяснил, зачем закрасили граффити Бродского в Петербурге

Возможно, все было спланированной пиар-акцией, на которую повелись сотни людей

Последний бастион пал: Студия Pixar выпустила мультик про гея

Главный герой короткометражки— Грег, который пытается скрыть от родителей переезд к бойфренду [видео]

Концерт Бьорк в Москве в 2020 году отменили

Выступление легендарной певицы перенесли на июнь 2021 года

«Прыжок с тарзанкой» и «Служанка»: топ-10 самых горячих корейских фильмов о любви

В коллекции азиатского кинематографа есть поистине обжигающие шедевры

Звезда сериала «Журавль в небе» Мария Луговая: «Мы вдохновлялись личностью Валентины Терешковой»

Актриса сыграла летчицу-испытательницу, которая участвует в запуске сверхзвукового самолета Ту-144

80-летие Бродского Петербург отметил на балконе

Весь день в городе на Неве звучат стихи легендарного ленинградского поэта

Пять уличных работ Покраса Лампаса за час пропали в Петербурге

Уличный художник надеется, что его плакаты не станут продавать на «Авито»

Читать еще:  Секрет доброжелательного общения. Беседа матушки Домники

Как Олег Ефремов расписался собственной кровью в верности Станиславскому

Ровно 20 лет назад, 24 мая 2000 года, не стало великого актера, режиссера и руководителя главного театра страны — МХАТа

Министр культуры рассказала, вырастут ли цены на билеты в театры после коронавируса

Сейчас московские театры продают билеты на сентябрь-ноябрь. Но пока никто точно не знает, когда их двери откроются для зрителей

Слоу энд квик-квик-слоу: приглашаем на поэтический онлайн-выпускной

«Комсомольская правда» продолжает поэтическую рубрику

Книгам нужен пятидневный карантин: как с 20 июня планирует открыться главная библиотека страны

«КП» пообщалась с директором Российской государственной библиотеки об увеличении количества читателей и возобновлении экскурсий [эксклюзив kp.ru]

Открытие театров в Москве в 2020 году после самоизоляции: билеты не подорожают

Министр культуры рассказала, что открытие театров в Москве в 2020 году после самоизоляции состоится не раньше сентября. Первых зрителей в зале будут рассаживать в шахматном порядке

Шоу Цирка дю Солей KURIOS 22 мая 2020: тайны лавки древностей

Цирк дю Солей порадует поклонников специальным часовым выпуском о шоу KURIOS. Прямая онлайн-трансляция состоится 22 мая 2020 года в 22.00

Виктория Толстоганова: Ну какая я Кабаниха?

Знаменитая актриса беседует с кинообозревателем «КП» о фильме Григория Константинопольского «Гроза», в котором исполнила главную роль [эксклюзив kp.ru]

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…»

80-летие Иосифа Бродского готовятся отмечать поклонники поэта

Американские горки Михаила Шолохова

24 мая исполняется 115 лет со дня рождения знаменитого писателя

«9 1/2 недель» и «Горькая луна»: топ-10 откровенных фильмов

В нашем рейтинге есть и признанные шедевры, и просто интересные кинокартины

Тест «КП»: Хорошо ли вы знаете московское метро?

15 мая 2020 года исполнилось 85 лет Московскому метрополитену. Проверьте себя, хорошо ли вы знаете столичную подземку

Для радиослушателей станции «Комсомольская правда» выступит Starcardigan

Концерт пройдет 20 мая в 20:00 (мск)

«Нас объединяла безумная любовь»: Юрий Стоянов рассказал сыну Ильи Олейникова, как они придумали «Городок»

Актер пообщался с Денисом Клявером в прямом эфире в Instagram

«Она всех из своей жизни выбрасывает»: сын раскрыл правду о Наталье Фатеевой

Актриса судилась с родной дочерью из-за квартиры

Возрастная категория сайта 18+

«Главное — не умереть в мужских трусах»: как женщины выживали и справлялись с бытом во время войны

Все истории о войне — с привкусом горечи. Поломанные судьбы, загубленное здоровье, разбитые мечты. И тем не менее жизнь продолжалась — во многом, благодаря женщинам, которые в это трудное время, оставшись без поддержки мужчин, делали для своего дома и детей все возможное… А иногда и невозможное.

Ниже о том, как белоруски выживали во время войны и устраивали свой быт.

Салат из одуванчиков и вилки из упавшего самолета

Узницы лагерей вспоминают свой небогатый рацион так: 150 граммов хлеба, брюква, кольраби, штыльмус и шпинат… Но и тем, кто остался на воле, было непросто. Все, что удавалось вырастить своими силами в тылу, приходилось отдавать немцам, солдатам, партизанам. Женщины изголялись в приготовлении еды как могли: шинковали ботву растений, делали салат из одуванчиков и щавеля, варили солянку только лишь на капусте и картошке, распаривали сушеную воблу. Запасы картофеля зарывали в ямы далеко в поле. Боялись, что в случае поджога деревни пропадет последнее пропитание.

Кухонную утварь мастерили из подручных вещей, а в Гомельской области помнят, как делали ложки, тарелки и вилки из упавшего самолета. Такие, кривые и покореженные, они долго лежали в кухонном серванте, выбросить их не поднималась рука.

Самый страшный позор — умереть в мужских трусах

В воспоминаниях ветеранов можно найти рассказы о том, что даже на войне женщины оставались женщинами: варили мыло из растений (ромашка, полынь, иван-чай, зверобой, подорожник, мать-и-мачеха) и костей умерших животных; румянили щеки глиной со стен избы, а если удавалось протопить баню — кипятили белье, которого вечно не хватало.

Страшным позором считалось носить длинные широкие мужские трусы из сатина. Переживали, что некрасиво: «Вот умрешь за Родину, а на тебе мужские трусы». И не было большего счастья, когда спустя четыре года сражений начали выдавать женское белье.

Приходилось женщинам и вытравливать вшей. Они были повсюду: и в волосах, и в одежде, и в постельном белье. Счастливицей считалась та, кому волосы не состригали, а обрабатывали жгучей смесью. Волос становилось в два раза меньше, но они все-таки были.
Вместо прокладок можно взять газеты. Главное не использовать первую полосу с портретом вождя

Из-за постоянных стрессов и голода у многих женщин прекращался менструальный цикл. Месячные могли отсутствовать не только месяцами, но и годами. Воспринималось это только как плюс, потому что выживание требовало концентрации внимания совсем на других вещах.

В то время не было не только прокладок, но даже обычные тряпки из старого постельного белья были в дефиците. Женщины с жгучим стыдом вспоминали то время. Особенно те, кто воевал, испытывали жуткий дискомфорт:

Использовали в критические дни и газеты. Важно было только не брать первые страницы с портретами вождя или же старательно прятать от всех отходы. Если не было газет, использовали листья лопухов.

Понимая, что терять нечего, брызнула в лицо офицеру грудным молоком

Несмотря на тяжелое время, женщины беременели и рожали. Количество изнасилований зашкаливало, причем насиловали и чужие, и свои. Вопрос контрацепции был более чем актуальным.

Как противозачаточное средство использовали небольшие кусочки ткани, пропитанные смальцем, которые вводили глубоко во влагалище. Это был импровизированный прототип влагалищной диафрагмы. Конечно, уровень защиты был невысоким…

Во время войны женщины часто не могли выносить ребенка, на ранних сроках случались выкидыши. Показатели материнской и детской смертности были огромными. Беременности и роды пленниц концлагерей — особенно трудная тема. В некоторых концлагерях на молодых и беременных женщинах проводились нечеловеческие эксперименты по стерилизации самыми разными методами.

Читать еще:  Иммунолог Белла Брагвадзе: Оставьте свой иммунитет в покое!

Но вместе с тем, в воспоминаниях военного времени можно найти много невероятных историй о родах со счастливым концом: а ведь рожали в поле или в санях по пути к акушерке, а из инструмента был лишь тазик с горячей водой.

Вырастить и выходить ребенка в условиях военного времени было сложно, но женщины старались изо всех сил. Из воспоминаний жительницы Могилева:

Работали женщины с утра и до ночи, порой детей не с кем было оставить. Поэтому малыши взрослели быстро:

Да и сами молодые девушки повзрослели не по годам, пропустили свое девичество и время мечтаний. И все же иногда можно было увидеть, как боец, наперевес с автоматом, заходит в лавку и просит продать ей конфет. Или, звеня медалями, вскакивает на стол, увидев маленькую мышку.

В душе каждой из этих женщин жила маленькая ранимая девочка, которой просто нельзя было плакать, пока не кончится война.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Основано на реальных событиях: 7 правдивых книг о войне

Голландка Мип Гиз, прятавшая Анну Франк, немецкий журналист Себастьян Хафнер, военная переводчица Елена Ржевская, блокадница Валентина Сурвило – все они либо рассказывают о войне от первого лица, либо доверили свое прошлое биографам. Книги из этого списка помогут заглянуть за исторические обобщения и увидеть жизни настоящих людей.

«Берлин, май 1945: Записки военного переводчика», Елена Ржевская

Когда началась война, студентке Литературного института Елене Ржевской было всего 22 года. В октябре 1941-го она записалась на курсы военных переводчиков, а уже через три с половиной года пересекла границу Германии. Задачей ее оперативной группы было найти Адольфа Гитлера. Об обстоятельствах обнаружения и последующей идентификации трупа фюрера и рассказывает это книга, составителем и переводчицей которой стала внучка Ржевской Любовь Сумм. «Записки военного переводчика» впервые выходят в том виде, в котором были задуманы автором, без пропусков и умолчаний, и в наши дни читаются как остросюжетный детектив.

«Я прятала Анну Франк», Мип Гиз

Дневник еврейской девочки Анны Франк – одно из самых знаменитых произведений о холокосте. Ту самую рыжую тетрадку сохранила Мип Гиз – голландка австрийского происхождения, которая два года помогала Франкам скрываться от нацистов. Каждый день она, рискуя жизнью, приносила в убежище продукты и новости о том, как идет война. Ее собственные воспоминания о тех днях опубликовали через четыре десятилетия после смерти Анны в концлагере – в 1987 году. Рассказ Мип Гиз – ценное свидетельство жизни обычных голландцев в оккупированном городе.

«Сурвило», Ольга Лаврентьева

Уникальный графический роман о блокадном Ленинграде. Петербургская художница Ольга Лаврентьева родилась в 1986 году, но для своего комикса обратилась к биографии бабушки – Валентины Викентьевны Сурвило. Несколько лет подряд внучка внимательно записывала воспоминания родственницы о ее близких, войне, жизни после нее. О надежде, которая поддерживала бабушку столько лет, и страхе, который так и не оставил ее. Художественные высказывания такой силы – все еще редкость в отечественной литературной реальности.

«Дети Ирены», Тилар Маццео

О полячке Ирене Сендлер редко говорят на уроках истории. Между тем всего за год Второй мировой войны она спасла из варшавского гетто 2 тысячи детей. До 1943 года, пока ее не арестовало гестапо, она вывозила детей на санитарной машине, прятала их под пальто, в чемоданах и гробах, выводила по канализационным трубам. «Ангел из гетто», «польский Шиндлер» – у Ирены Сендлер много прозвищ, но недостаточно известности. По-настоящему она пришла к ней только под конец XX века. Книга американской писательницы и историка культуры Тилар Маццео – третья попытка пересказать жизнь этой смелой женщины.

«История одного немца. Частный человек против тысячелетнего рейха», Себастьян Хафнер

Воспоминания чистокровного немца, журналиста и историка Себастьяна Хафнера дают один из возможных ответов на главный вопрос современников – как могли немцы принять нацистскую идеологию, как допустили создание Третьего рейха. Сам Хафнер уехал из Германии уже в 1938 году, поселился в Лондоне, где и написал собственную версию прихода нацистов к власти. Он назвал период с 1914 по 1933 год «историей своеобразной дуэли». Главные соперники на этом поле боя – безжалостная машина государства и маленький человек, который только и хочет, что сберечь свою личность, но эту возможность ему оставляют далеко не всегда.

«Скрытая перспектива», Роберт Капа

Ставшие классикой иллюстрированные воспоминания знаменитого военного фотокорреспондента Роберта Капы. На фронте он выполнял заказы для разных американских изданий, поэтому постоянно перемещался: из Англии в Африку, из Италии во Францию, а оттуда в Германию. Он был единственным фотографом, кто снимал высадку союзнических войск в Нормандии в 1944 году. Нажимая на курок фотоаппарата, он сохранял историю, а в перерывах от важных для всего мира дел выпивал с Хемингуэем и крутил романы с замужними женщинами. Его книга – захватывающий приключенческий роман, все-таки не зря сам Капа мечтал стать еще и писателем.

«У войны не женское лицо», Светлана Алексиевич

Женщины в Великую Отечественную войну были сестрами милосердия, производили боеприпасы, служили в боевых подразделениях, ходили в разведку, управляли танками и самолетами. «У войны не женское лицо» – миф, который своим художественно-документальным сборником белорусская писательница Светлана Алексиевич решила развенчать. Изданная в 1985 году книга впервые включила в русскоязычную литературу разнообразный женский фронтовой опыт. Именно это произведение положило начало знаменитому циклу Алексиевич «Голоса Утопии» о людях, выросших в советском и постсоветском пространстве.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector