0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православная церковь о вакцинации: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Православная церковь о вакцинации: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Современная медицина сегодня полна новыми возможностями. С помощью нее не только можно бороться с болезнями, которые раньше уносили тысячи жизней, но и существенно менять тело и судьбу человека. Православный человек должен внимательно относиться к нововведениям и моде на те или иные вещи, например, независимо от популярности он не должен татуировать себя или менять свое тело другим способом, поскольку оно даровано Творцом.

Многие родители хотят получить от общества православных врачей ответ «Можно ли вакцинировать ребенка?» и не является ли это противоречием или нарушением библейских и церковных принципов. Следует разобраться в этом вопросе.

В вакцинах используют эмбриональные клетки. Это грех?

«…При создании отдельных вакцин, в том числе некоторых из вакцин от COVID-19, были использованы клеточные культуры, выращенные из эмбриональных человеческих клеток, полученных вследствие аборта, пусть даже совершенного полвека тому назад и более.

По информации разработчиков, в самих вакцинах не содержатся клетки эмбрионального происхождения, а упомянутые выше клеточные культуры уже много лет используются для создания вакцин.

При тестировании на стадии разработки иных вакцин и множества других медицинских препаратов также используются подобные эмбриональные человеческие клеточные культуры.

Православный человек, использующий вакцину, созданную или тестированную с применением эмбриональной человеческой клеточной культуры, не сопричастен греху аборта, в результате которого была создана эта клеточная культура», — согласно итоговому документу круглого стола «Вакцинация: этические аспекты в свете православного вероучения».

Круглый стол «Вакцинация: этические аспекты в свете православного вероучения». Фото: patriarchia.ru

Ответ на вопрос об использовании эмбриональных клеточных культур также содержится в совместном заявлении Совета и Общества православных врачей России о проблемах вакцинации в России (2009):

«1. Для вакцинации используются не сами эмбриональные ткани, а вирусы.

Греховные действия, в результате которых были получены диплоидные клетки человека, использующиеся сейчас для изготовления вакцин, были совершены несколько десятков лет назад и не носят повторяющегося систематического характера. При этом надо учесть также, что не было совершено преднамеренного умерщвления плода с целью получения диплоидных клеток.

Использование вакцин, изготовленных на основе диплоидных клеток, спасло жизни и предотвратило тяжелые пороки развития (уродства) у многих тысяч людей».

«Не принуждай, не осуждай, не раскалывай»: Страсти по вакцинации затронули Русскую Церковь

Различие позиций в отношении антиковидной вакцинации не просто разделяет наше общество, но уже вносит раздоры в Русскую Православную Церковь. Почему каждый человек имеет право на свободу выбора и не должен осуждать того, кто поступил иначе? И в чём скрыты не медицинские, но социальные и даже церковно-общественные опасности COVID-19? Предлагаем разобраться.

Большое количество «фейковых» новостей и банальных слухов и сплетен всегда сопровождали любые общественные потрясения. И распространение коронавирусной инфекции, а в последние недели – его нового «индийского» штамма, множит информационный шум с небывалой скоростью. Любое значимое публичное обращение по этому поводу сопровождается его неизбежной скандализацией как пресловутыми сетевыми «троллями», так и профессионалами информационных войн. Причём в случае с коронавирусной тематикой прежние политические позиции смешались. Порой былые ультраконсерваторы выглядят либералами, иные же либералы – убеждёнными этатистами, сторонниками жёстких государственных мер и ограничений.

COVID-19 и информационная война

Не обошла стороной эта сетевая война и Русскую Православную Церковь. Как стало известно, её Предстоятель Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл ещё в марте 2021 года вакцинировался, хотя и не стал призывать верующих последовать его примеру. Позднее, в мае, участники круглого стола «Вакцинация: этические проблемы в свете православного вероучения», прошедшего в Сретенской духовной академии, распространили документ, который можно считать мнением Русской Церкви, хотя он и не был принят соборно:

Русская Православная Церковь последовательно придерживается принципов защиты свободы выбора человека в использовании или неиспользовании новых и быстро развивающихся технологий, в том числе в сфере медицины. Признавая при этом важность поддержки инициатив по преодолению пандемии, в том числе через широкий охват населения вакцинацией, участники круглого стола считают необходимым обеспечение свободы выбора людей в отношении вакцинации от коронавирусной инфекции COVID-19 и исключение каких-либо форм открытой или скрытой сегрегации людей, отказавшихся от таковой вакцинации по какой-либо причине.

При этом в тексте принятого документа отдельно оговаривается, что «обнаружившиеся случаи манипулятивного принуждения к вакцинации и иных действий, направленных против упомянутой выше свободы выбора, вызывают в обществе негативную реакцию и лишь усиливают слухи и тревожные настроения в отношении предпринимаемых в области здравоохранения мер». К сожалению, в последние месяцы эти слухи и тревожные настроения стали только нарастать. Причиной тому и рост смертности от последствий коронавирусной инфекции, и весьма хаотичные ограничительные меры, связанные с действием тех же QR-кодов, и то самое «манипулятивное принуждение» с практическим игнорированием медотводов, и очевидно недостаточно эффективное информирование населения о предпринимаемых мерах.

В итоге в начале июля появились не имеющие никаких оснований и, скажем предельно мягко, откровенно бредовые слухи, будто в Серафимо-Дивеевской обители один из самых известных архипастырей Русской Церкви митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) отказался причащать невакцинировавшихся христиан. «Фейк» сразу же опровергли, но, как говорится, «осадочек остался». И этот «осадочек» продолжают использовать против Церкви.

С другой стороны, 18 июля антицерковно настроенные сетевые «паблики» и ряд СМИ уцепились за откровенно неудачное и научно не обоснованное обращение наместника Соловецкого монастыря епископа Порфирия (Шутова) «в связи с постановлением об обязательной вакцинации в Архангельской области». В этом обращении владыка Порфирий сделал ряд сомнительных заявлений. В частности, заявив, что элементы вакцин «встраиваются в геном человека, изменяют его, модифицируют его, редактируют его». И основываясь на этом, задался вопросами, для многих прозвучавшими как утверждение:

А что такое генно-модифицированный человек? Или, если угодно, человек с генетически отредактированным геномом? В какой степени образ Божий остался в нём неповреждённым? И кто может гарантировать, что это вмешательство не повлекло за собой повреждений в нашем образе Божьем?

Эти слова епископа Порфирия тут же были подняты на щит радикальными противниками вакцинации. Вплоть до того, что в некоторых блогах и социальных сетях зашла речь о зарождении нового церковного раскола. В итоге уже на следующий день, 19 июля, наместник Соловецкого монастыря принял решение удалить скандальное обращение с интернет-ресурсов обители, сопроводив это следующим заявлением:

Владыка Порфирий, сожалея о том, что в своих суждениях он обратился к аргументам, выходящим за рамки его знаний, и тем самым породил ошибочные рассуждения среди верующих, благословил удалить это видео. При этом Преосвященный епископ Порфирий вновь подчёркивает, что считает недопустимым принуждение к вакцинации, проведение которой должно сопровождаться полным согласием человека, выраженным без какого-либо давления на него.

Однако негативная антицерковная волна уже распространилась. При этом противники Церкви одновременно бьют по ней (а соответственно, и по миллионам русских православных христиан) с двух сторон — используя некорректную критику вакцинации со стороны того же владыки Порфирия и распространяя слухи о церковном священноначалии, которое якобы выступает за общеобязательную вакцинацию и запрещает невакцинированным прихожанам участвовать в Таинствах.

Нет сомнений: коронавирус мы преодолеем. Но куда опаснее не он сам, а его последствия. И в том числе уже упомянутая возможность церковного раскола. И именно поэтому Первый русский телеканал Царьград обратился к епископу Порфирию с больным и острым вопросом: «Ваша проповедь в либеральных соцсетях уже восторженно названа «сопротивлением светским властям и Патриарху». И здесь возникает опасение возможности церковного раскола. Того, что враги нашей Церкви могут использовать слова этой проповеди для антицерковной пропаганды, а может, и создания некоего нового раскола». На что владыка ответил:

Монастырь и Русская Православная Церковь – мой родной дом, делу процветания которого я служу по мере своих сил. Использование моих слов со злыми намерениями в отношении моей Матери-Церкви может быть только на совести совершенно не известных мне людей.

Хочется пожелать, чтобы этих «неизвестных людей» было как можно меньше. Тем же, кого они пытаются смутить, порекомендовать одно: обращаться не к слухам и сплетням, а к ответственным источникам. Как медицинским и естественнонаучным, так и церковно-богословским. В том числе помня, что официальную позицию Церкви может высказывать только её Предстоятель, Архиерейский и Поместный Соборы, Священный Синод и официальные представители Церкви, причём исключительно в рамках своей компетенции.

«Россию погубила сплетня»

И здесь стоит обратиться к словам митрополита Псковского и Порховского Тихона (Шевкунова), который говорит, что в настоящий момент «ничто эту болезнь не остановит, кроме вакцинации». Так, в своём обращении к Псковской пастве от 3 июля сего года владыка рассказал о своём личном опыте, а также опроверг ряд сплетен, связанных с вакцинацией. Обращение, уже вызвавшее негативную реакцию радикальных противников вакцинации.

Как правящий архиерей Псковской епархии и глава Псковской митрополии, он предупредил священнослужителей об ответственности священников, в том числе и канонической, в случае смерти от ковида прихожан, которых конкретный священник отговорил от профилактической вакцинации. Но вместе с тем митрополит Тихон особо подчеркнул и то, что вакцинация – дело сугубо добровольное:

Сейчас у нас вакцинация добровольная. И это – позиция государства. Это надо принимать как данность. И принуждать никого нельзя. Но убеждать, конечно же, можно, нужно и обязательно.

И эти слова сторонника профилактической вакцинации полезно обратить к тем из чиновников и подчиняющихся им медицинских работников, кто игнорирует даже официальные медицинские отводы, подвергая угрозе жизнь людей, кому вакцинация противопоказана. Ведь несмотря на то, что богословски грамотные эксперты отвергают опасность «утраты образа Божия» вследствие «генной модификации человека» посредством вакцинации (последнее категорически опровергают специалисты), опасность побочных явлений никто исключить не может. Утрачиваем же образ Божий мы исключительно из-за своих грехов. В том числе распуская сплетни, которые, по слову Ивана Солоневича, и погубили Россию в 1917 году.

А потому наиболее верной представляется срединная позиция: «невакцинировавшиеся да не осуждают вакцинировавшихся, вакцинировавшиеся же да не ущемляют невакцинировавшихся». И конечно, в пропаганде ли, в критике ли самой вакцинации должна использоваться исключительно проверенная информация со ссылками на источники, которые можно проверить. Нельзя априори считать большинство людей глупее себя, нельзя проявлять неуважение к ближним.

Коронавирусная инфекция – наша общая беда, и распространение в сегодняшних условиях панических настроений, слухов и фейковых новостей столь же опасно, как и на войне. И митрополит Тихон (Шевкунов) неслучайно применил в отношении COVID-19 образ «третьей мировой войны». Кто-то скажет: преувеличение. Но многие возразят: лучше перебдеть, чем недобдеть.

И в заключение хочется ещё и ещё раз повторить. По слову поэта, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся», а потому каждый из нас просто обязан в сегодняшних условиях максимально осторожно относиться ко всему сказанному. Проверять любую информацию и ни в коем случае не осуждать своих ближних. И именно бережное, подлинно христианское отношение друг к другу поможет нам преодолеть сегодняшнюю беду, частью которой является информационная война. В том числе против ключевой основы Государства Российского – Русской Церкви.

Читать еще:  Крестный ход: что такое и в чем смысл, маршрут, виды

Православная Жизнь

Комментарий архиепископа Черкасского и Каневского Феодосия.

Журналист популярного СМИ г. Черкассы «Прочерк» обратился к архиепископу Черкасскому и Каневскому Феодосию, как к архиерею с медицинским образованием, с просьбой дать комментарий о православном отношении к вакцинации и о том, имеет ли она отношение к «чипизации».

– Давайте разделим эти два вопроса.

Первое – относительно православного отношения к вакцинации. Здоровье человека – это величайший дар Божий. И болезни, которые посылает нам Господь, не случайны. Это своего рода лекарство, которое лечит нашу душу и тело от грехов. Как сказал святитель Феофан Затворник: «Все от Бога – и болезни, и здоровье, все от Бога подается нам для нашего спасения».

Нас Господь наделил мощной защитой от внешних и внутренних инфекций. Такой защитой является иммунная система человека, которая старательно выполняет свои функции и не позволяет инфекциям, попавшим в организм, развиваться и прогрессировать. Поэтому все наши телесные болезни попускаются нам Богом ради спасения души. Различные болезни часто посылаются людям как вразумление (или наказание) за богоотступничество и нарушение заповедей Божиих.

Об этом свидетельствуют многие примеры из Священного Писания. Например, первые люди ранней послепотопной эпохи – потомки Ноя – не нуждались в дополнительных мерах защиты от инфекций. Но когда Израильский народ начал грешить пред Господом, Бог посылал ему тяжелую кару в виде стихийных бедствий, войн, египетских казней (Исх. гл. 7-12), моровую язву, которая унесла семьдесят тысяч жизней после переписи населения, проведенной царем Давидом в Израиле (1 Пар. 21:14-15). Постепенно численность Израильского народа возросла, а вместе с этим увеличилась и греховность людей; из-за чего и стали стремительно распространяться инфекционные болезни.

Однако Господь по Своему милосердию предлагает нам способы борьбы с этими болезнями. Через ученых, исследующих механизмы передачи заболеваний, человечеству были открыты знания, позволяющие справляться с инфекциями. Так, на основе работ английского ученого Эдварда Дженнера возникло новое медицинское направление – иммунопрофилактика инфекционных заболеваний, именно им была произведена первая прививка в конце XVIII века. Благодаря его исследованиям в мире было побеждено такое страшное вирусное заболевание как черная оспа и применена первая вакцина. Тогда же и началась первая кампания против прививок.

В настоящее время в средствах массовой информации нередко появляются сообщения, что выражают скептическое, а порой и откровенно негативное отношение к иммунопрофилактике.

Такая точка зрения относительно прививок, к сожалению, часто находит отклик и среди православных верующих. Недоверие, страх и настороженное отношение к вакцинации могут быть связаны с целым рядом причин. Можно привести некоторые из них:

– поствакцинальные осложнения, заканчивающиеся инвалидностью человека;

– недостаточная информированность родителей об особенностях современных вакцин;

– незнание родителями своих прав, а врачами – своих обязанностей по вакцинации.

Конечно, прививки иногда могут и негативно повлиять на организм человека. Но все-таки они бывают крайне необходимы. Главное – четко соблюдать все правила по подготовке к прививке, которые позволят избежать поствакцинальных осложнений.

Следует также помнить, что проблемы, связанные с вакцинацией, являются не церковными, а медицинскими вопросами. Сегодня невоцерковленные люди искусственно втягивают Церковь в решение тех проблем, которые не относятся к вопросам веры и спасения человека. Многие православные христиане, прежде чем делать себе или своему ребенку прививки, советуются со своими духовными отцами и получают порой диаметрально противоположные благословение; это вносит раздор в церковную среду. Однако стоит напомнить, что в решении этой проблемы, прежде всего, необходимо учитывать саму ценность дара жизни, данного человеку Богом, и высокую вероятность смерти, связанной с особо опасными инфекциями.

В связи с тем, что в вопрос вакцинации втягивается много священнослужителей, эти проблема затрагивает область пастырского богословия. В таком ракурсе противоречия между различными точками зрения духовников не имеют принципиального характера, поскольку Промысл Божий о каждом человека особенный. Поэтому если один священник благословил свое духовное чадо на прививку, а другой не благословил, то это полностью может вкладываться в русло воли Божией по этому конкретному человеку. И один, и второй могут быть правы, и разногласий на этой почве не должно возникать. Делать или не делать себе или своим детям прививки – решать только Вам. А значит, Вы, и только Вы, несете персональную ответственность перед Богом как за свою жизнь, так и за жизнь своих родных и близких.

Теперь второй вопрос, касающийся чипизации. То, что мир неумолимо приближается к своему концу – ни для кого не секрет. И то, что дьявол делает все, чтобы приблизить дни правления антихриста – тоже закономерно. Но в печати антихриста главное – не сама печать, а наше отречение от Христа и Его Евангельских принципов жизни человека. Это фундаментальный принцип: главное – это не внешнее, а внутреннее. И внешние формы значимы именно в связи с тем, как они выражают внутренний выбор человека.

Конечно же, все эти чипы, вышки сетей 5G, биометрические паспорта, кредитные карточки, а теперь еще и вакцина от коронавируса, все это можно воспринимать как некую демо-версию печати антихриста. Делается все это для того, чтобы мы привыкли к мысли о самой печати. Ведь когда к чему-то привыкаешь, то это гораздо легче принять. И если бы чипизация вводилась вместе с отречением от Христа, то несогласных с этим, конечно, было бы в разы больше. Но враг рода человеческого хитер, и все движется медленно, чтобы мы успокоились и привыкли.

Вокруг печати антихриста существовало и продолжает существовать множество различных версий и мнений. Это и «Комитет 300», который «правит миром», и «мировое правительство», которое «намерено чипировать всех людей в мире, чтобы потом ими можно было легко управлять», и масонство, и «иллюминаты».

Конечно, пришествие антихриста, печать зверя – это очень актуальные темы. Однако многое из того, что говорят сейчас на эту тему, больше относится к суевериям, чем к тому, что говорит Священное Писание и Соборный разум Православной Церкви. За время существования Православной Церкви на пришествии антихриста было множество спекуляций. Число зверя многие люди видели в именах Нерона, Петра I, Ленина, Гитлера, Сталина и тому подобное. В общем, у кого на что хватило фантазии. Некоторые люди до сих пор боятся получать современные документы, мол, это печать зверя. Есть люди, которые в свое время не хотели покупать товары из-за штрих-кода. Сегодня получает распространение тема всемирной чипизации населения планеты на фоне пандемии коронавируса. Некоторые однозначно утверждают, что вакцинация = чипизация, и это наложение печати зверя. Но, думаю, это большое передергивание. Конечно, чипизацию можно рассматривать как техническую подготовку человечества к приходу антихриста. Но никакие сегодняшние идентификационные номера или даже чипы пока не являются и не могут быть печатью антихриста.

В Священном Писании говорится о неком приметном знаке и о том, что экономическая деятельность людей будет взята под контроль в зависимости от наличия этого отличительного знака. При этом дается намек на число 666. Учитывая то, что целый ряд систем в современном мире разработан с целью идентификации и учета, доверчивые люди каждый раз при появлении новых таких систем учета спешили связать их со знаком зверя. Вспомните: в конце 1990-х и в начале 2000-х годов появлялись рисунки людей со штрих-кодом на лбу; статьи в журналах о том, что идентификационный код и кредитные карты – это инструмент зверя, который будет использоваться для тотального контроля над правом человека покупать и продавать. Как только были разработаны микрочипы, люди снова вспомнили о печати. Да, это все когда-то сможет использоваться антихристом для тотального контроля над людьми.

Но сегодня для контроля за людьми нет абсолютной необходимости использовать даже все эти изобретения. Есть ряд других проверенных методов. Вспомните хотя бы Советский Союз и Хрущева, который ввел тотальную паспортизацию населения страны, в то время как в других странах мира паспорта выдавались исключительно тем людям, которые выезжали за границу. Паспортизация в Советском Союзе использовалась именно для контроля за людьми – появилось понятие прописки места жительства. Когда наступали периоды кризисов или голода, правительства разных стран вводили карточные системы продажи продуктов: нет карточки – нет и продуктов. Эта система была создана специально для закупочного контроля. А если проанализировать современные технологии, то можно будет сделать однозначный вывод: даже если мы откажемся от кредитных карточек, штрих-кодов и других систем контроля и учета, мы все равно не избежать того контроля, который уже установлен государством. Человека обкладывают все плотнее.

До сих пор мы говорили о методе учета. А как насчет цели учета? Для чего нужна эта печать антихриста вообще? Для того только, чтобы кого-то лишить возможности покупать и продавать? Думаю, что нет. Мы можем думать, чем же является эта печать зверя, и можем стараться избегать любой системы идентификации, считая, что тем самым мы избежим принятия этого числа зверя.

Но давайте для начала прочитаем несколько стихов из Откровения Иоанна Богослова, предшествующих словам о печати зверя: «Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела; и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми. И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив. И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13:12-15).

И только после этого говорится о печати, которая будет дана на руку или на лоб. То есть печать зверь будет ставить своим людям, тем, которые соглашаются ему служить, отречься от Христа и жизни по Евангелию и хулить Бога. Это вам не просто паспорт или идентификационный код! Это не чип! Это подчинение воли человека воле зверя. Это завет человека с дьяволом. Далее написано, что кто имеет ум, тот сочти число зверя.

Суть этого текста заключается в том, что какая-то власть, представленная вторым зверем, различными средствами стремится заставить всех людей в мире поклоняться тому, что представлено первым зверем. Помним, что книга Откровения написана в символах, а потому и зверь, так же как и сама печать на лбу или на руке – в первую очередь символы, хотя при этом и реальные вещи. Главная суть всего – это отказ от Христа и Его Евангелия и поклонение врагу Божию. А это уже область религии, то есть поклонение имеет целью признание определенной религиозной системы власти, восхваление ее, а главное – подчинение ей и выполнение ее требований в форме новых моральных ценностей, действий и образа жизни, а возможно даже и богослужебных обрядов.

Читать еще:  Образ и подобие Божие в человеке: что значит и где искать образ Божий

Могут ли сегодняшние попытки избежать принятия чипов, штрих-кодов, ИНН, кредитных карточек и других систем контроля спасти нас от принятия решения в пользу поклонения либо не поклонения определенной аморальной социально-религиозной системе? Так просто? Конечно же нет. Мы можем пойти в пустыню или лес; мы можем зарыться в подземном бункере, набрав себе запасов еды на долгие годы. Но мы не сможем избежать глубинного внутреннего духовного вопроса, кому мы все же поклоняемся и кому служим в своем сердце: «Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности?» (Рим. 6:16).

Я уверен, что когда придет то самое время выбора, то многие из тех, кто сегодня борется со штрих-кодами и чипами, в силу своего нездорового азарта в жизни не смогут устоять перед смертельно-кротким нажимом нового антихристового уклада жизни – так же как многие из особенно горячих ревнителей I-III веков не устояли перед гонениями на христиан. И напротив, если православный христианин соединенный с Богом Таинствами Святой Православной Церкви, если он изучает Евангелие и пытается всеми силами исполнять заповеди Христовы, то ему не надо излишне паниковать при слухах о чипах или о печати зверя. Выбирая настоящее поклонение Богу, жизнь в Церкви по Евангелию и отстаивание этой великой Истины, мы тем самым уже отказываемся от поклонения зверю и его образу. А значит, когда придет настоящая опасность печати антихриста, а она придет, надеемся, что Господь поможет таким христианам устоять и не отпасть от Бога. Только нужно оставаться верными Богу до конца, несмотря на обольщения и соблазны этого мира.

Что говорят о вакцинации от коронавируса священники и врачи?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

20 мая в Сретенской духовной академии в Москве прошел круглый стол «Вакцинация: этические проблемы в свете православного вероучения». «Фома» поговорил с некоторыми его участниками о том, как верующим относиться к начавшейся массовой вакцинации, методам изготовления вакцин, включая использование в их производстве эмбрионального абортивного материала, к прививкам вообще и праве пастырей благословлять на такую процедуру.

Священник Георгий Максимов, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

— Напомню, что наши святые тоже практиковали вакцинацию: святой Иннокентий Московский во время эпидемии оспы, например, сам проводил вакцинацию населения, а Синод даже предписал священникам убеждать население прививаться. То есть Церковь принимала самое непосредственное участие в решении проблемы эпидемии.

Вопрос прививок — не религиозный вопрос, поэтому не может быть темой для благословения. Конечно, есть люди, которые вообще на все спрашивают благословение у священника, а значит, спросят и про вакцинацию. И тут роль пастыря в том, чтобы помочь человеку подойти к вопросу ответственно.

Действительно, для создания многих вакцин используется клеточная линия, которая была получена из абортивного материала. Но это проблема не только вакцин, а огромного количества препаратов, которые производятся или тестируются с помощью таких клеток. Мне кажется, что когда мы говорим об этической проблеме практики использования абортивного материала, мы говорим не о грехе людей, которые используют подобные препараты, а о грехе разработчиков. Очень многие предметы, которыми мы пользуемся каждый день, созданы грешными людьми и с помощью того или иного греха, но мы же не считаем, что эти грехи перешли на нас? Конечно, круглый стол констатировал необходимость дальнейшего обсуждения этической стороны этой проблемы. Выслушав мнения многих компетентных людей, я пока что считаю, что нельзя говорить о греховности людей, которые были вакцинированы.

При этом сам производитель вакцины может выбирать, использовать ему клеточную линию для создания и тестов, или нет. Все специалисты, которые присутствовали на круглом столе, подтвердили, что препараты и вакцины можно производить без участия упомянутых клеточных линий. Но это намного дороже. То есть использование клеточных линий во многом продиктовано экономическими соображениями.

Александр Чучалин, врач-пульмонолог, доктор медицинских наук, академик РАН, заведующий кафедрой госпитальной терапии педиатрического факультета РНИМУ им. Пирогова. Входит в состав исполнительного комитета «Общества православных врачей России»

Прошедший круглый стол — большое событие для страны. Священнослужители встретились с экспертами медицины: как с практиками, так и с теоретиками, которые занимаются теоретическими разработками в области генетики, молекулярной биологии. И мы сошлись на необходимости развивать этическое образование нашего общества. Это тема, которая всех нас объединила. Особое значение здесь имеет вопрос добровольного информированного согласия (доктрина в медицинской этике и медицинском праве. Согласно ей для медицинского вмешательства, связанного с риском, нужно получить согласие пациента, который проинформирован обо всех тонкостях и возможных последствиях, — Прим. ред.). К большому сожалению, в России эта культура общения медиков с пациентами не получала должного развития.

Вакцина — сильнодействующее воздействие на организм. И человек должен знать правду о ее структуре и механизмах работы, возможных последствиях ее применения. Он должен получить такую информацию, которую сможет изучить в спокойной обстановке, если нужно — посоветоваться со специалистом и только после этого принять решение. Кроме того, вакцина — это персонализированная медицина. Нельзя вакцинировать всех подряд. Нужна информация о том, какие инфекции перенес человек, в каком состоянии его иммунитет, есть ли склонность к образованию тромбов в сосудах и т.д. Без этой информации вакцину вводить нельзя, она не показана тем, у кого есть сильные аллергические реакции, или тем, кто раньше вакцинировался по другому поводу — например, от гриппа,— и плохо это перенес.

Да, вакцина — это благо, но одновременно, повторю, это высоко персонализированное воздействие на организм человека. Никакие всеобщие, огульные и командные методы в данном случае недопустимы. Другое дело, что есть чрезвычайные ситуации, когда начинаются пандемии и так далее. Но общество должно активизироваться, взяв на вооружение более высокий потенциал этического образования человека: чтобы на него не давили, а он проникся сам. Я думаю, что сегодняшняя встреча не последняя и мы будем наращивать потенциал добровольного информированного согласия.

Из тех вакцин, которые уже стали доступны, есть достаточно тех, которые больше отвечают принципам персонализированный медицины, чем другие.

Епископ Зеленоградский Савва (Тутунов), викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, заместитель управляющего делами и руководитель контрольно-аналитической службы Московской патриархии, член Межсоборного присутствия Русской православной церкви

— Сразу оговорюсь, что нельзя говорить о какой-то позиции всей Церкви по поводу вакцинации — она может быть сформулирована только Архиерейским Собором и Священным Синодом, а пока что ни тот, ни другой такой позиции не выражал.

За круглым столом, посвященным этическим аспектам вакцинации, было не только священство, но и ученые с врачами. Они рассказали, что большинство вакцин если не выращено на клеточной культуре, происходящей от эмбриональных клеток человека, то тестируются на них. Более того, многие современные необходимые человеку медицинские препараты также создаются при помощи клеточной культуры, либо тестируются на ней. Например, это лекарства для онкобольных и инсулиновые препараты для диабетиков. Поэтому проблема, как оказалось для нас, священства, намного шире. Дискуссию об этой проблеме нужно продолжить на самом серьезном уровне. Мы выразили пожелание, чтобы фармакологические компаниинаходили возможность производить лекарства, не используя такие технологии.

По мнению участников круглого стола, если нет других альтернатив в условиях не просто опасной, но и смертельной болезни, которой в том числе является и COVID-19, человек может использовать такие препараты и не будет причастен к греху аборта, который был когда-то совершен для получения или тестирования медицинского материала. При этом мы считаем, что если есть альтернатива, то следует использовать медицинские препараты, которые этически более безупречны.

Вот еще одна из позиций, которую мы сегодня высказали: отказ от прививок или их принятие — это не предмет православного вероучения. У нас была дискуссия по поводу того, насколько обязательна должна быть вакцинация. Некоторые говорили о том, что прививаться — это нравственный долг христианина, потому что так он защищает свое окружение от болезни. Но с этой позицией согласились не все. Противоположное мнение аргументировалось тем,что нельзя настаивать на том, что прививка — моральный долг христианина, потому что мы не можем взять на себя ответственность за последствия: не секрет, что есть возможность тяжелых и долгосрочных пост-вакцинальных осложнений — это то, что смущает часть людей.

При этом нельзя говорить, что гипотетическая возможность таких осложнений — препятствие к прививкам. Мы рискуем своим здоровьем, даже когда идем на прием к зубному врачу — он может занести инфекцию, которая нанесет существенный урон организму. Медицина — это всегда риски. Есть печальное выражение про то, что у каждого врача, сколь бы хорош он ни был, есть за оградой больницы кладбище не спасенных им людей. К сожалению, это так — ни один медик не застрахован от смерти пациента. И дело не в халатности, а в том, что человек до конца не исследован и предсказать на сто процентов реакцию организма на то или иное вмешательство иногда нельзя. Поэтому говорить о запрете прививок из-за возможных рисков — неправильно. Здесь вступает в силу свобода рассуждений каждого человека. Конечно, все люди должны быть проинформированы о рисках, которые они принимают на себя, прививаясь, если такие риски есть — как минимум, это честно. Но Церковь не должна давать оценку качеству медицинских препаратов, их эффективности или научной состоятельности — это дело ученых.

Что касается благословения на вакцинацию: я, как и многие уважаемые мною пастыри, полагаю, что не дело священника благословлять человека на тот или иной конкретный выбор, когда речь идет о бытовых вопросах или сугубо личных аспектах жизни, будь то вакцинирование, продажа квартиры или женитьба. Да, пастырь может помолиться, чтобы человек принял правильное решение, проговорить возможные варианты последствий того или иного выбора для духовной жизни, если такие последствия могут наступить, но не раздавать под видом благословения строгие разрешения или запреты, что уместно скорее в монастырях, где благословение игумена действительно может подразумевать под собой его прямое распоряжение монаху.

Причастился что привился. Почему РПЦ боится озвучить отношение к вакцинации

Наталья Фролова

Пока российские власти активно призывают людей вакцинироваться, а в некоторых регионах прививка от коронавируса для некоторых обязательна, Русская православная церковь хранит на этот счет молчание. Циркуляры руководства РПЦ по поводу отношения к вакцинации настолько расплывчаты, что священники вспоминают цитату из советского фильма про лампу Алладина: «Поистине сон не есть не сон, а не сон не есть сон». В результате недоверие к вакцинам и надежда на авось сегодня преобладают во внутрицерковных настроениях — как среди клира, так и среди паствы.

Вакцинироваться нельзя болеть

Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) поддержал инициативу московских властей сделать вакцинацию частично обязательной и призвал к всеобщей мобилизации в борьбе с новой волной пандемии. Это комментарий – одно из редких публичных высказываний церковных иерархов о вакцинации вообще, и тем более в поддержку ее обязательности. Митрополит Иларион оказался чуть ли не единственным из церковного руководства, кто не побоялся открыто выступить в поддержку вакцинации. Патриарх Кирилл на эту тему предпочитает не высказываться и даже не подписывать распоряжения, так или иначе затрагивающие эту больную для общества тему.

Читать еще:  Православие и порча: отношение церкви и мнение священников, ответы на частые и популярные вопросы, молитвы и защита от сглаза

Глава Синодального отдела Московской патриархии по работе со обществом и СМИ Владимир Легойда в одном из публичных выступлений сказал, что решения о вакцинации надо принимать, проконсультировавшись с врачом, но «нельзя поражать человека в правах в случае отказа прививаться от коронавируса». В то же время, судя по словам Легойды, Церковь утвердилась в позиции, что использование в вакцинах эмбриональной человеческой культуры, полученной в результате аборта, не должно отпугивать от них верующих людей. «Подобный материал используется также и при испытании множества других медицинских препаратов», говорится на сайте Московской патриархии.

Но общецерковных распоряжений по вопросам вакцинации пока нет. В московской епархии соответствующее циркулярное письмо священники получили от первого викария Патриарха Московского и всея Руси по Москве митрополита Воскресенского Дионисия (Порубая), которое, с одной стороны, призывало священников вакцинироваться, с другой – подчеркивало, что это дело добровольное.

Молчание патриарха одни священники объясняют его боязнью вызвать резкое несогласие у паствы, которая настроена против вакцинации. «В церкви вообще очень боятся маргинальной – немногочисленной, но очень крикливой – части верующих, которых я называю ложкопоклонниками-ковид-диссидентами. Конечно, это очень маленький процент в масштабах страны, но в сочетании с общим количеством нежелающих прививаться, эта цифра приобретает заметный масштаб», – говорит протоиерей Георгий Митрофанов, профессор Санкт-Петербургской Духовной академии. «Ложкопоклонниками» он называет тех верующих, которые выступают против использования одноразовых ложек (лжиц) или их дезинфекции во время причастия. Сегодня их вакцинное диссидентство направлено против властей, и главе РПЦ невыгодно вызывать это огонь на себя.

Другие священники считают, что молчание патриарха вызвано очень низким авторитетом главы РПЦ среди священства. «Думаю, в Кремле понимают, что у патриарха очень низкий рейтинг внутри церкви. Даже если он даст разнарядку «голосуем за ВВП» – точно проголосуют против. Поэтому просить о чем-то патриарха Кирилла – это значит получить поддержку местечкового избирательного участка», – объясняет московский священник, пожелавший сохранить анонимность.

У патриарха очень низкий рейтинг внутри церкви: скажет «голосуем за ВВП» – точно проголосуют против

В регионах же решения вынуждено принимать местное церковное начальство, на уровне епархий и монастырей. Так, игумен Спасо-Преображенского монастыря епископ Троицкий Панкратий (Жердев) пригрозил монахам обители, что «при отказе от вакцинации любой виновный будет удален из монастыря без выдачи ему средств», и пообещал пускать в монастырь только привитых паломников.

Для монастыря это жесткое решение вполне оправданно, считает иерей Дионисий Костомаров, настоятель храма святителя Николая Мирликийского в Новой Ботанике (Орел). «Монастыри в большой степени пострадали от пандемии. Пришел один больной – слегла вся братия, – говорит отец Дионисий. – В нашей епархии в Орле пока до таких распоряжений дело не дошло. Третьей волны нет, мы до сих пор не знаем, что значит ходить в кафе по QR-коду. Но наше руководство, даже когда отменили карантин, решило сохранить в храмах все санитарные меры. Мы по-прежнему соблюдаем дистанцию, находимся в храме в масках, а сотрудники храма еще и в перчатках, и дезинфицируем лжицу (ложечку для причастия)».

Построишь? – Куплю!

По словам отца Дионисия, в Орловской епархии многие священники год назад переболели коронавирусом. В этом году, по его наблюдениям, многие добровольно вакцинировались, как и он сам, несмотря на общие страхи, как недоисследованная вакцина отразится на здоровье? Совсем другая картина в столице, где, по словам одного московского клирика, на вопрос знакомому священнику «будешь ли вакцинироваться», можно услышать ответ в стиле героя мультфильма «Летучий корабль»: «Полкан, построишь летучий корабль? – Куплю!».

Священники говорят, что никто не хочет открыто спорить с властями, но и прививаться боятся: не доверяют российской вакцине, которая была сделано поспешно. А кроме того, по их словам, священство часто беспокоят те же вопросы, что и других россиян, которые отказываются от вакцинации: а вдруг вся эта пандемия – предтеча того, как можно «закрыть всех в одночасье» в общемировом масштабе.

С такими настроениями внутри клира священникам сложно агитировать за вакцинацию и разубеждать паству, уверенную в том, что вакцина – это жидкий чип. «Когда население дореволюционной России было в своей массе безграмотным, Церковь выполняла функцию репродуктора. Сейчас в храмы приходя единицы. Мы, конечно, можем пытаться просвещать людей, но сейчас даже среди нас нет единства. Даже среди преподавателей духовной академии! А ведь прививка, казалось, очевидное средство гигиены», – объясняет протоиерей Георгий Митрофанов, профессор Санкт-Петербургской Духовной академии.

«На проповеди я говорю только по Евангелию, про то, какие выводы мы можем из него сделать применительно к жизни, – рассказывает иерей Александр Подписнов, настоятель храма священномученика Илариона, архиепископа Верейского в Черемушках. – А когда подходят спрашивать индивидуально, вакцинироваться или нет, я сразу говорю: это вопрос к врачу, не ко мне, а про свое отношение я говорить не буду».

Прихожане: чем старше, тем дисциплинированнее

И отец Александр, и отец Дионисий отмечают, что чем старше прихожане, тем охотнее они прививаются. «Они это мотивируют тем, чтобы самим не заразиться. Хотя более по-христиански было бы, если бы люди беспокоились о том, чтобы не заразить других», – говорит настоятель храма в Черемушках.

Чем старше прихожане, тем охотнее они прививаются

«У них, с одной стороны, советская закалка обязательной вакцинации. С другой, чем старше люди, тем больше они опасаются осложнений коронавируса, – объясняет отец Дионисий. – В очереди в поликлинике 7 из 10 пациентов – люди пенсионного возраста».

По наблюдениям обоих священников, больше всего не хотят прививаться молодые и люди среднего возраста (30-50 лет). «Они поголовно боятся того, что последствия от вакцины толком не изучены. А как пошла волна тех, кто вакцинировался и все равно заболел, они еще больше утвердились в своей правоте, – рассказывает отец Александр. – У нас две прихожанки заболели, которые вакцинировались в апреле. Причем по иронии судьбы тяжело заболела и лежит в больнице именно та, которая сама врач и сторонник вакцинации».

Отец Дионисий говорит, что в Орле самое безалаберное отношение к вакцинации у молодежи: до 25 лет в основном прививаются, если требования на работе или есть риск, что сорвется отпуск, если на море будут пускать только по QR-коду. «Но больше всего скепсиса я встречал у 30-50-летних. Особенно, среди тех, кто переболел либо легко, либо бессимптомно. Для многих, кто со мной говорил, «это такой же грипп» или «это такая же пневмония», – делится наблюдениями отец Дионисий. – А прививку не хотят делать из-за возможных осложнений. Кроме того, боятся некоего электронного концлагеря. Говорят: «нас заставляют, нас подавляют»».

По опыту отца Александра прихожане-москвичи часто высказывают больше доверия импортным лекарствам и говорят: «Был бы Pfizer, я бы точно им привился». Отец Дионисий на вопрос про доверие к западным вакцинам говорит, что в российской провинции этот вопрос в принципе не обсуждается: «Я эту дискуссию наблюдаю только в соцсетях столичных знакомых. Если представить себе, что европейские вакцины будут у нас продаваться по 60-70 евро, то кто при средней зарплате в 200 евро сможет ее себе позволить?».

Безобидная оппозиция

В массовом нежелании вакцинироваться отец Дионисий видит не столько скепсис и недоверие, сколько надежду на авось: «Хотя, согласно статистике, все последние годы в России кризис доверия, люди привыкли друг другу не доверять – власти, общественным институтам, церкви, полиции, всем подряд, но в целом сыграло не это, а на то, что авось пронесет. Люди устали и хотят нормальной жизни».

Отец Георгий Митрофанов, в свою очередь, считает, что во время пандемии вылезли наружу самые неприглядные стороны русского православия: соединение психологических, культурно-исторических и псевдо-богословских комплексов, замешанных на конспирологии и ксенофобии.

«У митрополита Сергия Старогородского есть лукавая фраза: «Церковь должна быть со своим народом». С христианской точки зрения, это неправильно: церковь должна быть со Христом. Но у нас получилось, как он сказал, – объясняет отец Георгий. – Церковь, которая до революции была носителем культуры, высших устремлений, связывавших наш народ с христианской цивилизацией, стала ориентироваться на состояние «народной души». А душа народа в XX веке очень сильно архаизировалась. Несмотря на индустриализацию и завоевание космоса и другие технические прорывы, Россия после 1917 года методично уходила на ментальном уровне в Московию, некий ордынский улус. Мы вышли из европейской христианской цивилизации, на смену убитым священникам в церковь пришли люди из народа, даже из советского простонародья. Их ментальность была такова, что они доверяли природе больше, чем государству, а государству доверяли больше, чем обществу, которого не было. А раз не было общества, то не было и личности».

По словам отца Георгия, все это проступило во время пандемии, когда церковь в своих решениях ориентировалась на государство, которое само реагировало на пандемию сумбурно и непоследовательно, а как только появились западные вакцины против COVID-19, начало активно их очернять. Запоздалое и непродуманно решение РПЦ дезинфицировать лжицу после каждого причастника вызвало брожение умов, которое отец Георгий полушутя называет «ересью ложкопоклонников»: они воспринимают причащение одной ложкой из одной чащи как критерий подлинной веры. ««Испытай свою веру, прояви свою веру. Зачем тебе маска, если ты в храме? Зачем тебе вакцина, если ты причащается». Для людей с традиционалистски-магическим восприятием веры причастие делает излишним вакцинацию», – объясняет психологию этой прослойки верующих отец Георгий.

Отношение к Богу как к язычески понимаемой природе, с которой верующий вступает в магические отношения через причастие, наложилось на локдаун и растущее давление со стороны государства. Внутреннее ощущение бесправия подталкивает православных к эпатажному отношению к вакцинации, которое отец Георгий сравнивает с вывешиванием портрета Сталина на лобовое стекло машины в советское время: «Это вроде бы оппозиция, но совершенно безобидная. Мол, я – православный: если я не вакцинируюсь, это свидетельство моей глубокой веры. Но при этом я все же политически лояльный, потому причащаюсь в скрепляющей нашу страну православной церкви».

В качестве исторической параллели отец Георгий приводит чумной бунт 1771 года, когда был жестоко убит московский архиепископ Амвросий (Зертис-Каменский). «Тогда толпы людей убивали немцев, врачей и попов. Попов за то, что они зачитывали распоряжение властей с санитарно-карантинными мерами, а значит вместе с врачами отравляли народ Божий. А сегодня в обществе схожая реакция на тех архиереев, которые правильно настаивают на вакцинации. Думаю, что наш народ, не склонный к бунтам, тут может и возмутиться, причем даже больше, чем на пенсионную реформу», – предполагает отец Георгий.

И он, и отец Александр, и отец Дионисий уверены, что преодолеть это недоверие к вакцинам очень сложно, но что священники могут сделать – это попытаться убедить своих прихожан, что любовь к Богу заключается в том числе в том, чтобы уберечь от опасности тех, кто вокруг тебя. И эта заботу можно проявить и в принятии одноразовой лжицы, и в ношении масок, и согласии сделать прививку.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector