0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как нам пережить новости о трагедиях? 5 советов психотерапевта

Содержание

Потерял работу из-за карантина. Что делать? — 5 советов профессионального психотерапевта

С вопросом о том, как вести себя при серьезных проблемах с работой во время карантина, журнал «Фома» обратился к психотерапевту Константину Ольховому.

Первое: со спокойствием примите этот факт

Признайте, что факт потери прежней работы — на продолжительное время или окончательно — случился. Как случаются войны, стихийные бедствия и катастрофы. Можно плакать, кричать, ругаться, говорить, что это несправедливо (да, это несправедливо), или начать что-то делать.

Да. И это — надолго. Вирус пройдёт, но кризис не закончится. Беззаботно переждать — не получится.

Второе: оцените свои возможности

Задайтесь вопросами: есть ли у меня какие-то резервы? Что я могу продать в случае необходимости? Какие траты жизненно необходимы, а какие нет? Но главное, помните, что самый ценный капитал, который у вас есть — это ваши знания, умения и навыки. Надо четко разобраться: что я умею, что могу, что знаю. Потом понять, что из того, что вы умеете, можно использовать прямо сейчас.

Третье: попробуйте сменить сферу деятельности

Если в вашей сфере деятельности будет колоссальный упадок, а вы не являетесь уникальным специалистом, подумайте о том, чем вы еще можете зарабатывать. Может быть, вы научитесь чему-то за время карантина, освоите новую профессию (или задумаетесь об этом). Будьте реалистами: да, кому-то нравилось быть баристой или дизайнером, но слесарем (хотя этому быстро не научиться) и курьером тоже можно быть.

Попробуйте кардинально пересмотреть сферу деятельности. Многим людям будет проще уйти на другую работу, чем спуститься по карьерной лестнице в своем деле. Это действительно психологически легче — попасть на низкую должность в новой для вас сфере, чем, например, руководителю уходить в подчиненные.

Четвертое: будьте готовы к тому, что уровень вашей жизни снизится

В кризисные времена снижение качества жизни будет неизбежно и коснется всех. Практически всех. Да, и меня тоже (конечно, некоторые обогатятся, но так было всегда: кому — война, а кому мать родна).

Четко разграничьте у себя в сознании два способа описания реальности: «все так плохо, что я умру с голода» и «я вынужден ограничить себя в чем-то, снизить качество своей материальной жизни». Здесь нужна определенная трезвость ума, чтобы не выдавать самому себе одну ситуацию за другую, более критическую, и вводить себя в панику.

Не у всех вопрос встанет именно о выживании. Выживание и снижение уровня жизни — два совершенно разных понятия, которые часто путают. Да, вы не сможете поехать летом на море — надо это признать и успокоиться. А может быть, вы и поедете, но в палатку на берег Волги. Можно устроить отпуск и сейчас, а летом работать.

Если же ситуация такая сложная, что речь идет не просто об отказе от летнего отдыха, то полезно напомнить себе: не умереть, именно выжить, можно на минимальную сумму. Месяц есть рис, подсолнечное масло и минтай — да, это невкусно, но обеспечит вас необходимыми силами для жизни. Главное — это доступно: такой месячный рацион обойдётся вам как один поход в кафе. И, да, выжить вам помогут.

Тем, кому сейчас больше 45-50 легче: вспомните, как было в 90-е — выжили тогда, выживете и сейчас. Труднее будет тем, кто этого не проходил.

Особенно тяжело сейчас будет тем, кто привык, что за них все решают. Стабильности не будет в ближайшее время. Да, государство примет меры, чтобы люди не умерли с голоду. Но вы уже сейчас действуйте и не успокаивайте себя тем, что за период карантина вам не предстоит больших трат.

Пятое: не считайте потерю работы и статуса чем-то позорным

Важно помнить: если вы упали, даже если вы упали в грязь — это не позорно и не навсегда. В вашей воле подняться, отряхнуться и пойти дальше. Пожалеть себя, даже поплакать перед тем, как встать — это нормально, но продолжать лежать в грязи, ныть и ждать, что что-то само по себе изменится — бессмысленно. Рассчитывать можно только на самого себя (и, конечно, на Бога, но это совсем другая история). Найдите в себе силы начать все заново — это касается и тех, кто работал в подчинении и тех, у кого был собственный бизнес. Ведь риск потерять работу есть в любой профессии.

Как пережить трагедию. Мой опыт

Наверное, нет никого в нашей стране, да и в соседних и не очень, странах, кого бы не повергла в ужас история из Кемерово.

И, наверное, многих удивляет, что люди, только что потерявшие близких могут присутствовать на митингах или на каких то иных мероприятиях.

К сожалению, основываясь на своем опыте и опыте моей семьи, я могу найти этому очень простое объяснение. Им страшно остаться наедине со своими мыслями. Страшно до физической боли. До тошноты, в прямом смысле слова.

Много лет назад моя семья пережила страшную трагедию.

Не стало трех мальчишек 18, 20, 23 года.

Я была маленькая, всего 8 лет и до конца не осознавал масштаб той катастрофы, что постигла мою семью.

Друзья родителей увезли меня на месяц куда то на море. Наверное, это было верным решением.

Поэтому первые дни после похорон я могу описать только по рассказам родителей. И мои воспоминания начинаются через месяц после начала событий.

У нас дома всегда были друзья. Первый год они вообще не оставляли родителей. Дежурили по сменам. Частично это помогло, но были еще и ночи, и каждую ночь я находила маму плачущей на кухне. Долгих 9 месяцев.

Из молодой женщины, тогда ей было 43, она превратилась в старуху. Иногда мне кажется, что даже глаза у нее выцвели.

А потом я маму не помню. Вот вообще. Она как будто исчезла. Семь лет ношения траура.

Все это произошло в далеком 1993 году.

В 1998 году, отметив 25 лет совместной жизни, родители развелись.

Этот развод стал еще одним результатом трагедии.

Отец и мать не смогли поддержать друг друга, каждый из них закрылся в своем горе. Потому что друг для друга они были напоминанием того, что было и того, что уже не может быть И для другого уже ничего не осталось.

Ничего не осталось и для меня. Я была как сирота при живых родителях на протяжении пяти лет.

Мама пришла в себя, когда мне было 13, после развода она взяла себя в руки и уехала в Москву. Через год забрала меня. К этому моменту я начала курить и прогуляла в школе почти весь учебный год. Мне и маме стоило неимоверных усилий восстановить свою учебу и не скатиться на дно окончательно

Папа женился второй раз и в принципе неплохо живет в Риге. Я навещаю его и звоню 2-3 раза в неделю.

А теперь к сути вопроса.

Такая трагедия это как ампутация, ты вроде жив, но однозначно ты инвалид. Душевно я изуродована и сделать с этим я уже ничего не могу.

Я звоню маме три раза в день. Если она не берет трубку я начинаю звонить соседям что бы они сходили и проверили, все ли у нее хорошо.. Благо, у нас старый дом, где все друг друга знают и к моим загонам друзья-соседи привыкли.

Читать еще:  Спросите себя: «Зачем мне это надо?» Как прекратить ролевую игру в пост

Каждый вечер я пишу в ватсАппе двоюродной сестре в Риге, что бы уточнить, что у папы все ок.

Если муж не берет трубку, у меня начинается паника и воображение рисует самые страшные картины. Иногда я просыпаюсь ночью и прижимаюсь к мужу, что бы просто почувствовать, что он рядом.

Самый мой большой страх это то что мама может пережить меня и то что я могу пережить мужа.

Это шиза. Самая настоящая. Только помощь психиатра помогла мне взять мои страхи под контроль. То есть теперь я могу с ними примириться, осознать, откуда они взялись и хотя бы немного снизить их влияние на мою жизнь.

Как ни странно, у всей этой жуткой ситуации для меня есть и положительные стороны.

Мы стали очень бережно относиться друг к другу. В нашей семье почти не бывает ссор. Потому что в каждом сидит демон и напоминает, что вот эти, сказанные в запале слова, могут стать последними. И потом все, ты стоишь у могилы и просишь прощения. И жалеешь о каждой минуте, которую потратил на глупый спор, а мог бы провести ее с любимым человеком. И ничего не изменить.

Несмотря на то, что прошло 25 лет, не было дня, что бы я не думала о своих братьях, о том, что мы потеряли, о той жизни, которую не прожили.

Мое мнение о том, что делать, если у Ваших близкий произошло подобное горе:

1. Не оставляйте их одних. Ни на минуту. Особенно первое время.

2. Поручайте им дела. Самые простые: помыть посуду, перебрать вещи, почистить картошку.

3. Вспоминайте хорошее. Вспоминайте человека живым. Это дает силы

4. Защити близких от мошенников и сект. Это очень важно

5. Не давайте развиться рефлексии. Не дайте развиться в них чувству вины.

6. Не пренебрегайте помощью профессионалов.

7. Дайте им погоревать. Пусть оплачут свою потерю. Примут ее и осознают.

8. Помогите найти новый стимул к жизни. Это самое сложное, но если брать аналогию с ампутацией, то это реабилитация после протезирования.

9. И последнее, посмотрите фильм «Куда приводят мечты». Я, наверное, посмотрела его сотню раз, и мне кажется, мне помогло.

Простите, если в тексте есть ошибки. Во время написания текста я старалась объективно проанализировать жизнь своей семьи и могу сказать, что воспоминания до сих пор причиняют боль. Но и я и родители научились с этим жить.

Надеюсь, мои советы никогда вам не пригодятся.

Поддерживаю тебя, ТС. Тоже прошел через такое. Младший брат решил не жить на фоне несчастной любови в 18 лет. Пиздец, как было «весело» собирать родителей, как цыплята разбегались в разные стороны, точнее, расползались.. Как вспомню-аж жить не хочется.. Держись там!

Спасибо. Все произошло в 1993 году. Потому сейчас собирать уже нечего. Остаётся только жить с этим и делать выводы

В феврале похоронила любимого мужа после 9 лет совместной жизни. он мне в это жизни всех заменил, и был просто ВСЕМ: мужем, лучшим другом, братом, отцом, партнером, подельником, да кем угодно. Сама я сирота с 14 лет, смерть родителей тоже тяжело переживала, и кажется, до сих пор переживаю. вы правильно говорите: наедине со своими мыслями очень страшно оставаться, я просто не вывожу себя, свою голову.

Соболезную. Нет таких слов, от которых вам станет легче. Я лишь надеюсь, вам есть ради чего жить.

Спасибо. Тут вы правы, слова не помогут. а насчёт смысла. к сожалению, мы не успели детишек родить, которые могли бы этим смыслом быть, и пока я этого смысла вообще не вижу, честно говоря. Вы не подумайте, что я жалуюсь или хочу жалости, нет, просто говорю, как есть. Когда открываешь душу незнакомым людям всегда становится чуточку легче.

соболезную. Вам нельзя находиться одной ( дети не в счет, если маленькие) вообще. Категорически. Нигде. А лучше, если Вы сами понимаете, что не вывозите, обратитесь в больницу. Нет, Вас на учет не поставят, коситься и судачить не будут, но Вы оживете и переживете этот период. И я , к сожалению, прекрасно знаю как это — потерять родного мужа. Сил Вам и верных людей вокруг.

Большое спасибо. Слава Богу, меня сразу забрала подруга к себе, не дала с ума сойти, и до сих пор много времени проводит со мной + работа очень отвлекает. Я сперва думала, что ничего делать не смогу, но ничего, вышла на работу через неделю после похорон, стараюсь чем-то постоянно занимать себя, «уходить» от грустных мыслей, но с каждым днём пустота внутри будто растёт, всё больше скучаю, всё больше приходит осознание, что Его нет больше.

главное, чтоб когда полное осознание придет, Вы были не одни. И убегание от мыслей будет работать не долго, к сожалению ((( Я желаю Вам стойкости и сил это пережить.

Я вот к сожалению не смогла сама это пережить. Ну как не смогла. Месяца три держалась, а потом головой поехала и меня брат скрутил и в больницу отвез. А потом как криз сняли — таких пиздячек навешал, что у меня до сих пор не возникает подобных мыслей. За что ему огромное спасибо ))) С психиатром очень долго работали да и сейчас иной раз да обращаюсь к ним. Помогают)) И время лучший лекарь в таком вопросе.

Спасибо большое, вправду очень хочеться верить, что во мне ещё есть силы, чтобы справиться со всем этим, у меня будто душу вырвали без анастезии. Ещё разх спасибо за поддержку, и хочу пожелать вам душевного здоровья и простого женского счастья, если оно ещё возможно, после пережитого.

Спасибо за пожелания )

Очень понимаю ТС. В 14 лет у меня умер папа.

Я помню страшные картины того момента, когда вызывали скорую. У отца был инсульт с кровоизлиянием в мозг. Я просто помню как в слезах зашла в комнату где его реанимировали и ему вставляли трубку в горло, и возможно повредили его, и как у него в огромных количествах пошла кровь изо рта. И помню, что когда его увезли на машине скорой — мама в истерике плакала на кухне, а я оттирала от дивана кровь отца с, извините меня, мочой. У меня все руки были в крови, ночнушка. Но я не плакала. Не знаю почему. Эта картина наверное будет меня до конца моих дней преследовать.

Когда всё это случилось, моя мама после 40 дней поминок, собрала вещи и на две недели уехала с подругой в Новороссийск. Якобы она не может находится в квартире. Можно сказать, что она меня бросила поставив на первое место свои чувства. Меня оставили под присмотром тёти, которая появлялась раза 2 на неделе. Тогда я тоже начала курить, прогуливать школу, компенсируя этим игнорирование матери. Старалась видимо так привлечь её внимание к тому, что не ей одной хреново.

Но в скором времени она нашла себе мудака мужика. Мужчиной, увы, я назвать его не могу. И честно, я понятия не имею откуда брала силы делать что-то и идти вперёд несмотря ни на что. Ушла я из школы, потому что прогуливала так часто, что хотели отчислить. В итоге поступила в колледж и вроде бы все стало налаживаться, но не с моей мамой. Она связала свою жизнь с таким отбитым дебилом, что я просто понять не могла, что она в нём нашла. Видимо страх остаться одной после смерти отца так подействовал на неё, что она схватилась за первого попавшегося мужика.

И вот этот её муж, чтоб вы понимали, бил её, когда она была беременна. Мол, это не его ребенок и т.д. Он и меня ударил один раз, но я терпеть это не стала и просто ушла собрав небольшую сумку и взяв 50 рублей на маршрутку. Вот честно, период жизни от 14 до 18 лет просто такой дикий, что хоть пиши сценарий да отдавай какому-нибудь каналу на создание сопливого сериала.

Всё что хочу сказать, что силы пережить трагедию человек берёт из себя. Если эмоционально человек силён, я думаю, что он сможет всё. Я не знаю как не скатилась на почве всего этого дерьма, но по сути меня никто не поддерживал из близких родственников. Бабушки-дедушки тоже умерли. Была только родная сестра бабушки, но она живет далеко от меня. Тут я думаю надо искать силы в себе идти вперёд. Лучшая моя подруга, которая живет вообще в другой стране, помогла мне морально. И спасибо ей за это. Потому что половина тех с кем я тогда общалась — просто исчезли из соей жизни.

Читать еще:  Малые языки России – почему исчезают и можно ли спасти

Извиняюсь, что так многа букаф, но так накатило немного излить душу.

Сейчас у меня всё хорошо, у меня есть любимый мужчина, кошка, своя квартира (наследство от дедушки) и стабильная работа.

И да, на маму до сих пор в обиде. К слову, у отчима дочь (моя сестра) его копия. Ей уже 4 года, но я до сих пор не видела её ни разу в живую. Только 2-3 звонка по скайпу. Такие пироги.

Психология стресса для журналистов

Освещение конфликтов и трагедий в СМИ и профилактика травматического стресса у журналистов

Апрель 2020

Ссылки / Links

Метки / Tags

Человек и беда. Психолог МЧС — о том, как пережить трагедию

Источник: «Православие и мир»

Человек и беда. Психолог МЧС — о том, как пережить трагедию

Крупных чрезвычайных ситуаций, в которых я лично работала, больше тридцати. То есть было все: и землетрясение, и наводнение, и крушение самолетов, поездов, и теракты. Я работала практически по всем направлениям, в самых разных чрезвычайных ситуациях. Много было «горячих линий», когда ты работаешь с людьми по телефону, это не менее тяжелая работа, чем непосредственно с человеком с глаза на глаз, потому что ты слышишь голос в трубке, и человек как будто рядом с тобой.

В каждой чрезвычайной ситуации есть люди, которых не забудешь никогда. С одной стороны, говоришь, что никто не сможет прожить эту жизнь без горя, с другой стороны, ты видишь, что у каждого человека оно свое, и каждый переживает горе по-своему.

Вспоминается женщина, которая потеряла мужа в авиакатастрофе, ей было около 45 лет, у нее уже взрослые дети, с мужем она была знакома с шестнадцати лет, и он был ее первым и единственным мужчиной. Ее трудно забыть, потому что она говорила: «Вы знаете, мы каждый вечер ложимся спать, и я ему говорю: «Я тебя люблю», а он мне: «А я тебя больше». И вот как мне теперь жить без него? Как мне дальше жить без этого человека?» Ведь, действительно, этот человек — вся ее жизнь.

Что такое психология экстремальных ситуаций

Говоря о психологии экстремальных ситуаций, мы в нашей службе имеем в виду работу в чрезвычайных ситуациях. Эти понятия путают и делают синонимами, но чрезвычайная ситуация отличается от экстремальной, чрезвычайная ситуация – это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, иного бедствия. При чрезвычайной ситуации существенно нарушаются условия жизнедеятельности людей, она несет угрозу жизни и здоровью людей и т.д.

А экстремальная ситуация может быть для кого-то экстремальной, а для кого-то обыденной. То есть, экстремальная ситуация – это ситуация, выходящая за пределы привычного образа жизни данного конкретного человека. Вот, допустим, молодой преподаватель первый раз выходит перед аудиторией прочитать лекцию – для него это экстремальная ситуация, а для профессора, работающего на кафедре годы и годы, это абсолютно обыденная ситуация, совершенно не вызывающая у него никакого напряжения.

Возникновение чрезвычайных ситуаций обычно связывают с научно-техническим, технологическим прогрессом, и, конечно, всегда были и есть природные бедствия и катастрофы. Из-за того, что сейчас люди живут в мегаполисах, чрезвычайные ситуации потенциально могут повлечь за собой огромное количество жертв, потому что одно дело, место мало заселенное, другое дело, там, где метро, небоскребы.

После аварии в московском метро 15 июля 2014 года. Фото: Михаил Джапаридзе / ИТАР-ТАСС

«Здравствуйте, я –психолог, чем я вам могу помочь?»

В классической психологии считается, что человек идет к специалисту, если у него возникает какая-то проблема, он думает о ней, пытается как-то с ней справиться,но понимает, что сам не справится. При работе на чрезвычайных ситуациях работают не только психологи нашей системы, но и других министерств, и мы можем наблюдать именно такой классический подход: психологи занимают какое-то место, иногда даже его оборудуют, ставят стол, табличку и ждут, что люди придут к ним запрашивать помощь и, как правило, они остаются без работы.

Когда человек потрясен, он никогда в жизни не пойдет искать стол, где стоит табличка «психолог». Поэтому на чрезвычайных ситуациях у нас подход противоположный – мы идем к людям. И мы идем, не представляясь: «Здравствуйте, я –психолог, чем я вам могу помочь?» Мы видим людей, которым помощь наша нужна, подходим к ним и начинаем помогать.

Как отличить, кому нужна помощь в первую очередь,а кому не нужна? В медицине есть понятие«медицинская сортировка»: легкораненые, тяжелораненые и средней тяжести. У нас нет такой психологической сортировки, но есть понимание: какой человек в первую очередь нуждается в помощи и почему. Например, в ситуации опознания погибших сидит женщина, бурно рыдающая, и рядом женщина в странной позе с зажатыми руками, зажатыми ногами и взгляд в одну точку, и сидит абсолютно спокойно. Если я работаю одна, и мне надо выбрать, к какой из них мне подойти в первую очередь, кому оказать помощь и поддержку, а все мои коллеги заняты, я пойду,естественно, к той, которая сидит совершенно спокойно, никому не мешая.

Иногда у нас даже от коллег бывают вопросы: «Ведь психолог должен помочь и успокоить? А мы что видим? Сидела спокойная, совершено собранная, сосредоточенная женщина, поговорил с ней психолог, посидел рядышком, подержала за руку, и женщина стала рыдать. Вы вообще, что сделали хорошего? Почему вы не подошли и не успокоили вон ту рыдающую женщину?»

Всегда сложно отвечать на вопрос: как вы помогаете людям и как вы работаете? Сначала получаешь высшее образование, потом посещаешь мастер-классы, тренинги специалистов, учишься, учишься, учишься понимать людей. Бывает, приходят молодые девочки-студентки и говорят: «Вы нам покажите техники, как работать с человеком, чтоб ему помочь, зачем вы нам рассказываете, что такое мышление, что такое память, что такое внимание, что такое стресс? У нас клиент об этом спрашивать не будет, вот вы научите, дайте технику». Дальше возникает вопрос: если ты не понимаешь, что происходит с человеком, как же ты будешь ему помогать? Как же ты поймешь, что ему нужна помощь сейчас, если ты не знаешь стадии переживания горя?

После аварии в московском метро 15 июля 2014 года. Фото: Михаил Джапаридзе / ИТАР-ТАСС

Горе – это процесс

Когда человек потерял близкого и при этом сидит совершенно спокойно, или с улыбкой на лице, или как ни в чем не бывало с кем-нибудь разговаривает, а рядом человек рыдает, то помощь нужна именно этому спокойному. Потому что он находится либо в первой шоковой стадии, либо в стадии отрицания, то есть он не допускает мысли о том, что он потерял самого близкого человека. А тот, который рыдает, уже это понял, он уже осознал потерю и у него идет то, что на профессиональном языке называется – эмоциональное отреагирование, он начал переживать свое горе. А человек, который спокоен, выдержан и собран, по каким-то причинам не позволяет себе свое горе осознать. Но он же рано или поздно его осознает, и пусть он это сделает при нас, когда мы можем ему помочь и поддержать, чем он прекрасно будет держаться на опознании, выйдет с улыбкой,говоря: «Да-да, спасибо, со мной все хорошо», вернется домой и выбросится из окна, осознав, что он потерял мужа или ребенка. Когда он поймет, что произошло, один на один, может быть все что угодно.

А когда человек начинает рыдать, кричать, неважно что, главное – идет какая-то реакция. Он может быть агрессивным в этот момент, он может биться в истерике, может стать абсолютно апатичным и сказать: «Я не могу ни встать, ни пойти, ни пошевелиться, ничего». Со стороны это может испугать, но специалист понимает, что человек начал переживать свое горе. Это может звучать цинично, когда говоришь, что горе– это процесс, но на самом деле это так.

Я же ничего не сделал, за что мне это?

Почему люди так страшно и тяжело чувствуют себя в чрезвычайных ситуациях? Потому что в один момент рушится их привычная налаженная жизнь, которая была под каким-то контролем, ведь мы живем с базовой иллюзией, что в принципе мир устроен справедливо, и что если я никому ничего плохого не делаю, то и мне, и тем более моему ребенку никто ничего плохого не сделает. Первый вопрос, который возникает:«за что?» То есть, рушится иллюзия справедливости мира: я же ничего не сделал, за что мне это?

Читать еще:  Благотворительный фонд "Православие и мир"

Следующая иллюзия – собственное бессмертие. Мы умом понимаем, что наше тело бренно, и рано или поздно действительно придется все-таки умереть, но все равно мы живем так, как будто мы будем жить на земле вечно. Иначе, если бы мы понимали, что в любой момент, например, провожая ребенка в школу, я его могу больше не увидеть, потому что либо он не вернется, либо я могу упасть и умереть, может все что угодно случиться, мы бы просто не могли жить, не могли рожать, воспитывать детей и вообще как-то строить планы на будущее. Нам помогает базовое доверие к миру, что все в принципе будет нормально со мной, что-то я могу контролировать в своей жизни, чем-то я могу управлять.

И вдруг в один момент все рушится, и у человека возникает ощущение, что он вообще в своей жизни ничем управлять не может. Что он пушинка на ветру, что с ним и с его близкими все что угодно может случиться. И тогда вопрос: как жить дальше и зачем? Привычная жизнь рушится, и человек оказывается в пропасти. Он шел по дороге, разверзлась пропасть, он туда упал и понимает, что он теперь там и останется. Это так кажется, если принять, что горе – это факт, что-то такое, что свершилось и обрушило привычную жизнь.

А если смотреть на горе как на процесс, то мы знаем, что у любого процесса есть начало и есть окончание. Поэтому важно понять, что горе – это не то, что рушит жизнь навсегда, а это часть жизни. Наверное, никому не удалось прожить жизнь и ни разу не испытать горе, не потерять близкого, дорогого человека, это часть нашей жизни. Это тяжелая ноша — сначала бывает очень тяжело, невыносимо тяжело и хочется все это прекратить, но если с этим жить и жить, первое время просыпаться и заставлять себя жить, суметь выжить в первые дни, недели, месяцы, то дальше становится чуть-чуть легче. Дальше, полностью погрузившись в горе потери, надо пытаться просто удержатся на земле, за что-то уцепиться и самому выжить. А когда человек чуть-чуть вынырнет из этого и оглядится, и увидит, что мир существует, дальше задача – научиться в этом мире жить уже без близкого человека.

Горе – это, наверное, та цена, которую мы платим за любовь. Вот если бы мы никого не любили, мы бы и не горевали, потеряв. Поэтому мы и люди, что мы можем и любить, и горевать. И по-другому жизнь не прожить. И когда понимаешь, что горе — просто часть жизни, становится легче.

После аварии в московском метро 15 июля 2014 года. Фото: Михаил Джапаридзе / ИТАР-ТАСС

Разрушительное чувство вины

Еще в ЧС всегда сталкиваешься с огромным чувством вины, которое накрывает человека полностью. Причем, чувство вины абсолютно иррациональное, оно не связано с реальной виной никак. Одна женщина винила себя за то, что не удержала мужа: «Я же чувствовала, что не надо лететь, если бы я его попросила остаться, он бы не полетел, я виновата».

В этой же катастрофе была вторая женщина, у которой тоже погиб муж. Тоже так получилось, что я с ней работала, и у нее было чувство вины совершенно противоположное. Она говорила: «Как я могла сидеть в парикмахерской в тот момент, когда он погибал, болтать с подружкой, я ничего не почувствовала, а я же его так люблю».

Опять же, горе – одно, с чем мы работаем, а чувство вины, как его составная часть, – это второе, на что мы обращаем очень большое внимание, с ним надо работать сразу. Именно в первый момент, в первые часы, в первые дни, когда произошла трагедия, потому что тогда это чувство легче всего купировать, остановить.

Чувство вины – это самое разрушительное, самое деструктивное чувство, которое в данной ситуации есть. Потому что объективно человек ни в чем не виновен, он никак не мог остановить трагедию, повлиять на нее. Очень важно понимать, что есть то, что твоему контролю не подвластно, это надо просто принять. Иначе чувство вины очень часто приводит к тому, что человек так и не научается жить дальше нормально, просто не справляется с горем. Это может быть суицид, это может быть какое-то разрушительное, деструктивное поведение, когда люди спиваются, начинают употреблять наркотики, чтобы заглушить в себе это невыносимое переживание, что «я виноват, я мог сделать, а не сделал, я мог спасти и не спас».

И важно перевести чувство вины в чувство сожаления. Чувство вины возникает, потому что человек пытается вернуть контроль над этим миром и происходящими событиями. Нам кажется, что мы могли что-то сделать, чтобы не допустить такой ужасной трагедии. А на самом деле это не так. Есть моменты, над которыми мы не властны.

Поэтому важно донести до человека, что есть моменты, когда от нас ничего не зависит – это рождение и смерть. Есть то, что выше нас, то, что, в общем-то, нашему контролю действительно не подвластно, и надо понимать границы своей ответственности, где ты можешь действительно подстраховать и помочь, а где нет.

Чувство вины разрушает человека и лишает возможности жить дальше. Научиться жить без любимого человека — это сложная задача. Но решая ее, мы не забываем любимых погибших людей, мы сохраняем в себе память о них, и они дают нам силы жить дальше, смотреть вперед. Люди живы, пока мы о них помним.

Записала Тамара Амелина

В связи с аварией в московском метро открыт телефон «горячей линии» Центра экстренной психологической помощи МЧС России: 8 (800) 775-17-17

Как нам пережить новости о трагедиях? 5 советов психотерапевта

Выбирайте СМИ, которые не сгущают краски

Очень часто СМИ нагнетают обстановку, чтобы получить, как говорят психологи, “вторичную выгоду”, привлечь интерес к событию. Читая и слушая новости, и пытаясь разобраться в потоке информации, надо учитывать, что информация часто бывает преувеличена, бывают сгущены краски или перенесены акценты. Чтобы получить какой-то результат в реакции читателя, можно перенести акценты с одной детали на другую. Читайте СМИ, которым можете доверять. Не читайте новости подозрительных источников.

Не принимайте информацию близко к сердцу, принимайте ее к сведению

Итак, все новости, которые вы прочитали – соответствуют действительности. Теперь надо учитывать, что информация, поступающая к нам, не преследует цели нас запугать. Это информация, которая дает нам знания, нас предупреждают. Не надо принимать такую информацию близко к сердцу, надо принимать ее к сведению! Сделайте выводы из информационного сообщения. Подумайте, как обезопасить себя и своих близких.

Фильтруйте информацию

Мы должны понимать, что то, что происходит вдали от нас, касается нас меньше, чем то, что происходит вблизи, так устроена жизнь. Отношения к событиям, которые происходят на другом конце света должно быть дистанционным. Как говорят врачи “нельзя рождаться и умирать с каждым пациентом”, иначе врач не сможет пациенту помочь.

Делай, что должно и будь, что будет

Акцентировать внимание на событиях, которые непосредственно нас касаются важно, потому что именно в этой области мы можем что-то предпринять. Важно, чтобы люди занимались своим делом, выполняли свои обязанности.

Пусть каждый на своем посту сделает максимально возможное, чтобы минимизировать печальные последствия трагедии: психолог предложит свою помощь родственникам пострадавших, юрист – юридическую поддержку. Тогда совместные усилия изменят мир к лучшему. Совокупность всей этой деятельности приведет к тому, что плохих новостей станет меньше.

Отвлекайтесь

Убиваться и нарушать свое самочувствие – значит умножить зло в мире. Нельзя зацикливаться на трагических событиях и переживаниях. Мы часто читаем “произошла ужасная трагедия, нельзя отвлекаться, смотреть веселые фильмы, пытаться изменить свое реакцию”. На мой взгляд, это неправильно. Мы не можем изменить окружающий мир больше, чем это позволяет наша компетенция, но можем изменить свою реакцию и реакцию наших близких.

Если мы будем грустить, переживать и не позволять отвлекаться себе и другим, это только усугубит ситуацию. Представьте, что будет, если целая страна или континент будут впадать в депрессию после каждого печального события! А ведь они происходят ежедневно. Нужно отвлекать близких и отвлекаться от грустных мыслей самому.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector