0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Екатерина II и орден иезуитов: уникальная страница русской истории

Как Россия приютила и изгнала орден иезуитов

Пётр Романов, историк, писатель, публицист:

Иезуитов в православной России не жаловали издавна, даже само слово «иезуит» в русском языке имеет негативный оттенок: так называют человека не просто хитроумного, но и коварного. И это отношение крепко въелось в сознание русского человека. Один мой знакомый, узнав о том, что новый римский понтифик — иезуит, поначалу криво усмехнулся: «Ну, приехали!». Правда, папа Франциск довольно быстро сумел покорить и его. «Такого Папы ещё не было», — почти с восхищением признавал он же на днях.

Редкий человек в сегодняшней России слышал об Игнатии Лойоле, о борьбе иезуитов с Реформацией, о стремительном взлёте, падении и новом возвышении ордена. И уж, тем более, люди мало знают об истории пребывания иезуитов на русской земле. Даже современный российский энциклопедический словарь здесь не поможет. Он лишь кратко информирует, что Орден иезуитов основан 15 августа 1534 года, а в 1719 году по указу Петра I из России изгнан. Затем, снова легко преодолев временной барьер, словарь сообщает, что в 1801 году «официально признано их (иезуитов) существование, однако в 1820-м Александр I запретил их деятельность». Понять, почему Пётр иезуитов «изгнал», кто их позже в России «признал», а затем отчего Александр I снова «запретил», невозможно.

Дореволюционный словарь, наоборот, многоречив и кипит благочестивым гневом: «Иезуиты развили целую теорию революций, неповиновения законам, сопротивления государям и даже „тираноубийства“. Нравственные теории иезуитов оправдывают обман, ложь, клятвопреступление, разнуздывают самые грубые инстинкты». Эта цитата — типичный для того времени образчик монархического консервативно-православного менталитета — полагаю, отлично поясняет, почему слово «иезуит» получило в русском языке столь негативный оттенок.

Как видим, есть с чем разбираться. Что касается Петра I, то его мотивы очевидны. Ему не понравилась дружба иезуитов с князем Голициным, фаворитом Софьи. Поэтому царь и пошёл навстречу просьбе патриарха Иоакима «избавить русскую землю от иезуитов». С религией петровское решение не имело ничего общего, если не считать того, что иезуиты показались реформатору столь же бесполезными, как и любые другие монахи. Если бы Орден на тот момент обладал эксклюзивным правом на производство (пофантазируем) двигателя внутреннего сгорания, то можно не сомневаться, что сметливый Пётр занял бы совершенно иную позицию.

А вот чем дальше, тем сложнее. В результате раздела Польши при Екатерине II Россия получила немало подданных католиков, включая и иезуитов. В принципе в трактате 1773 года о первом разделе Польши Россия обязалась сохранить status quo латинской церкви в присоединённых областях, что Екатерина и сделала. Однако в том же году папа Климент XIV объявил о ликвидации Ордена иезуитов. Так вот, Екатерина не только проигнорировала папскую буллу и предоставила гонимому Ордену в России убежище, но и дала им немалые льготы.

Почему? Прежде чем ответить на этот вопрос, коротко о причинах гонений на Орден.

К моменту его запрета чуть ли не каждый европейский монарх имел свой личный счёт к Ордену. Скажем, испанский король Карл III поставил иезуитам в вину то, что они, благодаря своему влиянию, сумели остановить беспорядки в Мадриде. Звучит странно, но логика была примерно такой: раз легко остановили, значит, сами и организовали. На самом деле причиной королевского гнева стала резкая критика иезуитами ряда шагов монарха.

Принимать все эти разнообразные претензии монархов к иезуитам за чистую монету не стоит. На самом деле точнее будет говорить о конфликте королевской Европы не с иезуитами, а с самим Ватиканом. Пришло время, и окрепший абсолютизм решил указать церкви на ту нишу, где она должна, с его точки зрения, находиться. Иезуитский орден, как передовой отряд Ватикана, накопивший к моменту конфликта огромные богатства и добившийся путём кропотливой работы мощного политического влияния, естественно, стал главной мишенью. Клименту XIV пришлось уступить кесарям кесарево: политический инструмент влияния, каким стал к тому времени Орден, был демонтирован. Восстановлен Орден был лишь в 1814 году Пием VII. Формально в прежнем виде, однако это был, конечно, уже другой Орден, а главное, в другой, изменившейся Европе.

На вопрос, почему Екатерина решила дать иезуитам крышу над головой, ответить не так просто. Наиболее полно свою точку зрения на иезуитов императрица выразила в письме к графу Штакельбергу 18 февраля 1780 года, где её главными аргументами стали свобода вероисповедания (при полном контроле за деятельностью Ордена со стороны власти) и польза, которую может получить Россия от педагогических талантов иезуитов. Если тут и была, помимо приведённых доводов, какая-то тайная интрига, чего исключить нельзя, то о ней ничего не известно.

К тому же, действительно императрица не смотрела на Орден так мрачно, как руководство РПЦ, она видела, что педагоги-иезуиты не помешали Вольтеру стать безбожником, а Мольеру комедиографом. Важным для неё было и мнение любимого ей Монтескье, который писал: «В Парагвае иезуиты прославились тем, что внушили жителям религиозные и гуманные понятия. Они задались целью исправить зло, сделанное испанцами, и принялись залечивать одну из кровавых ран человечества».

Попытки Ватикана прекратить деятельность иезуитов в России ни к чему не привели. Их привилегии только расширялись. Проявляли заботу об иезуитах и следующие монархи, причём Павел I даже добился от Ватикана издания буллы, официально восстановившей Орден в России. Правда, когда документ дошёл до Петербурга, он попал в руки уже императора Александра I. И при нём более десяти лет влияние ордена неуклонно шло вверх. Иезуитские миссии появились не только в Москве, но и в Саратовской губернии, Астрахани, Одессе, Риге, даже в Сибири.

То, что российские власти — всего через несколько лет после того, как орден был официально восстановлен Ватиканом, — приняли решение выслать всех иезуитов из страны, трудно считать совпадением. Логика понятна: потерявшему влияние Ордену можно предоставить убежище, и наоборот, иезуитский Орден, вновь набирающий силу, опасен. Это очевидно, если прочесть официальные документы о высылке иезуитов. «Ныне открылось несомненно, — провозглашает Указ, — что они (иезуиты), не сохраняя долга благодарности и не оставаясь смиренными духом, как христианский закон повелевает, и кроткими в чужой стране жителями, возомнили потрясать господствующую издревле в Царстве Нашем Православную Греческую Веру». На самом деле иезуиты, разумеется, не сделали ничего нового по сравнению с тем, чем они занимались в России и прежде, начиная с екатерининских времен. Властям «вдруг открылось» то, о чём громогласно говорил каждый поп в любом захолустном русском приходе из века в век. Как и во времена Петра, решение было не религиозным, а политическим.

Читать еще:  Кафедра теологии в МИФИ: 6 фактов к дискуссии

Пребывание иезуитов в России не принесло ей ни больших благ, ни больших бед. Оно лишь наложило некоторый отпечаток на российскую элиту. Среди русских фамилий, обучавшихся в иезуитском пансионе, можно встретить немало знаменитых: Голицыны, Толстые, Пушкины, Кутузовы, Одоевские, Глинки. Отголоски иезуитского образования и образа мыслей можно обнаружить в произведениях и письмах российских интеллектуалов-западников конца XVIII — начала XIX веков. Вот, пожалуй, и всё.

Подобный результат, безусловно, не устроил бы основателя Ордена Игнатия Лойолу, одним из главных девизов которого было: «Стать всем для всех, чтобы приобрести всех!». В России иезуиты стали лишь «кое-чем для кое-кого» и приобрели немногих.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чему иезуиты научили Россию

Судьба католического Общества Иисуса в православной империи

Об авторе: Валерий Викторович Вяткин – кандидат исторических наук, член Союза писателей России.

Иезуитов изгнали из России впервые 300 лет назад, а в следующий раз – два столетия назад. Шарль-Мишель Жоффрой. Изгнание иезуитов из Санкт-Петербурга. 1845

В середине XIX века российский протоиерей Иоанн Рождественский писал: «Уж если бороться с иезуитами, так… следовало бы начать… с интриг секретных внутри России. Лукавый дух у нас гнездится везде, от канцелярии Синода до бурятской кибитки, и всюду приносит плоды…» (Русская старина /РС/. Т. 106. 1901. С. 292).

30 апреля с.г. исполнилось 300 лет со дня изгнания иезуитов из России Петром I. Общество Иисуса не раз принимали в России и снова выдворяли вон. Однако за десятки лет пребывания в стране они успели многое сделать, прежде всего продвинули вперед отечественное образование. Тема стоит внимания и потому, что до сих пор сохранилось «вульгарное представление» об иезуитах, как выражался Николай Лесков.

Знакомство русских с орденом состоялось в XVI веке. При Иване Грозном Московию посетил иезуит Антонио Поссевино, преследуя откровенно прозелитические цели. Свое особое представление об ордене имело российское духовенство. В римской иезуитской школе, скажем, учился архиепископ Феофан (Прокопович), ставший позже одним из ближайших сподвижников Петра I.

Во время путешествия по Европе в 1697–1698 годах общался с иезуитами и сам русский царь-реформатор. Он даже отчасти подпал под их влияние. Боярин Борис Шереметев, виднейший деятель петровского царствования, будущий фельдмаршал, был принят папой Римским Климентом XI и, согласно этикету папского престола, целовал туфлю понтифика.

Политические интересы русского монарха, надежды на поддержку папы и союзничество с Австрией, где иезуиты обладали значительным влиянием, распахнули ордену двери в Россию. В 1707 году Общество Иисуса, помимо окормления местных католиков, открыло в Москве школу для мальчиков, и никто из местных не мог соперничать с иезуитами в деле преподавания. «Их излюбленным правилом было: работать возможно больше и говорить возможно меньше; делать дело и молчать» (РС. Т. 136. 1908. С. 382). Бояре отправляли в ту школу своих сыновей. Апраксины, Лопухины, Головины – «птенцы гнезда Петрова» – набирались в юности ума под началом католических монахов. Обучались геометрии, немецкому языку и другим премудростям. Один из выпускников школы даже вступил в Риме в орден иезуитов. Для простого народа иезуиты устраивали церковно-театральные зрелища – мистерии. Авторитет католиков рос. «Многие из русских расточали им похвалы» (Там же. С. 384).

Но в 1719 году, с переменами во внешней политике России, Петр приказал выслать иезуитов из страны, видя в их лице не вполне контролируемую силу. Вопрос о пастырях для российских католиков тоже разрешили: иезуитов сменили капуцины, не имевшие связей с Австрией, к которой Петр относился к этому времени уже враждебно.

В Петербурге иезуитам дали на сборы 24 часа. Не церемонились с ними и в Москве. Здание, где они жили, окружили 60 вооруженных солдат. Начался обыск, завершившийся конфискацией всех бумаг. Затем, на виду безмолвных блюстителей закона, на дом напали простолюдины, разграбив его до основания. К границе их повезли окольными путями, на остановках заточали в тюремные казематы. Обращение было грубейшим. Лишь вне Руси они вздохнули свободно.

В XVIII веке обстоятельства не благоприятствовали иезуитам. В 1773 году по желанию правительств Испании, Португалии и Франции папа Климент XIV распустил орден, издав соответствующую буллу. Свой запрет он хотел распространить и на Россию, в пределах которой в связи с разделами Польши оказалось немало представителей Общества Иисуса. Но самовластная Екатерина II сочла это вмешательством в дела империи.

Создав в 1774 году в Белоруссии католическое епархиальное управление, монархиня подчинила иезуитов католическому архиепископу Станиславу Сестренцевичу, преданному интересам России. Это означало, что орден не станет государством в государстве. При этом, как свидетельствовали современники, иезуиты «приискивали непрестанно уклониться от зависимости архиерейской» (Русский архив /РА/. 1870. № 10. Стб. 1748).

Таким образом, Общество Иисуса продолжало действовать. И новый папа Пий VI вынужден был с этим смириться, приобретя, впрочем, в лице иезуитов опасных для себя врагов, как утверждал князь Михаил Оболенский (СИРИО. Т. 1. С. 423).

Центром деятельности иезуитов в Российской империи стал Полоцк. Здесь находился их знаменитый коллегиум – закрытое среднее учебное заведение. Действовали и другие иезуитские школы. Для этого имелась хорошая материальная база. Сверх прочего иезуиты владели в России фабриками и заводами. Императрица разрешила иезуитам обосновываться в разных местах империи. Все священнические места в католических приходах в Петербурге стали принадлежать представителям этого ордена.

Едва ли не лучшей порой для иезуитов было царствование Павла I: монарх благоволил к ним, согласился на открытие их миссий едва ли не повсюду, так что иезуиты появились даже в Сибири. Ходил анекдот, что Павел желал поставить тогдашнего их российского главу Габриэля Грубера президентом Совета по делам… артиллерии. Правда, тот отказался.

По свидетельству графа Федора Толстого, генерал ордена Грубер пользовался особым уважением в Петербурге. «Известный тогда во всем свете глубокой, обширной ученостью и громадным умом», он слыл знатоком физики, химии, астрономии и других наук. При этом был «большой политик», «отличался прямым характером, был справедлив и добродушен». «При обширных занятиях, сопряженных с его саном, при занятиях науками, Грубер любил художества, был хорошим миниатюристом на слоновой кости» (РС. Т. 7. 1873. С. 27, 41).

Наконец, в 1801 году папа Римский разрешил своей буллой деятельность Общества в России. Казалось, оно прочно вошло в отечественную жизнь. Имена известных иезуитов стали едва ли не нарицательными. «Патером Грубером» назвал героя войны 1812 года генерала Ермолова великий князь Константин Павлович (РА. 1884. № 6. С. 279).

Читать еще:  Врач-инфекционист: Плохих или ненужных прививок нет

Обвинения в прозелитизме

Образцовая организация иезуитских школ не вызывала сомнений. В Петербурге действовал иезуитский коллегиум под управлением Габриэля Грубера. Помимо прочего там преподавали политическую географию, античную литературу, гражданскую и военную архитектуру, математику, астрономию, физику, психологию, гражданское и государственное право, живопись, музыку, танцевальное искусство. Это означало, что из учебного заведения выходили блестяще образованные люди. Здесь учились представители известнейших дворянских родов: Одоевские, Ростопчины и др.

Большой авторитет приобрел также пансион, открытый в Петербурге в 1803 году. Считающийся иезуитским, он был аристократическим учебным заведением. Его содержал знаменитый аббат Шарль Николь (1758–1835). Здесь получили образование не только выходцы из католических семей, но и многие представители русской золотой молодежи: Голицыны, Нарышкины, Орловы и др. У каждого воспитанника пансиона, число которых не превышало одновременно 33 человек, была отдельная комната. Обучение шло на французском языке. «Вера не препятствует знанию» стало главным постулатом преподавателей-иезуитов, как и индивидуальный подход к учащимся.

Следует заметить, что прозелитические цели подобных учебных заведений не афишировались. «Иезуиты вели себя так осторожно, что их нельзя было не только обвинить, но и заподозрить в пропаганде… хотя впоследствии некоторые из русских учеников оказались католиками… переход их к Римской церкви совершался как бы сам собою…» – вспоминал Осип Пржецлавский (РС. Т. 66. 1890. С. 160).

Дошло до того, что католиком стал племянник синодального обер-прокурора Александра Голицына. Перешли в католичество и другие представители знати: князь Петр Голицын, княгиня Александра Голицына, княжна Елизавета Голицына, ставшая католической монахиней, граф Григорий Шувалов, тоже принявший монашество, князь Андрей Разумовский, княгиня Елизавета Гагарина, графиня Варвара Головина, Наталия Нарышкина, сын знаменитого генерала Петр Ермолов, Владимир Печерин, Михаил Лунин и др. Число перешедших в католицизм явно недооценивается, ведь от прозелитов «требовали», чтобы те «сохраняли в тайне свое отступничество» (Исторический вестник /ИВ/. 1899. Январь. С. 48).

Обратно в православие прозелиты, как правило, не возвращались. Исключением стал богослов Степан Джунковский. Порвав в 1865 году с орденом иезуитов, где был активным деятелем, он неожиданно женился и, вообразив себе возможную месть иезуитов, решил спасаться в России (РС. Т. 107. 1901. С. 552).

Как бы то ни было, образовательные проекты иезуитов получали широкое признание. В 1811 году упоминавшийся выше синодальный обер-прокурор Александр Голицын подал записку монарху о преобразовании Полоцкого коллегиума в академию, что вскоре и осуществилось, причем академия получила университетские права.

Но иезуиты имели сильных противников – верхушку православного духовенства, решительно выступавшего против прозелитизма. Не жаловал их и Сестренцевич, утверждая, что они во все времена отличались «едиными только ухищренными намерениями и пронырствами» (РА. 1870. № 10. Стб. 1767). Архиепископ пытался удалить иезуитов из столицы, но те находили себе сильных покровителей. Иезуиты отвечали Сестренцевичу «взаимностью».

Некоторые недоброжелатели готовы были вешать на иезуитов всех собак. Скажем, внимание ордена к графине Варваре Головиной объясняли большим состоянием графини. Впрочем, это свойственно не только католическим духовникам. Разве не обхаживают состоятельных верующих православные монахи?

В царствование Александра I в «разоблачении» деятельности Общества Иисуса в России участвовал и высокопоставленный синодальный чиновник Константин Сербинович, воспитанник, кстати, полоцких иезуитов. Но разоблачения были неубедительны. «При таком состоянии нашей учености можно ли вступать в полемику с иезуитами», – размышлял протоиерей Иоанн Рождественский (РС. Т. 106. 1901. С. 292).

Наконец, указами от 1815 и 1820 годов иезуиты были высланы из всех городов России, с которой расстались свыше 600 членов ордена. Учебные его заведения были закрыты. Имущество, оцененное в 3 млн руб., стало казенной собственностью. На место высланных выписали других монахов – доминиканцев.

Иезуит без страха

Однако иезуитская закваска продолжала бродить. Симптоматичен пример князя Ивана Сергеевича Гагарина (1814–1882). «Блестяще образованный и одаренный», наследник большого состояния, он служил по дипломатической линии. Общался и дружил со многими: Василием Жуковским, Петром Чаадаевым, Федором Тютчевым, Александром Герценом, братьями Аксаковыми и др. Искренне привязался к Гагарину и славянофил Юрий Самарин, хотя полемизировал с ним в вопросе о католицизме (РА. 1879. № 5. С. 283).

Иван Аксаков утверждал: «Русская литература обязана вечной благодарностью И.С. Гагарину, он… первый умел оценить поэтический дар Тютчева… Без его усилий… едва ли бы когда эти перлы русской поэзии увидели свет в русской печати…» (РА. 1880. № 5. С. 118).

Перейдя в 28 лет в католичество, Гагарин стал на другой год иезуитом, получив со временем сан священника. Современники нашли это «отважным и решительным шагом». И вправду, судьба Гагарина оказалась «чрезвычайно драматичной».

Дипломатическую службу пришлось оставить, хотя до смены веры перед ним открывались прекрасные перспективы. Получение богатого наследства теперь становилось невозможным. Говоря о Гагарине, Алексей Хомяков заметил: «Без всяких внутренних побуждений не бросит же человек все выгоды общественного положения, и удобства жизни, и роскошь, к которой с детства привык» (РА. 1878. № 7. С. 385).

После послушничества в бельгийском монастыре местом его проживания стала иезуитская обитель в Париже. По свидетельству журналиста Николая Греча, приезжавшего в Париж, будучи послушником, Гагарин «исполнял самые унизительные работы».

Между тем, поступив в иезуиты, Гагарин «не переставал быть русским: он интересовался судьбами родины, много читал о России и с удовольствием выслушивал известия, сообщавшиеся ему русскими людьми… Он не разрывал связей и со своими московскими соотечественниками…» (ИВ. 1882. Сентябрь. С. 679).

Нельзя не упомянуть и характеристику, данную ему Николаем Лесковым: Гагарин «не был человек хитрый и совсем не отвечал общепринятому вульгарному представлению об иезуитах. В Гагарине до конца жизни сохранялось много русского простодушия… Гагарин был положительно добр, очень восприимчив и чувствителен… имел нежное сердце» (ИВ. 1886. Август. С. 273).

Добавим к этому трудолюбие Гагарина, подчеркнутое графом Модестом Корфом (РС. Т. 100. 1899. С. 294). Гагарин сделал поистине многое. Он автор работ о сближении Российской церкви с западными церквами. Участвовал в издании теологического журнала. В защиту католицизма опубликовал множество статей в периодике и отдельных сочинений. Писал преимущественно по-французски.

Мечтал об обращении в католичество всей России. Но миссионерский труд Гагарина состоялся лишь в Сирии, во время его трехлетнего пребывания на Востоке.

Пропагандируя отечественную культуру в Европе, он основал в Брюсселе Славянскую библиотеку. Обладал, несомненно, широкой натурой. Принадлежность к католицизму не мешала ему общаться с представителями Российской церкви, такими как епископ Кирилл (Наумов). Не случайно до самой своей смерти «он… пользовался глубоким уважением людей различных лагерей» (ИВ. 1895. Октябрь. С. 179).

Переход Гагарина в католичество имеет значительный смысл, косвенно свидетельствуя и о памяти, что оставили по себе иезуиты в среде русской интеллигенции, и о тех недостатках, что были свойственны господствующей православной церкви.

Читать еще:  Нобелевская премия по химии — зачем нужна криоэлектронная микроскопия

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Орден иезуитов. Их цель и деятельность в России. Что значит «иезуитский»?

Иезуиты — духовный орден Римско-католической церкви. В настоящее время в нем состоят около 16 тысяч человек. В 2013 году представитель ордена впервые в истории стала Папой Римским. Это архиепископ Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо, взявший имя Франциск.

История ордена

Орден был основан богословом Игнатием Лойолой в 1534 году. Официальное название ордена — Общество Иисуса (Societas Jesu). Его члены давали обет бедности, целомудрия и послушания Папе Римскому.

Эмблема иезуитов. Фото: Depositphotos

В середине XVI века по всей Европе набирала ход Реформация — стремление порвать с католицизмом и вернуться к истинно христианской вере. Рим ответил на это Контрреформацией, инквизицией и вооруженной борьбой с еретиками.

Более изысканным методом борьбы с протестантами стал орден иезуитов. Они занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. Иезуит Франциск Ксаверий был одним из тех, кто принес католичество в Индию, на Цейлон, в Китай и Японию.

Карта миссионерства Франциска Ксаверия. Источник: Wikimedia

В Латинской Америке иезуиты создали систему редукций — поселений, где жили члены ордена и обращенные ими в христианство индейцы. На территории нынешнего Парагвая появилось целое государство иезуитов.

Руины редукции Сан-Мигел-дас-Мисойнс в Бразилии. Фото: Wikimedia

По мнению критиков, иезуиты часто были непримиримы в насаждении католицизма. Их обвиняют в антисемитизме и исламофобии.

Иезуиты в России

С течением времени иезуиты из-за своей учености и всемогущества стали вызывать все больше подозрений у Рима и светских властей государств Европы. В 1773 году Папа Римский Климент XIV упразднил орден иезуитов, их стали изгонять из Франции, Испании, Португалии, германских земель.

Тогда иезуиты и осели в России. Екатерина II отказалась следовать указу Папы Римского и приютила у себя ученых католиков. Кроме того, с присоединением к Российской империи польских земель под юрисдикцией Петербурга оказались сразу четыре иезуитских колледжа.

Кафедральный Собор Святого Франциска Ксаверия в городе Гродно (Белоруссия). Бывший монастырь иезуитов. Фото: Wikimedia

Император Александр I, в отличие от своей бабушки, увидел в иезуитах опасность. Те стремились обратить все больше людей в свою веру, что раздражало царя. В 1820 году он приказал выслать иезуитов из России. К тому же, в Европе Общество Иисуса было восстановлено в правах в 1814 году.

Что значит «иезуитский»?

В русском языке слово «иезуитский» первоначально обозначало «связанный с иезуитами». Однако с течением времени оно приобрело значение «изощренно коварный», «лицемерный», «лукавый».

История Ордена иезуитов

«Общество Иисуса» (Societas Iesu), или Орден иезуитов — это монашеский орден Римско-католической церкви, основанный Игнатием Лойолой (1491-1556) и утвержденный Папой Римским Павлом III в 1540 году.

В орден принимались люди здоровые, с хорошими умственными способностями и по возможности «хорошего происхождения», с приличным состоянием. После предварительного краткого приемного срока принимаемый (новиций) проходил двухлетний испытательный искус (новицитат). После искуса он становился «светским коадьютором» («сотрудником») или, если он обнаруживал способности, учеником (схоластиком). В последнем случае он поступал в определенную школу, где в течение 10 лет изучал философию и богословие, проходил учительскую практику, после чего становился священником, а затем, дав три обета — бедности, целомудрия, послушания — делался «духовным коадьютором». Однако лишь после принесения последней, четвертой, присяги на безусловную верность Папе он становился действительным членом ордена.

Орден был построен на принципах единоначалия и строгого централизма, безусловного повиновения воле старшего и железной дисциплины.

В XVI веке иезуиты утвердились не только в европейских государствах, но проникли в Индию (с 1542), Японию (с 1549), Китай (с 1563), на Филиппины (с 1594). Орден активно участвовал в колонизации Азии, Африки, Южной Америки.

XVI и XVII века были эпохой расцвета могущества и богатства ордена; он владел богатыми поместьями, массой мануфактур.

Педагогическая деятельность иезуитов основателем ордена Игнатием Лойолой была выдвинута как одна из главных задач ордена. Так, в 1616 году насчитывалось 373 иезуитских коллегиума, а к 1710 году их число возросло до 612. В XVIII веке в руках иезуитов находилось подавляющее большинство средних и высших учебных заведений Западной Европы.

В 1773 году орден ликвидирован папой Климентом XIV (булла Dominus ас Redemptor). В 1814 году орден восстановлен для борьбы против рабочего движения и социализма, перед ним была поставлена задача борьбы с революцией.

Многие иезуиты занимались исследованиями в области естественных наук. Из этих ученых наиболее известны палеонтолог Пьер Тейяр де Шарден, философ и писатель Пьер Биго.

В 1971 году орден иезуитов насчитывал около 34 тысяч членов, 8,5 тысячи — в США. В руках иезуитов было свыше 1300 газет и журналов, многие высшие и средние учебные заведения. В 2010 году число иезуитов во всем мире составило 18 тысяч 266 человек.

В 1800 году император Павел I доверил иезуитам просветительскую деятельность в западных губерниях России, поставив их во главе Виленской академии. Любимцем Павла I стал венский иезуит Габриэль Грубер (с 1802 года генерал ордена иезуитов), который неоднократно беседовал с императором об объединении церквей.

В 1801 году по личной просьбе императора Павла I Папа Римский официально разрешил пребывание иезуитов в России. В том же году ордену было разрешено проживать в Санкт-Петербурге, где им передали церковь Святой Екатерины и учредили школу для детей. В 1812 году по инициативе Александра I Полоцкая коллегия иезуитов преобразована в академию, получила права университета.

В период правления императора Александра I иезуиты развернули широкую миссионерскую деятельность в России. Иезуитские миссии были учреждены в Астрахани, Одессе, Сибири.

20 декабря 1815 года был издан указ о высылке иезуитов из Петербурга и Москвы. В 1820 году Александр I принял решение об окончательном изгнании ордена иезуитов из России. Упразднялись иезуитские коллегии и академии, конфисковывалось их имущество, библиотеки, земельные владения. Иезуитам было предписано либо выйти из ордена, либо покинуть страну. В 1820 году указы о роспуске ордена в пределах Российской империи были оглашены в Витебске, Полоцке, Могилеве, Орше и других городах, около 200 иезуитов были высланы из России.

В начале 1990-х годов иезуиты, работающие на территории СНГ, были объединены в «регион». В Декрете об основании этого «региона» указанно, что создание такой структуры должно обеспечить «с одной стороны, более эффективное апостольское служение для верующих Католической церкви, живущих на территории бывшего Советского Союза, а с другой — более плодотворную евангелизацию и экуменический диалог».

Материал подготовлен на основе материалов РИА Новости и открытых источников

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector