1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что-то случилось с совестью. И это не лечится даже в Швейцарии

Содержание

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

Уличные протесты в Швейцарии: гражданские права против теорий заговора (SwissInfo, Швейцария)

Швейцария находится во второй фазе трехступенчатого процесса ослабления карантина, объявленного правительством в середине марта в связи с пандемией коронавируса. Одной из мер полной блокировки социальной и экономической активности в стране был запрет на митинги, шествия, пикетирования и массовые собрания с числом участников более пяти человек.

Сейчас, два месяца спустя, эти меры уже не мешают гражданам активно протестовать против правительственных мер в борьбе с вирусом. Три последних недели подряд на выходных граждане в некоторых швейцарских городах выходили на улицы и выказывали свое откровенное недовольство запретом на политические демонстрации — а ведь он является частью общего запрета на массовые мероприятия. Собираясь небольшими группами, они громко протестовали против ограничений в области своих гражданских свобод.

За что выступают демонстранты?

Активисты обеспокоены пусть и временным, но сворачиванием и ограничением их гражданских и политических прав, даже несмотря на то, что в чрезвычайной ситуации пандемии и в целях борьбы с коронавирусом правительство объективно было вынуждено прибегнуть к таким мерам.

«Это не демонстрация, а скорее пикет», — указал на прошлой неделе в интервью swissinfo.ch один из организаторов протестов в Берне Алекс Ганьё (Alex Gagneux). Для него такой «пикет» перед Федеральным дворцом был необходим, потому что «конституция на данный момент фактически не действует из-за несоразмерных и неадекватных действий правительства».

На плакатах мероприятий были видны такие надписи, как «Покойся с миром, Швейцарская Демократия, 1291-2020» (1291 — по легенде, год основания Швейцарии, прим.ред.) или «#НеПроспи свою свободу и право на самоопределение» (#StayAwake für Freiheit und Selbstbestimmung).

Речь идет, с точки зрения демонстрантов, о свободе в самом широком смысле этого слова и об опасении, что политические права народа, урезанные из-за распространения covid-19, не вернутся достаточно быстро и в полном объеме. Насколько такие опасения оправданы в Швейцарии?

Контекст

Forbes: жутко знакомые теории заговора времён русского гриппа 1889 года

Asharq Al-Awsat: теория заговора и гонка по поиску вакцины

Le Figaro: бизнесменов пригласили на первомайский онлайн-митинг

Коронавирус в России: москвичи против слежки (Forbes)

Свобода или фантазии?

Однако «свобода» — слишком большое и обтекаемое понятие даже для таких акций. Кроме того, помимо дебатов в рамках толкования самого понятия «право на демонстрации», которое, как четко дали понять власти на этой неделе, в случае с уличными протестами с участием менее пяти человек действует в полном объеме, активисты во время подобных пикетов ставят и ряд других, менее фундаментальных, но не менее актуальных вопросов.

Речь идет о теориях заговора и прочих фантазиях, которые последние три недели, оказавшись в кильватере «вирусных протестов», переживают самый настоящий ренессанс. Поэтому-то в руках у демонстрантов можно было видеть и другие плакаты и лозунги, например, такие:

«Не дай [Биллу] Гейтсу шанса» (в стиле агитационной кампании против СПИД/ВИЧ)

«Нет обязательным прививкам!»

«Нет коронавирусной истерии!»

В других странах Европы в тени пандемии активизировались и противники интернет-связи поколения 5G: многие люди поверили фейковым новостям о том, что такой интернет способствуют распространению вируса. Еще недавно вряд ли кто-нибудь поверил бы, что в 21 веке такое вообще возможно. В Швейцарии эти протесты, тем не менее, имеют одну позитивную сторону: все чаще звучащее в СМИ выражение «теория заговора» привело, в частности, к попыткам пролить свет на некоторые факты и добраться, наконец, до истины.

Кто и как вспахивает нервную почву, на которой растут теории заговора?

В 2018 году Себастьян Диге (Sebastian Diguez), швейцарский нейробиолог из Фрибура, изучающий биологические основы функционирования нервной системы, опубликовал монографию под совершенно ненаучным названием «Полный бред, или Как добраться до сути такого явления, как пост-правда» («Total bullshit! Au cœur de la post-vérité»).

В ней он утверждает, что в основе многих современных проблем, в том числе и разного рода теорий заговора, находится понятие «тотального бреда» (bullshit). Автор монографии не отождествляет это понятие с ложью, но постулирует его в качестве набора социальных и ментальных практик отторжения самой возможности существования «где-то там» объективной правды.

«Социальная среда, насыщенная дезинформацией и скептицизмом, является идеальной средой для распространения таких практик и идей», — указал ученый порталу швейцарского иновещания SWI swissinfo.ch. Очень часто такие идеи сформулированы «намеренно расплывчато», причем настолько, что опровергнуть их очень трудно, если вообще возможно. «Они вполне коррелируют со знакомой психиатрам и психоаналитикам проблемой функциональной асимметрии мозга. Гораздо проще в итоге эти идеи и теории выдумать, чем их опровергнуть», — говорит С. Диге. Часто такие теории не придумываются «сверху» с целью спустить их «вниз» с политическими целями — их продвигают люди, которые, выйдя за рамки здорового скептицизма, просто уже не готовы верить предоставленным им фактам.

Статьи по теме

Le Monde: Билл Гейтс предсказал эпидемию коронавируса и миллионы погибших?

Перевал Дятлова — неразгаданная тайна России (The Atlantic)

Washington Free Beacon: фактов нет, но все равно виноваты русские

The Sun: Грета Тунберг — предупреждение из прошлого

«Некоторые люди исходят из тезиса о том, что «как же это может быть неправдой, ведь я думаю точно так же», — говорит ученый. По его словам, общаясь с такими индивидуумами лично, «нужно всегда мягко, но настойчиво просить их объяснить свою позицию и подкрепить ее рациональными аргументами. А в более широком плане для противостояния „теориям заговора» существует метод и формат „фактчекинга», алгоритм проверки фактов и отделения „зерен от плевел». Фейковые новости тоже существуют на основании определенных закономерностей и законов. Но противостоять им от этого понимания отнюдь не легче», — резюмирует С. Диге.

«Не какие-нибудь просто чокнутые»

Не менее трудно провести грань между законными политическими протестами, деструктивными акциями, мотивированными теориями заговора, и легитимной общественной озабоченностью проблемами в области здравоохранения. Имеют ли люди право выступать за любое убеждение, какое бы они себе ни выбрали? С. Диге говорит, что речь не идет о запрете демонстраций (которые в Швейцарии становятся все более многочисленными). Однако такие теории становятся особенно опасными, появляясь именно кризисные времена.

«Демонстранты являются проявлением тенденции к частичному распаду привычных социальных договоров, конвенций и структур, тенденции, настроенной враждебно по отношению к науке и к элитам (в лучшем понимании этого слова), а также носящей популистский характер. Что бы ни говорило и ни делало правительство, они всегда будут против, менять свое мнение такие люди не намерены». Впрочем, на прошлой неделе швейцарская газета Berner Zeitung решила взять примирительный тон.

«Федеральный совет, правительство, может быть, и в самом деле недостаточно четко объяснял мотивы своего ограничивающего вмешательства в политические и экономические свободы граждан», — говорится в комментарии, опубликованном в газете под заголовком «Инакомыслящие — это не какие-нибудь просто чокнутые» («Andersdenkende sind nicht einfach nur Spinner»). Со всеми этими вопросами столкнулся и главный коронавирусный менеджер страны Даниэль Кох (Daniel Koch).

Читать еще:  Иммунолог Белла Брагвадзе: Оставьте свой иммунитет в покое!

В понедельник 18 мая на очередной пресс-конференции ему задали ряд прямых вопросов о прошедших демонстрациях и о том, насколько опасны они для здоровья остального населения. Он ответил, что «это политический вопрос. А поскольку правительство, вероятно, само обсудит этот вопрос до конца мая месяца и примет решение, то и его ответ тоже невольно был бы политическим, поэтому, мол, забегать вперед я не буду». А между тем на ближайшие выходные в Швейцарии запланирована новая серия протестных акций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Кое-что о медицине в Швейцарии

Дорогие друзья! Большое спасибо за все ваши многочисленные комменты. Медицинская тема оказалась живой и волнующей. Я рад откликам и внимательно их читаю и обдумываю. Мне бы только не хотелось, чтобы они переросли в политические баталии. У меня, конечно, есть свои взгляды (которые легко вычислить, учитывая почти 40 лет, проведенных в социалистическом раю, где все были счастливы, равны, исключительно дружелюбны и приветливы до такой степени, что это ощущается и поныне). Но мой журнал все-таки не политический клуб. Давайте попробуем на личной ноте…

Итак, на личной ноте. Ранняя осень 1989 года. Я только что прилетел в Швейцарию, где мне предстояло провести год в университете Берна. Позади невероятная нервотрепка в Москве, частично описанная тут http://traveller2.livejournal.com/239615.html?thread=1206783 (когда-нибудь я добавлю еще кое-какие подробности).

Разрешение оброчному крепостному от барина (все, что свыше 1574 шв. франка полагалось сдавать в советское посольство)

В Институте меня приняли очень тепло. У меня не было ни денег, ни знаний о жизни на западе, так как это был мой первый «большой» выезд, еще в качестве советского командировочного, но уже с Ритой и Аней. В хорошую погоду в обеденный перерыв все в институте, кто не был занят на лекциях, ходили плавать в Ааре. Аара — горная речка, текущая сквозь Берн с неимоверной скоростью. Плавание было своеобразное. О том, чтобы плыть против течения, не могло быть и речи. На пляже (прямо под парламентом) все раздевались и пешком шли вверх по течению. Там нужно было броситься в ледяную воду, плыть вниз и успеть выскочить на пляже, потому что в двухстах метрах ниже пляжа была плотина с водозаборниками.

Главное здание университета Берна (физфак слегка виден справа)

По этой лестнице ходил Эйнштейн

Меня предупредили что для новичков ритуал обязателен. И вот, в начале рабочей недели, несколько профессоров, постдоков, студентов, секретарша Отилия и я дружной толпой идем на пляж. Я о чем-то оживленно беседую с Отилией, и мы слегка припозднились. Пришли мы на пляж, а все уже в воде.

Продолжая разговор со мной, Отилия начинает раздеваться, вот уже на ней только трусики, а я не знаю, как мне себя вести по этикету: то ли уставиться ей на грудь и сделать Отилии восторженный комплимент, то ли отвести глаза. Вот какой я был необразованный… Поразмыслив 10 секунд, решил пройти на компромисс: глаз не отводить, но и комплиментов не делать…

Этот год в Швейцарии и три предыдущих в Москве были, наверное, самыми тяжелыми годами в моей жизни, на пределе эмоциональной нагрузки. Мы — Рита и я — нервничали из-за Юли, которую пришлось оставить в Москве одну, поскольку с нами ее не пустил райком КПСС — коммунисты предсмертной хваткой держались за власть. Постоянно ссорились из-за ерунды. Каждый день приносил что-то новое, часто неожиданные проблемы. Денег не хватало: в этот год всеобщей нехватки мы помогали всем родственникам в Москве, и все они к нам приезжали по очереди смотреть на неведомый мир, впервые в жизни.

Спасали нас замечательные люди, с которыми мы столкнулись в университете. Прошло 24 года, но у меня перед глазами как живые Фрэнк и Ребекка, американские постдоки, которые всегда ходили взявшись за руки и смотрели друг на друга влюбленными глазами. Брюс и Розалинда из Англии. Их ребенок был болен гемофилией, и ему делали постоянные инъекции. Мы с ними объездили на велосипедах весь кантон. Алан Хелд, приехавший из Канады на несколько лет, да так и застрявший в Швейцарии навсегда, женившись на бернской художнице намного младше его. Он был нашим заботливым учителем в жизненных делах. Какой-то доктор из Туна, чье имя я забыл, услышавший о нас от Алана, трогательно пригласил нас к себе в Тун на Седер — первый настоящий седер в нашей жизни. Сильвия Альтхаус, случайная встреча с которой помогла Рите получить 3 часа преподавания в неделю на отделении славистики в университете Базеля…

В гостях на даче у Сильвии в кантоне Тичино

Я никогда не забуду вас, дорогие друзья. Сейчас, с расстояния в четверть века, все тяжести сжимаются в точку, а ваша доброта и участие как были, так и остаются теплой звездой.

Эх, как меня занесло в сторону. Ведь я хотел рассказать о медицине в Швейцарии. Из всех «иностранных» стран (т.е. не США), где я сталкивался с медициной, в Швейцарии лучше всего. Медицинское страхование обязательно по закону, а швейцарцы абсолютно законопослушны. Страховые компании частные (на 100% я уверен, что так было в 1996 году, когда я провел полгода в Женеве, в ЦЕРНе; страховка тогда у меня была от компании под названием Austria). Базисная страховка на семью тогда стоила 500-600 франков в месяц. На сто процентов она покрывала только госпитализацию в двухместной палате. Визиты к family doctors и анализы с ними связанные покрывались то ли наполовину, то ли еще меньше, сейчас точно не помню. За дополнительные деньги базисную страховку можно улучшать как угодно. В Женеве я познакомился с пожилым часовщиком, господином Палкиным (сыном политических эмигрантов еще царских времен), который включил в свою страховку экстренную доставку в госпиталь на вертолете, если с ним что-то случится.

Швейцарские коровы — самые счастливые коровы в мире.

В швейцарских госпиталях все самое новое и современное, госпиталей много, никаких очередей не бывает. Очень много частных клиник. Вообще, швейцарцы — удивительные люди: закон и порядок у них превыше всего, центральное правительство практически ничего не значит, все сколь-нибудь важные вопросы выносятся на референдум, либо общенациональный, либо кантональный.

Володя Е., который провел год в том же университете после меня, рассказал мне такую историю. Однажды он пошел на прогулку по горной тропе, в каком-то парке. Тропинка вилась по склону — с одной стороны отвесная гора, с другой лес, резко уходящий вниз. На повороте, со стороны леса, стоял большой камень-валун, на который запыхавшийся Володя облокотился. Камню это не понравилось, он накренился, и с шумом слетел вниз. Осталась только небольшая выемка.

Две недели спустя Володя шел по той же тропе. Камень был на месте! И стоял как вкопанный (то есть, он и был вкопанный).

Если вы пенсионер, у вас есть деньги, и вы хотите получить превью райской жизни, то вам надо поселиться в Швейцарии, причем не в большом городе, а в городишке или даже горной деревне, недалеко от подъемника. Но молодым людям там должно быть скучновато … имхо.

Вернусь к страховке. Услуги дантиста в Швейцарии в страховку не входят. Платить надо из своего кармана. После тогдашней Москвы (как сейчас — не знаю), у меня накопились кое-какие проблемы с зубами, и я пошел в университетскую клинику. Там были большие скидки за то, что студенты заглядывали вам в рот пока профессор объяснял, что и как надо делать, а иногда вставляли заковыристые крючки. После этой скидки, даже полунищий я мог себе это позволить.

Читать еще:  «Теперь мы ищем виноватых». В Италии возросло число исков против врачей

У этой истории было забавное продолжение. Когда я приехал в Миннесоту, после тщательного опроса друзей, я выбрал себе дантиста, некоего Боба Мэли (я и сейчас к нему хожу, 23 года спустя). Осмотрев мои зубы, он отдал какие-то приказание медсестре, и пока она готовилась, спросил меня: «Откуда вы приехали?»

«Из Москвы», — ответил я.

«Этого не может быть!»

«У меня много пациентов из Москвы и Ленинграда, — ответил Боб, — и я всегда начинаю с того, что удаляю у них все пломбы, и ставлю современные. Ваши пломбы не выглядят античными. Наоборот, если бы мне надо было лечить зубы, я бы пошел к вашему врачу.»

Тут я раскололся и признался, что это пломбы были сделаны в клинике университета Берна.

«А….,- сказал Боб, — тогда понятно!»

Закругляюсь. Пора и честь знать. Хочу только внести пару поправок по предыдущим комментам.

koudesnik написал (имея в виду хороших врачей): «…толковые ребята в глубинку (типа срединных штатов США, скажем) нигде не поедут…» Мне кажется, что уважаемый koudesnik не очень знаком с американскими реалиями.
Столичного синдрома (http://traveller2.livejournal.com/304499.html) здесь нет. Миннесота — типичный средний запад, маленький по населению штат со снежной зимой. И тем не менее, здесь прекрасные самые современные клиники, их много, и отменные врачи. В качестве примера могу сослаться на клинику Майо близ Миннеаполиса, которая известна во всем мире. Именно здесь лечатся голливудкие знаменитости и арабские шейхи со своими гаремами. И кстати, моя страховка позволяет мне туда обратиться. Видел шейхов, покупающих своим 30-50 женам бриллианты в 50 тыс. долларов в прибольничных бутиках.

Любезная Соня gingema жалуется на «…вялый обмен информацией между врачами…. При этом пациент даже не может заняться этим сам — ему не дают на руки его собственные medical records, их нужно требовать специально и платить за них деньги.»

Я не знаю, почему так происходит в Массачузетсе. Может быть, система Ромни не отлажена? В Миннесоте все медицинские данные хранятся в компьютере, в который (в свое досье) я могу влезть в любой момент, и распечатать любые показатели за много лет в виде графика или таблицы, все предписанные лекарства, все посещения врача и рекомендации, и т.д. Доступ к этой базе имеет мой family doctor, и любой врач, которому я выдам на это разрешение. С помощью этой системы я могу записаться на прием к любому врачу, написать электронное письмо своему врачу (и мне ответит либо он сам, либо по его указанию, его медсестра). Так что переезжайте в Миннесоту, Соня! ☺

Врачи спасают Анастасию Заворотнюк новым лекарством из Америки

Врач ЦКБ рассказал: актриса поправляется и чувствует себя хорошо Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«Идет на поправку»

В прошлом году Анастасия перенесла две операции по удалению опухоли головного мозга: одну в Германии, вторую в Москве. После этого Заворотнюк поместили в клинику в подмосковной Барвихе. Муж актрисы, фигурист Петр Чернышев, находился рядом с ней неотлучно. После начавшейся эпидемии коронавируса посещения ограничили, хотя он навещал любимую в маске, перчатках — как положено при карантине.

На днях мы позвонили другу Петра Чернышева, и тот сообщил нам радостную новость.

— Настю выписали из больницы! — рассказал «КП» друг фигуриста. — Только что говорил с Петей. Он сказал, Настя дома, рядом с ним. И она хорошо себя чувствует. Медики согласились отпустить ее домой на самоизоляцию. Врачи решили, что она может обходиться без круглосуточного наблюдения.

Я, признаюсь, не сразу поверил, что Насте лучше, а напрямую у родных спрашивать стеснялся. Петя болезненно реагировал на расспросы. Но на днях он мне лично подтвердил, что Настя дома. О полном выздоровлении пока рано говорить. Есть риск рецидива, опухоль может вырасти снова. Надеемся, этого не случится.

Анастасия вернулась домой, к мужу Петру Чернышеву и годовалой дочке Миле. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Спасли новым препаратом из США

— Я не являюсь лечащим врачом Заворотнюк, но мои коллеги рассказывают о своей звездной пациентке, — сообщил «КП» медик, попросивший не называть его имени. — Актриса наблюдается в Центральной клинической больнице (при Управлении делами Президента РФ), хотя лежит она не в головной клинике в Москве, а в филиале в подмосковной Барвихе. Недавно ее отпустили домой.

Ее диагноз — глиобластома (рак мозга). Но форма рака у Заворотнюк не смертельная. Сейчас ей намного лучше. В дальнейшем она сможет вернуться к нормальной жизни и даже работать. Анастасия проходит курс лечения препаратом нового формата. Это таблетки, противоопухолевое средство. Это таргетная терапия (лечение препаратами, которые блокируют рост раковых клеток, воздействуя на определенные молекулы. — Ред.), альтернатива гормональной и химиотерапии. Лекарство доставили из Стэнфордского университета, чьи бывшие выпускники — профессора и изобрели этот медпрепарат нового поколения. Средство порекомендовал врач из Швейцарии, к которому обратилась мать Анастасии.

Вариантов лечения предлагалась масса. Первым делом удалили опухоль. Но после удаления появилась вторая опухоль (вторичная глиобластома), удалили и ее. Операция прошла успешно. А теперь идет поддерживающее лечение. Пока Заворотнюк еще слабенькая, бледненькая, иммунитет ослаблен. Врачи очень боятся инфекций. Малейшее заражение — и может пострадать. Поэтому повышенное требование к соблюдению чистоты, дезинфекции.

Внешне она, конечно, изменилась, появилась отечность вокруг глаз. После химии у нее выпали волосы, но сейчас они отросли снова. Физкультурой она пока не занимается, только отдыхает. Особых запретов у нее нет, она читает книги, в основном классику. У нее большой шанс на выздоровление. Врачи надеются, что она сможет жить так же, как раньше.

Сильно похудела

— Настя после всех операций осталась адекватным человеком, — рассказал «КП» друг Петра Чернышева. — Ясно мыслит, общается. Единственное, быстро устает. Одно время она перемещалась в кресле, но сейчас встает, ходит сама.

Во время лечения актриса принимала гормональные препараты, из-за чего сильно прибавила в весе. Но как только перестала принимать гормоны, похудела.

— Она общается с родными, дочкой. Улыбается, настроение прекрасное, — говорит друг семьи. — Мобильным телефоном и интернетом пока пользоваться не хочет, телевизор тоже не смотрит, чтобы не волноваться.

Актриса лечится в ЦКБ при Управлении делами Президента РФ.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

После глиобластомы выздоравливают всего 5 процентов пациентов

«Комсомолка» связалась еще с одним онкологом, кандидатом медицинских наук Михаилом Ласковым.

— То, что произошло с Анастасией Заворотнюк, это чудо?

— Медики к чудесам относятся скептически, потому что они случаются крайне редко, — говорит Михаил Ласков. — Рак головного мозга — это огромное количество разных болезней. И есть разные прогнозы в зависимости от стадии рака, расположения опухоли и еще большого количества факторов.

— Есть мнение, что конкретно глиобластома вообще не лечится…

— Возможно, говоря «не лечится», некоторые имеют в виду «не вылечивается». И тем не менее есть люди, которые вылечились. Их мало, но они есть. Проблема в том, что такие опухоли обычно быстро рецидивируют и требуется новое лечение. Обязательны регулярные осмотры, МРТ.

— Есть какие-то особые рекомендации после удаления опухоли, например, меньше нагружать мозг?

— Наоборот, лучше возвращаться к нормальной жизни. Мы рекомендуем жить полноценно. Вспомните, Хворостовский с глиобластомой пел, концерты давал. Да, он умер. И тем не менее он с глиобластомой давал концерты. И вреда это ему не приносило.

— А почему же он не выздоровел?

— Потому что его глиобластома попала в то самое большинство, которое нельзя вылечить. Мы не умеем определять, с какой глиобластомой человек выздоровеет, а с какой — нет. Мы этого не знаем. Большинство людей с глиобластомой умирают, но маленький процент выздоравливает. Это порядка пяти процентов.

Читать еще:  Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

КОШЕЛЕК

Лечение обошлось в 12 млн рублей

По словам медиков, курс в ЦКБ обошелся семье актрисы в 2 млн рублей. Всего же за время болезни Заворотнюк ее муж Петр Чернышев потратил около 12 млн рублей. Финансово помогла Татьяна Навка — фигуристка отдала на лечение актрисы сборы от нескольких ледовых спектаклей, в которых она танцует вместе с Петром Чернышевым. Также рассказывают, что Чернышев продал квартиру в Ялте, чтобы оплачивать лечение жены.

— Я спрашивал Петю, нужна ли финансовая помощь, — рассказал «КП» друг семьи. — Все-таки лечение дорогостоящее. Он ответил, что нет. Деньги у него есть.

Россиянка о коронавирусе в Швейцарии: «Отмывание денег стало буквальным понятием»

«Запретов нет, но это вопрос твоей совести»

04.04.2020 в 12:31, просмотров: 18456

Наша соотечественница Мария Краснова живет под Женевой. Она деревенский министр, отвечает за многие вопросы жизнедеятельности деревни Бассан, чье население составляет 1400 человек.

Как живут швейцарцы в условиях пандемии?

Вот что пишет Мария в своем блоге:

«Коммуна разослала всем жителям 65+ письма, рассказывающие об организованных структурах помощи: покупка продуктов и лекарств силами коммуны и добровольцев, привоз готовых обедов,телефоны горячей линии и психологической помощи.

Говорят, что многие страдают не от физических неудобств, а от тревоги и непонимания. И телефонная линия психологической поддержки перегружена. Очень много жителей, помогающих пожилым с покупками, потому что далеко не у всех из них есть компьютеры и умение заказать. Молодёжь организовала группы, собирающие по секторам заказы и ездящие за покупками. Соседи делают для них заказы или ездят живьём.

Швейцарцы вообще обожают шастать по горам и лугам в любое время. А уж когда появилось столько свободного времени, то гуляют все. Благо, на наших горно-деревенских просторах нет никакой угрозы приблизиться к другим на опасное расстояние.

Я стараюсь покупать всё в маленьких магазинчиках,но в тех супермаркетах, где была, обнаружила, что тебе не выдают тележку, пока ты на глазах у секьюрити не вымыл руки гелем. Кассиры все за плексигласовыми экранами и в перчатках.Настоятельно просят платить картой, а в случае,если хочешь оплатить наличными, ты засовываешь купюры в специальный аппарат, и они выезжают с другого конца продезинфицированными. И только тогда кассир их берёт в руки. Отмывание денег стало совершенно буквальным понятием!

В Швейцарии организованы разные виды помощи предприятиям, почти все наёмные сотрудники отправлены на техническую безработицу, при которой львиная доля зарплаты будет оплачена государством.

Даны различные послабления по оплате текущих счетов, налогов, арендной платы и т.д.

А Германия меня совершенно поразила. Ваня как индивидуальный предприниматель заполнил вчера онлайн простейшую заявку на государственное пособие.

Сегодня утром у него на счету было 5000 евро безвозвратной помощи. Обалдеть».

«Из жизни в мягком карантине. В магазинах идеальная организация: все стоят в 2-х метрах друг от друга, секьюрити за этим наблюдает, пускают по номерам, чтобы не превысить количество единовременно находящихся внутри, тачки бесплатные, чтобы не было хватания и засовывания жетонов. Сами тачки постоянно обрабатываются,почти все покупатели в масках и/или перчатках. К кассам отдельная очередь, в конце которой сотрудник распределяет по кассам, чтобы не было больше 2 человек к одной. Самообслуживание ликвидировано, всё уже разложено по коробочкам и взвешено. Товара навалом, может быть,деликатесов чуть меньше, чем раньше, но думать об этом сейчас даже смешно.

Народ шарахается друг от друга, если вдруг траектории сближаются.

Заказать доставку из супермаркета дико сложно, но возможно. Опытным путём выяснила, что новые слоты доставки выкладывают в 1 час ночи. Только что смогла пропихнуть заказ на 8-е апреля. Ура.

Народ глухо сидит по домам, хотя у нас нет полного карантина и выходить не запрещено, и передвижение не контролируется. На улицах единицы, явно стремящиеся оттуда поскорее убраться. Швейцарская дисциплинированность рулит.

Статистика у нас пока плохая, но не взрывная.Система справляется без особого напряжения,даже берём больных из Франции. Очень хочется верить, что на этой неделе, через 14 дней после начала карантина, будут хоть немного хорошие новости.

Я позвонила Марии, когда она готовила ужин своим домочадцам.

— У вас тоже все закрыто, кроме продуктовых магазинов и аптек?

— У нас сейчас мягкий карантин. Но у нас нет запрета на выход из дома и на передвижения. Это означает: когда угодно, где угодно и сколько угодно. Единственное правило на улицах, за соблюдением которого следит полиция, – люди могут собираться группой не более пяти человек, при этом все должны стоять не ближе двух метров друг от друга.

— Люди носят маски?

— На улице совсем нет, а в магазинах – максимум 50 процентов.

— Пожилых людей встречаете?

— Нет. Вот с ними совсем жестко, хотя за нарушение правил с ними ничего не сделают, но идет сильная компания «Сидите дома, чтобы не загружать потом больницы!» Давят на сознательность. Сначала многие говорили: «Это моя жизнь. Захочу – помру!» Поэтому избрали другой угол зрения. Старый человек, заразившись, будет представлять опасность для других. Кроме того, его придется лечить в больнице и таким образом отвлекать силы врачей и медсестёр. И всё это из-за его каприза.

— А ваши обязанности деревенского министра изменилась?

— Обязанностей стало меньше. Я завязана на стройках в деревне, которые всегда связаны с подводом воды. Это зона моего контроля. А сейчас эти работы не проводятся. Но сейчас в ситуации чрезвычайной обстановки вводится специальный порядок. Вода считается стратегическим объектом, потому что в условиях карантина надо быть уверенным, что людям бесперебойно поступает чистая вода. За это я отвечаю перед правительством кантона. Кантон запросил протоколы по трем направлениям: это питьевая и сточная вода, по гражданской обороне, чтобы на всякий случай были задействованы все бомбоубежища и по «мусорке», чтобы вывозился вовремя мусор. Только холеры нам не хватало. Заседания муниципалитета продолжаются, два вечера в неделю, но по скайпу. И в течение недели по переписке.

— В вашей деревне нет людей, которые инфицированы коронавирусом?

— Есть. Фамилий я не знаю, потому что существует врачебная тайна. Просто случайно услышала от двух женщин, что их мужья болеют и сидят дома на карантине.

— В магазинах ассортимент не изменился?

— Где-то 70 процентов от хороших времен.

— Паники нет? Как люди себя ощущают?

— Паники совершенно нет. Во-первых, нет этого психологического напряга, как при полном карантине. Даже в городах люди могут свободно выходить из квартиры и идти куда угодно. Парки и детские площадки закрыты, но можно просто гулять по улицам, тем более сесть за руль и куда-то поехать. Но у нас есть преимущество – просто выйти из дома и идти в любом направлении – всё равно никого не встретишь. Поэтому психологически легче. Хочешь – гуляй, хочешь – поезжай к родственникам. Запретов нет, но это вопрос твоей совести, потому что всегда надо помнить, что ты рискуешь кого-то заразить.

— Как эта ситуация сказалась на жизни вашей семьи?

— У меня дома два пожилых человека. Моему мужу Мише 68 лет. И еще наш друг Филипп, которому 78.И я, конечно, понимаю, что, если я куда-то поехала и плохо помыла руки, то есть, недостаточно защитила себя, и заболела – скорей всего, перенесу нормально, но у Миши есть проблемы с легкими и с сердцем, у Филиппа три рака… Они месяц не выходили за ворота, сами не могли инфицироваться, если я их заражу, мне потом с этим жить.

— Вы должны были в мае праздновать юбилей…

— Мой юбилей, на который были приглашены 40 человек, пришлось отменить. Мы решили перенести на год. Тьфу-тьфу, не сглазить!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector