0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дочь заговорила в 30 лет – когда она родилась, про аутизм никто не знал

Мама девочки с аутизмом рассказала трогательную историю, которая возвращает веру в человеческую доброту

Многих знаменитых исследователей и художников прошлого сейчас наверняка назвали бы аутистами. В свое же время они были просто своеобразными людьми, которые подарили миру величайшие произведения и открытия. Ученые спорят о происхождении и причинах аутизма, а тем временем люди сталкиваются с этой особенностью каждый день и терпеливо учатся жить с нею. А некоторые при этом еще и умудряются одним добрым словом сделать мир чуточку лучше.

Мы в AdMe.ru считаем, что это под силу каждому из нас — подарить каплю доброты тем, кто встречается на нашем жизненном пути. И одна мама очень трогательно и доходчиво рассказала, как легко мы можем сделать кого-то счастливым.

Мне 30 лет, почти 6 из них я провела рядом с ребенком, у которого расстройство аутистического спектра. Я прошла все стадии от «заговорит» и «перерастет» до «все уже заговорили и переросли, а мы нет». Каждую бессонную ночь я анализировала свою беременность и то, что тогда пошло не так. Потом я перешла к стадии анализа родов (где не так пошло все, начиная с того, что мне вообще не хотелось на собственные роды). Потом я искала причину в себе, потом — в троюродной бабушке (очень странная была женщина, наверняка ее гены).

Я читала страшные и не очень истории, возила ребенка к генетикам, неврологам, психиатрам, и моя жизнь была похожа на кошмарный сон, потому что, когда я ждала Веронику, все говорили: «Вот родится тебе подружка», а Вероника все время кричала и плохо спала (с такими друзьями и врагов не надо!).

Я, конечно, решила, что ее не возьмут в обычный детский сад, и пыталась отдать в частный, но ее и туда не взяли, потому что одна мама прочитала в интернете, что аутизм заразен. Тогда мы стали всем заниматься дома. Вероятнее всего, каждая мама ребенка с аутизмом — это замечательный детский аниматор и целый великолепный цирк, потому что довольно сложно развлекать ребенка, который или хочет все сразу, или не хочет совсем ничего.

Она ела только гречку. Потом только гречку и бананы. Стала лучше говорить, но в основном фразами из мультиков. Иногда наизусть цитировала рекламу. И никогда не давала себя обнять или поцеловать. Это было мучительнее всего, потому что я все еще ждала подружку, а не того, кто будет с омерзением вытирать щеку после моего поцелуя и даже тщательно мыть ее с мылом.

Я очень берегла Веронику, потому что нас никто не любил и не принимал. Все боялись и считали опасными. А еще мне давали много советов, которые пригодились бы, если бы я изобрела машину времени («Надо было беременной уезжать в деревню, там воздух чище!»). У Вероники почти не было друзей, кроме тех, кого заставляли с нею дружить из приличия. Она совсем не умела обслуживать себя в бытовом плане. И я очень переживала.

А потом мне пришлось отдать ее в обычный детский сад, где воспитательница, кажется, даже не слышала меня, когда я сказала про аутизм, и прокомментировала это так: «Понятно! Дети бывают разные. » Звучало загадочно.

За месяц в саду Вероника научилась раздеваться и одеваться сама.

— Дети бывают разные, — объяснила воспитатель. — Но я же не могу раздеть и одеть каждого!

Она начала убирать за собой игрушки.

— Разные, конечно, бывают дети, но иначе я целый день буду ходить и все за ними подбирать.

Она стала есть первое, второе и компот.

— Дети разные, а еда у нас одна.

Ей дали роль на утреннике в детском спектакле, и я слышала, как ответственному за нее ребенку объясняли: «Все разные! Ты растешь быстро, а Вероника помедленнее, так что будем помогать нашей малышке».

Читать еще:  Мироточение: нужно ли христианам бегать за чудом

Помогать малышке — это стало очень почетно. На каждой прогулке ко мне подбегал кто-то из детей: «Я поправил Веронике шапку!», «Я помог Веронике застегнуть пуговицы», «Вероника, за тобой пришла мама!», «Вероника, не ешь снег». Через год эти дети пойдут в школу, потом в университет и вступят во взрослую жизнь, и я думаю, это будут замечательные взрослые!

На родительском собрании, где я постоянно извинялась, мне говорили: «Ну что вы, все дети разные! Мой муж, кстати, тоже говорит очень односложно уже 40 лет!» Нянечка успокаивала меня: «Все разные. Я обожаю вашу Веронику!»

Они не делали ничего особенного, все эти прекрасные люди. Не обладали специальными знаниями, не прошли 10-часовой вебинар «По улице рядом со мной идет ребенок с аутизмом — что делать в такой нестандартной ситуации?!». Может быть, прочитали пару статей и так решили для себя: «Все разные, Вероника вот такая. Понятно! Надень шапку, Вероника, давай я тебе помогу». И в мире стало на одну счастливую маму больше.

Спасибо вам, те, кто не боится «заразного» аутизма и спокойно говорит: «Все мы разные». Так незаметно и буднично, радостно и просто делаются все великие дела. Это вы приближаете мир, в котором быть другим — больше не приговор.

Опубликовано с разрешения редакции сайта «Матроны.ру».

У моей 6-летней дочери аутизм, но это больше не катастрофа

Мне 30 лет, почти 6 из них я провела рядом с ребенком, у которого расстройство аутистического спектра. Я прошла все стадии от «заговорит» и «перерастет» до «все уже заговорили и переросли, а мы нет». Каждую бессонную ночь я анализировала свою беременность и то, что тогда пошло не так. Потом я перешла к стадии анализа родов (где не так пошло все, начиная с того, что мне вообще не хотелось на собственные роды). Потом я искала причину в себе, потом в троюродной бабушке (очень странная была женщина, наверняка ее гены).

Я читала страшные и не очень истории, возила ее к генетикам, неврологам, психиатрам, и моя жизнь была похожа на кошмарный сон, потому что когда я ждала Веронику, все говорили «вот родится тебе подружка», а Вероника все время кричала и плохо спала (с такими друзьями и врагов не надо!).

Я, конечно, решила, что ее не возьмут в обычный детский сад и пыталась отдать в частный, но ее и туда не взяли, потому что одна мама прочитала в интернете, что аутизм заразен. Тогда мы стали всем заниматься дома. Вероятнее всего, каждая мама ребенка с аутизмом — это замечательный детский аниматор и целый великолепный цирк, потому что довольно сложно развлекать ребенка, который или хочет все сразу, или не хочет совсем ничего.

Она ела только гречку. Потом только гречку и бананы. Стала лучше говорить, но в основном — фразами из мультиков. Иногда наизусть цитировала рекламу. И никогда не давала себя обнять или поцеловать. Это было мучительнее всего, потому что я все еще ждала подружку, а не того, кто будет с омерзением вытирать щеку после моего поцелуя и даже тщательно мыть ее с мылом.

Я очень берегла Веронику, потому что нас никто не любил и не принимал. Все боялись и считали опасными. А еще мне давали много советов, которые пригодились бы, если бы я изобрела машину времени («надо было беременной уезжать в деревню, там воздух чище!»). У Вероники почти не было друзей, кроме тех, кого заставляли с ней дружить из приличия. Она совсем не умела обслуживать себя в бытовом плане. И я очень переживала.

А потом мне пришлось отдать ее в обычный детский сад, где воспитательница, кажется, даже не слышала меня, когда я сказала про аутизм, и прокомментировала это так: «Понятно! Дети бывают разные…». Звучало загадочно!

За месяц в саду Вероника научилась раздеваться и одеваться сама.

— Дети бывают разные, — объяснила воспитатель. — Но я же не могу раздеть и одеть каждого!

Она начала убирать за собой игрушки.

— Разные, конечно, бывают дети, но иначе я целый день буду ходить и все за ними подбирать.

Она стала есть первое, второе и компот.

— Дети разные, а еда у нас одна.

Ей дали роль на утреннике в детском спектакле, и я слышала, как ответственному за нее ребенку объясняли: «Все разные! Ты растешь быстро, а Вероника помедленнее, так что будем помогать нашей малышке».

Читать еще:  Святая блаженная Ксения: святость как следствие любви

Помогать малышке — это стало очень почетно. На каждой прогулке ко мне подбегал кто-то из детей: «Я поправил Веронике шапку!», «Я помог Веронике застегнуть пуговицы», «Вероника, за тобой пришла мама!», «Вероника, не ешь снег». Через год эти дети пойдут в школу, потом в университет и во взрослую жизнь, и я думаю, это будут замечательные взрослые!

На родительском собрании, где я постоянно извинялась, мне говорили: «Ну что вы, все дети разные! Мой муж, кстати, тоже говорит очень односложно уже сорок лет!». Нянечка успокаивала меня: «Все разные. Я обожаю вашу Веронику!».

Они не делали ничего особенного, все эти прекрасные люди. Не обладали специальными знаниями, не прошли десятичасовой вебинар «по улице рядом со мной идет ребенок с аутизмом — что делать в такой нестандартной ситуации?!». Может быть, прочитали пару статей и так решили для себя: «Все разные, Вероника вот такая. Понятно! Надень шапку, Вероника, давай я тебе помогу». И в мире стало на одну счастливую маму больше.

Спасибо вам, те, кто не боится заразного аутизма и спокойно говорит «все мы разные». Так незаметно и буднично, радостно и просто делаются все великие дела. Это вы приближаете мир, в котором быть другим — больше не приговор.

На обложке: Дочка автора Вероника, фото из семейного архива

«В 30 лет я узнала, что у меня аутизм». Откровенный рассказ молодой матери

Сначала диагноз поставили дочери, а затем и ей самой.

Она жила обычной жизнью жены и матери троих детей. Пройти обследование и услышать диагноз она решилась после того, как аутизм обнаружили у одной из ее дочерей. Теперь Дженнифер Малия по новому осмысливает свое прошлое и заново учится жить в настоящем.

«Сидя в одиночестве в приемной я уставилась на ярко окрашенные деревянные узоры своего стула. Психолог вошел в кабинет и отдал мне письмо, он хотел, чтобы я прочитала его сама. Пробежавшись глазами по бумаге, я получила ответы на вопросы, которые мучили меня с детства.

Вот откуда мои навязчивые идеи, проблемы с взаимодействием в коллективе и другие «больные» темы. Когда я дошла до части, где сказано, что «вероятнее всего у пациента расстройство аутичного спектра, не затронувшее интеллектуальную функцию», я чуть не упала в обморок и почувствовала как двоится в глазах.

Где-то в глубине души я догадывалась, что у меня будет найден аутизм. Но существует
большая разница между ожиданием новости и ее получением. Я решила поделиться своим опытом со всеми, кого коснулась или может коснуться такая же новость.

До того, как я узнала о своем диагнозе, я никогда не ходила к психологу. Я решила провериться после того, как увидела признаки расстройства аутичного спектра у своей дочери, и внезапно поняла, что у меня тоже есть такие черты.

На первой встрече психолог сказал мне: «Точно так же, как в самолете стюардессы инструктируют сначала надеть кислородную маску себе, а только потом обеспечить ею ребенка, вы должны сначала решить свои проблемы». Мы прошли трехчасовое интервью и я ответила на 800 вопросов теста.

Чаще всего у девочек сложнее диагностировать аутизм, так как его признаки у них более замаскированы. Согласно исследованию Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), аутизм диагностируют в 4,5 раза чаще среди мальчиков, чем среди девочек. А среди высокофункциональных аутистов выявляют только 1 девушку на 10 мужчин.

В школе я стеснялась отвечать на уроках и мало общалась с одноклассниками, в университете ничего не изменилось. Но благодаря своей особой одержимости литературой я получила докторскую степень.

Будучи взрослой, я тоже испытывала проблемы с общением в коллективе, но у меня неплохо получалось преподавать. Тем не менее, в компании я не знала, что говорить, совсем не шутила.

Я научилась общаться только благодаря тому, что у меня великолепная память, и я просто знаю, что говорят в той или иной ситуации люди. Я насильно приучила себя смотреть в лицо собеседнику, неосознанно я скрывала свои аутичные черты.

Одно исследование показало, что женщины с аутизмом умеют лучше скрывать свои проблемы с социальным взаимодействием. Мне никогда не давались легко простые светские беседы. Я знаю, что если кто-то спрашивает меня, как прошел день, то нужно вежливо спросить его о том же – и просто делаю это.

Читать еще:  Станислав Говорухин: от Высоцкого до легенды

Сегодня я знаю, что именно все эти годы шло не так, в чем моя особенность. Я понимаю, что восприятие мира, чувства и взгляды моего мужа, родни и друзей отличаются от моих. Родители говорили обо мне с самого детства, что я просто стеснительная, и я верила им.

Но это не так. Я хорошо училась в школе, и это закрыло глаза окружающих на мои социальные проблемы.

Сейчас я учусь справляться с сенсорной перегрузкой: раньше меня выводили из себя обычные шумы, вроде лая собак или плача детей, поэтому я просила мужа погулять с младенцами. Я выскакивала из дома и бежала в машину, чтобы не здороваться с соседями. Теперь я нахожу в себе смелость посмотреть им в глаза, улыбнуться и сказать «Привет».

Я рада, что у меня нашли аутичные черты в столь позднем возрасте. Осознание своей особенности помогает подобрать правильную терапию, и моя жизнь меняется к лучшему».

Мама думала, что её дочь с аутизмом никогда не заговорит, но прошло пять лет и…

Мама из США Бриана Бланкеншип опубликовала у себя в фейсбуке очень эмоциональное видео того, как её дочь с аутизмом Тейлор говорит своё первое слово в пять лет. Бриану это застало врасплох, так как врачи сказали ей, что Тейлор может молчать всю жизнь. Но теперь Бриана знает: верить диагнозу стоит не всегда, пишет Medialeaks.

У дочери американки Брианы Бланкеншип в раннем возрасте диагностировали аутизм. У всех детей это заболевание проявляется в разной форме, и у Тейлор — дочери Брианы — врачи диагностировали невербальный аутизм. Это значит, что девочка могла никогда в жизни не заговорить.

Бриана и её муж надеялись, что с помощью регулярных занятий с Тейлор им удастся это исправить. Последние два с половиной года, как рассказала женщина Scary Mommy, они занимались с дочерью по специальной программе на iPad — LAMP, которая позволяет обучать детей базовым знаниям, используя не столько общение вслух, сколько символы. Кроме этого, родители водят пятилетнюю Тейлор на гимнастику, чтобы отучить её ходить на цыпочках, что свойственно некоторым аутистам.

В один из таких обычных дней Бриана, как и всегда, везла дочь в своей машине на гимнастику. Они уже опаздывали, но Бриана решила всё равно заскочить в McDonalds, чтобы купить Тейлор что-то перекусить. Как говорит Бриана, она нечасто водит дочь в кафе фастфуда, поэтому Тейлор очень обрадовалась. Настолько, что сказала своё первое слово.

Мама поняла, что перед ней только что произошло историческое событие.

Я остановила машину прямо в очереди к окошку McDonalds, повернулась к ней и ещё раз переспросила, что она только что сказала. И она ещё раз проговорила: «Мама!» Я тут же вытащила телефон и начала снимать. А потом просто разрыдалась. Кассир, видимо, хотела спросить, что со мной не так, но я просто не могла ничего объяснить. Позвонила мужу, маме, остальным уже не было времени сообщать, поэтому я просто выложила видео в фейсбук.

Видео того, как Тейлор говорит своё первое слово в пять лет, очень быстро стало вирусным, набрав 75 тысяч просмотров.

I am ugly crying in the McDonald’s parking lot and the employees probably think I’m crazy. In the drive thru I suddenly heard Taylor say MAMA. For those of you that don’t know. Taylor is 5 and has nonverbal autism. She has NEVER said a word.EVER. As soon as she said it I grabbed my phone and started recording. I’m pretty sure I held up the drive thru line but there was no way I wasn’t getting proof of this. I can’t explain how unbelievably grateful and ecstatic I am right now. #AutismAwareness #BigWin *Edit* I need to add here that I own the rights to this video. To use this video in a commercial player or in broadcasts, please email licensing@storyful.com

Опубліковано Briana Blankenship 30 квітня 2018 р.

В комментариях люди радовались за Бриану и Тейлор, которая заговорила несмотря на предсказания врачей.

Бриане приходило настолько много сообщений, что ей пришлось даже временно удалить приложение фейсбука у себя с телефона, о чём она написала у себя на странице. Но Бриана очень рада, что её видео ещё раз привлекло внимание к проблеме аутизма, о котором люди много чего не знают.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector