0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инклюзивная молекула: дети с аутизмом идут в школу

Проект «Инклюзивная молекула»

«Инклюзивная молекула» (ресурсные классы) – это пилотный образовательный проект в Москве. В него вошли 9 школ. Проект направлен на создание и обеспечение специальных образовательных условий для детей с РАС и другими ментальными нарушениями, с целью реализовать права этих детей на образование и жизнь в обществе, гарантированные законом методом создания в школах ресурсных зон.

Проект начался с консолидированного и квалифицированного родительского запроса. Представители РОО помощи детям с РАС «Контакт», МГАРДИ, фонда «Выход» и АНО «Ресурсный класс» представляли его вниманию специалистов НПЦ ПЗДП, а также на уровне Министерства образования и Департамента образования города Москвы («ДОгМ»).

С 15 по 18 апреля 2015 года проект «Инклюзивная молекула» был представлен силами МГАРДИ, РОО помощи детям с РАС «Контакт», команды волонтеров и фонда «Выход» на Московском международном салоне образования постоянным стендом и докладом.

На сегодняшний день в Москве существует около 20 классов, основанных на передовых педагогических методиках, как входящих в проект, так и действующих вне его. Прикладной поведенческий анализ (АВА) используется не на всех площадках, однако на большинстве — лежит в основе обучения детей с РАС. В самой «Инклюзивной молекуле» участвуют девять столичных школ: ГБОУ гимназия № 1540, ГБОУ лицей №1574, СОШ 285, ГБОУ школа №1465, школа №1321 «Ковчег», лицей №1367, школа №1206, ГБОУ школа №2009, школа №192. География значительна: представлены Центральный, Западный, Северо-Восточный, Юго-Восточный, Юго-Западный округа.

Департаментом образования г. Москвы совместно с Городским психолого-педагогическим центром, Московским городским педагогическим университетом, Московским городским психолого-педагогическим университетом, Фондом содействия решению проблем аутизма в России «Выход» и РОО помощи детям с РАС «Контакт» был запущен пилотный образовательный проект «Инклюзивная молекула: технологии сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра в условиях образовательной организации» в 2015/2016 учебном году. Цель образовательного проекта — повышение доступности и качества образовательных услуг для детей с РАС на различных уровнях образования.

1 сентября 2016 года вступил в силу федеральный государственный образовательный стандарт для обучающихся с расстройствами аутистического спектра. Подробнее с нормативно-правовой базой можно ознакомиться на нашем сайте в разделе Материалы.

Перед общеобразовательными организациями стоит задача создания специальных образовательных условий для данной категории детей: подбор квалифицированных педагогических кадров, создание комфортной среды, создание локальной правовой и методической базы. Посмотреть список организаций, обучающих сотрудников образовательных учреждений можно тут.

Реализация образовательного проекта «Инклюзивная молекула» позволит рассмотреть и проанализировать круг вопросов инклюзивного обучения, среди которых создание эффективных моделей обучения детей с РАС; разработка и апробация эффективной диагностики индивидуальных возможностей, потребностей и достижений обучающихся.

Прикладной поведенческий анализ — эффективная методика обучения детей с РАС и другими ментальными нарушениями, которая применима и эффективна для обучения любых других детей с ОВЗ, а также независимо от того, инклюзивное или коррекционное это образовательное учреждение.

Важно

Посмотрите раздел «Инклюзивной молекулы» на сайте Городского психолого-педагогического центра.
Узнайте подробнее о том, как работает и применяется в образовательных учреждениях города прикладной поведенческий анализ (АВА): Презентация Анастасии Козорез (Федеральный ресурсный центр помощи детям с РАС)

Видеоматериалы:

Видеозапись доклада об опыте класса на конференции «Аутизм. Выбор маршрута» на канале МГППУ:

Пакет нормативных документов:

Протоколы встреч рабочих групп в Департаменте образования (ГППЦ):

Протокол рабочей встречи участников проекта от 22.01.2016 (1)

Протокол рабочей встречи участников проекта от 18.03.2016

Протокол рабочей встречи участников проекта от 22.01.2016 (2)

Протокол рабочей встречи участников проекта от 26.08.2015

Протокол рабочей встречи участников проекта от 26.11.2015

Презентационные материалы ГППЦ:

ФГОС ОВЗ – целевой ориентир успешности проекта
Оценка динамики развития адаптивного поведения обучающихся с РАС в условиях обучения в ресурсном классе

Дорожная карта образовательного проекта «Инклюзивная молекула: технологии сопровождения детей с РАС в условиях ОО»

ФГОС для детей с ОВЗ:

Приказ Об утверждении ФГОС НОО обучающихся с ОВЗ

Примерная основная образовательная программа НОО для детей с РАС

ПРОЕКТ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТРЕБОВАНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ ОСНОВНОГО И СРЕДНЕГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ С РАС В УСЛОВИЯХ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Описание методики оценки базовых речевых и учебных навыков (Assessment of Basic language and Learning Skills Revisited, ABLLS_R) (окончание)(М.Л. Семенович, Н.Г. Манелис, А.В. Хаустов, А.И. Козорез, Е.В. Морозова); Аутизм и нарушения развития. 2015. Том 13. № 4. С. 3–11. doi:10.17759/autdd.2015130401

Пакет документов для открытия ресурсного класса в школе:

Документы для организации ресурсного класса (благодарим за подготовку комплекта ЦПМССДиП ГБОУ ВПО МГППУ, фонд «Выход» и АНО «Ресурсный класс»):

Ниже можно скачать образцы некоторых документов (в формате pdf), которые используются в работе ресурсного класса для детей с аутизмом на основе прикладного анализа поведения.

Кто мы

Региональная общественная организация помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт»

ИНН 7728401787
КПП 772801001
ОГРН 11377990160246

Блог «Жизнь с аутизмом»: инклюзия или спецшкола?

(продолжение, предыдущая часть была здесь)

В спецшколе намного лучше условия, но нет общения с «обычными» детьми.

У британских школьников наконец-то начались каникулы! Начались они и у моей дочки. Лиза закончила подготовительный класс своей специализированной школы и. осталась в нем на второй год.

Читать еще:  Ансамбль Сирин: Христос рождается, славите!

Каждое утро учебной недели я чувствовала себя героем американского фильма: одевала свою пятилетнюю дочку в школьную форму, вручала ей сумку с книгами и термосом с обедом, а потом мы выходили на улицу перед домом и ждали, когда приедет фиолетовый школьный автобус. Да-да, школьные автобусы я до этого видела только в американских фильмах!

В обычные государственные начальные школы детей приводят сами родители (ну, или няни, в зависимости от занятости семьи), поскольку принимают туда учеников по месту жительства, и на дорогу уходит 10-15 минут.

В специализированную школу попадают дети с нарушениями развития со всего района, поэтому тем, кому ехать далеко, предоставляют миниавтобус. Кроме того, в нашей школе учится пара детей из соседнего района, и их каждый день привозят на оплаченном государством такси.

В прошлом году, когда надо было определяться со школами, перед нами встал выбор: отдать Лизу в простую школу, в класс из 30 детей, где к ней был бы приставлен личный помощник, или в специализированную, где классы значительно меньше, учителей больше, но при этом отсутствует контакт с «обычными» детьми.

Обычная школа: принять обязаны, но.

Несколько лет назад, еще не подозревая о том, что у Лизы аутизм, мы решили поселиться недалеко от начальной школы с очень хорошим рейтингом британского управления стандартами в образовании ( Ofsted), в надежде, что эта школа даст ей хороший старт в жизни.

Но когда через несколько лет мы пришли обсудить с представителем школы возможность обучения дочки с аутизмом, миссис Грант, заместитель директора по работе с детьми с нарушениями развития, недвусмысленно дала нам понять, что Лизе тут не очень-то рады. То есть, ее обязаны будут принять и выделят ей отдельного помощника, но при наличии оравы «обычных» детей учителям будет некогда особенно с ней церемониться и тянуть за остальными.

Кроме того, в школе нет необходимого Лизе логопеда и специалиста по развитию мелкой и крупной моторики, поэтому к ней будут приходить педагоги из медицинского центра (а еще со времен садика мы помнили, как сложно «поймать» вечно занятого логопеда по телефону и тем более добиться личной встречи).

Миссис Грант также предупредила, что если в подготовительном классе дети еще достаточно лояльны, то ученики классов постарше уже четко знают, с кем хотят или не хотят дружить, и скорее всего, нашей «необычной» девочке не избежать насмешек и изоляции.

И очень вероятно, что, потеряв пару лет, Лиза в итоге все равно окажется в специализированной школе, намекнула замдиректора.

Подобный ответ мы получили еще в одной хорошей по государственным рейтингам начальной школе.

Честно говоря, такая реакция руководства школ была для меня неожиданностью. Я не раз слышала о том, что в Великобритании дети с нарушениями физического или умственного развития успешно учатся вместе с «обычными» сверстниками.

Мечты об инклюзивном образовании

Я много читала об инклюзивном образовании, к тому же в садик Лиза ходила с обычными детьми, которые всегда с ней здоровались и прощались и достаточно тепло к ней относились. Несмотря на то, что периодически Лиза могла их стукнуть и даже укусить, если они подходили слишком близко или хотели вместе с ней поиграть.

В 1995 году в Британии вступил в силу закон против дискриминации людей с инвалидностью, который, в частности, обязал школы соблюдать права детей с различными недугами на получение образования наравне с другими.

Но как всегда, в теории все звучит заманчиво, а на деле оказалось, что преподаватели зачастую не имеют необходимой подготовки и совершенно не знают, что делать со свалившимися на их голову особенными детьми, и в первую очередь – с аутистами.

По данным Национального фонда исследований в области образования (National Foundation for Educational Research), учеников с аутизмом чаще других исключают из школ за плохое поведение и неуспеваемость.

Как объяснили нам в одной из лучших государственных школ нашего района, вопрос также упирается в финансирование: на помощь каждому ученику с проблемами в развитии школе необходимо «выбить» у государства средства на оплату работы специального помощника. И в целях экономии, например, ребенка могут оставить без сопровождения на время обеда или большой перемены.

«У нас был мальчик, который дни напролет проводил у раковины, открывая и закрывая кран с водой, пришлось потом перевести его в другую школу», — рассказывала миссис Грант. Мы с папой Лизы недоумевали, неужели за год учитель так и не смог найти способ отвлечь ученика от крана и заинтересовать его учебной программой?

Преподаватели обычных школ часто не могут уделить больше внимания «особенным» детям

Справедливости ради надо сказать, что в обеих школах, где нам вежливо отказали, есть ученики с аутизмом, просто у них он выражен в меньшей степени, чем у Лизы. Они могут как минимум выразить свои мысли и не нуждаются в постоянном сопровождении.

При некоторых школах в Британии существуют также специализированные «ресурсные» классы, в которых учатся дети-аутисты, посещая некоторые уроки в обычных классах. Это идеальный вариант, максимально приближенный к идее инклюзии. Но таких школ немного, и попасть в них крайне сложно.

Поэтому, взвесив все «за» и «против», мы согласились на спецшколу, и думаю, что на тот момент это было правильным решением.

В школу, где учится Лиза, принимают детей не только с аутизмом, но и с другими нарушениями умственного развития, в том числе, с синдромом Дауна и проблемным поведением.

Читать еще:  Анестезиолог-реаниматолог Элина Сушкевич: Прошу вернуть меня в строй!

Любопытно, что в лизином подготовительном классе все шесть учеников — с аутизмом, причем половина из них пришли как раз после потерянного года в обычной школе.

Лизин класс также наглядно демонстрирует, что аутизму подвержены дети разных рас, вероисповедания и материального достатка, даже мальчиков и девочек получилось поровну.

В классе – один учитель и три ассистента, то есть практически с каждым учеником занимаются индивидуально.

В школе постоянно работают несколько логопедов и специалистов по моторике, с которыми очень легко договориться о встрече и подробно распросить, как продвигаются занятия с ребенком.

Внутри здания на каждом шагу – пиктограммы и специальные карточки, чтобы испытывающий сложности с речью ученик мог попросить о помощи или сообщил, что ему нужно в туалет.

В конце года выдали стопку тетрадей за все четверти

Детей все время пытаются расшевелить, возят в парки, в музеи, на игровые площадки. Лиза побывала в «Леголенде», нескольких зоопарках и заповедниках, в гроте у Санта Клауса и на морском побережье. А выпускные классы каждый год проводят неделю во Франции.

В конце года нашему подготовительному классу устроили «мини-поход»: после дня, полного приключений в специализированном парке аттракционов, дети вернулись в школу, где плескались в надувном бассейне, ели жаренные на углях сосиски, пели (или слушали) песни при свете фонариков, а потом заночевали в игровой юрте.

В течение учебного года я часто ловила себя на мысли, что даже мечтать не смела о том, что Лиза сможет сделать что-то из того, что ей доверяли в школе. Например, говорить в микрофон. Во время показательного выступления класса Лизе, которая говорит очень плохо и неразборчиво, доверили объявить имена всех «подготовишек» — подставили микрофон и держали перед ней фотографии одноклассников, а Лиза, как могла, их называла.

Еще дочка принимала участие в рождественской постановке «История о любопытном барашке Гари»: ей досталась роль овечки, которая вышла с друзьями на лужайку и спустя минуту ушла в уголок спать. С помощью ассистента учителя Лиза вполне справилась с задачей и «спала» очень убедительно.

В тайне от школы

Одно из преимуществ нашей школы, как мне кажется, — это поддержка, которую получают не только дети, но и родители. Здесь, в отличие от обычной школы, мы все в одной лодке. Никому не надо объяснять, что не так с ребенком, у нас у всех примерно одна и та же история. Мы открыто рассказываем друг другу о своих сложностях или облегчающих жизнь находках.

Школа постоянно устраивает для родителей встречи с различными специалистами: психологами, логопедами, медицинскими работниками, на которых за чашкой чая обсуждаются проблемы агрессивного поведения ребенка, нарушения сна или приучения к туалету.

Главный же недостаток, на мой взгляд – то, что учителя очень болезненно реагируют на желание родителей попробовать зарекомендовавшие себя методики, которые школа не признает.

Так, например, наша школа категорически не поддерживает поведенческий анализ – американскую интенсивную программу по обучению детей с аутизмом, которая помогает ребенку развить необходимые в жизни навыки, в том числе и социальные.

Несколько детей в школе (в том числе и Лиза) занимаются поведенческой терапией частным образом и вынуждены скрывать это от учителей, чтобы не испортить отношения. Получается какой-то абсурд: вместо того, чтобы объединить усилия, мы вынуждены тайно учить Лизу самостоятельно одеваться, выводить буквы и считать.

По итогам года выяснилось, что Лиза плохо освоила учебную программу. Нам выдали стопку рабочих тетрадей за все четверти, листая которые, я вижу, что дочка справилась лишь с простейшими заданиями. Поэтому Лиза, как и два ее одноклассника, останется в подготовительном классе на второй год.

Я же следующий год буду думать о дальнейшем лизином обучении. Какой бы хорошей не была наша специализированная школа, мысль об инклюзивном образовании все не дает мне покоя.

Новости Фонда: “Инклюзивная молекула” на конференции МГППУ

МГАРДИ, РОО «Контакт», АНО «Инклюзивная молекула» и АНО «Ресурсный класс» при поддержке Фонда «Выход» выступили с совместным докладом, посвященным организации ресурсных классов

На открытии конференции выступили заместитель Министра образования и науки РФ Вениамин Каганов, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию Олег Смолин, ректор МГППУ Виталий Рубцов, уполномоченный по правам человека в Москве Татьяна Потяева и ряд других официальных лиц. Общая тональность выступлений была приподнято-торжественная: инклюзия в российских учреждениях образования набирает обороты, все идет хорошо, хотя еще есть, над чем работать. Правда, Татьяна Потяева указала, что не все так уж радужно, и привела в пример слабовидящего мальчика, которого буквально вытолкнули в надомное обучение, потому что в классе стало слишком много детей; она также подчеркнула хроническую нехватку в школах дефектологов и психологов, который не могут работать из расчета один специалист на 12 детей. Тем не менее, все это напоминало бы отчетно-перевыборную партийную конференцию, если бы не предельно резкое выступление президента Фонда «Выход» Авдотьи Смирновой, также участвовавшей в торжественном открытии. Она сказала, что мы отстали от Европы и США лет на 30-40 и продолжаем опираться на научные труды почти вековой давности. При этом Смирнова подчеркнула, что надежда на перемены есть, поскольку государство не только провозгласило инклюзию, но и готово участвовать в ее реализации.

Дальнейшая программа конференции была настолько насыщенной, что побывать на всех ее круглых столах, пленарных заседаниях и тематических секциях не было никакой возможности. Хотелось бы отметить секцию «Создание специальных образовательных условий для детей с РАС», в рамках которой психолог Анна Мухаматулина прочла доклад об особенностях сопровождения детей с РАС в общеобразовательной школе по модели «Ресурсный класс» и объяснила роль тьютора (сопровождающего) в учебном процессе, а педагог-психолог ЦПМССДиП и учитель АВА-класса «Кашенкин луг» Анна Калабухова рассказала о механизмах, которые позволяют адаптировать учебные материалы для детей с РАС, учитывая их индивидуальные особенности.

Читать еще:  Наша задача очень проста: не упрекать Христа

В этот же день состоялся доклад по «Инклюзивной молекуле». Докладчиками были Ольга Погонина, активист РОО помощи детям с РАС «Контакт», и представитель АНО «Инклюзивная молекула» Анна Соловьева. Ольга рассказала про историю создания «Молекулы» и обосновала необходимость такого проекта, а Анна Соловьева подробно остановилась на содержательной части, на том, как это «работает». Доклад вызвал интерес, после него к Анне Соловьевой и Юлии Радионовой из АНО «Ресурсный класс», а также к Наталье Злобиной президенту Фонда «Выход» в Белгороде, подошли самые разные люди: представитель московского Центра психологического сопровождения образования «Точка ПСИ», которая хотела бы помочь внедрить ресурсный класс на Урале, директор АНО Детский спортивно-оздоровительный центр для детей-инвалидов «Золотой ключик», а также родители детей с РАС из разных городов.

«Наш проект существует не только в Москве, но и в регионах – он есть в Белгороде, внедряется в Воронеже и в Иваново. Поэтому было очень важно, что после доклада ко мне обратились не только москвичи, но и жители Нижнего Новгорода, Волгограда, которые у себя в регионах тоже хотели бы открыть ресурсные классы. Ведь эта модель, описанная в «Инклюзивной молекуле», во-первых, показала свою эффективность, а во-вторых доступна для тиражирования по всей стране», – сказала Анна Соловьева.

Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Инклюзивная молекула: Балашиха изучает опыт Москвы

В рамках городского образовательного проекта «Инклюзивная молекула» прошел семинар «Организационно-педагогические условия обучения детей с РАС» на базе Школы № 2009. Проект стартовал в 2015 году, открыв новую страницу в развитии столичной системы образования. «Инклюзивная молекула» стала ответом Департамента образования города Москвы на запрос родителей детей с аутизмом, открыв возможность таким ребятам обучаться в общеобразовательных школах. В проект включились 9 образовательных организаций, в числе которых и школа № 2009. С самого начала куратором проекта является Городской психолого-педагогический центр ДОгМ.

Начался третий по счету учебный год в рамках проекта «Инклюзивная молекула». Школы-участницы проекта прошли стадию становления, накопили опыт и готовы делиться своими наработками с коллегами. Все 9 образовательных организаций, включившихся в проект, являются членами Ассоциации инклюзивных школ.

Опыт столицы по обучению детей с аутизмом вызывает большой интерес в регионах России. Этот семинар был организован по запросу представителей системы образования подмосковного города Балашиха, заинтересованных в развитии инклюзивного обучения на своей территории. Они познакомились с условиями, которые созданы в школе для учеников с аутизмом, с реализуемой здесь образовательной моделью, пообщались с педагогическим коллективом, получили ответы на актуальные вопросы.

На сегодняшний день в школе № 2009 функционирует 2 ресурсных класса для 19 детей с РАС (это ученики 1-4 классов). В ресурсных классах ребята получают индивидуальную поддержку, являясь при этом учениками обычного класса, и посещая его по мере возможности. В школе работает 17 тьюторов, они сопровождают детей на занятиях. Тьюторы являются штатными сотрудниками школы, что позволяет ставить единые педагогические задачи и работать с равной степенью ответственности за полученный результат. На каждого ребенка с аутизмом в школе разработана индивидуальная адаптированная программа.

Специалисты службы психолого-педагогического сопровождения школы помогают детям с расстройствами аутистического спектра адаптироваться к традиционным условиям обучения. В связи с этим ресурсный класс рассматривается как форма оказания специальной коррекционно-педагогической помощи.

Городской психолого-педагогический центр оказывает значительную методическую поддержку не только участникам проекта, но и многим образовательным организациям, которые обучают детей с расстройствами аутистического спектра. На курсах повышения квалификации, городских семинарах, проводимых ГППЦ ДОгМ, педагоги постоянно получают знания и навыки, необходимые в работе с детьми с нарушениями развития.

Коллеги из Балашихи поделились впечатлениями от семинара.

Людмила Мартынова, заместитель начальника Управления по образованию городского округа Балашиха Московской области: «Конечно, это очень важный проект столичного образования. С каждым годом количество детей с различными нарушениями увеличивается. Сейчас для нас очень актуальны запросы наших родителей по внедрению подобных проектов в общеобразовательные школы. Мы решили сначала изучить опыт тех образовательных организаций, которые уже это внедряют. Школам Москвы повезло, что у них есть Городской психолого-педагогический центр, который является ресурсом для данного направления. Замечательно, что Центр обучает специалистов. Мы с удовольствием будет пользоваться услугами Центра, это будет актуально для наших педагогов, психологов, дефектологов, тьюторов. Очень приятно, что Центр координирует данный проект, потому что методическое сопровождение, особенно на начальном этапе, это очень важно!».

Елена Ушакова, эксперт Ассоциации Инклюзивных школ: «Образовательный проект „Инклюзивная молекула“ имеет высокую значимость для родителей и педагогов, в целом для системы образования. Позитивным моментом является то, что проект не развивается изолированно, не закрыт. Городской психолого-педагогический центр совместно со школами-участниками проекта всегда стараются обсуждать, транслировать опыт и результаты другим заинтересованным организациям и специалистам. И примером может служит сегодняшний семинар!»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector